Можно причинить многомиллиардный ущерб нищей организации, у которой нулевые активы?

                        Нищий Гапонов  Д.В.  просит  векселя  на  4  млрд рублей

 

 

                                               В  Гагаринский  районный  суд города  Москвы

                                               председательствующей  по делу    

                                               судье  Артемоновой Д.А.

                                               ------------------------------------------------                                               

                                               119049, г. Москва, ул. Донская, дом 11, стр.1

 

                                          от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                               города Москвы Трепашкина Михаила

                                               Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                               адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                               коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                 

                                               ул.Арбат, дом 35, офис 574,  …                                              

 

                                           в  защиту  интересов  обвиняемого Волобуева

                                               Бориса Петровича  (ордер № 002033                        

                                               от 12  марта 2020 года в  деле)                                                                         

 

         «Arbitrium liberum»   («Доказательства  взвешивают,  а  не  считают»)

 

 

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ  В  ПРЕНИЯХ

и  формулировки  решений  по  вопросам,  указанным

в  пунктах 1-4  части  первой статьи  299 УК  РФ

 (в соответствии со  ст.292  УПК РФ)

тезисы

 

Город Москва                                                                          28  августа 2020 года

 

     Ваша  честь!

     Я  прошу  оправдать  моего  подзащитного Волобуева  Бориса  Петровича   в  совершении  обоих преступлений,  предусмотренных  ч.3 ст.30,  ч.4  ст.159  Уголовного  кодекса Российской  Федерации  за  отсутствием  в  его  действиях  состава  указанных  преступлений. 

      Со  всей  ответственностью  могу  утверждать,  что  старший  следователь  по  ОВД  4  отдела СЧ  по  РОПД СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  подполковник  юстиции  Леонов  Р.А.   вместо  объективного и  полного  расследования  уголовного дела   просто  сфальсифицировал  уголовно-процессуальные  документы,  которые    через  и.о. заместителя  прокурора ЮЗАО  города  Москвы  юрист  1  класса  А.Д.Антипова   направил  в  суд.

 

        Что  криминального сотворил,  по  мнению  обвинения,  мой  подзащитный  Волобуев  Б.П.?

        Согласно  предъявленного  обвинения,  оглашенного  в суде  государственным  обвинителем,   Волобуев  Б.П.  совершил  два  покушения  на  мошенничество,  то  есть  совершил  умышленные  действия,  непосредственно направленные  на  хищение  чужого  имущества  путем  обмана,  группой  лиц  по  предварительному  сговору,  в  особо  крупном  размере,  однако  довести  преступления  до  конца  ему  не  удалось  по   обстоятельствам,  от Волобуева  Б.П.   независящим,  а  именно: 

          а)  21  мая  2018 года  пытался  похитить  у  ПАО  «Сбербанк  России  4  млрд. 785  млн.  рублей  путем  размещения  на  счете  ДЕПО  подложных  векселей  с  последующей  их  оплатой;

           б)  17  мая  2019  года  в  том  же  отделении  Сбербанка  России  пытался  продать  свои  «подложные»  векселя  за  3  млрд. 430  млн. рублей  представителю  ООО  «ТДК»  из   Волгоградской  области  Гапонову  Д.В., чем  мог  причинить  ущерб  организации  ООО  «ТДК»  на  сумму  3.430.000.000  рублей.

 

        Таким образом,  по  мнению  обвинения,  Волобуев  Б.П.  покушался  на  хищение  8  млрд. 215  млн.  рублей.

 

         Соответствуют ли факты,  изложенные  в  обвинении,  действительности?

         Нет,  не  соответствуют.

         Мой  подзащитный  Волобуев  Б.П.  как  на  предварительном  следствии,  так  и  в  судебном  заседании  всегда  утверждал:

         1)   21 мая 2018 года он действительно принес в ПАО Сбербанк России простые векселя своей организации - ОАО «ОПК СГ», в которой он является учредителем и генеральным директором.

        Для  чего  принес?  -  Чтобы  разместить их  в  депозитарии  (на  своем счете ДЕПО  как  счете  владельца  векселей).

        Для  чего  нужно  было разместить их на  счете  ДЕПО?  -   Чтобы  под  залог  этих  векселей  брать деньги  на  закупку  сельскохозяйственной  техники,  что он и делал неоднократно,  с  последующим  выкупом  своих  же  векселей.

       Обналичивать  векселя  своей  организации,  чтобы  получить  деньги  Сбербанка  России  -  он не  намеревался  и  никаких  действий  для  этого не предпринимал;

        2)   17 мая 2019 года его попросили подъехать в Сбербанк России на улицу Вавилова, чтобы показать (проверить) векселя своей организации. Продавать векселя Гапонову В.Д. он не намеревался, этого человека, как и представляемую им организацию ООО «ТДК», он никогда ранее не видел, никогда с ним не общался, в том числе по телефону, не вел с ними никаких переговоров.

       Эти  показания  Волобуева  Б.П.  не  опровергнуты  доказательствами  обвинения.

 

       Предлагал  ли  Волобуев  Б.П.  представителю  ООО  «ТДК»  Гапонову  Д.В.  купить  у  него  векселя  своей  организации  либо  какие-либо иные  векселя?

       Как  показал  сам  же  Гапонов  Д.В.   в  ходе  предварительного  расследования,  ему  в  конце  апреля  2019 года  позвонил  и  предложил  купить векселя его знакомый  по  имени  Александр.  В  суде  он  уже  назвал  конкретные  фамилии 2-х  лиц  Андреев  и Цичаев.  Потом  фигурировали  еще  множественные иные  лица,  выступающие  в роли  посредников.   Но  никто  из  них не  является  знакомым  Волобуева  Б.П.  либо  его представителем.  Волобуев  Б.П.  никогда никому  из  них  не  предлагал векселя  на  продажу. 

       В  ходе  предварительного  расследования  были  допрошены  лишь несколько  лиц  из  этой  компании  незнакомых  для  Волобуева  Б.П.  лиц:     Гимадаев  Ильдар,  Винникова  Вера,  Чурсин Николай.  Однако,  это  не  знакомые  Волобуева  Б.П.  и  их  подсудимый  никогда  не   уполномочивал  искать  клиентов  для  покупки  своих  векселей.

 

       Могла  ли  совершиться  сделка  у  ООО  «ТДК» по  покупке  векселей  у  Волобуева  Б.П.?

        Как  следует  из обвинительного заключения,  «представитель»  ООО  «ТДК» Гапонов  Д.В.   с  конца  апреля 2019 года  по  должности  являлся  менеджером  ООО  «ТДК» и  действовал  по  поручению  руководителя  фирмы  -  директора  ООО  «ТДК»  Шулико  В.В.,  якобы намеревавшегося  купить  векселей  ОАО  «ОПК  СГ»  на  сумму  3  млрд.  430  млн.  рублей.   

      Между  тем,  из  официальных  источников   информации  следует:

      ООО  «ТДК»  (ИНН3454005061),  зарегистрированное 16  июля  2018  года     по  адресу:  Волгоградская  область,  Среднеахтубинский  район,  р.п.Средняя  Ахтуба,  ул.Воровского, дом  78 б,  комната 1 (на  бензоколонке   «Магистраль»),  с  минимальным  уставным капиталом  10.000  рублей,  учредитель  Каширина  Елена  Николаевна (с  27  декабря  2018 года  -  Шулико  Владимир  Вячеславович), до  1  января  2019 года  имело  в  штате  1  человека  (директор),  за  время  своей  деятельности  и  до  1  января  2019 года совершило  одну  сделку  с  прибылью  в  207  тыс.  рублей. 

       Весь  капитал  ООО  «ТДК»  -  217  тыс.  рублей.  Имущество  у  организации  -  отсутствует.

       Налог  за  2018 года  составил:   НДС  -  50.001  руб.;

                                                               Налог на  прибыль -  25.741  руб.;

                                                               Страховые  и  соцвзносы  -  2.900  руб.;

                                                               Взносы  по  ОМС  -  5.100  руб.

       Организация находилась  на  стадии  банкротства.

       Таким  образом:

       1) организация, весь капитал которой составлял за 2018 год 217 тысяч рублей, не имела возможности в 2019 году купить векселя на сумму почти 4 млрд. рублей;

       2) гр-н Гапонов Д.В. фактически не работал в ООО «ТДК» менеджером, так как в штате числился только 1 человек - директор. Гапонов Д.В. в штате не числился, заработной платы там никогда не получал.

