Действия Шестуна А.В. не причинили тяжких последствий для администрации Серпуховского района


Генеральному прокурору

Российской Федерации Чайке Ю.Я.

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов Шестуна Александра

Вячеславовича (ордер в деле имеется)

По уголовному делу № 118022007703000166

ГСУ СК РФ

ЖАЛОБА

на незаконное уголовное преследование главы Серпуховского района Московской области Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ

Город Москва 19 сентября 2018 года

Прошу Вашего реагирования в соответствии со ст.37 УПК РФ и Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» по факту незаконного уголовного преследования главы Серпуховского муниципального района Московской области Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

Основания жалобы:

Как следует из постановления о возбуждении уголовного дела № 118022007703000166 в отношении Шестуна А.В. от 13 июня 2018 года и из постановления о привлечении Шестуна А.В. в качестве обвиняемого:

«…в результате указанных преступных действий Шестуна А.В. из собственности Серпуховского муниципального района незаконно выбыли земельные участки и наступили тяжкие последствия в виде причинения бюджету района ущерба в особо крупном размере 62 882 674 руб. 36 коп.»

Указанная формулировка обвинения не соответствует закону, является необоснованной, произвольно придуманной, что повлекло незаконное обвинение Шестуна по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

Установлено, что не наступило никаких тяжких последствий для бюджета Серпуховского района Московской области.

Согласно пункту 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий следует понимать последствия совершения преступления в виде:

крупных аварий и

длительной остановки транспорта или

производственного процесса,

иного нарушения деятельности организации,

причинение значительного материального ущерба,

причинение смерти по неосторожности,

самоубийство или

покушение на самоубийство потерпевшего и т. п.

При этом, первые четыре вида последствий напрямую имеют отношение к учреждениям и организациям. Признак «причинение значительного материального ущерба», как правило, относится к физическим лицам, а к организациям относится только наряду с другими признаками (последствиями):

а) указанными выше в первых 4-х строках видами, а также

б) если это привело к банкротству предприятия,

в) если это привело к воспрепятствованию осуществления государственными органами или общественными организациями существенных социальных, экономических или иных функций,

г) если создало угрозу финансовой стабильности.

Отдельными видами являются последствия, которые привели или создали угрозу общественной или государственной безопасности.

Для физических лиц тяжкими последствиями является не любое причинение материального ущерба, а только такое, которое привело к экономическому разорению потерпевшего, его банкротству, голоду, создало угрозу физическому здоровью и даже наступлению смерти (малоимущий или пенсионер лишается последних денег, больной не может оплатить срочное лечение и т.п.). В то же время не могут быть признаны тяжкими последствиями, например, хищения сотен миллионов рублей у крупного предприятия, если похищенные суммы не повлияли на нормальное функционирование этого предприятия.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации Ф в пункте 3 Постановления от 5 ноября 1998 года № 14 (об экологических правонарушениях) к тяжким последствиям отнес:

существенное ухудшение качества окружающей среды или состояния ее объектов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых и материальных затрат;

уничтожение отдельных объектов;

деградация земель и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию".

В этом случае страдают общественная безопасность, здоровье отдельного человека и населения в целом, под угрозой оказываются популяции водного, животного и растительного мира.

Неправильное определение тяжких последствий при материальном ущербе может привести к неверной квалификации содеянного. При определении тяжких последствий необходимо соотносить размер причиненного ущерба с активами организации. Это позволит определить, действительно ли причиненный ущерб является тяжким для конкретной организации.

Является ли указанный в обвинении Шестуну А.В. ущерб в сумме 62.882.674 рубля 36 копеек тяжким для бюджета Серпуховского района Московской области? - Вне всяких сомнений, - НЕ ЯВЛЯЕТСЯ. И никаких тяжких последствий из числа указанных выше и каких-либо иных эта сумма для бюджета района не может вызвать.

Бюджет Серпуховского муниципального района составлял:

на 2007 год: по доходам 888 497,5 т.р. и по расходам 923 159,0 т.р.

на 2008 год: по доходам 942 869,0 т.р. и по расходам 979 500,1 т.р.

на 2009 год: по доходам 1 053 654,3 т.р. и по расходам 1 084 033,5 т.р.

на 2010 год: по доходам 767 175 т.р. и по расходам 784 204 т.р.

на 2011 год: по доходам 1438 364 т.р. и по расходам 1 224 413,8 т.р.

на 2012 год: по доходам 1 332,187 т.р. по расходам 1 311 943,5 т.р.

на 2013 год: по доходам 1 370 126, 3 т.р. и по расходам 1 400 067,7 т.р.

на 2014 год: по доходам 1 192 617 т.р. и по расходам 1 211 158 т.р.

на 2015 год: по доходам 1 293 817 т.р. и по расходам 1 341 917 т.р.

на 2016 год: по доходам 1 427 296 т.р. и по расходам 1 442 199, 8 т.р.

на 2017 год: по доходам 1941,8 т.р. и по расходам 1 912,4 т.р.

на 2018 год: по доходам 2 308,4 т.р. и по расходам 1 426,1 т.р.

Приравнивать «тяжкие последствия» к «особо крупному размеру ущерба» (по аналогии со ст.ст.158-159 УК РФ) - не правильно, является не редкой теоретической ошибкой следователя. Доктрина советского и российского уголовного права стоит на том, что оценочный признак состава преступления «тяжкие последствия» должен толковаться буквально. Если для раскрытия смысла слова «тяжкий» обратиться к словарям синонимов, то узнаем, что «тяжкий» — значит «невыносимый», «мучительный», «бедственный». В результате преступления по ст.286 УК РФ должно произойти серьезное ухудшение чего-то важного для организации. Например, банкротство организации, резко ухудшившиеся условия ее деятельности, увольнение работников, серьезный вред населению и т. д. Но никак, например, не упущенная выгода или снижение темпов роста производства. Поскольку Пленум ВС РФ поместил «значительный материальный ущерб» между «крупной аварией» и «причинением смерти», это должно ориентировать правоохранителей на то, чтобы в каждом конкретном случае учитывалась соразмерность размера ущерба с масштабами организации, общим объемом ее имущества, «бедственностью», возникшей в прямой причинной связи с материальным ущербом. Нельзя квалифицировать тяжкие последствия только по абсолютной величине ущерба.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29.03.2017 года № 69-П17ПРСС гласит:

«…По смыслу уголовного закона, который также не содержит перечень тяжких последствий, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, их тяжесть в каждом конкретном случае оценивается судом с учетом всех обстоятельств дела, в том числе с учетом специфики преступления, объема (размера) нарушений прав и законных интересов граждан, организаций, общества и государства, а также иных обстоятельств, связанных с наступлением в результате преступления таких последствий».

Таким образом, по материалам дела можно сделать однозначный вывод, что тяжкие последствия для бюджета Серпуховского муниципального района Московской области от указанных в обвинении действий Шестуна А.В. - не наступили. Кроме того, при определении суммы ущерба следовало бы учесть полученную за участки сумму денежных средств, а также уплаченные налоги и иные платежи.

Сумма в размере 62 млн.рублей составляет менее 3% от бюджета Серпуховского района в 2011 году, поэтому не может быть значительной, не говоря уже о «вызванных тяжких последствиях».

Признак «тяжкие последствия» в постановлении о привлечении Шестуна А.В. в качестве обвиняемого по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ - теоритическая ошибка.

Следователь по особо важным делам первого следственного отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики ГСУ Следственного комитета Российской Федерации полковник юстиции Видюков Р.А., отказывая мне как защитнику в прекращении уголовного преследования Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, в постановлении от 13 августа 2018 года указал лишь на то, что:

а) диспозиция п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ «не содержит исчерпывающий перечень тяжких последствий, которые должны оцениваться с учетом материалов конкретного уголовного дела и причинения потерпевшему лицу вреда и ущерба». Это мною как раз и не отрицается;

б) доводы защиты о том, что «сумма в размере 62 млн.рублей не может быть значительной для бюджета Серпуховского муниципального района, несостоятельны, является версией стороны защиты, направленной на уклонение от ответственности за совершенное преступление, путем мнимого уменьшения наступивших негативных последствий, и полностью опровергается материалами уголовного дела».

Такой ответ не только не серьезный и юридически необоснованный, но и направлен на сокрытие факта незаконного уголовного преследования Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

Во-первых, термины «негативные последствий», «значительной для бюджета» - это не ТЯЖКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ, о чем идет речь в п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

Во-вторых, если следователь ссылается на материалы уголовного дела, то обязан указать, что «тяжкие последствия» имеются и назвать, какие именно тяжкие последствия. Однако, никаких тяжких последствие не указано ни в постановлении о возбуждении уголовного дела (хотя обвиняемый имеет право знать о таких ТЯЖКИХ последствиях), ни в обвинении Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ (что свидетельствует о неконкретности обвинения, нарушении ст.5 УК РФ и ст.171 УПК РФ).

Текст постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Шестуна А.В. и привлечении его в качестве обвиняемого по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ свидетельствует лишь о юридической ошибке при расширительной трактовке терминов уголовного права России и является последствием слабой юридической подготовки. Прошу обратить на это внимание, ибо речь идет о судьбе человека, к тому же имеющие немалые заслуги в развитии Серпуховского муниципального района Московской области.

На основании изложенного, -

ПРОШУ:

1. Запросить материалы уголовного дела № 118022007703000166 в отношении Шестуна А.В. для проверки доводов данной жалобы.

2. Признать незаконным постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Шестуна А.В. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ от 13 июня 2018 года, и потребовать от руководителя ГСУ СК РФ устранения нарушений федерального законодательства.

Адвокат

М.И.Трепашкин

Следователю по особо важным делам

Главного следственного управления

Следственного комитета Российской

Федерации Видюкову Р.А.

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемого Шестуна

Александра Вячеславовича

ЗАЯВЛЕНИЕ

об установлении права на реабилитацию

Город Москва 8 августа 2019 года

Настоящее уголовное дело № 111802007703000166 в отношении Шестуна А.В. возбуждено начальником ГСУ СК РФ генерал-лейтенантом юстиции Кабурнеевым Э.В. 13 июня 2018 года по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, при отсутствии признаков указанного состава преступления.

14 июня 2018 года Шестуну А.В. предъявлено обвинение по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, в нарушение положений ст.171 УПК РФ (без достаточной совокупности доказательств, ибо отсутствовали тяжкие последствия для Серпуховского района Московской области). Тогда же ему избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

8 августа 2018 года Басманным районным судом города Москвы обвиняемому по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ Шестуну А.В. срок содержания под стражей был продлен на 3 месяца, а всего до 5 месяцев, то есть до 13 ноября 2018 года.

24 августа 2018 года в отношении Шестуна А.В. возбуждено новое уголовное дело № 111802007703000263, которые было соединено в одно производство с уголовным делом № 111802007703000166.

12 сентября 2018 года в рамках расследования уголовного дела под № 111802007703000166 Шестуну А.В. предъявлено обвинение в новом объеме: по ч.4 ст.159, п. «б» ч.4 ст.171.1, ст.289 УК РФ. Последнее постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (в новом объеме) по одному и тому же уголовному уделу исключает прежнее обвинение.

То обвинение по п. «б» ч.3 ст.286 УК РФ, по которому:

- возбуждалось уголовное дело № 111802007703000166, и

- по которому избиралась стража в отношении Шестуна А.А. 14 июня 2018 года,

- по которому срок содержания под стражей продлевался до 5 месяцев - из обвинения Шестуну А.В. исчезло.

Постановление о прекращении уголовного преследования по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, которое в соответствии с требованиями УПК РФ должно выноситься немедленно, - не выносилось до 18 июля 2019 года. Оно вынесено по истечении 1 года 1 месяца и 5 суток после возбуждения уголовного дела. На протяжении этого периода времени Шестун А.В. подвергнут незаконному уголовному преследованию по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

При этом следует отметить:

1 февраля 2019 года в отношении Шестуна А.В. было возбуждено уголовное дело № 11902007703000018 по ч.6 ст.290 УК РФ.

16 июля 2019 года в отношении Шестуна А.В. было возбуждено уголовное дело № 11902007703000209 по ст.289 УК РФ.

18 июля 2019 года Шестуну А.В. предъявлено обвинение в новом (окончательном) объеме: по ч.4 ст.159, п. «б» ч.4 ст.171.1, ст.289, ч.6 ст.290 УК РФ.

18 июля 2019 года следователем по особо важным делам ГСУ СК РФ полковником юстиции Видюковым Р.А. постановление о частичном прекращении уголовного преследования Шестуна А.В., в частности, прекращено уголовное преследование по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, то есть по тому обвинению, по которому возбуждалось уголовное дело, по которому его заключили под стражу и по которому срок содержания под стражей продлевался до 5 месяцев, - в связи с отсутствием в деяниях Шестуна А.В. признаков данного состава преступления, то есть по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Постановления о переквалификации - не выносилось, в деле такое отсутствует.

Согласно ст.ст.133-134 УПК РФ, обвиняемый, в случаях частичной отмены обвинения и прекращения уголовного преследования в части, имеет право на реабилитацию. Право на реабилитацию признается тем должностным лицом, которое принимает решение о частичном прекращении уголовного преследования, и это должно отражаться в резолютивной части постановления о прекращении уголовного преследования.

Пункт 3 ч.2 ст. 133 УПК РФ («Основания возникновения права на реабилитацию») гласит:

«…2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

…3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса…».

Часть 3 ст.133 УПК РФ гласит:

«…3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу».

Пункт 9 Постановления Плену Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» гласит:

«Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении его оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера».

Пункт 2 того же Постановления Пленума гласит:

«С учетом положений части 2 статьи 133 и части 2 статьи 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в части 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам».

Пункт 3 того же Постановления Пленума гласит:

«…3. Исходя из положений Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, и пункта 4 части 2 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже)».

Часть 1 ст.134 УПК РФ («Признание права на реабилитацию») гласит:

«1. Суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием».

Следователь по особо важным делам ГСУ СК РФ полковник юстиции Видюков Р.А. в постановлении о частичном прекращении уголовного преследования Шестуна А.В. от 18 июля 2019 года не разъяснил ему, как того требует УПК РФ, право на частичную реабилитацию по оправдательной части постановления, чем ущемил Шестуна А.В. в его правах.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями ст.ст.133-134 УПК РФ, -

ПРОШУ:

1. Признать за Шестуном Александром Вячеславовичем право на реабилитацию в части обвинения по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ, по которому :

- возбуждалось уголовное дело №111802007703000166,

- избиралась стража в отношении Шестуна А.В. 14июня 2018 года,

- продлевался срок содержания под стражей до 5 месяцев,

- осуществлялось уголовное преследование в течение 1 года 1 месяца и 5 суток,

в связи с прекращением в отношении него по постановлению от 18 июля 2019 года уголовного преследования по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ за отсутствием состава преступления, то есть по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

2. Направить реабилитированному Шестуну А.В. дополнительное извещение с разъяснением права на реабилитацию, связанного с уголовным преследованием (часть 1 статьи 134 УПК РФ).

Адвокат

М.И.Трепашкин

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
Поиск по тегам