Как начальник кассационного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы И.М.Апальшин отреагировал на требование законности

April 16, 2020

 

      Юридически  безграмотные  ответы  прокуроров  по жалобам  граждан  стали  системной  проблемой.  Часто  они носят  откровенно издевательский  характер,  то  есть на   множественные доводы  о  нарушениях  закона,  с  приведением  выдержек  из  Закона (словно  они  безграмотные и этого не знают),  они напишут  всего несколько  строчек,  и  ни  о  чем  конкретном.   А  своих  отчетах  отметят,  мол,  ответ  заявителю  дан.

      Решил  на  примере  конкретного  уголовного дела  показать,  как  некоторые  сотрудники  прокуратуры  города  Москвы  реагируют  на  критику  о  ненадлежащем  уголовно-процессуальном  надзоре  по  уголовным  делам.  В моей   жалобе на  имя  прокурора города  Москвы  Попова  Д.Г.  будут  отражены  очевидные  нарушения  (их  может  сразу  увидеть любой  юрист),  а  потом  будет  «футбольный» ответ  обидевшегося  начальника  кассационного  отдела  уголовно-судебного  департамента  прокуратуры города  Москвы  И.М.Апальшина,   а  также  выдержка  из  Инструкции  о  порядке  рассмотрения  обращений  и  приема  граждан  в  органах  прокуратуры  Российской  Федерации,  утвержденной  Генеральным  прокурором РФ  от  30  января  2013  года  №  45,  п.2.10  которой  защищает  обидчивых  прокуроров. 

      Однако,  наглядно:

    

                                                           Прокурору  города  Москвы                                                    

                                                           государственному  советнику  юстиции  2   

                                                           класса  Попову  Д.Г. 

                                                           ------------------------------------------- 

                                                          пл. Крестьянская Застава, дом 1, Москва, Россия,         

                                                          ГСП-2, 109992

 

                                                    от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                          города Москвы Трепашкина Михаила

                                                          Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                          адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                          коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                                          ул.Арбат, дом 35, офис 574, ….                                              

 

                                                     в  защиту  интересов   Ильницкого  Василия 

                                                         Григорьевича  (ордер  №  002029 в 

                                                         уголовном деле)                         

                                                             

                                                    

ЖАЛОБА

на  ненадлежащий прокурорский надзор  за  законностью

в  ходе  предварительного  следствия  и  суда

 

 

Город Москва                                                                             12  марта   2020 года

 

       Прошу   Вас  обеспечить  надлежащий  прокурорский  надзор за  законностью  уголовного  процесса  в  Таганском  районном суде города  Москвы по  уголовному делу  в  отношении  Ильницкого Василия  Григорьевича,   обвиняемого  по  ч.4  ст.160  УК  РФ,  так  как  выступающие  в  качестве  государственных обвинителей  помощники  Таганского  межрайонного прокурора  города  Москвы (меняются  в  ходе  процесса)  не  реагируют  на  очевидные  фундаментальные нарушения  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации.   Необходимо,  чтобы  от  имени государства  судьбы  людей решали  более квалифицированные  сотрудники  прокуратуры,  обозначенные  в  ч.5  ст.37  УПК  РФ,    которые  более  ответственно  будут  реагировать на  нарушения  УПК  РФ,  допущенные  следователем  при  проведении  предварительного  следствия  по делу.

 

       Прежде  всего,  речь  будет  идти о следующих  основополагающих  нарушениях  УПК  РФ:

       

      а) предварительное  следствие  проведено  с нарушением территориальной  подследственности,  установленной  ст.152  УПК  РФ, а  обвинительное  заключение  подписано и  утверждено не  уполномоченными  лицами (из-за нарушения подследственности).  Это  влечет признание   всех  полученных  доказательств   недопустимыми,  а  уголовное  дело  должно  быть  возвращено  прокурору;

 

      б) предварительное  следствие  по  ст.160  УК  РФ  проведено  без постановления о  возбуждении  уголовного дела   по этой  статье  и  без  постановления  о  переквалификации;

 

      в) уголовное  дело  повторно передано  в  суд без  выполнения требований Таганского  районного  суда  города  Москвы,  изложенных  в  постановлении  о  возвращении  уголовного дела  прокурору  от  28  февраля  2019 года  и апелляционном  постановлении  Московского городского  суда  от  13  мая  2019 года. 

       

            Более  подробно  по  существу  жалобы:

 

        Уголовное дело № 1170102000434 возбуждено 24  мая 2017 года следователем  4  отдела СЧ  СУ УВД  по СВАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве по  ч.4  ст.159  УК  РФ  в  отношении  неустановленного  лица,  якобы  похитившего  со  счета  ООО  «Техно»  18  млн.рублей.

Том 1  л.д.1

 

       27  сентября  2017 года  Ильницкому  В.Г. предъявлено обвинение  по  ч.4  ст.159  УК  РФ.

       22  февраля  2018 года  действия  Ильницкого  В.Г.  и  иных  лиц по  тому  же  эпизоду   переквалифицировано  на  ч.1  ст.330  УК  РФ.

       22  февраля  2018 года   отменено  постановление следователя от  27  сентября 2017 года  о  привлечении  Ильницкого  В.Г.  в  качестве  обвиняемого  по ч.4  ст.159  УК РФ.   Отменено  постановление  от  4  августа  2017 года  о признании  ООО  «Техно»  в  лице  представителя Чащина В.Г.  в  качестве  потерпевшего.

       22  февраля  2018 года  отменена  мера  пресечения  Ильницкому  В.Г.  в виде домашнего  ареста. 

       26  февраля 2018 года уголовное  преследование  Ильницкого В.Г.  по  ч.1  ст.330  УК  РФ   следователем  4  отдела  СЧ  по  РОПД   СУ  УВД  по  СВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве капитаном  юстиции  Назаровым  С.Н.  было  прекращено  на основании  ст.28 УПК  РФ  - в  связи  с  деятельным  раскаянием.

 

       5  апреля  2018 года  заместителем  прокурора СВАО  города  Москвы советником  юстиции  С.М.Кулезма   постановление  следователя от  26  февраля 2018 года о  прекращении  уголовного  преследования  Ильницкого  В.Г.  по  основанию,  предусмотренному  ст.28  УПК  РФ,   отменено.  Уголовное  дело направлено начальнику СЧ  по  РОПД   СУ  УВД  по  СВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  полковнику  Тужилкину  А.О.  для  организации  дополнительного расследования.  Как  следует  из  постановления заместителя  прокурора СВАО  города  Москвы советника  юстиции  С.М.Кулезмы,  уголовное  дело № 1170102000434  возбуждено  6  сентября  2016 года в  отношении  неустановленных  лиц  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ на основании  заявления  Чащина В.Г.   по  событиям  (хищению  18.000.000  рублей)   в  период с  21  октября  по  30  ноября  2016  года, то  есть  по  событиям,  которые  произошли   уже  после  возбуждения  уголовного дела.

Том 2  л.д.261-262

 

       10  апреля  2018 года начальник СЧ  по  РОПД   СУ  УВД  по  СВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  подполковник  юстиции  Козырев И.В.  отменил  постановление следователя от  22 февраля  2018 года о  переквалификации действий  Ильницкого  В.Г.   с  ч.4  ст.159 УК  РФ на  ч.1  ст.330  УК  РФ.

Том 2  л.д.263-264

 

       18  апреля 2018 года заместителем  начальника ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве -  начальником  КМУ  полковником  юстиции  Галицким  А.А.  уголовное  дело  № 1170102000434 было   передано  для дальнейшего расследования  в  СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МУД  России  по городу  Москве.

       Основания  передачи  уголовного  дела:

       а) в  целях  объективного,  всестороннего и полного расследования;

       б) в  целях распределения  нагрузки  следственных  подразделений ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  то  есть  по основаниям, не  указанным  в  законе.

       3  мая  2018 года уголовное  дело принято  к производству    старшим  следователем 1  отдела СЧ  по  РОПД  СУ  УВД  по ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве капитаном  юстиции  Лысенко  В.В.

Том  1  л.д.27-29

 

       3  мая  2018 года старший  следователь 1  отдела СЧ  по  РОПД  СУ  УВД  по ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве капитан  юстиции  Лысенко  В.В.  вынес  постановление  о признании  потерпевшим ООО  «Техно»  в  лице  учредителя Чащина  Владимира  Григорьевича  от  преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.159  УК  РФ.

 

       3  августа  2018 года  Ильницкому  В.Г.  предъявлено обвинение  по  ч.4  ст.160  УК  РФ.  При этом  вообще не  упоминается  о  судьбе  обвинения  по  ч.4  ст.159  УК  РФ,  в  том  числе  в  тексте  нового постановления  о привлечении  Ильницкого  В.Г.  в  качестве  обвиняемого.  Постановления  о  возбуждении  уголовного дела  по  ч.4  ст.160  УК  РФ  не  выносилось.

       8 августа  2018 года  Ильницкому  В.Г.  предъявлено обвинение  по  ч.4  ст.160  УК  РФ (по  тем  же  деяниям).  При этом  вообще  в  тексте  постановления  не  упоминается  о  судьбе  обвинения  по  ч.4  ст.159  УК  РФ.

 

       11  октября  2018 года  учредители  ООО  «Техно» Чащина  Е.П.  и  Баева Е.С. подала  в  УВД  по  ЮЗАО  ГУ МВД  России  по городу  Москве   заявления о  совершении  Ильницким  В.Г.  преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.160  УК  РФ  (КУСП  № 11902  и  №  11903 от  11  октября  2018 года).  Эти новые  материалы  без  возбуждения  уголовного дела были приобщены  к  данному  уголовному делу следователем Лысенко В.В.

 

       19  октября  2018 года Ильницкому  В.Г.  предъявлено обвинение  в  совершении  преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.160  УК  РФ (по  тем  же  деяниям).

Том 7  л.д.224-232

 

       31  января 2019 года  уголовное  дело  с  утвержденным обвинительным  заключением  в порядке  ст.222  УПК  РФ  было направлено в  Таганский  районный  суд города  Москвы.

Том  8  л.д.86

 

       28  февраля  2019 года  уголовное дело возвращено прокурору на  основании  п.1 ч.1  ст.237  УПК  РФ. 13  мая  2019 года  это  решение  суда  первой  инстанции  признано законным  и обоснованным  судом  апелляционной инстанции.

Том  8  л.д.120-125, 164-168

 

       В  постановлении  о  возврате  уголовного дела  прокурору  было,  в  частности,   указано:

       а) в  обвинительном  заключении нет  ссылки  на  пункт  трудового договора,  из  которого  следовало  бы,  что на  Ильницкого  В.Г.  как  на  генерального директора  ООО  «Техно» были  возложены  обязанности  по распоряжению  денежными средствами  общества,  использование  их  к  коммерческой деятельности,  внесения  их  на  расчетный  счет организации, отражения  их  в  бухгалтерском  учете;

       б)   в  обвинительном  заключении не  указано,  на  основании  каких  платежных документов  Ильницкий  В.Г.   получил в  свое  распоряжение  денежные  средства,  переведенные  на  счет  ООО  «ТМ-Энерго».

       В  нарушение  п.5  ч.1  ст.220  УПК  РФ  в  обвинительном  заключении не  приведены  доказательства  и  их  содержание,  подтверждающие  вышеуказанные  обстоятельства.

 

       8  июля  2019 года  уголовное  дело принято  к производству старшим  следователем 1  отдела СЧ  по  РОПД  СУ  УВД  по ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве капитаном  юстиции  Лысенко  В.В.

Том  8  л.д.171-173

 

       8  августа  2019 года Ильницкому  В.Г.  предъявлено в  окончательной  редакции обвинение  в  совершении  преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.160  УК  РФ,  в  связи  с  растратой  в  ООО  «Техно»,  зарегистрированной  по  адресу:  127566, город Москва, Алтуфьевское шоссе, дом 44, пом XVI ком 4-6  (территория  СВАО  города  Москвы).

Том  9  л.д.66-75

 

       17  октября  2019 года  старшим следователем  1  отдела СЧ  СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве   капитаном  юстиции  А.Ф.Кузнецовым  составлено  обвинительное  заключение  по делу. 

       30  октября  2019 года  обвинительное  заключение  утверждено  и.о.  прокурора  ЮЗАО  города  Москвы  О.П.Вилковой.

 

        Таким  образом,  при предварительном расследовании   в  СЧ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве допущены существенные нарушения Уголовно-процессуального кодекса  РФ, которые должны  влечь его прекращение.   В  частности:

 

     I.  Уголовное дело по ч.4 ст.160 УК РФ не возбуждалось. В данном уголовном деле отсутствуют постановление о возбуждении уголовного дела по ч.4 ст.160 УК РФ и не имеется постановления о переквалификации действий Ильницкого В.Г. (или неустановленного лица) с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.4 ст.160 УК РФ.

 

   II. Уголовное дело расследовалось с нарушением территориальной подследственности, установленной ст.152 УПК РФ.

 

       Очевидно, что обвинительное заключение было составлено не уполномоченным лицом и утверждено тоже не уполномоченным лицом по причине производства предварительного расследования с нарушением территориальной подследственности, установленной федеральным законом - ст.152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

       Нарушение подследственности влечет за собой признание обвинительного заключения не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

 

         Часть  1  статьи 152  УПК  РФ  («Место производства предварительного расследования»)  гласит:

        «1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…».

 

        Части  2-4  и  6  ст.152  УПК  РФ  предусматривают  следующие  случаи  изменения  территориальной подследственности: 

        «…2. Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления.

        3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

        4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

        …6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

 

        Перечень  оснований  для изменения  подследственности  в  законе  исчерпывающий.

        Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152  УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

        Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности.  Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч.ч.3, 4 ст.152  УПК  РФ).

 

        В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу.

 

        В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).

 

        Пленум  Верховного Суда Российской  Федерации в  Постановлении от 30 ноября 2017 года № 48 «О  судебной  практике по делам  о  мошенничестве,  присвоении и растрате»  четко  разъяснил:

        «…Растрату следует считать оконченным преступлением с момента начала противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения)».

        Следовательно,  местом  совершения  инкриминируемого Ильницкому  В.Г. преступления (окончания  противоправных  действий),  предусмотренного ч.4  ст.160  УК  РФ,  считается  место  перевода  последнего  транша  денежных  средств  со  счета  ООО  «Техно»   по  адресу: г.Москва,  ул.Земляной  вал, дом 52/16,  строение 1.

 

        Очевидно,  что  А.А.Галицкий  передал  для  дальнейшего  расследования  уголовного дела  в  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  незаконно,  в нарушение  положений  ст.152  УПК  РФ,  ибо   не  имелось  ни   одного из  указанных  в  ст.152  УПК  РФ  оснований  для такого решения.

        При  этом  Галицкий  А.А.:

        а)  не  вынес  мотивированного  постановления  по изменению  территориальной  подследственности,  в  соответствии  с  требованиями  ст.152  УПК  РФ;

        б) указал  в  постановлении  об  изъятии дела  от  одного  следователя  и  передачи  его  другому   не  существующие  в  законе (ст.152  УПК  РФ)  основания:

        - «в  целях  объективного,  всестороннего и полного расследования»;

        -  «в  целях распределения  нагрузки  следственных  подразделений ГУ  МВД  России  по городу  Москве».

        Нет  таких  оснований  в  ст.152  УПК  РФ.  Это основания  передачи  дела  от  следователю  к  следователю,  когда  оно передается  для расследования  без  изменения  территориальной  подследственности,  установленной  ст.152  УПК  РФ.  И  ст.39  УПК  РФ  не  дает  права  руководителю  следственного органа  нарушать положения  ст.152  УПК  РФ,  передавать  уголовное  дело из  одного  следственного  органа другому  следственному  органу  по основаниям,  на  которые  сослался  Галицкий  А.А.

 

         В  законе  нет  также таких оснований  для изменения  подследственности  с  нарушением  ст.152  УПК  РФ,  как

         «в  целях  перераспределения  нагрузки», 

          «поручить следователю,  который  ранее  вел  это дело»,

          «в  порядке персонального  поручения»  и т.п. 

    

        Часть 5  ст.152  УПК  РФ  гласит:

        «…5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности».

        По  данному  уголовному делу,  следователь   не  направлял его по  территориальной подследственности,   и прокурор ЮЗАО  города  Москвы  не  отреагировал на  фундаментальное нарушение  уголовно-процессуального закона.

 

         Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч.3 ст.146, п.3 ст.149, ч.5 ст.152, ст.155  УПК  РФ. Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору).

         Споры о подследственности разрешает прокурор (ч.8 ст.151  УПК  РФ),  но   строго  в  соответствии  с положениями  ст.152  УПК  РФ.

 

        Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности,  о чем выносится мотивированное постановление.  Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности,  установленные  в  УПК  РФ.

 

       Теория  российского  уголовно-процессуального  права  и  судебная  практика однозначно  конституируют:  даже  в  случае  передачи  уголовного дела  по  подсудности,   нарушение  территориальной  подследственности на  стадии  предварительного расследования  должно  влечь  возвращение  уголовного дела прокурору,  ибо   составленное  обвинительное  заключение  не может  быть признано   имеющим  юридическую  силу.

          Изложенное  выше дает основания  для признания  лиц,  подписавших обвинительное заключение  по  данному делу,  то  есть старшего следователя  1  отдела СЧ  СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве   капитана  юстиции  А.Ф.Кузнецова  и  и.о.  прокурора  ЮЗАО  города  Москвы  О.П.Вилковой - не  уполномоченными  лицами  для  подписания  и  утверждения обвинительного  заключения.

 

        В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности  является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства  РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

 

           Конституционный  Суд  Российской  Федерации в  Определении от  4 июля  2002 года №  180-О  «Об  отказе  в  принятии к  рассмотрению запроса Советского  районного  суда города  Челябинска о  проверке конституционности частей  первой  и второй статьи  132 Уголовно-процессуального кодекса  РСФСР»  разъяснил:

        «…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

        …Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

        Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу».  Это решение  Конституционного  Суда  РФ  -  действующее  применительно  к  ст.152  УПК  РФ.

 

        Галицкий А.А.,  решая  вопрос  о  передаче  уголовного  дела  с  нарушением  положений  ст.152  УПК  РФ,  проигнорировал разъяснения  Конституционного  Суда  Российской  Федерации.

 

        Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК  РФ).

 

        Судебная  практика  по подобным  нарушениям  территориальной  подследственности:

 

         Обнаружив   подобные нарушения,   Московский  областной  суд  отменил  апелляционным  определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559  решение  суда  первой  инстанции.

          Такое  же  решение принял президиум  Верховного  суда  Республики  Бурятия,  указав    в  надзорном  постановлении  от  24  января  2014 года  следующее: 

        «…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

        Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

        Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

 

        В  случае  несогласия  с перечисленными  выше  доводами  зашиты,  прошу  в  соответствии  с  ч.2  ст.14  УПК  РФ  не  голословно  опровергать этот довод,  а  на  конкретных нормах  закона  обосновать  свое  несогласие,  дающее  право  следователю  СЧ  СУ  УВД  по  ЮЗАО ГУ  МВД  России  по городу  Москве расследовать  уголовное  дело  с нарушением  ст.152  УПК  РФ  о  территориальной  подследственности.

 

        Конституционный  Суд  Российской  Федерации  четко  и однозначно   в ряде  своих  решений  указал,  что существенные процессуальные нарушения  на досудебной  стадии должны  влечь возвращение  уголовного дела прокурору  в соответствии  с  ч.1  ст.237  УПК  РФ.

 

        Так,  в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П  "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан»  разъясняется:

        «…Конституционный Суд Российской Федерации исходил при этом из правовой позиции, в силу которой существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией Российской Федерации функцию осуществления правосудия; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения; направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность - после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права - вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52).

        Таким образом, из статей 46 - 50, 52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации вытекает, что суд общей юрисдикции при осуществлении производства по уголовному делу может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; при этом устранение допущенных нарушений предполагает осуществление необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий. В противном случае участники уголовного судопроизводства, чьи права и законные интересы были нарушены в ходе досудебного производства, по существу, были бы лишены судебной защиты».

 

        Касательно  отсутствия  постановления  о  возбуждении  уголовного дела  по  ч.4  ст.160  УК  РФ,  то  этот вопрос  также  отражен  в разъяснения  Конституционного  суда  РФ.

 

        «Конституционным Судом Российской Федерации в ряде своих постановлений (от 14.01.2000 № 1-П, от 23 марта 1999 года № 5-П и от 27 июня 2000 года № 11-П) сформулированы правовые позиции, согласно которым стадия возбуждения уголовного дела является обязательной; актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность. Данные правовые позиции были конкретизированы в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года № 343- О и от 21 декабря 2006 года № 533-О применительно к содержанию статей 171 и 175 УПК Российской Федерации, регламентирующих привлечение лица в качестве обвиняемого и изменение и дополнение ранее предъявленного обвинения. Так, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, УПК Российской Федерации предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве.  

        ... Определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью события преступления, по которому ранее уже было уголовное дело возбуждено, или оно образует самостоятельное событие преступления, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции правоприменительных органов» (Определение КС РФ № 600-О-О от 21.10.2016 года).

 

        Конституционный  Суд  Российской  Федерации   в  Определении  от 21 декабря 2006 года № 533-О «Об  отказе в  принятии к  рассмотрению жалобы   гражданина Геворкяна Руслана Тиграновича  на нарушение его  конституционных права частью  первой статьи  175  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федерации»  также разъяснил:

        «…Оспариваемая заявителем часть первая статьи 175 УПК Российской Федерации, определяя действия следователя в случае выявления в ходе предварительного следствия оснований для изменения предъявленного обвинения, не оговаривает специально возможность вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в связи с совершением преступления, относительно которого уголовное дело не было возбуждено.

        Напротив, она предполагает необходимость соблюдения в таком случае общих положений статей 171 и 172 УПК Российской Федерации, регламентирующих привлечение лица в качестве обвиняемого по расследуемому уголовному делу, а также статей 140, 146 и 153 УПК Российской Федерации, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве.

        Таким образом, часть первая статьи 175 УПК Российской Федерации не нарушает указанные в жалобе конституционные права заявителя.

        Определение же того, являются ли инкриминируемые лицу действия составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, или они образуют самостоятельное преступление, относительно которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к ведению уполномоченных прокуроров и судов общей юрисдикции».

 

         Постановление о возбуждении уголовного дела является официальным процессуальным актом, с которого государство начинает уголовное преследование определенного лица и/или расследование факта. Согласно ст.149 УПК РФ, следователь приступает к производству предварительного следствия только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

 

         Таким  образом,  при наличии  в  материалах  уголовного деда  2-х  КУСП  по заявлениям по  ч.4  ст.160  УК  РФ,  и  уголовного дела,  возбужденного  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  в  отношении  не  установленного лица,  необходимо  было:

 

           а) возбудить  уголовное  дело  по  ч.4  ст.160  УК  РФ,  прекратив уголовное дело  по  ч.4  ст.159  УК  РФ;

 

           б)  либо вынести  мотивированное постановление  о  переквалификации;

 

            в)  либо,  как  делали  ранее,  по  старому  УПК  РСФСР,  при  предъявлении  обвинения  в  окончательной редакции  мотивированно  обосновать  в   новом  постановлении,  в  чем  несостоятельность  обвинения  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  и  почему  эти же  действия  необходимо  рассматривать  как  деяния,  подпадающие под  признаки  ч.4  ст.160  УК  РФ.

 

             Ни  одного  действия  из  перечисленных  выше -  следователем  не  было  выполнено.

 

             Не  приняты решения:

 

         а)   по возбужденному  ранее уголовному делу по  ч.4  ст.159  УК  РФ   в  отношении  неустановленных  лиц (хотя  в  тексте  постановления  указывается  конкретно на  Ильницкого  В.Г.),   и

          б) по предъявленному  ранее Ильницкому  В.Г. обвинению  по  ч.4  ст.159  УК  РФ.

 

              Не  принято решения   в  соответствии  с  УПК  РФ  по  2-м  КУСП  от  11  октября  2018 года -  № 11902  и  №  11903.  

 

          Есть  конкретные судебные  решения, основанные на толковании, предложенном Конституционным Судом  Российской  Федерации:

 

       - Московский городской суд в апелляционном постановлении от 19.09.2018 года № 10-16422/18 согласился с Басманным районным судом  города  Москвы о возвращении дела прокурору, поскольку дело по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ было возбуждено не в отношении подсудимого;

 

      - Костромской областной суда в Справке о результатах обобщения апелляционно-кассационной практики Костромского областного суда за первый квартал 2019 года пришел к выводу, что «при появлении в процессе расследования ранее возбужденного уголовного дела новых повода и основания для возбуждения уголовного дела в отношении того же лица, но по другому факту, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа или следователь обязан вынести новое постановление о возбуждении уголовного дела, такое дело в силу ст. 153 УПК РФ в дальнейшем может быть соединено в одно производство с первоначально возбужденным». 

 

       Не возбуждение в отношении лица дела по новой  статье  УК  РФ  лишает его прав и свобод, предоставленных Конституцией РФ и законом:

      -  получить копию постановления о возбуждении уголовного дела,

       - иметь возможность его обжаловать в порядке ст.125 УПК РФ и др.  

      Предъявление обвинения не компенсирует эти изъяны.

 

       Если постановление о возбуждении уголовного дела на досудебной стадии как самостоятельный документ мог быть обжалован в суд, то в отношении постановления о привлечении в качестве обвиняемого обвиняемый такой возможности лишен. Если при обжаловании решения о возбуждении дела уголовное преследование может быть прекращено судом немедленно, то относительно предъявленного обвинения привлеченному к ответственности необходимо пройти все стадии предварительного и судебного следствий с применением к нему мер принуждения и ограничения свободы передвижения, и только при постановлении приговора по истечении значительного периода времени может быть решен вопрос законности обвинения.   

 

       Необходимость обязательного вынесения постановления о возбуждении уголовного дела вызывается следующими процессуальными соображениями:

 

      Первое. Постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное в отношении конкретного лица, позволяет ему своевременно реализовать свои права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

      Подозреваемый в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ приобретает право получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела. С этого момента он вправе обжаловать вынесенное постановление в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, прокурору либо руководителю следственного органа в порядке ст.124 УПК РФ.

       Когда не выносится постановление о возбуждении уголовного дела, лицо лишается целого ряда предусмотренных процессуальных прав, и, как результат, существенным образом страдает его право на судебную защиту.

 

      Второе. Возбуждению уголовного дела предшествует порядок, предусмотренный ст. 144 УПК РФ, включающий в себя необходимость проведения проверочных действий в установленные сроки.

      При проверке сообщения о преступлении следователь вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

       Процедура возбуждения уголовного дела призвана обеспечить принятие законного решения по результатам проведенной проверки.

       Предъявление обвинения лицу без возбуждения уголовного дела и без проведения проверки в порядке ст. 144 УПК РФ неизбежно связано с незаконным получением обвинительных доказательств в отношении данного лица в рамках другого уголовного дела.

 

       Третье. Часть 6 ст.148 УПК РФ гласит: «Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа».

        При невозбуждении уголовного дела лицо лишается возможности эффективного прокурорского надзора.

 

       Четвертое. Постановление о возбуждении уголовного дела позволяет определить его подследственность.

        Когда не выносится данное постановление, то возможны нарушения правил подследственности, предусмотренных ст. 151, 152 УПК РФ.

       Этим не только допускаются нарушения конституционных прав граждан, но и получаемые с нарушением правил подследственности  доказательства могут быть признаны не имеющими юридической силы.

 

       Эти нарушения  делают  обвинение  Ильницкому  В.Г.  не  конкретным.

 

       К основаниям возврата уголовного дела прокурору Пленум Верховного  Суда Российской  Федерации относит "неточность" и "неконкретность обвинения" (Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64 (абз. 2 п. 25); от 09.12.2008 N 25 (абз. 2 п. 3).

 

       Свои  доводы  я  хочу  подтвердить  примерами из судебной  практики  (для  правильности  позиции).

 

          Так,  Московский  городской  суд  в  апелляционном  постановлении  от  1  сентября  2016  года по делу  № 10-13855  указал:

          «…В соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ судья по собственной инициативе имеет право возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствии его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

       …Выводы суда о неконкретности предъявленного Степансу обвинения заслуживают внимания. Суд правильно пришел к выводу, что с целью защиты от предъявленного обвинения Степансу должно быть уточнено обвинение и указано, каким способом Степанс совершил преступление, конкретные действия Степанса при его совершении…».

       Отмечу,  что  подобных  решений   в  практике  Мосгорсуда немало.

 

          По  другим  регионам  России  практика  такая  же.  Так,  президиум  Волгоградского  областного суда  в  постановлении от 11 ноября 2015 года  № 44у-112/2015  указал:

        «..постановлением мирового судьи уголовное дело в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.159.4 УК РФ, возвращено прокурору г. Волгограда по основаниям п. п. 1, 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Мировой судья пришел к выводу, что допущенные при производстве предварительного следствия нарушения уголовно-процессуального закона, а также неконкретность обвинения, предъявленного А., исключают возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе составленного обвинительного заключения.

        При этом мировой судья сослался на то, что …обвинительное заключение составлено с нарушением требований ч.1 ст.220 УПК РФ, поскольку предъявленное А. обвинение неконкретно, в нем отсутствует указание на то, с какого времени обвиняемый имел возможность использовать похищенные денежные средства по своему усмотрению, что необходимо для юридической оценки деяния, как оконченного преступления, …

        …Согласно положениям, предусмотренным п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется. Согласно п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 171 УПК РФ предъявленное обвинение должно содержать описание преступления с указанием времени, места его совершения, характера и размера вреда, причиненного преступлением, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. п. 1- 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

        В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

        ….При данных обстоятельствах мировой судья обоснованно признал, что отсутствие в обвинительном заключении сведений об обстоятельствах, подлежащих обязательному установлению при обвинении А. в совершении инкриминированного деяния и имеющих значение по делу, исключает возможность рассмотрения уголовного дела на основании подобного обвинительного заключения в судебном заседании, поскольку неконкретизированность предъявленного А. обвинения препятствует определению точных пределов судебного разбирательства применительно к требованиям ст. 252 УПК РФ, лишает суд возможности дать деянию юридическую оценку, как оконченному преступлению, исчислить сроки давности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности, а также ущемляет гарантированное ему право знать, в чем он конкретно обвиняется (ст. 47 УПК РФ).

        …Поскольку определение существа обвинения и указание в нем всех фактических данных, подлежащих обязательному доказыванию на стадии досудебного производства, относится к исключительной компетенции стороны обвинения, мировой судья правильно сделал вывод о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в связи с допущенными органами следствия нарушениями ст.ст.171, 220 УПК РФ, препятствующими его рассмотрению судом по существу.

        …Причины, приведенные мировым судьей в обоснование необходимости возвращения уголовного дела прокурору, имеют существенное значение, и не могут быть устранены судебными инстанциями самостоятельно. При рассмотрении дела в соответствии с положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ, определяющей пределы судебного разбирательства, суд (мировой судья) не вправе выйти за рамки сформулированного в обвинительном заключении обвинения».

 

        До уточнения законодательных дефиниций при разрешении вопросов, связанных с возвращением судьей уголовного дела со стадии предварительного слушания, необходимо руководствоваться не только уголовно-процессуальными нормами, но и постановлениями Конституционного  Суда  Российской  Федерации.

 

         В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда"  разъясняется:

          «…неправильное применение положений Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, неправильная квалификация судом фактически совершенного обвиняемым деяния, а потому неверное установление основания уголовной ответственности и назначения наказания (хотя и в пределах санкции примененной статьи) влекут вынесение неправосудного приговора, что недопустимо в правовом государстве, императивом которого является верховенство права, и снижает авторитет суда и доверие к нему как органу правосудия. Продолжение же рассмотрения дела судом после того, как им были выявлены допущенные органами предварительного расследования процессуальные нарушения, которые препятствуют правильному рассмотрению дела и которые суд не может устранить самостоятельно, а стороны об их устранении не ходатайствовали, приводило бы к постановлению незаконного и необоснованного приговора и свидетельствовало бы о невыполнении судом возложенной на него Конституцией Российской Федерации функции осуществления правосудия.

     4. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, конституционное право каждого на судебную защиту подразумевает создание государством необходимых условий для эффективного и справедливого разбирательства дела прежде всего в суде первой инстанции, где подлежат разрешению все существенные для определения прав и обязанностей сторон вопросы.

           Поскольку конституционные принципы правосудия предполагают неукоснительное следование процедуре уголовного преследования, что гарантирует соблюдение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, суд, выявив допущенные органами дознания или предварительного следствия процессуальные нарушения, вправе принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу. Возвращая в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие процессуальные права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона, создание предпосылок для правильного применения норм уголовного закона дают возможность после устранения выявленных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия по нему решения. Тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право обвиняемого на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52), а также условия для вынесения судом правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2003 года N 2-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 16 мая 2007 года N 6-П и от 21 апреля 2010 года N 10-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2008 года N 1063-О-О и от 3 апреля 2012 года N 598-О)».

 

        Нарушены  положения  п.6 ч.1 ст.220  УПК  РФ,  гласящего:

        «1. В обвинительном заключении следователь указывает:

        …6) перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания;…».

        В  ходе  предварительного расследования  Ильницким  В.Г.   заявлялось как доказательство  защиты,  что в  соответствии  с  трудовым  договором  он  не занимался  финансовыми  операциями в  ООО  «Техно», на  должность обязанности  генерального директора  был  оформлен  на  полставки. 

        Вопросами  финансовой  деятельности занималась  управляющая  компания.

 

        Были  представлены  важные  для  правильного разрешения  дела документы:

        а) т.н.  «черная  касса»,  из  которой  следовало,  что  не  Ильницкий  В.Г.  занимался  вопросами  перевода  денег,  что  финансовыми  вопросами  ООО  «Техно»  занималась  группа  лиц,  в которую  он не  входил;    что  деньги¸ якобы  похищенные Ильницким  В.Г.,  пошли на  оплату  долей  Шеину В.Н.; платежи  учитывались  в реестре  платежей;

        б) был  представлен  заграничный  паспорт  Ильницкого  В.Г.,  из  которого  следовало,  в  частности, что   21  октября,  31  октября,  1  ноября  2016  года он находился  за  пределами  Российской  Федерации,  и,  следовательно,  не  мог  отдавать  распоряжения  на  перевод  денежных  средств  на  счет  ООО  «ТМ-Энерго».

 

        Все  эти  нарушения  уголовно-процессуального  закона, уверен,   видят  и  помощники   Таганского  межрайонного   прокурора,  однако  должной  реакции  не  проявляют.   Изложенное  приводит  к  длительному  затягиванию  процесса  и нарушению  прав  как  обвиняемого,  так  и  потерпевшего.

 

       На  основании изложенного,  -

 

П  Р О Ш У:

 

       1.        Обеспечить надлежащий прокурорский надзор в соответствии с ч.ч. 3 и 5 ст.37 УПК РФ и Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» за законностью уголовного процесса в Таганском районном суде города Москвы по уголовному делу в отношении Ильницкого Василия Григорьевича, обвиняемого по ч.4 ст.160 УК РФ

      2.         Отреагировать на очевидные факты существенного нарушения положений УПК РФ:

        -  проведено  предварительное  расследование  уголовного дела    с нарушением  территориальной  подследственности;

       - предварительное  расследование проведено  по  ч.4  ст.160  УК  РФ  без  возбуждения  уголовного дела  по этому  составу  преступления  и  без  постановления  о  переквалификации  действия  с  ч.4  ст.159  УК  РФ  на  ч.4  ст.160  УК  РФ.

 

 

 

- предварительноерасследование проведенопоч.4ст.160УКРФбезвозбужденияуголовного делапо этомусоставупреступленияибезпостановленияопереквалификациидействиясч.4ст.159УКРФнач.4 ст.160УКРФ.

 

 

 Адвокат                                                     

                                                                                                          М.И.Трепашкин

 

 

 

 

ИНСТРУКЦИЯ

О ПОРЯДКЕ РАССМОТРЕНИЯ ОБРАЩЕНИЙ И ПРИЕМА ГРАЖДАН

В ОРГАНАХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Утверждена

приказом Генерального прокурора

Российской Федерации

от 30.01.2013 N 45

 

       …2.10. Обращения, содержание которых свидетельствует о прямом вмешательстве авторов в компетенцию органов прокуратуры, может быть оставлено без рассмотрения. Об этом в течение 7 дней со дня регистрации автору обращения направляется мотивированное сообщение, которое подписывается начальником главного управления или управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Главной военной прокуратуры, старшим помощником прокурора или начальником управления (отдела) прокуратуры субъекта Российской Федерации, прокурором нижестоящей прокуратуры.

 

        P.S.  Получается,  что  мы  не  вправе  требовать,  чтобы  прокуроры субъекта  РФ  в  соответствии  с  ч.ч.3 и 5 ст.37  УПК  РФ   обеспечили  надлежащий,  установленный  федеральным  законом,  прокурорский  надзор.   И  поэтому,  в нарушение  ч.5  ст.37  УПК  РФ  в  суде  от  имени  государства  -  Российской  Федерации   вместо  прокурора  выступает  всего-навсего лишь  помощник  прокурора  или  старший  помощник  прокурора,  которые  нередко  и  законы  знает  лишь  поверхностно.  И  от  имени государства  мы  в  процессах  слышим  чаще  всего  мало аргументированные,  необоснованные  нормами  федеральных  законов,  запросы  на  строгое  наказание  невиновным  людям.

 

 

       Адвокат  М.И.Трепашкин

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив