Не пойму, что творится в московском правосудии


«У неправедных судей – много затей»

(Пословица) .

Уважаемые коллеги!

Не пойму, что творится в московском правосудии. Ситуация:

Мою подзащитную обвиняют в нескольких эпизодах мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ) в отношении сотрудниц банка, где она работала.

Квалификацию поясняют так (в отдельности по каждому преступлению):

Так как мошенница Борисова Н.В. заняла деньги у гражданки К. в сумме 1.500.000 рублей в марте 2018 года, а к октябрю 2018 года (к моменту подачи потерпевшими заявления о преступлении в органы полиции) возвратила только 1.100.000 рублей, то ее нужно обвинить в совершении хищения в сумме 1.500.000 рублей, и ущерб определить в таком же объеме.

А возвращённую ранее (до обращения в правоохранительные органы) сумму долга в размере 1.100.000 рублей считать «платежом, не относящимся к основной сумме долга».

При этом следователь ссылается на какое-то разъяснение этого юридического абсурда, якобы поступившее «свыше», мол, именно так нужно квалифицировать действия Борисовой Н.В., то есть не учитывать при квалификации возвращенные ею до возбуждения уголовного дела суммы долга.

Судья Лефортовского районного суда города Москвы Галимова возвратила дело прокурору для установления точного ущерба (таких эпизодов было несколько). Но судья Московского городского суда Светозерова Ю.М. отменила это решение и указала в постановлении, мол, стоимость имущества (денег) нужно определять на момент совершения преступления. Этот постулат со стоимостью имущества не оспаривается, но у нас в деле фигурируют лишь деньги, а рубль всегда стоил рубль. Или не так?

Какое-то дикое кривосудие!

Или может я не прав, и действительно теперь возврат долга до возбуждения уголовного дела не учитывается при квалификации ?

(Прим. - Я здесь уже не затрагиваю вопрос о гражданско-правовых отношениях).

Адвокат

М.И.Трепашкин

12 сентября 2020 года

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
Поиск по тегам
  • Facebook App Icon