Недопустимо проведение дополнительного расследования по уголовному делу, если оно возвращено из суда в порядке ч.1 ст.237 УПК РФ для устранения препятствий рассмотрения дела судом

 

 

                                                      Прокурору  города  Москвы 

                                                      государственному  советнику  юстиции            

                                                      2  класса

                                                      Попову  Д.Г.

                                                      ---------------------------------------------------     

                                                      площадь Крестьянская Застава, дом 1, город

                                                      Москва, Россия, ГСП-2, 109992     

 

                                      Копия:     Генеральному  прокурору  Российской 

                                                      Федерации   Краснову  И.В.                            

 

                                                       Начальнику  Следственного  департамента 

                                                       МВД  России

 

                                                 от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                       города Москвы Трепашкина Михаила

                                                       Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                       адвокатов гор.Москвы,  адрес 

                                                       коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                                       ул.Арбат,  дом 35, офис 574, …

 

                                                  в  защиту  обвиняемой Сухаревой  Татьяны 

                                                        Викторовны (ордер  в  деле  имеется)                                

                                                             

                                                        По  уголовному  делу  № 96410 (в 

                                                        производстве   4  отдела  СЧ УВД  по  ЮВАО 

                                                        ГУ  МВД  России  по городу  Москве)

    

 

После  многократного возвращения  уголовного дела  прокурору

в  порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ  проводится  многомесячное  дополнительное

расследование  по делу  в  целях  восполнения  неполноты  проведенного

ранее  предварительного  следствия

 

 

ЖАЛОБА

на  нарушение  решений  Конституционного  Суда  РФ    при  халатности

  надзирающего  сотрудника  прокуратуры  ЮВАО  г.Москвы  и  кураторов 

из  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве

 

 

Город  Москва                                                                                 4  мая 2020 года

 

         Прошу  Вашего  реагирования  по  фактам  циничного неисполнения  решений  Конституционного  Суда  Российской  Федерации руководителями  СУ  по  ЮВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  при  расследовании  уголовного  дела  №  96410 в  отношении  обвиняемых  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  предпринимательницы   Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.,  при  халатности куратором  из  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  и  прокуратуры  ЮВАО  города  Москвы.

 

       Суть жалобы:

 

         Конституционный  Суд  Российской  Федерации  в   ряде  своих  решений,  в  частности в Определении  от  7  июня 2011  года  №  843-О-О  (копия  прилагается)  четко  и  недвусмысленно разъяснил,  что после возвращения  уголовного дела  прокурору  в  порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ:

       -  проведение дополнительного  расследования  по делу недопустимо (см.  абзац  6  на  листе  3  прилагаемого Определения  КС);

      -  возвращение  уголовного  дела  в  порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ  не  предполагает  восстановление  неполноты  проведённого ранее  дополнительно  расследования  по делу.

       Кроме  того,   срок  для  устранения  недостатков  должен  быть  предельно  минимальным.  Предъявление  нового  обвинения  на  основании  материалов  дополнительного расследования - также  недопустимо.

 

      Несмотря  на  обязательные  для  исполнения  разъяснения  Конституционного  суда  РФ,  по  уголовному делу №  96410  после  очередного   возвращения  его  из  суда  в  порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ  прокуратурой  ЮВАО  г.Москвы  и  руководством  СУ  УВД  по  ЮВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  а  также  руководством  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве вместо  устранения  недостатков  -  препятствий  для  рассмотрения  дела  в  суде,  приняли  решение  в  целях  восполнения  неполноты   проведенного  ранее  предварительного   расследования  возобновить  и  провести  дополнительное  предварительное  следствие  по делу.

      Считаю,  что  такие  действия  не  только  незаконны,  но и содержат  признаки  преступления,  предусмотренного  ст.286  УК  РФ.  Никому  не  позволено игнорировать  (не  исполнять)  решения  Конституционного  Суда  РФ.

 

        О  том,  что в  настоящее  время  продолжается  предварительное  следствие по  делу (идет  дополнительное  расследование,  проводятся  следственные  и  процессуальные  действия, направленные  на  устранение  неполноты  ранее  проведенного  следствия) -  мне  известно  из  ответов на  мои  жалобы  врио  заместителя начальника  ГУ  МВД  России  по  г.Москве -  начальника  ГСУ  В.В.Городкова  от  18  марта  2020 года (копии  прилагаются).  Он  так  и пишет  в  своих  ответах,  что  проводятся  следственные  и  процессуальные  действия,  направленные  на  дополнительный  сбор  доказательств,  а  по результатам  дополнительного расследования  будет  принято решение (см. ответ  за  № 3/2077003468520  и  № 3/207703467554).  

 

          Уголовное дело  № 96410  было  возбуждено  9  июля  2014 года (почти  6  лет  назад). 

       10  июля  2014  года  была  задержана  и заключена  под  стражу  официальный страховой  брокер  Сухарева  Т.В.

         Фактически  все  необходимые  следственные  действия  были произведены  в  течение  1  года.

 

       27  июля  2015  года  уголовное дело  было  возвращено из  прокуратуры  ЮВАО  г.Москвы  без  утверждения  обвинительного заключения  из-за  неточностей  в  определении  ущерба  потерпевшим,  из-за  отсутствия  процессуальных  решений  по эпизодам  со Скрипка О.М.,  Тяпаевой  И.П. и  Ильиной Г.А.

 

      1  октября  2015  года  заместитель  прокурора  ЮВАО  города  Москвы  старший  советник  юстиции  Иванцова  Оксана  Владимировна,  возвращая  в очередной  раз  уголовное  дело  следователю  без  утверждения  обвинительного заключения,  указала  на необходимость  устранения  недостатков:  определить  ущерб,  причиненный  потерпевшим  Скрипка  О.М.,  Ильиной  Г.А.,  Тяпаевой  (Золотовой)  И.П.  и  Почтеннову  Ю.Н.  

         Это  указание  прокурора  следователем не  было  выполнено  на протяжении  11  месяцев  (с  1  октября  2015  года  по 30  августа  2016 года)  и с  не устранёнными  недостатками  направлено  в  Пресненский  районный  суд города  Москвы.

 

       Постановлением Европейского суда  по  правам  человека по  жалобе № 37353/15  от  22  июня  2015 года «Сухарева  против  России»  было  признано нарушением  ст.5  Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных  свобод длительное  удержание  Сухаревой  Т.В.  под  стражей  и домашним  арестом, в  связи  с  чем Президиумом  Верховного  Суда  Российской  Федерации   признано незаконным   содержание  Сухаревой  Т.В.  под  стражей  и домашним  арестом,  начиная  с сентября  2014  года,  в  связи  с  чем  Постановлением  Президиума  Верховного  Суда  Российской  Федерации от 12 апреля 2017 года  № 24-П17 по делу  Сухаревой  Т.В.  отменены постановления Кузьминского районного суда города  Москвы от 4 сентября 2014 года, от 7 ноября 2014 года и от 30 декабря 2014 года, а также апелляционные постановления Московского городского суда от 24 сентября 2014 года, от 24 ноября 2014 года и от 30 января 2015 года  о  продлении  Сухаревой  Т.В.  сроков  содержания  под  стражей  и домашним  арестом.

        Определением  Конституционного  Суда  РФ по  жалобе  Сухаревой  Т.В.  было  повторно  разъяснено,  что  не  могут  быть признаны допустимыми  доказательства,  если нарушены  положения  ст.ст.195  и  198  УПК  РФ  при  производстве  по делу экспертиз.   В  деле  в  отношении  Сухаревой  Т.В. эти нарушения  установлены  очевидно  и  бесспорно  почти  по  всем  экспертизам.

 

       18  июня  2018 года  судебная  коллегия  Московского городского  суда  в  составе  судей Неделиной  О.А.,  Федоровой  С.В.  и  Заурбекова  Ю.З.,  отменяя  приговор  бывшей  судьи  Кудряшовой  М.А. в  отношении  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.,   в апелляционным  определении  указала,  что есть  обстоятельства,  которые  делают невозможным  вынесение  обвинительного приговора  по делу,  в  связи  с  чем  их необходимо  устранить. 

       Если  устранить  препятствия рассмотрения  уголовного дела  в суде  невозможно,  то такое  уголовное дело необходимо  прекратить.  Однако, следователь  4  отдела  СЧ  СУ  УВД  по  ЮВАО ГУ  МВД  России  по городу  Москве Усольцева (Паламарчук)  О.А.,  не  исполняя  указания  Московского городского  суда, повторно  направила  уголовное дело  в  Пресненский  районный  суд города  Москвы.

 

        29  апреля  2019 года Пресненским  районным  судом    города  Москвы  с  первого же  судебного заседания данное  уголовное  дело   в  отношении  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.,  обвиняемых  по  ч.4  ст.159  УК  РФ,   снова возвращено  прокурору  в порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ (судебное дело  №  01-0182/2019).

 

          17  июня 2019 года  судебная  коллегия  по  уголовным  делам Московского городского суда  отказала  в  удовлетворении  представления  прокуратуры  как  юридически  несостоятельного  и оставила  без  изменений  постановление  судьи  Пресненского  районного  суда города  Москвы  Авдотьиной  А.А.  Без  удовлетворения были  оставлены  и  иные  представления  прокуратуры  в  вышестоящие  судебные  инстанции (№№ 10-10971/2019, 10-8265/2019).

 

          Со  времени возвращения  уголовного  дела прокурору  прошло более  12  месяцев  (срок  явно  не  разумный  для  устранения  недостатков),  указанные  судами  недостатки  до  настоящего  времени не  устранены,  так  как  их устранить  невозможно  из-за  утраты  вещественных  доказательств,   обвинение  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.    по  ч.4  ст.159  УК  РФ явно  незаконное,   однако   их  уголовное  преследование не  прекращается,  несмотря  на неоднократные     представления  прокуратуры  города  Москвы  и  прокуратуры  ЮВАО  города  Москвы.  Сухарева  Т.В.  и  Рогожин  В.Э. до настоящего  времени находятся  в  статусе  обвиняемых,  с соответствующими   ограничениями  прав  и  свобод. 

       О  возражении  следователя  на  представления  прокуратуры  нам  ничего неизвестно,  были  такие  возражения  либо их не  было – неизвестно.

 

       Статья 24  Федерального закона  «О  прокуратуре  Российской  Федерации»  гласит:

       1. Представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению.

       В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме».

 

        Конституционный  Суд  Российской  Федерации  в  своих  решениях  и  Верховный  Суд  РФ по  конкретным  делам многократно  указывали,  что  время   на  устранение  недостатков  после  возвращения  уголовного дела  прокурору  должно  иметь ограниченные  сроки  в  пределах  разумного.  За  необоснованное  длительное  уголовное  преследование  выплачивается  компенсация  из  казны  государства.

 

       На  мои  неоднократные  ходатайства  и жалобы  с  просьбой  исполнить вступившие  в  законную  силу  требования Пресненского  районного  и  Московского городского судов, -  из  ГСУ ГУ  МВД  России  по городу  Москве  и от следователя присылали  лишь  отписки,  с  множеством  недостоверных  сведений.

 

      В  настоящее  время  Сухаревой  Т.В.    в  рамках  незаконно  приводящегося   дополнительного  расследования   намереваются  предъявить новое  обвинение,  построенное  на  фальсификациях,  что  явно недопустимо  и  является  превышением  должностных  полномочий.  Достаточно  указать  один  установленный факт:

      В предыдущем  обвинении указывается, что  Скрипка  О.М.,  Ильина  Г.А.,  Тяпаева (Золотова)  И.П.  и  Почтеннов  Ю.Н.    являлись страховыми  агентами,  и  что  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  страховых  компаний ОАО  «СГ  МСК»  и  ОАО  «Гута-Страхование»  нужны  были  им  по работе.   Эту  явную  ложь следователь  Усольцева  О.А. умышленно  записала,  превышая  свои  должностные  полномочия, чтобы  сфабриковать уголовное дело  по  ч.4  ст.159  УК  РФ   в  отношении  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.

       Достаточно  посмотреть  показания  самих  граждан Скрипка  О.М.,  Ильиной  Г.А.,  Тяпаевой (Золотовой)  И.П.  и  Почтеннова  Ю.Н.,  чтобы  увидеть,  что они  в  период  инкриминируемых  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожину  В.Э.  деяний:

       -  не  являлись страховыми  агентами  страховых  компаний ОАО  «СГ  МСК»  и  ОАО  «Гута-Страхование»;

      -  не  являлись  сотрудниками  указанных  страховых  компаний  либо  их  филиалов  в субъектах  Российской  Федерации;

      -  не вели никакой  документации,  связанной  со  страховой  деятельностью;

      -  не  имели  законного  права  скупать  и  перепродавать  бланки  страховых  полисов  ОСАГО   страховых  компаний ОАО  «СГ  МСК»  и  ОАО  «Гута-Страхование»;

      -  скупая  банки  страховых  компаний  ОСАГО по низким  ценам  и перепродавая   их  автовладельцам  по высокой  цене,  Скрипка  О.М.,  Ильина  Г.А.,  Тяпаева (Золотова)  И.П.  и  Почтеннов  Ю.Н.  не  только  получали огромную  прибыль (ущерба  им  не причинено),  но  и  обманывали  автовладельцев,  что  являются  якобы  официальными страховыми  агентами  страховых  компаний   ОАО  «СГ  МСК»  и  ОАО  «Гута-Страхование», то  есть сами занимались  циничным  мошенничеством.

 

Эти  фальсификации  подлежали  устранению.

В  нарушение  положений  ч.8  ст.162  УПК  РФ  ни  я, ни  моя  подзащитная  Сухарева  Т.В. не  уведомлены  о  продлении  сроков  дополнительного предварительного следствия,  кем  именно было  возобновлено  предварительное  следствие,  кем  продлевается  следствие уже  второй  год  после  последнего  возвращения  дела из  суда  в  порядке  ч.1  ст.237  УПК  РФ.

 

        Учитывая  все вышеизложенное,  руководствуясь  ч.8  ст.162  УПК  РФ,  Определением  Конституционного  суда от  18  декабря 2003  года № 429-О «По  жалобе  граждан Березовского  Бориса  Абрамовича,  Дубова  Юлия  Анатольевича  и  Патаркацишвили Аркадия  Шалвовича  на нарушение их  конституционных прав  положениями  статей 47, 53, 162 и  195  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации»,  ст.ст.123-124  УПК  РФ,    -

 

П Р О Ш У:

 

        1.       Организовать проверку доводов данной жалобы касательно незаконности проведения дополнительного предварительного следствия в целях восполнения неполноты проведенного ранее предварительного расследования, вопреки разъяснений Конституционного Суда РФ о недопустимости таких действий.

 

       2.        Организовать проверку по факту неисполнения указаний Пресненского районного суда города Москвы и Московского городского суда, а также указаний и требований прокуратуры города Москвы и прокуратуры ЮВАО города Москвы, разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации.

 

       3.        По результатам проверки необходимо дать правовую оценку действиям следователя и руководителей следственных подразделений ЮВАО г.Москвы и ГСУ ГУ МВД России по городу Москве, которые осуществляли процессуальный контроль за ходом расследования уголовного дела № 96410, так как многократно защита обращала их внимание на явные фальсификации материалов уголовного дела, на нарушение подследственности, на нарушение требований УК и УПК в ходе расследования дела, на ненадлежащее хранение вещественных доказательств по делу, на незаконность продления стражи как Сухаревой Т.В., так и Рогожину В.Э. на основе сфальсифицированных данных, на предоставление вышестоящим инстанциям ложных сведений по наличию вещественных доказательств по делу.

 

       4.        По результатам проверки необходимо дать правовую оценку действиям сотрудников прокуратуры ЮВАО г.Москвы, которые проигнорировали решения Конституционного Суда Российской Федерации и вместо устранения недостатков направили уголовное дело в СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве для проведения дополнительного расследования, что недопустимо в случаях возвращения уголовного дела в порядке ч.1 ст.237 УПК РФ, а допускается лишь на стадиях досудебного производства

 

 

           Приложение:  1) копия  Определения  Конституционного  Суда  России  от  7

                                        июня 2011 года  №  843-О-О,  на 6-ти  листах;

                                   2) копии  ответов  В.В.Городкова  от  18  марта  2020 года,  в 

                                       которых  он  указывает,  что  по  уголовному делу  проводится 

                                       дополнительное  расследование, всего  на  3-х  листах.

   

           

  Адвокат

                                                                                                          М.И.Трепашкин

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июня 2011 г. N 843-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА СИМАКОВА АЛЕКСЕЯ ВАЛЕНТИНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТОВ 3 И 15 ЧАСТИ

ВТОРОЙ СТАТЬИ 37, ПУНКТА 3 ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 38, ПУНКТА 8

ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 39, ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 125, ЧАСТИ

ШЕСТОЙ СТАТЬИ 162, ПУНКТА 2 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 221, СТАТЬИ

237 И ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 409 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

        Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

 

       заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.В. Симакова,

 

установил:

 

       1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Симаков оспаривает конституционность следующих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

 

       статьи 237 в ее взаимосвязи с положениями пунктов 3 и 15 части второй статьи 37, пункта 3 части второй статьи 38, пункта 8 части первой статьи 39, части шестой статьи 162 и пункта 2 части первой статьи 221, как допускающих, по его мнению, производство дополнительного расследования при возвращении судом уголовного дела прокурору;

 

       части третьей статьи 125 и части второй статьи 409, как не предусматривающих в качестве основания для отмены или изменения судебных решений их несоответствие решениям Конституционного Суда Российской Федерации.

 

       А.В. Симаков полагает, что оспариваемые нормы по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, противоречат статьям 15 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

 

       Как следует из представленных материалов, Постановлением судьи Привокзального районного суда города Тулы от 2 апреля 2009 года в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 237 УПК Российской Федерации уголовное дело по обвинению А.В. Симакова и других лиц в совершении преступлений, предусмотренных частями третьей и четвертой статьи 159 УК Российской Федерации, для устранения препятствий к его судебному рассмотрению было возвращено прокурору, который на основании пунктов 3 и 15 части второй статьи 37 данного Кодекса 5 июня 2009 года направил дело руководителю следственной группы для производства дополнительного расследования с указаниями о проведении ряда следственных и иных процессуальных действий. При этом в соответствии с пунктом 3 части второй статьи 38, пунктом 8 части первой статьи 39 и частью шестой статьи 162 УПК Российской Федерации был установлен срок дополнительного следствия по делу в пределах месяца.

 

       Впоследствии общий срок предварительного следствия по данному делу в связи с необходимостью производства допросов более ста свидетелей, проведения многочисленных выемок финансово-бухгалтерских документов, их осмотра и приобщения к материалам дела, а также большого числа финансово-экономических экспертиз с целью установить размер причиненного преступлениями ущерба неоднократно продлевался уполномоченными лицами и в результате составил более трех лет.

 

       Действия прокурора, возвратившего следователю уголовное дело для производства дополнительного расследования, и действия следователя, выполнявшего указания прокурора, как направленные на устранение неполноты предварительного следствия, были обжалованы защитником А.В. Симакова вышестоящему прокурору, который в удовлетворении жалобы отказал.

 

       Постановлением судьи Зареченского районного суда города Тулы от 17 февраля 2010 года было отказано в удовлетворении поданной защитником А.В. Симакова в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации жалобы на решения следователя о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия и о проведении по делу дополнительных следственных действий для восполнения неполноты предварительного следствия со ссылкой на положения данного Кодекса, допускающие, по мнению судьи, производство дополнительного расследования после того, как суд возвратил уголовное дело прокурору.

 

       Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда, оставляя без изменения это Постановление, в кассационном определении от 7 апреля 2010 года указала, что решения следователя являются законными, поскольку основаны на положениях пункта 2 части первой статьи 221 и статьи 237 УПК Российской Федерации, предусматривающих, в частности, полномочие прокурора возвратить уголовное дело следователю для проведения дополнительного расследования.

 

       В Постановлении от 20 июля 2010 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы судья Тульского областного суда, кроме того, указал, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, в силу которых при возвращении судом в соответствии со статьей 237 УПК Российской Федерации уголовного дела прокурору исключается восполнение неполноты предварительного следствия, не являются основанием для отмены обжалуемых судебных решений. Верховный Суд Российской Федерации в удовлетворении надзорной жалобы на решения судов первой и кассационной инстанций также отказал (Постановление от 6 октября 2010 года).

 

       2. Согласно статье 237 УПК Российской Федерации судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе этого заключения или акта; копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, когда суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 данного Кодекса; есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; имеются предусмотренные статьей 153 данного Кодекса основания для соединения уголовных дел; при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 данного Кодекса (часть первая); при возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого; при необходимости судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных статьей 109 данного Кодекса (часть третья).

 

       2.1. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства; права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации как правовом государстве признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием; в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, а решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (статьи 1, 2, 17, 18, 45, 46 и 118 Конституции Российской Федерации).

 

       Суд, осуществляющий судебную власть, в том числе посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статья 118, часть 2; статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

 

       Из такого же понимания статуса суда исходят Конвенция о защите прав человека и основных свобод (статья 6) и Международный пакт о гражданских и политических правах (статья 14), провозглашающие, что каждый, кому предъявлено уголовное обвинение, имеет право на справедливое разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным и действующим на основании закона, а также одобренные резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1989/60 от 24 мая 1989 года Процедуры эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов, согласно которым, в частности, ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом.

 

       2.2. Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях последовательно придерживался выработанной им правовой позиции, в силу которой на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с его положением органа правосудия: возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом являются задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры, тогда как суд обязан объективно оценивать законность и обоснованность выдвигаемого против лица обвинения, проверяя результаты их деятельности, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях.

 

       Опираясь на данную правовую позицию, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 1999 года N 7-П признал не соответствующими Конституции Российской Федерации положения пунктов 1 и 3 части первой статьи 232 и части первой статьи 258 УПК РСФСР, как возлагающие на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае невосполнимой в судебном заседании неполноты расследования, а также при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, поскольку такое возвращение фактически приводит к осуществлению судом не свойственной ему обвинительной функции.

 

       Вместе с тем пункт 2 части первой статьи 232 УПК РСФСР, допускающий возвращение уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2003 года N 2-П признан не противоречащим Конституции Российской Федерации.

 

       Конституционный Суд Российской Федерации исходил при этом из того, что допущенное органами предварительного расследования существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией Российской Федерации функцию осуществления правосудия; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения; направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные статьями 46 и 52 Конституции Российской Федерации право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

 

       Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой проведение дополнительного расследования после возвращения судом уголовного дела прокурору, как нарушающее относящиеся к осуществлению правосудия принципы разделения властей, состязательности и равноправия сторон судопроизводства, а также право каждого на судебную защиту (статья 10; статья 46, часть 1; статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), недопустимо, изложена и в решениях, касающихся норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

     Так, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года N 18-П часть первая статьи 237 УПК Российской Федерации признана не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия. Это Постановление сохраняет свою силу и действует в настоящее время в отношении части первой статьи 237 УПК Российской Федерации (редакция которой, в отличие от иных частей данной статьи, не изменена Федеральным законом от 2 декабря 2008 года N 226-ФЗ), что подтвердил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 13 октября 2009 года N 1149-О-О и других своих решениях.

 

       2.3. Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации воспринята правоприменительной практикой. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 Постановления от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" указал следующее.

 

       Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения статей 220 и 225 УПК Российской Федерации, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании этого заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем либо не утверждены прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте его нахождения, о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др. Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пунктах 2 - 5 части первой статьи 237 УПК Российской Федерации, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с частью первой указанной статьи по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 этого Кодекса, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений. В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

 

       2.4. Таким образом, статья 237 УПК Российской Федерации, вопреки утверждению А.В. Симакова, не предусматривает возможность возвращения судом уголовного дела прокурору для проведения дополнительного расследования в целях восполнения неполноты предварительного следствия и в силу этого не нарушает конституционные права заявителя, перечисленные в его жалобе.

 

       3. Частью третьей статьи 125 УПК Российской Федерации установлено, что судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через пять суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа.

 

       В соответствии с частью второй статьи 409 УПК Российской Федерации определение или постановление суда первой инстанции, определение суда кассационной инстанции, определение или постановление суда надзорной инстанции подлежат отмене или изменению, если суд надзорной инстанции признает, что определение или постановление суда первой инстанции незаконно или необоснованно; определение или постановление вышестоящего суда необоснованно оставляет без изменения, отменяет или изменяет предшествующие приговор, определение или постановление по уголовному делу; определение или постановление вынесено с нарушением требований данного Кодекса, которое повлияло или могло повлиять на правильность вынесенного судом определения или постановления.

 

       Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года N 1-П указал, что суд общей юрисдикции, на основании статьи 120 Конституции Российской Федерации самостоятельно решая вопрос о том, подлежит ли та или иная норма применению в рассматриваемом им деле, уясняет смысл нормы, т.е. осуществляет ее казуальное толкование. Вместе с тем в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению норм. Как следует из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конституционное истолкование нормативного акта или отдельного его положения, проверяемого посредством конституционного судопроизводства, относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, который, разрешая дело и устанавливая соответствие Конституции Российской Федерации оспариваемого акта, в том числе по содержанию норм, обеспечивает выявление конституционного смысла действующего права. В таком случае данное им истолкование, как это вытекает из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" во взаимосвязи с его статьями 3, 6, 36, 79, 85, 86, 87, 96 и 100, является общеобязательным, в том числе для судов.

 

       Следовательно, суд, рассматривая дело А.В. Симакова в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации, обязан был учесть правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, касающиеся запрета для судов возвращать уголовные дела прокурору для производства дополнительного расследования.

 

       Тот же подход применим и к части второй статьи 409 УПК Российской Федерации. То обстоятельство, что в ней не содержится прямого указания на такое основание для отмены или изменения судебного решения, как его несоответствие решениям Конституционного Суда Российской Федерации, не означает, что подобного основания не существует: незаконность подлежащего отмене или изменению решения имеет место и тогда, когда суд, его постановивший, придал пр