В Москве своя законность?


Симоновский районный суд гор.Москвы

Молодого человека Краснова А.В., согласившегося по просьбе своего знакомого Гутмана В.В. (действовавшего в рамках ОРМ «проверочная закупка) найти и купить для него 26 ноября 2012 года 1,59 грамма психотропной смеси с амфетамином (всего 0,075 гр.) обвинили в покушении на незаконный сбыт психотропной смеси в особо крупном размере. Обвинение предъявили уже в 2013 году, не применив вступившие в силу новые понятия крупного и особо крупного размера психотропной смеси. К сожалению, Краснов А.В., не разбираясь в законах, будучи пойманным после провокационных действий Гутмана В.В., как говорится, «с поличным», признал вину, раскаялся в содеянном. Ему оперативники сразу разъяснили: «Не признаешь вину в сбыте, получишь огромный срок». Вот и вынужден был согласиться со всеми формулировками оперов и следователя Исаева. Казалось бы, что ничего плохого в этом нет. Если бы не одна деталь. С юридической точки зрения действия Краснова А.В. квалифицированы неверно.

В Симоновском районном суде города Москвы (судья Булучевская Е.А., http://simonovsky.msk.sudrf.ru/modules.php?name=info_court&id=2) я в письменном виде высказал свое отношение к обвинению Краснова А.В. в покушении на незаконным сбыт психотропной смеси с примесью амфетамина в особо крупном размере (см. ниже).

И тут судью и помощника Симоновского межрайонного прокурора Кузнецова словно прорвало. Я оказался некомпетентным в вопросах применения норм уголовного права, необоснованно ссылаюсь на судебную практику Верховного суда РФ и решения ЕСПЧ, так как «у нас не прецедентное право», и т.д.

Оказывается:

1. Поскольку большая часть задерживаемых в Москве в результате ОРМ «проверочная закупка» молодых людей признавали вину именно в сбыте, то ни следователи, ни прокуроры, ни судьи в Москве никогда не приводили обвинение в соответствие с УК РФ и понятиями российского уголовного права. Прокуроры утверждали, судьи «засиливали» измышления оперов и следователя. Тем самым порождалась опасная судебная практика неправильного применения уголовного закона

2. В Москве нет ни одного решения суда, где в соответствии со ст.54 Конституции России, ст.10 УК РФ и Определением Конституционного суда Российской Федерации от 10 июля 2003 года № 270-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Курганского городского суда Курганской области о проверке конституционности части первой статьи 3,статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в котором разъясняется: «…декриминализация тех или иных деяний может осуществляться не только путем внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство, но и путем отмены нормативных предписаний иной отраслевой принадлежности, к которым отсылали бланкетные нормы уголовного закона, либо ограничения объема уголовно-правового регулирования в результате законодательного признания какого-либо деяния не представляющим общественной опасности, свойственной именно преступлениям, и влекущим на данном основании административную или иную более мягкую ответственность»), где по деяниям 2012 года в отношении осуждаемых в 2013 году применялись бы новые понятия крупного и особо крупного размеров психотропных смесей и наркотических средств, установленные Постановлением Правительства России от 1 октября 2012 года № 1002 и вступившие в законную силу с 1 января 2013 года. Новое Постановление значительно улучшает положение обвиняемых, но следователи, прокуроры и судьи города Москвы упрямо применяют старое Постановление, которое определяло понятия крупного и особо крупного размеров психотропных веществ и наркотических средств, но с 1 января 2013 года является недействующим, т.е. утратило силу.

Когда я сказал, что большая часть регионов России действуют в соответствии с Конституцией России и там выносятся иные решения, судья сделала своеобразную мину типа «Что вы тут мне мнение деревни какой-то навязываете». Суды Москвы руководствуются разъяснениями ученого секретаря Научно-консультативного совета при Московском городском суде Беспалова Ю.Ф., доктора юридических наук, профессора РАП, который мол и определяет, как нужно поступать в той либо иной ситуации.

Правда, ни в одном случае, ни прокурор, ни судья так и не дали научно обоснованного ответа, основанного на законе, на вопрос: Почему не применяются новые понятия «крупного и «особо крупного» размеров, установленные вступившим в силу новым Постановлением Правительства России № 1002, а применяют уже не действующее постановление 2006 года?

Я считаю, что фиксация следователями, прокурорами и судьями признания вины без приведения этого «признания» в рамки диспозиции той нормы закона, которая реально соответствует содеянному, - это порождение порочной судебной практики и должностное преступление со стороны следователя, прокурора, судьи.

А ведь действительно, несмотря на то, что по всей России, включая Верховный суд Российской Федерации, при вынесении судебных решений применяют новые понятия «крупного» и «особо крупного» размеров психотропных веществ и наркотических средств, в Москве я не слышал ни об одном подобном решении. Людей судят не по закону. И все сходит с рук.

Может, я не прав и в чем-то заблуждаюсь?

Очень хотелось бы услышать научно обоснованное мнение специалистов, ибо речь идет о многих годах заключения для того либо иного лица в случае неправильного применения уголовного закона и бланкетной (отсылочной) нормы права.

Известны ли кому-либо судебные решения в судах города Москвы, где применялись бы к подсудимым, совершившим преступления по ст.ст.228 и 228.1 УК РФ до 1 января 2013 года, новые понятия «крупного» и «особо крупного» размеров психотропных веществ и наркотических средств, установленные Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002 ?

Адвокат

М.И.Трепашкин

22 апреля 2013 года

В Симоновский районный суд города

Москвы

судье Булучевской Е.А.

-----------------------------------------------------

115280, город Москва, ул.Восточная, дом 2,

стр.6

от адвоката КА «ТитулЪ» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича,

рег. № 77/5012 в реестре адвокатов

гор.Москвы, адрес коллегии адвокатов: 115280,

гор.Москва, ул.Ленинская Слобода, дом 9, офис

7А, адрес для корреспонденции: ….эл.адрес:

treadv@gmail.com

в защиту интересов Краснова Артура

Вальдемаровича (ордер в деле имеется).

«Audiatur et altera pars» (лат., аудиатур эт альтэра парс)

«Пусть будет выслушана вторая сторона»

Отношение

к предъявленному обвинению

(в порядке ч.2 ст.273 УПК РФ)

Город Москва 22 апреля 2013 года

По поручению своего подзащитного хочу выразить в соответствии с ч.2 ст.273 УПК РФ свое отношение к обвинению Краснова Артура Вальдемаровича в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ.

Мой подзащитный, не будучи юристом, признал свою вину по предъявленному обвинению, искренне раскаялся в содеянном.

Хочу особо подчеркнуть, что с первых минут задержания и до настоящего времени позиция Краснова А.В. неизменна, он правдиво рассказывает обо всех обстоятельствах дела.

Вместе с тем, я как адвокат и защитник обвиняемого, в обязанности которого входит оказание правовой помощи подзащитному в соответствии с законодательством России, и как юрист, уважающий уголовное законодательство, прошу Вас обратить внимание на неправильное применение закона при квалификации действия Краснова А.В. и на нарушение уголовно-процессуального законодательства, которые выражаются в следующем:

Вначале коротко о занятой мною как защитником позиции.

Пункт 3 ч.4 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» гласит:

«…4. Адвокат не вправе:

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;…»

По этой причине моя позиция направлена на корректировку отношения Краснова А.В. к предъявленному обвинению, ибо имеет место быть самооговор по причине того, что Краснов А.В., не отрицая сути происходящего, не может дать юридическую оценку своим действиям и действиям сотрудников полиции из-за отсутствия юридического образования.

При этом, моя позиция изложена в соответствии с показаниями Краснова А.В., данными с первых минут задержания и до окончания предварительного расследования, без каких-либо изменений.

Предъявленное обвинение по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ - НЕЗАКОННО.

«Contra legem» (лат., контра легэм) - «Вопреки закону».

I. Неправильно применен уголовный закон.

Во-первых, в нарушение Постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 (в ред. от 23 ноября 2012 года № 1215) и примечания 2 к статье 228 УК РФ, а также ст.10 УК РФ и ст.54 Конституции России неправильно вменен признак «в особо крупном размере».

Общеизвестно, что с 1 января 2013 года в Уголовном кодексе РФ начали действоать новые размеры «крупного» и «особо крупного» размеров наркотических средств и психотропных веществ.

Прежде всего, если исходить из написанного в постановлении о привлечении Краснова А.В. в качестве обвиняемого от 22 января 2013 года, то неправомерно вменено покушение на сбыт психотропного вещества в особо крупном размере (ч.3 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, т.е. якобы действовавшего на момент совершения преступления), так как с 1 января 2013 года изменилось понятие «особо крупный размер» психотропного вещества амфетамина, особо крупным принято считать вес от 200 гр. и выше.

Краснов А.В. купил по просьбе своего знакомого Гутмана В.В. у другого знакомого «Рафа» (Садеева Рафаэля Рудольфовича) 1,59 гр. смеси с незначительным содержанием психотропного средства - амфетамина, которую передал Гутману В.В. 26 ноября 2012 года. На момент предъявления обвинения (22 января 2013 года) и на момент утверждения обвинительного заключения (31 января 2013 года) уже действовало Постановление Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 в редакции от 23.11.2012 года № 1215, согласно которому особо крупный размер амфетамина составлял от 200 гр. И более, а крупный - от 1 гр. до 200 гр., поэтому указание в обвинении на то, что 1.59 гр. является особо крупным размером психотропного средства - незаконно и противоречит п.2 Определения Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 года № 270-О.

Вот выдержка из нового нормативного акта:

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ

ЗНАЧИТЕЛЬНОГО, КРУПНОГО И ОСОБО КРУПНОГО РАЗМЕРОВ

НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, А ТАКЖЕ

ЗНАЧИТЕЛЬНОГО, КРУПНОГО И ОСОБО КРУПНОГО РАЗМЕРОВ

ДЛЯ РАСТЕНИЙ, СОДЕРЖАЩИХ НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА

ИЛИ ПСИХОТРОПНЫЕ ВЕЩЕСТВА, ЛИБО ИХ ЧАСТЕЙ, СОДЕРЖАЩИХ

НАРКОТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ИЛИ ПСИХОТРОПНЫЕ ВЕЩЕСТВА,

ДЛЯ ЦЕЛЕЙ СТАТЕЙ 228, 228.1, 229 И 229.1

УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(в ред. Постановления Правительства РФ от 23.11.2012 N 1215)

О том, что необходимо применять именно новое понятие «особо крупный размер» в уголовном праве России, свидетельствуют следующие обстоятельства:

Статья 54 Конституции России гарантирует:

«... Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

Статья 10 УК РФ («Обратная сила уголовного закона») гласит:

«Уголовный закон, ...улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, ...»

Следовательно, в соответствии со ст.10 УК РФ необходимо в таком случае вменять покушение на сбыт наркотического вещества в крупном размере, а не в особо крупном размере.

Я считаю, что объективное вменение ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, без учета положений ст.10 УК РФ, ст.54 Конституции России, ст.11 Всеобщей декларации прав человека, произведено умышленно (не может быть юридически малограмотным старший следователь 1 отдела СЧ СУ УВД по ЮАО ГУ МВД России по гор.Москве Исаев В.Ю. и заместитель прокурора Южного административного округа города Москвы Д.В.Жадан, утвердивший обвинительное заключение), в целях улучшения показателей работы и фактически содержит признаки преступления - превышения должностных полномочий, ибо умышленно нарушены ст.10 УК РФ и ст.54 Конституции Российской Федерации.

Имено такой очевидной для любого юриста позиции придерживается и Верховный суд Российской Федерации. Я сошлюсь на нескольких примерах из практики высшей судебной инстанции РФ: