Лишившийся мошенниками единственного жилья ветеран Шопин В.А. из-за бездействия МВД обратился к Президенту России

July 13, 2019

                                                                          Президенту  Российской  Федерации

                                                                          Путину  В.В.

 

                                                                    от Шопина Виталия Александровича,

                                                                         17.06.1956 года рождения,  офицера 

                                                                         запаса, ветерана  военной  службы,           

                                                                         паспорт  гражданина РФ серии            

                                                                         45 15  № 062882 выдан отделом УФМС

                                                                           России  по гор. Москве по району

                                                                           Коньково, адрес для почтовой

                                                                           корреспонденции: 119002, гор.Москва,

                                                                           ул.Арбат, д.35, офис  574

 

 

Правоохранительные  органы  игнорируют 

статью 45  Конституции  России,  гарантирующую

гражданам защиту  от  преступлений

 

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

  в связи  с   бездействием  полиции  и   волокиту

 по  факту  совершения  тяжкого преступления

 

Уважаемый   Владимир  Владимирович!

 

        Обращаюсь  к  Вам  как  гаранту  Конституции  России  с  просьбой  о  защите  нас,  пенсионеров  и  инвалидов, от  групп  мошенников,  похищающих преступным  путем  наше единственное  жилье.

 

        Органы  полиции  России,  не  желая  исполнять  положения Конституции  России,  федеральные  законы  и  требования УПК  РФ, создали  порочную  систему  сокрытия  таких  преступлений. После  подачи  заявления  о  совершении  тяжкого  преступления,   нас стариков  и  инвалидов годами  гоняют «по  кругу»,  каждый  раз направляя  заявление  о  совершении  преступления  не  в  следственный  орган,  а  участковому  инспектору  полиции,  который  не  уполномочен  заниматься  доследственной проверкой. Тяжкое  преступление  обязан  расследовать  следователь,  однако  наши  заявления  переправляют  участковому  оперуполномоченному,  который  не  имеет  полномочий  проводить  расследование  по  тяжкому  преступления  (ч.4  ст.159  УК  РФ)  и  выносит  постановление  об  отказе  в  возбуждении  уголовного дела.  По нашим  жалобам  прокуратура  отменяет такое  решение  участкового  полицейского,  но  вместо  следователя  материалы  снова  направляются  этому  же  не  уполномоченному  проводить  следствие   участковому  полицейскому.  И  так  годами.   Когда  в  конце  концов  после  сотен  жалоб   и  по  истечение  3-х  и более  лет материалы  попадают  следователю,  снова  начинается  волокита  с  решением в опроса  о  возбуждении  уголовного дела.   К  этому  времени  квартира  мошенниками  уже  перепродается  по несколько раз. 

         По  причине  этой  сложившейся   порочной  и  явно незаконной   системы рассмотрения  заявлений  о преступлении,  мы  становимся  БОМЖами  на  многие  годы,  лишаемся  на  старости заслуженных  многолетним  трудом  и  военной  службой  льгот.  Многие  умирают  не  дождавшись  справедливого расследования  и  возврата  им  похищенных  квартир.

        Мое  заявление  о  мошенническом  хищении   единственного жилья   рассматривается  с  15  июня 2015  года (3  года  и  почти  6  месяцев).  С  мая  2018 года   материалы  проверки  находятся  в  СЧ  СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  для  решения  вопроса  о  возбуждении  уголовного дела.    Следователь  Колачева  Юлия  Николаевна  (тел.8-915-288-80-55) на  протяжении  уже нескольких  месяцев  не  возбуждает уголовного дела, хотя  ей  переданы все  доказательства  мошенничества,  в  том  числе  3  заключения  экспертов,  которые    указывают на  то,  что  мои  подписи  и  рукописная  запись в  договоре  купли-продажи  квартиры  и  в  акте  ее  передачи  -  поддельные.   Пока  следователь  тянет  решение  вопроса  о возбуждении  уголовного дела  моя  квартира   перепродается,  чтобы  затруднить  процедуру  возврата. 

 

        Статья  45  Конституции  России  гласит:

      «1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется».

        

          Мы  просим  у  Вас  этой  государственной  защиты.  Ибо  органы  МВД  России  и  прокуратура  нам  такой  защиты  предоставить не могут,  а,  скорее всего,  просто  не  желают.

 

        На  основании  изложенного,  руководствуясь  ст.ст.45, 46,  52   Конституции  России,  Определениями  Конституционного Суда  Российской  Федерации и  УПК  РФ,  Федеральным  законом  «О  полиции»,   - 

 

П Р О Ш У:

 

        Поручить Министру  внутренних  дел  Российской  Федерации   и  Генеральному  прокурору  Российской  Федерации  проверить  доводы  данного  моего обращения  в  целях  принятия мер  должного реагирования  по  фактам  сложившейся  порочной  практики проверки  заявлений  о  совершении  тяжких  преступлений,  а  также  на бездействия  сотрудников  полиции, более 3-годичной волокиты  при проверке моего  заявления  о совершении  тяжкого  преступления,  и  защиты  нас  пенсионеров   от  группы мошенников,  в  частности,  обманным  путем  завладевшими  моим   единственным  жильем -  2-комнатной квартирой  по  адресу: город  Москва,  ул.Профсоюзная, дом 110,  корпус 3, кв.81,  выселив  из  нее  меня  и  моего  престарелого  отца,  также  военного  пенсионера,  инвалида  2  группы, сделав  нас  БОМЖами и  лишив  полученных  ранее  социальных льгот.

 

      С  уважением  и надеждой  на  реагирование

                                                                                                  

                                                                                                        В.А.Шопин

 

 

  Приложение  о  сути дела  на  _________ листах

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Суть  дела  и  причина  обращения

 

      С  1982 года  я  проживал  в 2-комнатной  кооперативной квартире  по  адресу:  город  Москва,  ул.Профсоюзная, дом 110,  корпус 3,  кв.81,  являясь  её  собственником.  Вместе  со  мной  в  указанной  квартире    был  зарегистрирован  и  проживал  мой  отец  -  Шопин  Александр Иванович,  также  офицер  запаса,  инвалид  2  группы.  Мы  -  москвичи-льготники.  Кроме  того,  я  хранил  по  указанному  адресу  оружие, на  которое  у  меня  было  разрешение.

 

     13  декабря  2003 года  я  заключил  брак  с  гражданкой  Дроздовой (Ворсиной, Блохиной)  Лидией  Адександровной.  

      В  2011  году   по  просьбе  сына  Дроздовой  Лидии  Александровны  (не  от  совместного  брака)  -  Дроздова  Николая  Николаевича  я  разрешил  сдать  свою  квартиру  в  аренду  (поднаем),  так  как  Дроздов  Н.Н.  не  мог найти работу   и  жаловался  на  отсутствие  денег.   А мы  с  отцом  решили  переехать  временно  проживать  в  Подмосковье.  Дроздову  Н.Н.  я  дал  доверенность  только  на  сдачу  от  моего  имени  квартиры  в  аренду.  Других  каких-либо  доверенностей  я не  давал  ни  Дроздову  Н.Н.,  ни  каким-либо иным  лицам. 

       В середине  2015 года  я  обнаружил,  что  мое  и  моего  пожилого отца единственное  жилье,  где мы были  зарегистрированы на  постоянной  основе   -  квартира  по адресу: 117437, г.Москва, ул. Профсоюзная, д. 110, корп. 3, кв. 81, принадлежит уже  другим  лицам,  а  я  и  отец выписаны  в  никуда,  то  есть  стали  БОМЖами,  потеряв  право  на  заслуженные  нами  московские льготы. 

      Кроме  того,  я  узнал,  через  мировой  суд  в  мое  отсутствие  24  апреля  2015 года  был  расторгнут брак  с  Дроздовой  Л.А.  

      

        Как  оказалось,  еще в  декабре  2011 года сын   Дроздовой Лидии Александровны – Дроздов  Николай  Николаевич,   21  мая  1982  года рождения,  совместно  со  своей  женой  Заглазеевой  М.В.,  их  знакомым  Гавриловым А.В.   и  другими  лицами,  похитили  мою квартиру,  переоформив  её  на  первых  2-х  лиц.   На тот момент  я  доверял Дроздову Н.Н. (все  же  пасынок) и даже не подозревал, что он может меня обмануть.  С  уверенностью  могу  утверждать,  что речи  о продаже  квартиры  никогда не  шло,  денег  даже  за  аренду мне  никто никогда не  давал.  Дроздов  Н.Н. обещал только платить  коммунальные  платежи  за  квартиру. Я  в  большей  части проживал  за  городом,   в  квартиру  заезжал  после  этого редко, считая,  что  Николай  её  сдает,  лично  я платил  исправно платежи  в  кооператив  вплоть  до  2015 года, поэтому на протяжении  более  3-х  лет не  обнаружил  факт  мошенничества. 

 

          По прошествии более 3 лет Дроздов Н.Н.  неожиданно  предъявил мне договор купли-продажи еще от 13 декабря  2011 года, согласно  которому я якобы  продал ему, Дроздову Николаю Николаевичу, 21.05.1982 г.рождения,  и Заглазеевой Марии Владимировне, 15.08.1986 г.рождения, свою единственную квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул.Профсоюзная, д.110, корп.3, кв.81  за  2.500.000 (два  миллиона  пятьсот тысяч)  рублей.  Я  был  шокирован  таким  мошенничеством.  В  договоре стояла  не  моя  подпись.  Даже  не  вооруженным  взглядом  видно,  что  все  три  подписи  в  договоре  от  3-х  разных  лиц исполнены  одним  и  тем  же  лицом,  но не мною.

 

          Я  никогда бы осознанно, находясь в здравом уме,  не подписал бы подобный документ, потому как указанная квартира:

       а)   является моей единственной жилплощадью  (другого жилья  не  имею);

        б) данная квартира принадлежит мне на праве собственности на основании справки ЖСК о выплаченном пае от 05.03.2003  года,  о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним  3 апреля 2004 года сделана запись регистрации №  77-01/ 1 6\275/2003-3 62;

        в)  в  ней  прописан  был  еще  и  мой  отец  Шопин  Александр  Иванович,  1935  г.рождения,  инвалид  2  группы,  у  которого тоже  это  было  единственное  жильё.

 

        Никаких  денег  я  от  Дроздова  Н.Н. не получал, хотя  в  договоре  было записано,  что деньги мною  якобы были получены  еще  до заключения  договора.  Это  все  придумано  было Дроздовым  Н.Н.     Он и  его  сообщница  Заглазеева  М.В.  никогда не имели таких  денег.

        В  договоре, который мне предъявил Дроздов Н.Н.,  стояла  подпись,  подделанная  под  мою.   При  том,   подписи подделаны не  только  в  договоре  купли-продажи, но  также  в  акте  приема-передачи  квартиры  и  в  доверенности от  моего  имени на некоего  Гаврилова  Антона  Владимировича,  которого  я  не  знаю  вообще.  Об  этих  документах  я  узнал  лишь из материалов  гражданского  дела  в  Черемушкинском  районном суде города  Москвы,  когда  меня  изгоняли  (выписывали  и  выселяли) из  собственной  квартиры.

        Именно  в  материалах  гражданского дела  была обнаружена  копия доверенности,  которую  я якобы  выдал  15  декабря  2011 года некоему  Гаврилову Антону  Владимировичу  заниматься  продажей  моей  квартиры.  Еще  раз  хочу  подчеркнуть,  я  такого лица  не знаю,  подпись  на  доверенности  стоит  не  моя.  Я  не мог незнакомому  мне  человеку  поручать продажу  своего жилья.

        Чуть  позже  я  выяснил,  что  Гаврилов  А.В.  -  это знакомый  Дроздова  Н.Н. и  Заглазеевой  М.В.,  которому  они  также  выдавали доверенность  (оригинал имеется  в  материалах  Росреестра).   Доверенность  выдана  якобы  Врио  нотариуса  Левченковым  Борисом  Павловичем.  Однако,  по  данным  Нотариальной  палаты города  Москвы   нотариус Левченков  Б.П.  приказом  от  2009 года  был  лишен  статуса  нотариуса  по  компрометирующим  основаниям и  поэтому  не  мог  исполнять  даже  временно  обязанности  нотариуса  в  2011 году.   Вызывает  сомнения  и  тот  факт,  что  доверенность выдавалась  в  Солнцево,   т.е.  в  том  отдаленном  от нас  районе,  с  которым  ничего  и ни  у кого не было  связано.

 

       Считаю, что Дроздов Н.Н. и Заглазеева М.В.  действовали в составе группы лиц по предварительному сговору  для  совершения  в  отношении меня  мошенничества  в  особо  крупных размерах. На момент совершения сделки Заглазеева М.В  являлась супругой Дроздова Н.Н., т.е. между ними имелась устойчивая социальная связь. В их действиях усматриваются признали преступления, предусмотренного ч. 4 ст.159 УК РФ, а именно: Мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.   В  настоящее время  Заглазеева  М.В.  сменила  фамилию на  Ворошилову  Марию  Владимировну.

 

       Таким образом, я и мой пожилой отец инвалид  2  группы Шопин А.И.‚  были лишены жилплощади, а значит медицинского и социального обеспечения. Другой  жилплощади мы не имеем.

   

         Я обращался с  заявлениями  о  совершении  преступления  в  различные  подразделения  полиции,  в  том  числе  в отдел МВД России по району Коньково г.Москвы, начиная  с  18  июня  2015 года  (КУСП №  12661 от 18.06.2015 г.), но в возбуждении уголовного дела мне постоянно отказывали.  Потом  прокуратура  отменяла  отказы  и  так  длится  по  кругу  уже  более  3-х лет.  Многократно просили  предпринять меры  по наложению  ареста на  квартиру,  однако  нам  в этом  отказывали,  поясняя,  что  квартира  уже не моя. 

 

         Мое  заявление  о  мошенническом  хищении   единственного жилья   рассматривается  с  15  июня 2015  года (более  3-х  лет).  С  мая  2018 года   материалы  проверки  находятся  в  СЧ  СУ  УВД  по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  для  решения  вопроса  о  возбуждении  уголовного дела.    Следователь  Колачева  Юлия  Николаевна  (тел.8-915-288-80-55) на  протяжении  уже нескольких  месяцев  не  возбуждает уголовного дела, хотя  ей  переданы все  доказательства  мошенничества,  в  том  числе  3  заключения  экспертов,  которые    указывают на  то,  что  мои  подписи  в  договоре  купли-продажи  квартиры  и  в  акте  ее  передачи  -  поддельные.   Пока  следователь  тянет  с решением  вопроса  о возбуждении  уголовного дела, -   моя  квартира   перепродается,  чтобы  затруднить  процедуру  последующего  ее возврата.   

        Фактически  следователь  бездействует,  не  желая  выполнять свои  должностные  полномочия,  которыми  его наделило государства  специально  в  целях  расследования  преступлений.     

 

       В  Росреестре  имеются  оригиналы  документов  с  поддельными  подписями,  есть   важные  документы  в  материалах  гражданских  судов,  в  нотариальной  конторе.  Однако,  эти  материалы не  запрошены  и  не  осмотрены,  не  проводится  необходимые проверочные  мероприятия.  Экспертизы  по  поддельности  подписей не  проведены.   Я   вынужден  был лично  обратиться  к  специалистам  -  экспертам  по  почерку,  которые  дали  заключения  по результатам  исследования  фотокопий  документов  Росреестра и  оригиналов  с  образцами  моего  почерка,  что  подписи и  рукописная  запись от  моего  имени  в  договоре  купли-продажи  и  в  передаточном  акте  ПОДДЕЛАНЫ,  то  есть  сделаны  не  мною,  а  иным  лицом. 

 

       Даже прокуратура  считает,  что  имеются  признаки  тяжкого   преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.159  УК  РФ.

 

          В  результате  3-х годичного  бездействия  сотрудников  полиции,  которые  по  телефону  пытались выяснить  у  мошенников,  как  они  проворачивали свою  аферу,  последние  быстро  перепродали 17  марта  2017 года  мою  квартиру неизвестным  мне  лицам.

 

        В  Черемушкинском  районном суде  г.Москвы  мне  отказали  в  признании  договора  купли-продажи  недействительным,  так  как  прошло  более  3-х  лет  с  момента  его регистрации  по  фальшивым  документам  в  Росрестре  (там  есть  все  эти  фальшивые  документы  с  оригиналами  поддельных  подписей). Кроме  того,  без  какого-либо  исследования  обстоятельств  дела  было  записано  в  решении  суда,  что  представителем  ответчика  предоставлена  доверенность на  имя  Гаврилова А.В.  и  в  договоре  стоит  моя  подпись.  Доводы  о  том,  что  я  не знаю,  кто такой  Гаврилов  А.В.,  который  представлял  сразу  обе стороны,  что   подпись  моя  - подделана,  а  Левченков  Б.П.  не  мог  заверять  документы  как  лишенный  статуса  нотариуса  еще  в  2009 году  -  остались  без  внимания.  Статья  90  УПК  РФ   не может  быть  применима  в  данной  ситуации,  с учетом  разъяснений  Конституционного Суда  РФ  (фальсификация  материалов  в  суде).

        Решение  гражданского суда  может  быть  пересмотрено  лишь  в  случае,  если  я  докажу,  что  подписи  на  документах  подделаны.  Сделать это  можно лишь  экспертным  путем  в  рамках  предварительного расследования.   Частные  заключение  специалистов  по  почерку  в расчет не принимаются  ни  судом, ни  правоохранительными  органами.

 

        В  п.2 Определения  Конституционного Суда  Российской  Федерации   от  29  января  2009 года  № 10-О-О  «Об  отказе  в  принятии  к  рассмотрению жалобы гражданина Петрова  Алексея  Петровича  на нарушение  его  конституционных  прав  частью  шестой  статьи  148  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федерации»  разъясняется:

 

        «…Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную и иную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1); согласно статье 52 Конституции Российской Федерации государство обеспечивает потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Реализация указанных прав осуществляется, в частности, посредством уголовно-процессуального регулирования, предполагающего обязанность органов предварительного расследования при выявлении признаков преступления возбуждать уголовные дела, осуществлять от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения, обеспечивая тем самым неотвратимость ответственности виновных лиц и защиту прав лиц, пострадавших от преступлений. Невыполнение или ненадлежащее выполнение данной обязанности приводит к ограничению доступа потерпевших к правосудию».

 

       Имеющиеся  материалы достаточны  для  возбуждения  уголовного дела  в  отношении  Дроздова,  Заглазеевой  и  др.лиц  не  только  в  мошенничестве  в  особо  крупном размере,  но также  в  совершении    преступления  против  правосудия,  т.е.  предусмотренного  ст. 303  УПК  РФ  (фальсификация  доказательств  в   Черемушкинской  районном суде города  Москвы по гражданскому  делу).

 

 

         

                                                        _________________________Шопин  В.А.

 

 29  ноября  2018 года

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload