Решение Конституционного Суда Российской Федерации по жалобе Шестуна А.В. касательно допуска нотариуса в СИЗО для заверения документов в сфере выборов

December 8, 2019

         Конституционный  Суд  Российской  Федерации в  лице  Председателя  Зорькина В.Д.  разъяснил,  что длительный  срок  недопуска  нотариуса  в  СИЗО для заверения   документов   в  период выборной  компании нужно  решать  иным  порядком,  а не  через  обращение  в  КС  РФ.

                                                                Конституционный Суд Российской Федерации

                                                                190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, д. 1

 

                                                                Заявитель:

 

                                                                Шестун Александр Вячеславович,

                                                                гражданин Российской Федерации,

                                                                содержащийся под стражей в ФКУ СИЗО-1

                                                                УФСИН России по городу Москве

                                                                107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18

 

                                                                Наименование и адрес государственных органов, 

                                                                издавших акты, которые подлежат проверке:

 

                                                                Государственная Дума Федерального Собрания

                                                                Российской Федерации

                                                                103265, Москва, ул. Охотный ряд, д. 1

 

                                                                Совет Федерации Федерального Собрания

                                                                Российской Федерации

                                                                103426, Москва, ул. Б. Дмитровка, д. 26

 

                                                                Президент Российской Федерации

                                                                103132, Москва, ул. Ильинка, д. 23

 

                                                                «           »  сентября  2019 года

 

 

ЖАЛОБА

на нарушение конституционных прав и свобод граждан
взаимосвязанными положениями частей третьей и шестой статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и пункта 9.1 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

 

        Александр Вячеславович Шестун (далее – заявитель), обвиняемый по уголовному делу и подвергнутый мере пресечения в виде заключения под стражу, оспаривает конституционность взаимосвязанных положений статьи 18 (части третья и шестая) Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и статьи 47 (пункт 9.1 части 4) Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Заявитель утверждает, что эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не обеспечивают доступа к нему нотариуса для заверения доверенностей в сфере выборов. В результате их применения умаляется право заявителя быть избранным.

 

       Настоящая жалоба состоит из шести разделов. В разделе I содержатся сведения об оспариваемых нормативных правовых актах. В разделе II указаны нормы Конституции (далее – Конституция) и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации (далее – Конституционный Суд). В разделе III приведены основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом. В разделе IV описаны фактические обстоятельства дела заявителя и сведения о применении судом обжалуемых норм. В разделе V находится позиция заявителя по поставленному им вопросу и её правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции. В разделе VI сформулировано требование, обращённое в связи с жалобой к Конституционному Суду.

 

       I. СВЕДЕНИЯ ОБ ОСПАРИВАЕМЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТАХ

 

       Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ (принят Государственной Думой 21 июня 1995 г.; первоначальный текст опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2759; редакция применённых в деле заявителя положений от 3 июля 2016 г. опубликована: Собрание законодательства Российской Федерации. 2016. № 27 (часть I). Ст. 4232):

 

       Статья 18. Свидания с защитником, родственниками и иными лицами

 

       <…>

       Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трёх часов каждое (часть третья).

<…>

       Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с нотариусом в целях, указанных в пункте 3.1 части четвёртой статьи 46 и пункте 9.1 части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Свидания предоставляются без ограничения их числа и продолжительности в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть участников свидания, но не слышать их. Свидания предоставляются по предъявлении нотариусом документов, подтверждающих его полномочия и удостоверяющих его личность. Нотариусу разрешается проносить на территорию места содержания под стражей только те предметы и документы, которые необходимы ему для удостоверения доверенности, в том числе технические средства (устройства), предназначенные для печати документов и снятия копий с документов (часть шестая).

 

       Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г., одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г., первоначальный текст опубликован: Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (часть I). Ст. 4921; редакция применённого в деле заявителя положения от 3 июля 2016 г. опубликована: Собрание законодательства Российской Федерации. 2016. № 27 (часть II). Ст. 4258):

 

          Статья 47. Обвиняемый

 

         <…>

         4. Обвиняемый вправе:

         <…>

         9.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

 

         II. НОРМЫ КОНСТИТУЦИИ И ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА «О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», ДАЮЩИЕ ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

 

         В соответствии со статьёй 125 (часть 4) Конституции Конституционный Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

 

         В соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации»:

 

         а) Конституционный Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, применённого в конкретном деле (статья 3, пункт 3 части первой);

         б) основанием к рассмотрению дела является, в частности, обнаружившаяся неопределённость в вопросе о том, соответствует ли Конституции закон (статья 36, часть вторая);

         в) Конституционный Суд принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (статья 74, часть вторая);

         г) правом на обращение в Конституционный Суд с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают, в числе прочих, граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, применённым в конкретном деле (статья 96, часть первая);

         д) жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

         1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

         2) закон применён в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде (статья 97).

 

***

         Настоящая жалоба касается проверки конституционности отдельных взаимосвязанных положений закона (раздел I жалобы) по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, применённых в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено в суде (раздел IV жалобы), и нарушающих его конституционные права (раздел V жалобы). Жалоба подана в срок, не превышающий одного года после рассмотрения дела в суде. На этом основании заявитель утверждает, что жалоба отвечает требованиям подведомственности Конституционному Суду и допустимости.

 

III. ОСНОВАНИЯ К РАССМОТРЕНИЮ ОБРАЩЕНИЯ
КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ

 

         Основанием к рассмотрению данной жалобы Конституционным Судом является неопределённость в том, соответствуют ли оспариваемые законоположения (раздел I настоящей жалобы) Конституции, её статьям 32 (часть 2) и 55 (части 2 и 3), поскольку эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не обеспечивают доступа к обвиняемому, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, нотариуса для заверения доверенностей в сфере выборов, притом что в такой ситуации без доступа нотариуса реализовать своё пассивное избирательное право этому лицу невозможно.

 

IV. ФАКТИЧЕСКИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА ЗАЯВИТЕЛЯ И СВЕДЕНИЯ
О ПРИМЕНЕНИИ СУДОМ ОБЖАЛУЕМЫХ НОРМ

 

А. Общие сведения

 

        13 июня 2018 г. в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «в» части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации. 14 июня 2018 г. заявителю была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (приложение № 3).

 

        С 16 июня 2018 г. по 17 июля 2018 г. заявитель содержался в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по городу Москве (далее – СИЗО-5), а в дальнейшем – в ФКУ СИЗО-2 ФСИН России (далее – СИЗО-2).

 

Б. Выдвижение кандидатом на выборах

 

         19 июня 2018 г. решением Совета депутатов Серпуховского района Московской области № 1/55 на 9 сентября 2018 г. были назначены выборы главы Серпуховского муниципального района Московской области. 7 июля 2018 г. заявитель выдвинул свою кандидатуру на этих выборах. В этот же день Территориальная избирательная комиссия Серпуховского района Московской области выдала представителю заявителя разрешение на открытие специального избирательного счёта кандидата (приложение № 4).

 

        9 июля 2018 г. в дополнительном офисе № 9040/02200 ПАО «Сбербанк» (142200, Московская область, Серпухов, ул. Луначарского, д. 33а) было зарегистрировано обращение представителя заявителя об открытии специального избирательного счёта кандидата.

 

        19 июля 2018 г. представитель заявителя получил письменный отказ № 180 709 0622 006400 в связи с тем, что кандидат не присутствует лично, а также в связи с тем, что от кандидата не назначен уполномоченный представитель по финансовым вопросам, зарегистрированный соответствующей избирательной комиссией (приложение № 5).

 

        28 июля 2018 г. представитель заявителя представил в Территориальную избирательную комиссию Серпуховского района Московской области документы для регистрации заявителя кандидатом на выборах главы Серпуховского района, за исключением уведомления с подтверждением об открытии специального избирательного счёта.

 

        6 августа 2018 г. Территориальная избирательная комиссия Серпуховского района Московской области отказала заявителю в регистрации кандидатом. Комиссия установила, что кандидатом не был создан избирательный фонд, в связи с чем все подписные листы были признаны изготовленными без оплаты за счёт средств избирательного фонда в нарушение требований статьи 29 (часть 2) Закона Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» (приложение № 6).

 

В. Недопуск нотариуса

 

         Адвокаты заявителя по его просьбе неоднократно обращались, соответственно, в СИЗО-5 и СИЗО-2 с требованиями допустить к нему нотариуса для заверения доверенности на уполномоченного представителя по финансовым вопросам, но получали отказ в связи с отсутствием письменного разрешения следователя.

 

         Cледователь, в производстве которого находится уголовное дело заявителя, адресовал начальнику СИЗО-2 письмо от 25 июля 2018 г. № 11802007703000166 в связи с обращением защитника заявителя о даче разрешения на удостоверение доверенности о представлении интересов заявителя, связанных с его выдвижением и участием в качестве кандидата в выборах главы Серпуховского муниципального района Московской области, в котором сказано, что органы следствия не усматривают препятствий в выполнении начальником СИЗО-2 указанных действий (приложение № 7). Письмом от той же даты данный следователь уведомил представителя заявителя о том, что его обращение о даче разрешения на удостоверение доверенности в сфере выборов рассмотрено, и положительное решение направлено начальнику СИЗО-2 (приложение № 8).

 

        25 и 27 июля 2018 г. по просьбе защитника заявителя в СИЗО-2 прибыл нотариус, но ему было отказано в допуске к заявителю под предлогом отсутствия разрешения следователя (приложения № 9 и 10).

 

        В соответствии с письменным ответом врио начальника СИЗО-2 защитнику заявителя от 1 августа 2018 г., содержащим ссылку на пункт 9.1 (части 4) статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статью 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (приложение № 11):

 

          «… обвиняемый вправе иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности. В остальных целях свидания нотариуса с обвиняемыми, содержащимися под стражей, предоставляются … на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

До настоящего времени письменного разрешения о проведении свидания обвиняемого … с нотариусом … в следственный изолятор не поступало».

 

        Согласно письменному ответу начальника СИЗО-5 защитнику заявителя от 7 августа 2018 г. (приложение № 12):

 

«… для удостоверения начальником следственного изолятора доверенности, на представление интересов обвиняемого содержащегося в следственном изоляторе по вопросам, выдвижения и участия в качестве кандидата в выборах, необходимо разрешение следователя, так же как и для остальных гражданско-правовых сделок.*

… свидание с нотариусом предоставляется с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело».

 

Г. Оспаривание недопуска нотариуса в судах

 

        3 сентября 2018 г. заявителем подан административный иск в Лефортовский районный суд Москвы на незаконность отказа в допуске нотариуса в СИЗО-2 (приложение № 13). Решением от 18 октября 2018 г. суд отказал в удовлетворении этого требования (приложение № 14). Ссылаясь на части третью и шестую статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и пункт 9.1 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации**, суд указал:

 

        «Порядок предоставления свиданий нотариуса с обвиняемым в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого не в сфере предпринимательской деятельности регулируется ч. 3 ст. 18 Закона о содержании под стражей как предоставление свиданий с родственниками и иными лицами, на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело».

 

         13 сентября 2018 г. заявителем подан административный иск в Головинский районный суд Москвы на незаконность отказа в допуске нотариуса в СИЗО-5 (приложение № 15). Решением от 26 ноября 2018 г. суд отказал в удовлетворении этого требования (приложение № 16). В решении со ссылкой на части третью и шестую статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и пункт 9.1 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отмечено:

 

         «… предоставление обвиняемому свидания с нотариусом по вопросам, не связанным с удостоверением доверенности на право представления его интересов в сфере предпринимательской деятельности согласно действующим нормам законодательства должно осуществляться как с иными лицами, то есть на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело».

 

         24 декабря 2018 г. заявитель обжаловал решение Головинского городского суда Москвы в Московском городском суде (приложение № 17). Апелляционным определением Московского городского суда от 14 марта 2019 г. это решение было оставлено без изменения (приложение № 18). Опираясь в том числе на части третью и шестую статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и пункт 9.1 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд отметил:

 

        «…уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено право на свидание без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности. В данном случае нотариус вызывался А.В. Шестуном в других целях».

 

         14 января 2019 г. заявитель обжаловал решение Лефортовского городского суда Москвы в Московском городском суде (приложение № 19). Апелляционным определением Московского городского суда от 16 января 2019 г. это решение было оставлено без изменения (приложение № 20). Суд, применив части третью и шестую статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и пункт 9.1 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, написал:

 

        «…по правилам части 6 статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” свидания с нотариусом предоставляются исключительно в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. Для иных целей, как в данном деле, на свидания с нотариусами распространяются требования части 3, части 4 статьи 18 названного Федерального закона, то есть свидания предоставляются на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, не более двух свиданий в месяц продолжительностью до трех часов каждое, под контролем сотрудников мест содержания под стражей.

<…>

Утверждения в жалобе о нарушении положений статей 17, 18, 45, 55 Конституции Российской Федерации несостоятельны, так как не свидетельствуют о том, что А.В. Шестун лишён был возможности получить свидание с нотариусом в порядке, предусмотренном законом для целей обеспечения своего участия в выборах в органы местного самоуправления».

 

        В кассационном порядке указанные судебные акты не обжаловались.

 

 

 

 

V. ПОЗИЦИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ ПО ПОСТАВЛЕННОМУ ИМ ВОПРОСУ
И ЕЁ ПРАВОВОЕ ОБОСНОВАНИЕ СО ССЫЛКОЙ НА СООТВЕТСТВУЮЩИЕ НОРМЫ КОНСТИТУЦИИ

 

        Заявитель утверждает, что в результате применения оспариваемых законоположений умаляется право граждан Российской Федерации, подвергнутых мере пресечения в виде заключения под стражу, быть избранными (статья 32, часть 2; статья 55, часть 2 Конституции), поскольку эти положения не обеспечивают доступа к ним нотариуса, притом что обязательным условием реализации пассивного избирательного права в порядке самовыдвижения таких лиц в избирательном округе численностью более пяти тысяч человек является назначение ими уполномоченного представителя по финансовым вопросам на основании нотариально заверенной доверенности.

 

       Далее это утверждение последовательно обосновывается.

 

       1. Лица, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, обладают пассивным избирательным правом.

 

       Конституция устанавливает, что граждане Российской Федерации имеют право быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 32, часть 2). Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда (статья 32, часть 3). Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3).

 

       Ограничения пассивного избирательного права урегулированы в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ с последующими изменениями (статья 4, пункты 1, 3-3.5, 5 и 7). Помимо уже процитированных конституционно закреплённых ограничений, это ограничения, связанные с возрастом, гражданством либо правом постоянного проживания в другом государстве, осуждением за преступления, назначением административного наказания, некоторыми допущенными лицом нарушениями и лишением отдельных прав. В случаях, предусмотренных этой правовой нормой, дополнительные условия реализации пассивного избирательного права (достижение определённого возраста и запрет одному и тому же лицу занимать одну и ту же выборную должность более установленного количества сроков подряд) могут в разных ситуациях устанавливаться федеральным законом, конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации, уставом муниципального образования (статья 4, пункты 1 и 6).

 

       Исходя из изложенного, ни Конституция, ни Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (которому в силу его статьи 1 (часть 6) не должны противоречить федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах и референдумах, принимаемые в Российской Федерации) не устанавливают специальных ограничений пассивного избирательного права для лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Это согласуется со статьёй 49 (часть 1) Конституции, гласящей, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

 

        2. Обязательное условие реализации пассивного избирательного права лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в порядке самовыдвижения – назначение ими уполномоченного представителя по финансовым вопросам на основании нотариально заверенной доверенности.

 

        Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» установлен общий порядок и условия реализации пассивного избирательного права (глава V и др.), который детализируется применительно к разным видам выборов другими законами, в том числе имеющим значение для настоящего дела Законом Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» от 4 июня 2013 г. № 46/2013-ОЗ с последующими изменениями.

 

        Данный закон предусматривает возможность выдвижения кандидатов в порядке самовыдвижения, производимого путём уведомления об этом избирательных комиссий, в которых будет осуществляться регистрация кандидатов. По общему правилу, самовыдвижение требует последующего сбора подписей в поддержку кандидата (статья 34, часть 1). Аналогичные положения содержатся в Законе Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» (статья 24, часть 1).

 

        Анализируя законодательное регулирование порядка реализации пассивного избирательного права в части сбора подписей, в том числе на выборах глав муниципальных образований, Конституционный Суд установил, что оно не выходит за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя, который вправе предусмотреть в интересах избирателей специальные предварительные условия, позволяющие исключить из избирательного процесса тех его участников, которые не имеют достаточной поддержки избирателей (постановления от 17 ноября 1998 г. № 26-П и от 11 июня 2002 г. № 10-П; определения от 25 марта 1999 г. № 32-О, от 6 июля 2010 г. № 1087-О-О, от 24 февраля 2011 г. № 202-О и др.).

 

        Для того чтобы осуществить сбор подписей в поддержку кандидата, требуется, помимо прочего, изготовить подписные листы за счёт средств соответствующего избирательного фонда (статья 37 (пункт 5) Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», статья 29 (часть 2) Закона Московской области «О муниципальных выборах в Московской области»). При этом все денежные средства, образующие избирательный фонд, перечисляются на специальный избирательный счёт, открытый с разрешения соответствующей комиссии кандидатом либо его уполномоченным представителем по финансовым вопросам, как правило, в филиале ПАО «Сбербанк России» (статья 58 (пункт 11) Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», статья 49 (часть 2) Закона Московской области «О муниципальных выборах в Московской области»).

 

        Необходимо обратить внимание на следующее. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» устанавливает, что при проведении выборов в органы местного самоуправления создание кандидатом избирательного фонда необязательно при условии, что число избирателей в избирательном округе не превышает пять тысяч и финансирование кандидатом своей избирательной кампании не производится (статья 58, пункт 1). Такое же положение содержится в Законе Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» (статья 49, часть 1). Однако, во-первых, эти правовые нормы не могли быть применены заявителем, поскольку выборы, в которых он участвовал, не отвечают требованиям по числу избирателей: в данном избирательном округе их более пяти тысяч человек. Во-вторых, ни федеральное законодательство о выборах, ни законодательство о выборах Московской области не оговаривают порядок изготовления подписных листов в случае несоздания кандидатом избирательного фонда, в том числе возможность их изготовления с иным порядком оплаты. В-третьих, даже если не принимать это в расчёт, кандидат, подвергнутый мере пресечения в виде заключения под стражу, ограниченный, как будет показано далее, в возможности назначить уполномоченного представителя по финансовым вопросам, окажется помимо своей воли ограничен и в возможностях ведения избирательной кампании.

 

        Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, оплатить изготовление подписных листов, что является обязательным этапом в реализации пассивного избирательного права самовыдвиженцев в избирательном округе численностью свыше пяти тысяч человек, без использования специального избирательного счёта невозможно. Открыть данный счёт может либо сам кандидат, либо уполномоченный представитель кандидата по финансовым вопросам.

 

       Как закреплено в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (статья 58, пункт 3), кандидат вправе (но не обязан без специального указания на то в законе) назначить уполномоченного представителя по финансовым вопросам. Закон Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» также исходит из того, что назначение уполномоченного по финансовым вопросам является правом кандидата (статья 50, часть 1).

 

       Вместе с тем для случаев, когда в отношении кандидата избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, назначение уполномоченного по финансовым вопросам становится обязательным условием реализации пассивного избирательного права кандидата – ввиду невозможности осуществлять необходимые действия лично.

 

       Закон Московской области «О муниципальных выборах в Московской области» закрепляет, что уполномоченный представитель по финансовым вопросам осуществляет свои действия на основании нотариально удостоверенной доверенности, выданной кандидатом (статья 50, часть 1). Регистрация уполномоченных представителей по финансовым вопросам осуществляется избирательной комиссией, организующей выборы, на основании заявления кандидата, избирательного объединения и указанной доверенности (статья 50, часть 3).

 

        Получается, что дабы соблюсти условия и порядок реализации пассивного избирательного права кандидатом-самовыдвиженцем, находящимся под стражей, а именно открыть специальный избирательный счёт и оплатить изготовление подписных листов, ему необходимо в обязательном порядке назначить уполномоченного представителя по финансовым вопросам на основании нотариально заверенной доверенности.

 

3. Обжалуемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не обеспечивают доступа к лицам, находящимся под стражей, нотариуса для заверения доверенностей в сфере выборов.

 

        Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации прямо не регулируют доступ нотариуса к лицам, находящимся под стражей, для заверения доверенностей в сфере выборов, в том числе на уполномоченного представителя по финансовым вопросам. В отличие от этого согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (статья 46, пункт 3.1 части 4; статья 47, пункт 9.1 части 4) подозреваемый и обвиняемый вправе

 

       «… с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности».

 

        К данным положениям уголовно-процессуального закона отсылает и статья 18 (часть шестая) Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»:

 

        «Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с нотариусом в целях, указанных в пункте 3.1 части четвёртой статьи 46 и пункте 9.1 части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Свидания предоставляются без ограничения их числа и продолжительности в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть участников свидания, но не слышать их. Свидания предоставляются по предъявлении нотариусом документов, подтверждающих его полномочия и удостоверяющих его личность. Нотариусу разрешается проносить на территорию места содержания под стражей только те предметы и документы, которые необходимы ему для удостоверения доверенности, в том числе технические средства (устройства), предназначенные для печати документов и снятия копий с документов».

 

        Из материалов дела заявителя следует, что правоприменители (администрация СИЗО-5, администрация СИЗО-2, Головинский районный суд Москвы, Лефортовский районный суд Москвы и Московский городской суд) толкуют положение статьи 18 (часть шестая) Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» как устанавливающее исключительный случай, когда доступ нотариуса к лицу, содержащемуся под стражей, осуществляется администрацией места содержания под стражей без каких-либо дополнительных условий – для заверения доверенностей в сфере предпринимательской деятельности. Если визит нотариуса имеет другую цель (в данном случае – заверить доверенность в сфере выборов, а именно на уполномоченного представителя по финансовым вопросам), то действует правило статьи 18 (часть третья) Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», согласно которому для осуществления свидания требуется письменное разрешение лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. С позиции данных органов, администрация места содержания под стражей не нарушит закон, отказав в допуске нотариуса к лицу, содержащемуся под стражей, без письменного разрешения следователя.

 

        Между тем понятие «письменное разрешение следователя» в законодательстве не раскрывается. Во-первых, не существует правовых норм, которые обязывали бы следователя давать такое разрешение, а равно соблюдать при этом установленные законами о выборах сроки избирательных действий, то есть обеспечивать обвиняемому реализацию его пассивного избирательного права. Во-вторых, не установлена форма письменного разрешения. Даже если следователь считает, что выдал разрешение, администрация места содержания под стражей может не воспринять формулировку именно как письменное разрешение следователя. В-третьих, не закреплён порядок и сроки выдачи письменного разрешения. Администрация может не получить его своевременно, и также не обязана учитывать при этом сроки избирательных действий. Ситуация, когда закон оставляет допуск к кандидату нотариуса для заверения доверенностей в сфере выборов, такой как доверенность на уполномоченного представителя по финансовым вопросам, на усмотрение лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, администрации места содержания под стражей, создаёт риск произвольного отношения к кандидатам и может приводить к невозможности реализации гражданами своего пассивного избирательного права, как это произошло в настоящем деле.

 

         Следовательно, оспариваемые законоположения нельзя расценивать как обеспечивающие доступ нотариуса к лицу, содержащемуся под стражей, для заверения доверенностей в сфере выборов. На их основании администрация места содержания под стражей может отказывать в таком доступе по причине отсутствия письменного разрешения следователя, а следователь – вовсе не выдавать разрешения или выдавать его без учёта сроков избирательных действий, которые в любом случае ограничены во времени. Суд же общей юрисдикции не располагает достаточными правовыми основаниями для защиты этой части пассивного избирательного права лиц, содержащихся под стражей.

 

      4. В результате применения оспариваемых законоположений умаляется пассивное избирательное право граждан Российской Федерации, подвергнутых мере пресечения в виде заключения под стражу.

 

        Конституция запрещает издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина (статья 55, часть 2). Процитированная ранее часть 3 той же статьи устанавливает конституционные критерии справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод.

 

         В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда государство в лице федерального законодателя может и, по сути, должно определять порядок и условия реализации гражданами Российской Федерации активного и пассивного избирательного права, в том числе порядок выдвижения кандидатов, при этом федеральный законодатель, осуществляя на основании статей 71 (пункт «в»), 72 (пункт «н» части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции соответствующее правовое регулирование, не должен допускать искажения конституционных принципов избирательного права, отмены или умаления самих принадлежащих гражданам Российской Федерации прав, с тем чтобы они не утрачивали своё реальное содержание, и обязан исходить из того, что в силу статьи 55 (часть 3) Конституции возможные ограничения этих прав федеральным законом должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерны им (постановления от 9 ноября 2009 г. № 16-П и от 22 декабря 2015 г. № 34-П). Предусмотренный законом порядок реализации пассивного избирательного права, в том числе выдвижения кандидатом, не должен вводить условия, исключающие возможность выдвижения кандидатами граждан, в отношении которых Конституцией и в соответствии с нею федеральным законом не установлены ограничения данного права (Постановление от 22 декабря 2015 г. № 34-П).

 

         Умаление и неконституционное ограничение пассивного избирательного права граждан Российской Федерации, подвергнутых мере пресечения в виде заключения под стражу, проявляется в данном случае в том, что его реализация ставится в зависимость от действий лица или органа,