       Допрошенный  в  судебном  заседании  генеральный  директор  ООО  «ТДК»    Шулико   В.В.  четко  ответил,  что  его организация  не  могла  купить  векселя  из-за  отсутствия  денежных  средств,   и  намерений  купить  векселя  у  него не  было.  В  настоящее  время  его  фирма  вообще находится  в  процедуре  банкротства.  А  максимальное  количество  денежных  средств  за  2019 год  составляло  лишь  2  млн.рублей.   Шулико  В.В.  пояснил,  что  идея  купить  векселя  возникла  у  Гапонова  Д.Н.,  который  был  оформлен  в  его организацию    в  конце  апреля  2019 года,  то  есть  в  тот же  момент,  когда  ему якобы последовал  звонок  из  Москвы.  У  Гапонова  Д.Н.  не  было доверенности действовать от имени  ООО  «ТДК»  и  не  подтвержден  факт выполнения  им  какой-либо работы  в  этой организации.

       У  защиты  имеются  основания  считать,  что  в  отношении  Волобуева  Б.П.  была  совершена  грубая провокация:  придумали  сказку,  что  ООО  «ТДК»   якобы  нуждается  в  покупке  векселей  на  сумму  почти  4  млрд. рублей (хотя  организация  могла  наскрести  не  более  217  тыс.рублей),  придумали  должность менеджера  провокатору   Гапонову  Д.В.  (Волобуев  Б.П.  не предлагал  ему  векселя),  после  чего  организовали  ОРМ  через  Сбербанк России  и  возбудили  уголовное дело  в  отношении  Волобуева  Б.П.,  мол,  он  покушался  на  деньги  ООО  «ТДК»  в  сумме  3.430.000.000  рублей,  которых  у  организации  никогда не  былоПокушение  на  миф.

 

       Мог  ли  Волобуев  Б.П.  обналичить  векселя   своей  организации в  Сбербанке  России?

       Если посмотреть  форму  заполнения  векселей,  то не мог  ни  при  каких обстоятельствах.

       В  обвинении  снова  записали  миф.

       Во-первых,  Волобуев  Б.П.  выпустил  от  своей  организации  простые  векселя,  которые  могут  лишь  удостоверить обязательства  заемщика,  векселедателя,  уплатить заимодавцу,  векселедержателю положенный  к  возврату  долг  в  оговоренный  срок.

       Во-вторых,   в  соответствии  с  главой  2  Положения  от  13  ноября 2015  года № 503-П Центрального  банка  Российской  Федерации   «О  порядке  открытия  и  ведения  депозитарных  счетов  депо и  иных  счетов»  существуют  следующие  виды  счетов при  обращении  ценных  бумаг:

       «… 2.1. Депозитарий может открывать следующие счета, предназначенные для учета прав на ценные бумаги:

       счет депо владельца;

       счет депо доверительного управляющего;

       счет депо номинального держателя;

       счет депо иностранного номинального держателя;

       счет депо иностранного уполномоченного держателя;

       счет депо депозитарных программ;

       депозитный счет депо;

       казначейский счет депо эмитента (лица, обязанного по ценным бумагам);

       торговые счета депо, открываемые в соответствии со статьей 15 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 7-ФЗ "О клиринге и клиринговой деятельности",  которыми являются торговый счет депо владельца, торговый счет депо доверительного управляющего, торговый счет депо номинального держателя, торговый счет депо иностранного номинального держателя, торговый счет депо иностранного уполномоченного держателя, торговый казначейский счет депо эмитента (лица, обязанного по ценным бумагам);

       клиринговый счет депо, открываемый в соответствии со статьей 16 Федерального закона "О клиринге и клиринговой деятельности", к которому открываются следующие субсчета: субсчет депо владельца, субсчет депо доверительного управляющего, субсчет депо номинального держателя, субсчет депо иностранного номинального держателя, субсчет депо иностранного уполномоченного держателя, казначейский субсчет депо эмитента (лица, обязанного по ценным бумагам);

       транзитный счет депо, открываемый в депозитариях, имеющих лицензию специализированного депозитария, в соответствии со статьей 13.2 Федерального закона от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" ;

       счет депо инвестиционного товарищества, открываемый в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 28 ноября 2011 года N 335-ФЗ "Об инвестиционном товариществе";

счет депо эскроу-агента».

 

Это  исчерпывающий  перечень.

 

       В  показаниях  сотрудницы  Файзовой  А.Р.  ошибочно  указано,  что 21  мая  2018 года  в  банк  обратился  Волобуев  Б.П.  для  размещения  векселей ОАО  «ОПК  СГ»  на  депозитном  счете финансово-кредитного  учреждения  ПОА  «Сбербанк».

       Эти формулировки  противоречат  законодательству  Российской  Федерации  и  фактическим  обстоятельствам  дела.

       Векселя  ОАО  «ОПК  СГ»  Волобуев  Б.П.  намеревался  разместить  на  своем  счете  ДЕПО  в  Сбербанке.  На  своем  счете  в  Сбербанке,  а  не  на  счете  Сбербанка.   

       Разместить   векселя   своей  организации  на  счете  другой  организации  - Сбербанка,   как  это  следует  из  обвинения,  он  не  мог. 

       И  обналичить,  как  это  следует  из  обвинения,  Волобуев  Б.П.  никак  не мог.  Сбербанк  может  обналичить  только  свои  векселя.   

 

       В-третьих,  нарушена  форма  проставления  аваля  (фактически  это не  аваль),  что  в  соответствии  с  законодательством,  освобождает  организацию  отвечать  за  проставленный  аваль.  

 

       Соблюдена  ли  форма  проставления  аваля  и  можно  ли  принять  вексель  с  таким  авалем  для  исполнения  Сбербанком  России? 

       Не  соблюдена,  и,  следовательно,  Сбербанк  России  ни  при  каких  обстоятельствах  по  такому  векселю  не  смог  бы  платить.  Ущерб  банку  причинить  невозможно  с  таким  векселем  и  при  такой  форме  аваля.

 

       Почему  обвинение  утверждает,  что  векселя  ОАО  «ОПК  СГ»  поддельные,  фальшивые  или   подложные  (как  записал  следователь  в  обвинении)?

        Исключительно  по  той  причине,  что  есть  какой-то   документ 1995  года  за  подписью  Барабаша о  запрете  до  особых  указаний  авалировать  векселя  сторонних  организаций.

        Ни  путем  допроса непосредственных  участников-исполнителей  проставления  авалей  (главного  бухгалтера  отделения  Сбербанка  Лукьяновой,  бухгалтера Сбербанка  Носовой), 

         ни  путем  экспертного исследования оттисков печатей  Сбербанка  России  (соответствующего  отделения)  на  векселях, 

         ни путем  запроса  о  сроках  действия  указанного  документа 1995  года -   поддельность  авалей  не  исследовалась. 

         Не  учтено,  что  они выпущены  реальной  организацией  Волобуева  Б.П.

         Не  учтено,  что  аваль  ему  для работы  с  этими  векселями  вообще  не  был  нужен.  С  него  «вытащили»  сотрудники  Сбербанка  12.5  млн.  рублей,  проставив  аваль  с  нарушением установленной  формы.

         Не  учтено,  что  Волобуев  Б.П.  называет  конкретных лиц,  которые  предложили  ему  сделать  аваль  Сбербанка России  за  двенадцать  с  половиной  миллионов  рублей (кстати,  недействительный) и  проставили на  векселя  печать  и  свои  подписи.   Они  же  выдали  ему  фальшивую  платежку,  так  как  оплата  была произведена в  иной  форме  (половина  наличными).   Что  после  этой  аферы  Смирнов,  Лукьянова  и  Носова  уволились из  Сбербанка.

         Экспертиза  почерка  Смирнова  -  не  может  быть признана  допустимым  доказательством,  так  как  исследовались  лишь  экспериментальные  образцы  на  момент расследования  уголовного дела,  без  свободных образцов.  Тем  более,  что эксперты не опровергли,  что  подпись  на  авале  именно  руководителя  отделения  Сбербанка Смирнова.

 

         Когда,  где  и  с  кем якобы  был   предварительный  сговор  на   совершение  мошенничества  в  отношении  Сбербанка  России?

         Эти  обстоятельства  не  установлены  и  изложены  лишь  предположения  следователя.

 

         Когда,  где  и  с  кем якобы  был   предварительный  сговор  на   совершение  мошенничества  в  отношении   ОАО  «ТДК»?

         Эти  обстоятельства  не  установлены  и  изложены  лишь  предположения  следователя.  Ни  одной  фамилии  «соучастника»  не  фигурирует.

 

          Следователь  в  обвинении  цинично  фальсифицировал  материалы  в  целях  незаконного  уголовного  преследования  Волобуева  Б.П.  Я  приведу  лишь насколько  примеров  путем  цитирования форрмулировок  обвинения:

           Как  он  мог  «приискать»    свою  собственную  организацию,  зарегистрированную  им  еще  до  всех  этих  «преступлений»   и  которая  вела  деятельность  еще  до  всех  инкриминируемых  деяний?

       Ни  одной  экспертизой  не  установлено,  что  Волобуев  Б.П.  за  кого-то  расписался  либо  проставлял  оттиск  печати  Сбербанка  России!  Печать  Сбербанка  на авале  стоит  настоящая!

          Установлено,  что  Волобуев  Б.П.  никогда не  общался  с  кем-либо  с  ООО  «ТДК»  и  с  Гапоновым  Д.В.  в  частности.

           Гапонов  Д.В.  не  действовал  от  имени  ООО  «ТДК»,  так  как  у  него  не  было даже  доверенности  от этой организации.  Он  никогда  не  разговаривал  с  провокатором  Гапоновым  Д.В.,  а  следователь  цинично  сфальсифицировал  откровенную  ложь,  превышая  свои  должностные  полномочия.

     

         Предъявленное  Волобуеву  Б.П. обвинение  в  покушении на  мошенничество в  особо  крупных размерах -  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ   является НЕКОНКРЕТНЫМ,  постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого по  данному  составу преступления   вынесено  с нарушением  положений

            ст.5  УК  РФ  (объективное  вменение не допускается,  а  оно  допущено),

            ст.14   УПК  РФ  (предположения  не допускаются,  а  покушение на мошенничество  основано  на  предположениях), 

             ст.171 УПК  РФ (обвинение  строится на  достаточной  совокупности  доказательств.

          

           В  обвинении  записаны  формулировки, которые не  подтвердились  ни  одним  доказательством  по делу 

     как  в  ходе предварительного расследования, 

     так  и  в  судебном  заседании.

 

      Как  известно,  каждая  строка,  каждая  фраза,  каждое  вменяемое  действие  по  обвинению  должно быть  понятным  и  основываться  на  доказательствах.   Предположения,  догадки,  слухи,  «впечатления  оперативников»  -  это  недопустимые  доказательства  в  соответствии  с  п.2 ч.2 ст.75  УПК  РФ.

 

         Выводы  обвинения  строятся  исключительно на указанных  выше  сфальсифицированных  формулировках, не  соответствующих  действительности,  явно  придуманных,  которые  имеют  целью,  как  говорится, «пустить  пыль  к  глаза»  суду  в  целях  вынесения  неправосудного обвинительного приговора  именно  по  покушению на мошенничество  в  особо крупных размерах,  совершенные  Волобуевым  Б.П.

 

       Часть  3  ст.30  Уголовного кодекса  Российской  Федерации  гласит:

       «…3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

           В  действиях   Волобуева  Б.П.  не  установлено ни одного действия, непосредственно направленного  на  завладение  чужими  деньгами. 

 

       В  описании  деяний  следователь  часто  упоминает  термин  «приискание»,  который  характерен  на приготовление  к  преступлению.

 

       Статья 30  УК  РФ  («Приготовление к преступлению и покушение на преступление»)  четко  указывает,  что  является  покушением  и  что  приготовлением   к преступлению:

       «1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

 

        Статья 5  УПК  РФ  («Принцип вины»)  гласит:

       «1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

       2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

 

       Часть  3  статьи  49  Конституции  Российской  Федерации  указывает:

       «Неустранимые  сомнения  в  виновности  лица  трактуются  в  пользу  обвиняемого».

 

        Статья 14  УПК  РФ  («Презумпция невиновности»)  гласит:

       «….2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

       3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

       4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

 

            Следовательно,  каждая  строка,  каждая  фраза,  каждое  вменяемое  действие  по  обвинению  должно  основываться  на  доказательствах.  

     

        Обвинительное  заключение  как  важный  юридический  акт не  может  быть построено  на  фальсификациях.  На  основании  такого  обвинительного заключения  невозможно  вынести  справедливое  решение  - приговор. 

 

        Теория  российского  уголовно-процессуального  права  и  практика  Верховного Суда  Российской  Федерации,  а  также Мосгорсуда  указывают на  то,  что  нельзя  обвинять  и осуждать  человека    на  предположениях.  В  частности,  об этом  указывается:

 

        1)  в  п.4 Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от  29  апреля  1996  года № 1 «О  судебном  приговоре»  (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 7):

       «…4. В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены…»;

         2)  в  надзорном Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  11  апреля  2013 года  № 50-Д13-6  (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Воронова А.В., судей Ситникова Ю.В. и Эрдыниева Э.Б.)  по  делу  Железова  К.В.,  обвинявшегося  в  покушении  на  сбыт  наркотического  вещества:

        «…В соответствии с требованиями закона (ст. ст. 14, 302 УПК РФ) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого. Поэтому осуждение Железова по эпизоду покушения на незаконный сбыт 06.08.2008 г. наркотического средства в особо крупном размере необходимо исключить из приговора в связи с отсутствием события преступления»;

 

        3)  в  кассационном  Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  28  марта  2013 года  № 12-013-2  (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева  В.А., судей Кулябина  В.М.  и Ситникова Ю.В.)  по  делу  Петрова И.В.  и Патрушева  В.М.:

        «…В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора, поскольку в соответствии с принципом презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.

       При таких обстоятельствах, суд обоснованно принял решение о признании невиновным Петрова И.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, и Патрушева М.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. п. "а, г" УК РФ (по эпизоду с 5 по 7 октября 2011 года)»;

 

       4)  в  кассационном  Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  25  марта  2013 года  № 49-013-13  (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Галиуллина З.Ф., судей Мещерякова Д.А. и  Валюшкина В.А.); 

       5)  в  кассационном  Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  4 марта  2013 года  № 35-013-7  (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Магомедова М.М., судей: Ворожцова С.А.  и Шмаленюка С.И.); 

 

       6)  в  надзорном Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  20 марта  2013 года  № 5-Д13-12  (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего  Старкова А.В.,  судей Безуглого Н.П.  и  Пелевина Н.П.):

    «…В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

       Эти требования закона нарушены судом по настоящему делу»;

 

       7)  в  надзорном Определении  Верховного Суда  Российской  Федерации   от  19 ноября  2012 года  № 87-Д12-4:

       «…В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств….

       Допущенные судом нарушения закона являются в силу ст. 379 УПК РФ основанием для отмены приговора.

       …Судебная коллегия удовлетворила надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации и надзорную жалобу осужденного М.; отменила приговор Ленинского районного суда г. Костромы от 18 ноября 2010 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 17 февраля 2011 г. и постановление президиума Костромского областного суда от 17 июня 2011 г. в отношении М., Г., Ж. и прекратила уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

       В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ за М., Г. и Ж. признано право на реабилитацию».

 

       8)  в  кассационном  определении Московского городского суда  от  13 февраля 2013 года по делу  № 22-1490  (судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Зубарева А.И.,  судей Грымовой С.С. и Устиновой С.Ю.)  по  делу  Т.Т.,  у  которого  было обнаружено  11  пакетов  с  наркотическом  веществом:

        «…поскольку согласно ст. 306 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, решение суда о квалификации действий Т.Т. по ч. 1. ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, не может быть признано обоснованным».

       У  нас  не  преюдициальное  право,  однако  приведенные  выше  судебные  решения  указывают,  как  нужно  трактовать  (руководствоваться, применять) ту  либо иную  норму  закона.

           Я  привел,  возможно,  избыточно  много  примеров  из  судебной  практики,  однако это объясняется  тем,  что очень  часто  в  нынешней  судебной  практике обвинение  и  судьи  без  законных  обоснований (опровержений  доводов  защиты),  без  приведения  доказательств  обратного (в  опровержение  доводов  защиты)  упрямо  переписывают  предположения  и на  этих  предположениях  вменяют  действия, не  совершенные  обвиняемыми. 

          

          Данные  о личности  Волобуева  Б.П.

       Волобуев  Б.П.  ранее  не судим.

 

           Имеет  исключительно  положительные  характеристики.

           Ветеран,  пенсионер,  более  43  лет  выслуга  в  Вооружённых  Силах,  уволился  в  звании полковника. 

           Имеет  ряд  государственных  наград, участник  ликвидации  последствий  Чернобыльской  АЭС,  инвалид  2  группы,  имеет ряд тяжких  хронических  заболеваний.

 

 

На  основании  исследованных  в  суде  материалов  можно  сделать  однозначный  вывод:

       1) не доказано, что имело место преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ в отношении Сбербанка России, в совершении которого обвиняется мой подзащитный Волобуев Борис Петрович;

       2) не доказано, что мой подзащитный Волобуев Борис Петрович совершил покушение на хищение денежных средств ООО «ТДК».

 

       С  учетом  изложенного,   я  прошу  оправдать  моего  подзащитного  Волобуева  Бориса  Петровича  за  отсутствием  в  его  деяниях  состава  преступления,  то  есть  на  основании  п.2 ч.1  ст.24  УПК  РФ.

 

 

     Адвокат                    

                                                                                          М.И.Трепашкин

 

 

P.S.  Публикуется  по  просьбе  Волобуева  Б.П.  и  его  группы  поддержки.

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив