Риэлтор попыталась поймать преступников «по горячим следам», но следователи МВД ждут пока следу остынут более 6 лет и винят в этом риэлтора

July 13, 2019

 

                                                         Генеральному  прокурору  Российской 

                                                         Федерации

                                                         Чайке  Ю.Я.

                                                              

                                                    от  генерального директора ООО Агентство 

                                                          недвижимости «ГрадСтрой» Аракелян

                                                           Рузанны  Юрьевны, проживающей  по

                                                           адресу:  …

                                                         

                                                           По  уголовному  делу № 666694  (СЧ  СУ  УВД 

                                                           по  ЮАО ГУ  МВД  России  по городу  Москве)

 

 

В  2012 году   я как  риэлтор попыталась  пресечь 

готовящиеся  7  преступлений  по  незаконному  захвату

квартир  группой  мошенников,  в  ответ  меня  сделали обвиняемой,

а  преступники  разгуливают  на свободе

   

 

ЖАЛОБА

на 7-летнее бездействие  органа  следствия  при 

ненадлежащем  прокурорском  надзоре

 (в порядке 124 УПК РФ)

 

Город Москва                                                                                           30  мая  2019 года

 

         Прошу Вашего реагирования Генерального  прокурора  Российской  Федерации на  факт многолетнего   бездействия  СЧ  СУ  УВД  по  ЮАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  не  расследующих  противоправные  действия преступной группы конкретных  физических лиц -  Агаберовой  М.А.  и  Плиева  М.С.,  пытавшихся  в  2011 году   через  мое  агентство недвижимости продать  не  менее  7  квартир  без  ведома  их  владельцев  и совершивших,  в  том  числе,    мошеннические  действия  в  отношении   меня  (Аракелян  Р.Ю.)   как риэлтора - генерального  директора ООО  Агентство  недвижимости «ГрадСтрой» на  общую  сумму  более  19  миллионов  500  тысяч рублей. 

       Указанное  вопиющее,  антиконституционное  бездействие  стало возможным  из-за ненадлежащего  надзора сотрудников  прокуратуры.  Все  эти годы  я   и  мой  адвокат  Трепашкин  М.И.  жаловалась  в  том  числе  в  прокуратуру  ЮАО  города  Москвы,  прокуратуру  города  Москвы  и Генеральную  прокуратуру  РФ,  однако  получали лишь  пересылочные  уведомления,  без  надлежащей  реакции,  их  не затронули даже  смерти  владельцев  квартир.   

        

        Я,  Аракелян  Рузанна   Юрьевна,  являясь  генеральным  директором ООО  Агентство  недвижимости  «ГрадСтрой»,  длительное  время занималась  риэлтерской  деятельностью,  подыскивая  варианты  и  оформляя сделки между  покупателями и  продавцами  недвижимости,  в  большинстве  своем  квартир  в  городе  Москве.  Во  второй  половине  2011 года мне  на  продажу   гражданами  Агаберовой М.А.  и  Плиевым  М.С.   с  небольшими  промежутками  во  времени было предложено  7  квартир  в  городе  Москве.  Я  их  предложила  разным  покупателям.  Однако,  в  ходе  оформления  этих  квартир, когда  уже  были  получены  от  покупателей  авансы  и  переданы  представителям продавцов,  я  обнаружила,  что  доверенности  от  имени  владельцев  квартир  -  поддельные  и заявила   требования  о  возврате  авансов.  После  этого  представители  продавцов  квартир  (Агаберова  М.А., Плиев  М.С.  и  иные  лица)  - скрылись.   Оригиналы  части  поддельных документов  (вещественные  доказательства)  я  задержала,  несмотря на  угрозы  расправы  с  моей  семьей,  и  обратилась  в  правоохранительные  органы  с  заявлением.   Семь  (7)  лет  я   лично  и  нанятый  по  соглашению адвокат  Трепашкин  М.И. систематически  писали  заявления в разные  органы,  в том  числе не  менее  десятка  в  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,   с  просьбой  расследовать  эти  мошенничества.    Однако,  я  столкнулась  с  полным  безразличием  и должностной  халатностью  сотрудников  полиции  и  прокуратуры. 

       В  то же  время один  из  покупателей  квартир  из  окружения  бывших  руководителей  ФСИН  России,  ныне  осуждённых  Криволапова,  Реймера   -  Рак  В.И.,  занимавшийся в  2011 году  подысканием  квартиры  для  жены своего знакомого  Крюкова А.А.  и  предавший в  то  время  аванс за  одну  из  квартир,  до настоящего  времени  находящийся  на   государственной  должности,   за  счет  своих  связей  добился  возбуждения  уголовного  дела.    Однако,  заведомо  зная,  что  аванс  получили  Агаберова  М.А.   с  Плиевым  М.С.,  выступавшие  представителями  продавца  квартиры  Подболотовой С.В.,  но потом  скрывшиеся,    договорились  со  следствием обвинить  меня  в  мошенничестве.  В  ответ  на  мои очередные 7 летние  жалобы  о  бездействии,  15  мая  2019 года  мне  предъявили  обвинение по  ч.4  ст.159  УК  РФ  (в  последней  редакции),  то  есть  в  том,  что  я  как  риэлтор получила  деньги  -  аванс  Крюкова  А.А.  за  квартиру  (которую   продавала   вовсе не  я, ибо не  была даже знакома  с  хозяйкой  этой  квартиры),  не  выполнив  свои  обязательства. 

       Таким  образом,  я  написала  заявление  о преступлении,  мне  удалось разыскать  место нахождения  Агаберовой  М.С.,  Плиева  М.С.,  некоторых  других  участников  мошенничества,  однако  их не тронули,  7  лет  бездействовали,  а потом  решили  сделать  меня  крайней.   Это  связано  с  тем,  что  после  обнаруженного  мошенничества,  учитывая  мои  хорошие деловые  отношения  с  Криволаповой  (через  мое  риэлтерское  агентство  я  подыскала  им  ранее  не  одну квартиру,  которые  они  купили  в  Москве и оформили на разных  лиц),  желая  сохранить эти отношения,  я  из  своих  личных накоплений  передала   Крюкову А.А.    все  имеющееся  у меня  деньги  плюс  кредит  -  2 млн. 200  тыс. рублей  в  качестве  частичного  возврата  аванса, надеясь,  что  после  возбуждения  уголовного дела  получу   их  от  Агаберовой М.А. и Плиева М.С.  вместе  с  остальным  авансом.  Рак  и  Крюков  решили,  что  с меня  можно  получить  все свои деньги,  а  заниматься  Агаберовой  и Плиевым  им  не нужно,  так  как  они  скрылись  и  искать их  будут долго.    

 

        Еще раз  отмечу,  что  с января 2012 года   систематически  я  и  адвокат писала  жалобы по  фактам  циничного бездействия  правоохранительных  органов,  категорически  не  желающих  работать  в  соответствии  с  требованиями  УПК  РФ - расследовать 7   эпизодов  покушения на  продажу  квартир  без  ведома  их  владельцев  (ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ).  Жалобы ходили  по  кругу¸ в  том  числе  адресованные  в  прокуратуру города  Москвы, а  конкретных  действий  в  отношении  группы  мошенников  не  проводится  и  поныне.  Прокуратура  также  нам  все  твердила,  что  якобы  дело  по  всем  7  эпизодам расследуется  (что не  соответствовало  действительности).

          За  это  время,  только  из  того,  что  мне  достоверно известно,    Плиев  Мамука  Сергеевич в  группе  лиц  совершил  в  2014 году  покушение  на тяжкое  преступление   и  был осужден  в  2015 году по  п. «а»  ч.3  ст.158  УК  РФ (уже  освобожден  за  отбытием  срока  наказания),   в  УВД  ЮЗАО  города  Москвы    расследовалось  уголовное дело  по  факту  незаконной продажи   в  конце  2011 года  квартиры  гражданина  Максимова   (отмечу,  что  именно этот  эпизод  проходил  по  моему  заявлению  о  совершении  преступления  от  30  января  2012 года,  когда  квартиру  только намеревались  продать,  но  из-за  бездействия  следователя преступление  было доведено до конца).   Я  не исключаю,  что  некоторых  из  владельцев  квартир,  которые  группа  Агаберовой  М.А.,  Плиева  М.С.  и других   пыталась продать  без   их  ведома,  могли  уже убить,  так  как  по  отдельным обстоятельствам  можно  сделать  вывод,  что эти  владельцы  квартир  подлежали  уничтожению  (о  Подболотовой С.В.   заявляли,  что  она  якобы выезжает на  постоянное  место жительства  в  Израиль,  что не  соответствует действительности).  В  настоящее время  известно,  что Подболотовой  С.В.    действительно уже  нет  в  живых.

 

           Более  подробное  обоснование  жалобы:

 

           В  производстве  СЧ СУ  УВД  по  ЮАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве находится  уголовное  дело  №  666694,  возбужденное  28  августа  2013 года  в  отношении  неизвестных  лиц,  совершивших   покушение  на  мошенничество  в  особо крупном размере  (ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ).

 

        Уголовное  дело  возбуждалось по  материалам  проверки  по  факту  покушения  на   незаконную  продажу (не исключено  с  дальнейшим  убийством  хозяйки)  квартиры  Подболотовой  С.В.  по  Ленинскому  проспекту  в  городе  Москве,  хотя  собственница  квартиры,  как  потом  оказалось,  не намеревалась  продавать  свою  квартиру.  Представляющие  интересы  владелицы  квартиры   Агаберова  М.А.  и  Плиев  М.С.    заявляли   мне    как риэлтору  -  генеральному  директору ООО Агентство  недвижимости «ГрадСтрой»,   что  Подболотова  С.В.  тяжело больна,  в связи  с чем  хочет  быстро продать  квартиру  и  уехать  на  постоянное  место жительства  (ПМЖ)  в  Израиль.

            В  ходе  доследственной  проверки,  проводимой  в  УВД  по  ЮЗАО  города  Москвы  (сотрудников  Старцевым),   с   моей  помощью  было  установлено  еще  не  менее  6  подобных  эпизодов  покушения  на  мошенничество  в  особо крупяных размерах,  организованной группой  лиц.

 

        Я, Аракелян  Р.Ю.,  на протяжении  нескольких  лет успешно работала  в сфере  предпринимательской  деятельности риэлтором, оказав реально  в  соответствии  с  Уставом  фирмы (ООО Агентство недвижимости «ГрадСтрой»)  помощь  многим  гражданам  в  приобретении  либо  в  продаже  недвижимости,  в  частности,  жилых квартир.

         В  2011 году    по работе  меня  познакомили  с  Агаберовой  М.А.,  Плиевым  М.С.  и др.,   которые  предложили на продажу  квартиры,   которые,  как  впоследствии  оказалось,   они намеревались  продать без  ведома  и согласия  владельцев  этих  квартир  по  поддельным  доверенностям  на  конкретных  лиц.  Об  этом  стало известно  уже  на  стадии  сдачи документов  по купле-продаже  недвижимости на регистрацию  в  Регистрационную  палату  города  Москвы  в  конце 2011 года.  Я   должна  была  проверить  юридическую  чистоту  сделки  и  оформить  договоры  купли-продажи  между  представителя  продавца  и  покупателя,  выступая  по доверенности  от покупателей  квартир.

         Обнаружив  в  ходе проверки факты  мошенничества,  я сразу  же  написала  заявление  в  правоохранительные  органы,  уведомив,  что у меня  на руках остаются  некоторые  поддельные  документы -  вещественные  доказательства,  предоставленные  мошенниками (прежде  всего,  поддельные  доверенности от  имени  владельцев  квартир), и  что Агаберова  М.А. с  сообщниками  получили  от  меня  деньги  покупателей за  предлагаемые квартиры  в  сумме  более  19  млн.500  тыс. рублей,  которые  не намереваются  возвращать  обратно.

       В  частности,  мое заявление  о совершении  преступления  в порядке  ст.141  УПК  РФ  подавалось  в  ГСУ  ГУВД  гор.Москвы  30  января  2012 года.

 

      Несмотря на  то,  что имелись  и сразу были предоставлены  в  правоохранительные  органы  доказательства  о  7  (семи)   эпизодах  покушения  на  мошенничество  -  покушения на  продажу  квартир без ведома  их владельцев:

        а) имелись  адреса  и  установочные  данные главных лиц,  предоставивших  в  мою риэлтерскую  фирму документы  на  квартиры,  то  есть  было  установлено,  что это именно  Агаберова  М.А.  и  Плиев М.С.;

        б)  установлены владельцы  предлагаемых на продажу   квартир  - Подболотова  С.В.  (Ленинский  проспект),  Вихрева  Н.М.  (Ореховый  бульвар),  Рыбкин  А.И.  (Есенинский  бульвар),  Ломадзе  В.Б. (Конный  пер.),  Свидовская М.Л. (Дурасовский  пер.),  Максимов   и  др.,  часть из  которых  уже  были  опрошены и показали,  что

         свои  квартиры  они  продавать не  намеревались,

         документы  для  этого  никому  не  предоставляли,

         их доверенности  на  продажу  квартир -  поддельные;

        в)   имелись  многочисленные  свидетели мошенничества  Агаберовой  М.А. и Плиева  М.С.:  

        - я  как  лично получавшая  документы  на продаваемые   Агаберовой  М.А.  и  Плиевым М.С. квартиры  и  передававшая  последним  деньги -  авансы  от  покупателей;

         - те, кто  смотрел  продаваемые  квартиры  и  вносил  авансы  через  меня,  а  иногда  и  непосредственно  Агаберовой  М.А.; 

         -  очевидцы  передачи  денег  -  Агакарян  Е.Г.,  Журавлев  М.М.,  Апинян  Ю.К.  и др.,

      уголовное  дело   было возбуждено  лишь  28  августа  2013 года  (более полутора  лет  с  момента  подачи  заявления  о преступлении)  после  многочисленных наших  жалоб,   что  является нарушением  положений  не  только  УПК  РФ,  но и  Определения  Конституционного Суда  Российской  Федерации   от  29  января  2009 года  № 10-О-О  «Об  отказе  в  принятии  к  рассмотрению жалобы гражданина Петрова  Алексея  Петровича  на нарушение  его  конституционных  прав  частью  шестой  статьи  148  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федерации»,  обязывающего правоохранительные  органы  возбудить  уголовное  дело при наличии  признаков  преступления.

       К  тому  времени  продавцы  квартир  стали  требовать свои деньги обратно  уже  с   меня как риэлтора -  генерального директора  ООО Агентство                                        недвижимости «ГрадСтрой» (так  как  мошенники  после  опроса  в  полиции  Агаберовой  М.А. - скрылись),   и начали  писать заявления  на  меня как  якобы сообщницу,  хотя я  действовала  со  стороны  именно покупателей  и  в  их  интересах.  Со  стороны  группы  мошенников - продавцов  квартир ко  мне домой   приезжали  группы  лиц  кавказкой национальности,  которые  высказывали  прямые  угрозы  убийством  мне и  моей  семье,  если я не  отдам поддельные  документы  (я удерживала их для  передачи  правоохранительным  органам  в  качестве  вещественных  доказательств).  Ожидая  длительное время решение  органов  предварительного расследования,  а  также  опасаясь  реальных  угроз    для жизни,   я начала  возвращать  покупателям  свои личные деньги  вместо  переданных  ранее в  качестве  аванса  Агаберовой  М.А.,   то  есть  из  своих  личных  сбережений.  В  частности,  только одному  из  покупателей  -  Крюкову  я  передела  2  миллиона  200  тысяч  рублей,  получив  в банке  еще и кредит  на своё  имя. 

         Однако,  органы  предварительного расследования  бездействуют  до настоящего  времени,  нарушая  положения  ст.6.1  УПК  РФ,  ст.ст.45,  46,  52  Конституции  Российской Федерации.

 

       После возбуждения  уголовного дела  №  666694 нужно  было  в обязательном порядке  срочно:

       запросить документы  на  продаваемые  квартиры  в  УФРС,  где  имелись вещественные  доказательства  мошеннических  действий,  прежде  всего  поддельные  доверенности  от  имени  владельцев  квартир,

       опросить  установленных  лиц,  действовавших  по доверенностям  от  имени  продавцов  квартир  (Скорика,  Романову  и др.),

       определить  круг иных участников,  виновных  в  покушении на незаконную продажу  квартир  (почти  все  они были известны  и проживали на  установленных  адресах  в  Москве),  и  работа  с  виновными по  уточнению  деталей  мошенничества, 

       допросить свидетелей,  провести очные  ставки. 

 

       Семь   преступлений  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ (одно из  них  уже  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  расследовалось  в СУ  УВД по  ЮЗАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москвы).

 

        Из  материалов  уголовного дела  № 666694 усматривается,  что  владельцы  продаваемых  квартир,  в  частности, Подболотова  С.В.,  Вихрева  Н.М.  и др., поясняли,

       что  свои  квартиры  они  продавать не  намеревались

       что  неизвестные  им  лица  покушались на  продажу  их  квартир незаконно,  помимо  их  воли,

       меня  (Аракелян  Р.Ю.)  они не знают,  ключи  от  своих квартир  мне  не вручали,  то  есть  документы  в  риэлтерскую  фирму  были  представлены  незаконно  Агаберовой  и Плиевым,  попав  к  ним  обманным  путем.

          Однако: 

           Расследование   уголовного  дела  следователем  Морозовым  С.В.  с  самого начала  принятия  к  производству  необоснованно было переориентировано   с покушения  на  незаконное  получение  права  на квартиры  (ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ)  на  другую  форму  исследуемых  действий:   получение  денежных авансов  посредниками  и  разбирательства,  как  они  эти  авансы  распределяли,  сколько  вернули,  сколько  не  смогли  вернуть.    

         Действия же  группы  Агаберовой М.А.  и  Плиева М.С.   все  время оставались  (и  остаются)  в  тени,  что позволяло им  безнаказанно  действовать  дальше  и  совершать новые тяжкие  преступления.   Из-за  бездействия  было  совершенно новое  преступление  Плиевым  М.С. 

 

        С  февраля  2014 года  и до настоящего  времени (5  лет) я  как  потерпевшая  от  действий  мошенников   Агаберовой  и Плиева не  получила  ни  одного  уведомления  о  ходе расследования  уголовного дела,  что  является нарушением  ряда статей  УПК  РФ,  в  частности,  ч.8 ст.162  УПК  РФ.

 

       До настоящего  времени  я  (Аракелян  Р.Ю.)  как заявительница, у  которой  мошенническим  путем  Агаберовой Майей  Адиковной  и  ее  соучастниками  были  похищены  деньги  на  сумму  более  19  млн.500  тыс. рублей,  не  признана  потерпевшей, несмотря на заявленные  ходатайства.

 

        В  частности,  у  меня  мошенническим  путем  Агаберова  М.А.  и  Плиев  М.С.  получили обманным  путем  в  качестве  авансов следующие суммы  денег:

       -  за  продаваемую  ими  квартиру   по  Ленинскому  проспекту, дом 41 (данные  в  деле  имеются)  - 5  млн. 700  тыс. рублей,  из  которых  3.000.000  рублей  Агаберова  М.А.  забрала  по  ул.Нагатинской,  а  2.700.000  рублей  -  у  дома  17  корпус 2  по  ул.Бойцовая,  где последняя  в то  время проживала;

       -  за  продаваемую  ими  квартиру  по Есенинскому  бульвару  (данные  в  деле  имеются)  -  3.000.000  рублей   Агаберова М.А. забрала  по  Коломенскому  проезду,  дом  14,  корпус 1;

       -  за  продаваемую  ими  квартиру  по  Дурасовскому  переулку  (данные  в  деле  имеются)  - 3.850.00  рублей,  из  которых  600.000  рублей  по  ул.Тверская  были  переданы  Агаберовой  М.А.  и  3.250.000  рублей  -  у  метро  «Теплый  Стан»;

      -  за  проедаемую  ими  квартиру  по  ул.Лобачевского,  26 (данные  в  деле имеются)  -  2.500.000  рублей  Агаберовой  М.А.  были  переданы у  станции  метро  «Коломенская»;

      -  за  продаваемую  ими  квартиру  по  Ореховому  бульвару  (данные  в  деле имеются)  -  4.500.000  рублей,  из  которых  2.000.000  рублей  по  Коломенскому  проезду.

        Итого:  19.550.000  рублей.

 

        Деньги  покупатели  передавали  Агаберовой  М.А.  и Плиеву  М.С.   через  меня как  риэлтора,  в  том  числе в  присутствии свидетелей  (в  частности,   Агакаряна Е.Г.,  Журавлёва  М.М.,  Апиняна  Ю.К.  и др.),  однако они не  допрошены  до настоящего  времени  по этим  обстоятельствам,  несмотря  на  заявленные  ходатайства.

 

        Агаберову  М.А.  и  Плиева  М.С.  не  стали  задерживать, несмотря  на  прямые  показания свидетелей  о  их  обманных  действиях  и  представлению  поддельных  документов, не провели очные  ставки.  Причины  такого  бездействия  нам  неизвестны,  однако   это  бездействие влечет  нарушение  моих прав  как   пострадавшей  от действий  группы  лиц  в  составе Агаберовой  М.А.,  Плиева  М.С.  и других. 

 

       До настоящего  времени  не  изъяты  документы  -  вещественные  доказательства  готовящихся  мошенничеств  с  квартирами.

      Нарушения  положений  ст.6.1  УПК  РФ    очевидны.

 

       Из  сообщения  прокуратуры  ЮАО  города  Москвы  от 9  сентября  2015 года следует,  что  уголовное  дело  было  приостанавливалось  по  п.1  ч.1  ст.208  УПК  РФ  (якобы не  установлено лицо, подлежащее  привлечению  в  качестве  обвиняемого),    но 26  августа  2015  года  заместителем  начальника  СЧ  СУ  УВД  по  ЮАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве по нашей  жалобе  предварительное  расследование  было возобновлено.

       9  сентября  2015 года   в  адрес  начальника  СУ УВД  по  ЮАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  в  порядке  ст.39  УПК  РФ  было вынесено  требование  об  активизации  расследования.

        Однако,    я  как  заявитель  по  делу  и  как  реально потерпевшая  от  мошенников  не получила   копий  документов  о  возобновлении  предварительного расследования.  Мои заявления  о совершенных  тяжких  преступлений,  а также  ходатайства  о  признании  мня потерпевшей    игнорируются, несмотря  на  прямые  указания  в  УПК  РФ.

 

           До настоящего  времени  не  изъяты  оригиналы  поддельных  документов, находящихся  у  меня по  некоторым  квартирам,  которые  мошенники  предлагали мне на продажу,  несмотря  на  многочисленные  ходатайства  и жалобы  об  их  изъятии  и  приобщении  к  материалам  уголовного дела.

 

        Все  7 квартир  предлагались  конкретным  установленным  лицом  -  Агаберовой  Майей   Адиковной,  действующей  совместно  с  Плиевым  М.С.  и другими  лицами.  Их  анкетные данные  установлены.  Агаберову  М.А.   опрашивали по делу  на  первом  этапе  доследственной  проверки.   

 

        В  нарушение  требований  ст.ст.73,  159  УПК  РФ  и др.: 

        не  допрошены  по  всем  обстоятельствам свидетели-очевидцы  Агакарян  Ерванд  Гришаевич (мой гражданский муж),   Романова  (родственница  Агаберовой,  которая  выступала  представителем  продавца  квартиры  по  Дурасовскому  переулку  и  представляла  от  нее  доверенность),  Иорданов Антон  Анатольевич (428000, г.Чебоксары, пр.М.Горького, д.23, кв.84),  Скорик и многие  другие;

          не  проведены  очные  ставки  между мной и   Агаберовой,  между  мной  и Плиевым,  между  Агакаряном  и  Агабероворй  с  Плиевым, 

          не изъяты  фальшивые документы  в  Росреестре  (ранее ФРС),   где  хранятся  поддельные  доверенности  от  имени  владельцев  квартир,   

           не проводятся  другие  важные  следственные  действия  в  целях  полного, объективного  расследования,

          не  уточнены  анкетные  данные  Агаберовой  М.А.  и  Плиева  М.С.,  так  как  они  могли действовать  по  фальшивым  документам. 

 

         В  п.2 Определения  Конституционного Суда  Российской  Федерации   от  29  января  2009 года  № 10-О-О  «Об  отказе  в  принятии  к  рассмотрению жалобы гражданина Петрова  Алексея  Петровича  на нарушение  его  конституционных  прав  частью  шестой  статьи  148  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федерации»  разъясняется:

         «…Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную и иную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1); согласно статье 52 Конституции Российской Федерации государство обеспечивает потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Реализация указанных прав осуществляется, в частности, посредством уголовно-процессуального регулирования, предполагающего обязанность органов предварительного расследования при выявлении признаков преступления возбуждать уголовные дела, осуществлять от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения, обеспечивая тем самым неотвратимость ответственности виновных лиц и защиту прав лиц, пострадавших от преступлений. Невыполнение или ненадлежащее выполнение данной обязанности приводит к ограничению доступа потерпевших к правосудию».

 

       Многочисленные жалобы  на  протяжении 7-ми   лет  в  прокуратуру  и  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  в  том  числе  с  ходатайством  о  передаче  дела  в  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  (с  учетом  эпизодов  мошенничества  по  многим  округам  Москвы),    а  также   требования  в  адрес  следователя  об  активизации  расследования – желаемого результата не  дали,  следствие  по  прежнему  не  желает  ни  расследовать  все  7  эпизодов,  не  только  не  желают признать меня потерпевшей, так  как у меня мошенническим путём Агаберова  с  Плиевым  взяли более  19  млн.500  тыс. рублей,  полученных от  покупателей  квартир  в  качестве  авансов,  но  наоборот  предъявили  мне  обвинение  по  ч.4 ст.159  УК  РФ.

       Еще 8  июня  2016 года на  наши    жалобы  от  руководителя  СЧ  СУ  УВД  по  ЮАО были  высказаны  угрозы,   мол,  если  будете  требовать расследования,  то «мы  можем посадить  Аракелян  Рузанну»,  а  не  Плиева  с Агаберовой.    Эта  угроза  оказалась реализованной  сейчас  15  мая  2019 года.

 

       Пока  на  протяжении более  7  лет  шла переписка  и  направление  в  различные  инстанции жалоб,  Плиев  Мамука  Сергеевич  оказался  осужден  за  покушение  в  2014 году на  совершение  тяжкого  преступления -  п.«а»  ч.3  ст.158  УК  РФ.  Я  считаю,  что это  совершено из-за  халатной  бездеятельности  органа  следствия.  И  я не исключаю,  что за  это  время  могли  быть  убиты  кто-то из  хозяев  тех квартир,  которые  Плиев М.С. и Агаберова М.А.  пытались  незаконно продать  через меня  (чего  я пыталась  предотвратить).

       В  настоящее  время  следователь  Горшкова  Д.Е.  обвинила  меня,  а не  Агаберову    с  Плиевым    в  том,  что якобы  я от  имени  владельцев  квартир  пыталась  продать  квартиры  без  их  ведома.  Этот  факт  легко  может  быть опровергнут  показаниями  самих  владельцев  указанных квартир и  показаниями  тех  лиц,  которые  имели доверенности на продажу  квартир.  Однако,  эти обстоятельства  в нарушение положений  ст.73  УПК  РФ  - не  расследуются. 

       Хотя  покупатели  передавали  деньги  -  авансовые  платежи для  передачи тем  лицам,  которые  выступали от  имени  владельцев  квартир  (я всегда выступала  от  имени  покупателей),  следователи  пытаются   представить дело  так,  что  якобы я выступала  от  имени  хозяев  продаваемых  квартир.  Начинают  требовать  возврата  денег  покупателям не  от  мошенников  (которых  не  трогают  по делу),  а  от меня  как  посредника - риэлтора.    Факт  частичного  возмещения  денежных  средств из  своих  личных  сбережений (из-за  сострадания)  расценивают  как  признание   мною своей  вины  в  мошенничестве.

 

        Все  изложенные  мною  факты  покушения  на продажу  гражданами  Агаберовой  и  Плиевым порядка  7  квартир   без  ведома  их  владельцев,  быстро и  достоверно  были  установлены  сотрудником   УВД  ЮЗАО города  Москвы Ставцевым.  Он  направил  материалы на  возбуждение  уголовного дела  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ   еще  в  2012 году  органам  следствия.  Однако,  по неизвестным  причинам  эти  материалы  были  изъяты  в  УВД  ЮЗАО  и  оказались  в  УВД  ЮАО  г.Москвы, где следствие  сразу  стало  их  «замораживать».

       На  наши обращения  в  СУ  УВД  по  ЮАО города  Москвы следователем  Морозовым было заявлено,  что  уголовное  дело  возбуждено по  заявлению  гр-на  Рака,  занимающего  пост  руководителя  «в  серьезной  структуре государства»,    как  несостоявшегося покупателя  одной  из  квартир,  который  требует  деньги  от  меня  (Аракелян  Р.Ю.)  как  риэлтора.  Однако,  в  2013  году  мы  многократно получали  уведомления,  что  именно   по моему заявлению  было возбуждено  указанное уголовное дело, номер  которого приведен  выше,  и  проводится  расследование.

 

       Таким  образом,  мои  намерения  разоблачить группу  мошенников,  в  результате  многолетнего  бездействия  следователей привели  к  предъявлению  мне  обвинения  по  ч.4  ст.159  УК  РФ.

 

       Хотела  бы  сразу  заметить,  что постановление  о  привлечении меня  в  качестве  обвиняемой  от  15  мая  2019 года нельзя  признать законным.

 

       Во-первых,  мне  вменяют  в  вину,  что я как  генеральный  директор  ООО  Агентство  недвижимости  «ГрадСтрой»  24-25  августа  2011  года  получила  от Крюкова  А.А.  5.145.000  рублей  в  качестве  аванса  за продаваемую  квартиру  по  Ленинскому  проспекту,  но обязательств  своих не  выполнила,  обманула  Крюкова  А.А. (квартира  в  действительности не продавалась),  похитив  таким  образом указанные  денежные  средства   вместе  с неустановленными  соучастниками,  то есть   совершила  преступление,  предусмотренное  ч.4  ст.159  УК  РФ  в  последней  редакции  нормы  закона.

       Из текста  обвинения  следует,  что  мошенничество  совершено  в  сфере  предпринимательства -  риэлтерской  деятельности  Аракелян  Р.Ю.  в должности генерального директора ООО  «Агентство  недвижимости  «ГрадСтрой». 

 

       Статья 9  УК  РФ  («Действие уголовного закона во времени»)  гласит:

       «1. Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

       2. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий».

       Как  усматривается  из  текста  оглашенного обвинения,  время  совершения  деяния  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  -  24-25  августа  2011 года.

       В  указанное время   действовала  ч.4  ст.159  УК  РФ  действовала  в  редакции Федерального закона   от  7 марта 2011 года №  26-ФЗ.

        Федеральным  законом от 29 ноября 2012 года №  207-ФЗ  после слов "в особо крупном размере" часть  4  ст.159  УК  РФ была  дополнена словами "или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение".

       Тем  же  Федеральным  законом  от  29  ноября  2012 года  №  207-ФЗ  «О  внесении  изменений  в  Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  и  отдельные  законодательные  акты  Российской  Федерации» Уголовный  кодекс был  дополнен рядом новых  статей  159.1-159.6  УК  РФ,  разграничивающих  составы  мошенничества,  совершенного  в  различных  сферах  экономики,  в том  числе  в  сфере  предпринимательства.

        Согласно  ч.1  ст.159.4  УК  РФ,  мошенничеством  в  сфере  предпринимательской  деятельности  признается  мошенничество,  сопряжённое  с  преднамеренным  неисполнением  договорных обязательств в  сфере  предпринимательской  деятельности.  Субъектом  данного  преступления  является  лицо,  занимающееся  предпринимательской  деятельностью, -  собственник  предприятия  (организации),   член  правления  (совета директоров,  собрания  акционеров),  руководитель  (директор  и  т.п.),  индивидуальный  предприниматель,  их  представители.  

        В  соответствии  с  п.1  ст.2  ГК  РФ  предпринимательской  деятельностью  является  самостоятельная,  осуществляемая на свой  риск  деятельность,  направленная   на  систематическое  получение прибыли  от пользования  имуществом, продажи товаров,  выполнения  работ или оказания  услуг  лицами,  зарегистрированными  в  этом  качестве  и  установленном  законом порядке.   Изъятие  имущества  при этом  происходит  путем  преднамеренного неисполнения  договорных обязательств,  которое означает,  что  лицо,  выступающее  представителем  организации  или предпринимателя  (либо  сам  предприниматель), изначально  не  намерено  выполнять  обязательство  по  возврату  или оплате имущества,  рассчитывая  противозаконно  завладеть им,  сознавая,  что тем  самым  причинит  ущерб  собственнику  или  иному  владельцу  этого  имущества.

 

         Согласно  ответов  на  запросы  судов,  утвержденных  Президиумом  Верховного  Суда  Российской  Федерации  от  31  июля  2015  года,  деяния,  подпадающие  под признаки  состава  преступления,  предусмотренного  ст.159.4  УК  РФ (мошенничество  в  сфере предпринимательства),  совершенные  до  12  июня  2015  года,  следует  квалифицировать  по  ст.159.4  УК  РФ,  а  не по  ст.159  УК РФ,  предусматривающей  более строгое  наказание.

 

         Часть  3  ст.159.4  УК  РФ  («Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности») в  редакции  Федерального закона  от  29 ноября  2012 года  №  207-ФЗ  гласила:

         «1. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, -  …

         ….3. То же деяние, совершенное в особо крупном размере, -

наказывается штрафом в размере до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового".

 

        Очевидно,  что   мои деяния,  как  они описаны  в  обвинении  (даже  при  установлении  моей вины  в  мошеннических  действиях),  следовало  квалифицировать по  ч.3 ст.159.4  УК  РФ  в  редакции  Федерального закона  от  29 ноября  2012 года  №  207-ФЗ.   Срок  давности привлечения  к  уголовной  ответственности  по  указанной  норме  уголовного закона   истек  еще  25  августа  2017 года,  так  как  она  относится  к  преступлению  средней  тяжести. 

 

        В  соответствии  с   п. «б»  ч.1   ст.78  УК  РФ  по  деяниям  средней  тяжести  срок  давности привлечения  лица  к  уголовной  ответственности составляет  6  лет.

      В  соответствии  с  ч.2  ст.78  УК  РФ  течение  срока  давности  начинается  с  момента  совершения  преступления.

 

         Статья 15  УК  РФ  («Категории преступлений»)  разъясняет:

         «1. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

         …3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы».

 

         Таким  образом,  постановление  следователя 1   отдела СЧ  по  РОПД  СУ  УВД  по  ЮАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  капитана  юстиции  Горшковой  Д.Е.  от  15  мая  2019 года о привлечении  меня  (Аракелян  Р.Ю.)   в  качестве  обвиняемой нельзя  признать законным (нельзя  вменять  последнюю  редакцию  ч.4  ст.159  УК  РФ  по  деяниям  августа  2011 года  и  квалификация  должна  быть  по  ч.3  ст.159.4  УКУ  РФ  в  редакции  ФЗ-207  от  29  ноября  2012 год).

 

         Во-вторых,  почти  сразу  после  того,  как  обнаружилось,  что Агаберова  М.А.  и  Плиев  М.С.  начали скрываться  и  не  возвращать  аванс  Крюкову  А.А.,  я собрала все  имевшиеся  у  себя   личные накопления,  оформила  кредит  и  возвратила   Крюкову  2  млн. 200  тыс.  рублей. Это  было  до  возбуждения  уголовного дела.   Каких-либо  других  возможностей  вернуть  ему  деньги  у  меня не  имелось.

          Кроме  того,  деньги  Крюков  передавал  не лично мне  за  какие-либо  услуги,  а  чтобы  я  как  его  представитель по доверенности  передала  эти деньги  в  качестве  аванса представителям  продавца   квартиры  по  Ленинскому  проспекту,  что  я и сделала  сразу  же  в  августе  2011 года,  уведомив  о  передаче  денег Крюкова.  

         Следователь,  ущерб  Крюкову  не  может  быть  5.145.000  рублей.  Ему  не  возвращено 2.945.000  рублей (5.145.000 -  2.200.000).

 

         В-третьих,  в диспозиции  ч.4  ст.159  УК  РФ  не  имеется  такого  квалифицирующего признака   как  «группой  лиц  по  предварительному  сговору».  Это признак  другого  самостоятельного состава  преступления,  предусмотренного  ч.2  ст.159  УК  РФ.

         Как  неоднократно  разъяснял  Верховный  суд  Российской  Федерации,  квалифицирующие признаки  «группой  лиц по предварительному  сговору»,  «организованной  группой»,  «преступным  сообществом»  -  должны  обосновываться  и доказываться.

         В  части  7  статьи  35  УК  РФ  четко  указано,  что  наличие    таких  признаков,  как  «группой  лиц  по  предварительному  сговору»,  «организованной группой»,  не говоря  уже  о  «совершении  преступления  преступным  сообществом»  предполагают  как