«Я - не пушистый, но я - не барыга!»

 

 Случайно ли оперативник  отдела  по  борьбе  с 

наркотиками  Уметбаев М.М. оказался  участником

не  одного  сомнительного  уголовного дела, где 

задержанные  категорически  заявляют  о  подбросе

  им  наркотических  средств  или  психотропных  веществ?

 

 

        Журналист Голунов назвал имя избившего его оперативника             https://www.kommersant.ru/doc/4002892 

       Им  оказался  Уметбаев  Максим  Маратович.

 

 

       Совсем  недавно  в  Дорогомиловском  районном суде  города  Москвы  я  защищал  интересы  московского предпринимателя  Зубова  А.И.,  обвинявшегося  в  покушении  на  сбыт  наркотических средств  и  психотропных  веществ  в  особо  крупном  размере.  Он не  отрицал  приобретение около  0,5 грамма смеси  психотропного  вещества  -  амфетамина  и  выдал его  сотруднику  ДПС.  Однако,  как  показал  на  следствии  и  в суде  Зубов  А.И.,  прибывшие  к  месту  задержания оперативники из  него  решили  «сделать  барыгу»:  надев наручники   рассовали по  его  карманам пакеты  с наркотическими средствами.   Кроме  того,  забрав  ключ  от  снимаемой  квартиры,   еще  до обыска  проникли  в  нее  и  там  разбросали  и  рассовали  еще  массу  наркотиков  и  психотропных  веществ.  При  их  обнаружении  фигуряет  фамилия, названная    Голуновым  -  Уметбаев  М.М.

 

      Ни  на  одном  из  пакетов  не  было обнаружении  никаких  биологических  следов  Зубова  А.И.  (хотя  логически  они должны  быть обязательно).  Никаких  оперативных  данных  о  «сбытчике»  Зубове  А.И.  – не  имелось. 

 

       Зубов  А.И.,  конечно,  сам  повел  себя не совсем  прилично,  дав  почву  для  подброса  (передал  ключи  от  снимаемой  квартиры)  и  начал  договариваться  откупиться  (см.  ниже).  Это  вызвало  недоверие  в  его  непричастности  к инкриминируемому  преступлению  в  целом. Но  он  -  не  распространитель  отравы.

 

       Судья  Дорогомиловского  районного суда города  Москвы   Рудакова  Ю.Г.  не  поверила  показаниям  Зубова  А.И.,  отвергла  все  доказательства  защиты    о  его невиновности  в  покушении  на сбыт,  не  приняла  во  внимание  факт  незавершенности проверки  заявления Зубова  А.И.  сотрудниками  УСБ  МВД  России по  городу  Москве,    и  приговорила  Зубова  А.И.  к  10 годам  и  6  месяцам  лишения  свободы,  с отбыванием  наказания  в  исправительной  колонии    строгого режима  (текст приговора  размещен  ниже).  Судебная  коллегия  по  уголовным делам  Московского городского суда    оставила приговор  без  изменений.   Родственники  отказались от   адвокатских  услуг  в  дальнейшем  обжаловании  из-за  невозможности  опровергнуть  факт  подброса  большого  количества  наркотических  средств.  Зубов  А.И.  убыл на строгий режим  в  исправительную  колонию  на долгих  10  лет  6  месяцев.  

 

      Но  у меня  как  защитника  осталось чувство несправедливости приговора  и  уверенности  в  том,  что  Зубову  А.И.  действительно добавили  большое  количество  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  для  того,  чтобы искусственно  сделать  из него  распространителя  (сбытчика) этой  отравы.   По этой  причине  я  решил  поделиться  некоторыми  материалами  дела в отношении  Зубова  А.И.  для обсуждения.  

 

      Кроме  того,  здесь  затрагиваются  проблемы:

 

    а) проверки  наличия  неконтролируемых (неучтенных) наркотиков  и  психотропных средств  у  оперативников;

    б)  проверки  веществ  и средств,  которые  сдают  после  расследования  уголовного дела  на  хранение  до решения  суда (по  одному  уголовному делу  я обнаружил,  что  сдали не  тот вес,  по другому  - не ту  смесь);

    в) нередко  одни  и  те  же  наркотики  фигурируют  в  нескольких  делах;

    г)  правильной квалификации стадий  совершения  преступления  (тут  полный  бардак,  порожденный  разъяснениями   Верховного  Суда  РФ  от  2015 года,  противоречащим  теории  уголовного права  и  понятиям  УК  РФ)  и др.

 

     Адвокат

                                                      М.И.Трепашкин

 

ПОКАЗАНИЯ  Зубова  И.А.  на  суде

 

          Ваша Честь, перед показаниями хочу пояснить свое отношение к наркотикам. Я не пью алкоголь, пью только в компании и по чуть-чуть. Курю гашиш и траву около 20 лет, вижу как борются с курением и алкоголем на телевидении, но на ТНТ каждая 3-я шутка про наркотики, всегда считал, что за употребление будет административное правонарушение, но никак не уголовное. Наркотики типа гашиша и энергетиков-эйфоретиков считаются легкими и физической зависимости не вызывают, тем более от них еще никто не умирал. Знаю, что такое тяжелые наркотики и психоделики и сам их большой противник. Если коротко выразить мысль о легких наркотиках, то если введут «Сухой закон» к алкоголю, то ведь никто пить не бросит, то почему я должен бросать курить. То есть они для меня были в одной линейке. Сейчас, отсидев год в СИЗО, я конечно изменил свое отношение к законам и наркотикам, я вполне могу без них прожить и у меня больше нет желания хоть как-то с ними связываться.

        На момент ареста я был загружен работой на 100% и можно сказать даже не справлялся. У меня одновременно было первый микрорайон в Завидово, д. Мошкино, монтаж и наладка домофонов и диспетчеризация в многоквартирных домах, частично видеонаблюдение и обслуживание компьютеров, оргтехники на стройплощадке. Строительство детского сада в Мякинено, полностью монтаж электрики и слаботоки, установка и программирование системы «Умный дом». Два крупных офиса в Москве- обслуживание компьютеров и серверов, сдача компьютеров в аренду. Подготовка к переезду производства алюминиевых конструкций Версаль. Еще я писал две программы. 1-я это система управления строительным бизнесом для компании Версаль, 2-я это диспетчеризация микрорайона в Завидово.

         При такой загруженности я был на 100% уверен, что меня даже не заподозрят в распространении наркотиков, и тем более не предполагал, что меня реально могут посадить в СИЗО.

         04 ноября 2017 года, я утром выехал из г. Одинцово – это квартира моей жены на станции РЖД Кунцевская меня ждала заранее забронированная автомашина Kia Rio каршеринг компании «Белка-Кар». Примерно в 14-00 я прибыл на станцию РЖД Кунцевская и с помощью своего мобильного телефона открыл заранее забронированный автомобиль и поехал на рынок «Горбушкин Двор» для поиска запчастей для планшета и новых поставщиков, так как рынок «Синдика» на котором я раньше закупался сгорел.

         При выезде на Рублевское шоссе, напротив дома №88 по Кутузовскому проспекту меня остановил сотрудник ДПС для проверки документов, в этот момент я вспомнил, что в кармане куртки у меня лежит пакетик с 0,5 грамма амфетамина и занервничал. От этого меня начало потрясывать, потрясывания у меня появились в феврале 2017 года после крупной автоаварии.

         - Сотрудник ДПС спросил- не употреблял ли я алкоголь или наркотики

         - Я ответил «Нет»

         - Сотрудник ДПС попросил выйти из авто и спросил имею ли я при себе запрещенные  предметы или вещества

         - Я  ответил «Нет»

         - Тогда он сказал, что проведет досмотр меня

         -Я сказал не надо досмотра, у меня есть с собой наркотики

         -Он спросил «Много?»

         -Я ответил «Много» (примерно 0,5  г  смеси  с  амфетамином)

         После этого он ушел к себе в авто, взял наручники и надел их на меня. Мы вместе подошли к его авто, он сел за руль, пояснил что сейчас вызовет сотрудников ППС и мне надо будет дождаться их, после этого он вызвал сотрудников ППС по мобильному телефону, разговора я не слышал. С момента как на меня надели наручники и примерно до 16-00 я гулял по газону, а сотрудники ДПС продолжали заниматься своей работой. Потом я замерз и попросился к ним в авто погреться, они меня посадили на пассажирское сиденье рядом с водителем, предложили мне пройти медицинское освидетельствование, я отказался, зная, что вечером курил гашиш и на днях принимал амфетамин, решил для себя что лучше пусть прав лишат, чем поставят на учет в наркологический диспансер, об отказе был заполнен протокол с понятыми.

         Примерно в 17-00 приехали сотрудники ППС на тёмном тонированном седане, оттуда вышел Антон, в гражданской одежде, подошел к машине ГАИ, назвал меня особо опасным преступником, представился и предложил пересесть к ним в авто – я согласился. Мы пересели к ним в авто. Антон позади водителя, а я рядом с Антоном на заднем сидении.

         Точного разговора я не помню, помню что он попросил показать, что у меня, я ему отдал амфетамин в пакетике с застёжкой, рассказал откуда взял, показал фото закладки в телефоне, откуда вытаскивал его. Дальше зашел разговор с кем употребляю, знаю ли барыг, мое отношение к наркотикам, мы с ним не поругались, но повздорили, он сказал, что я сам барыга, на это я ему ответил, что работяга, имею кучу работы и без этого хорошо зарабатываю, и то что он не докажет, что  я барыга, в какой то момент он засунул мне в передние карманы куртки два больших пакета и россыпь мелких пакетов в передние карманы джинсов, я особо не сопротивлялся, потому что был в наручниках и понимал, что сопротивление все равно ничего не даст.

         После этого он вышел из авто и попросил сотрудников ДПС остановить понятых, они это сделали. При понятых у меня изъяли пакеты и свертки, которые мне положил Антон и упаковали в конверт, все везде поставили роспись. Также у меня были изъяты: мой мобильный телефон Samsung Galaxy S7, мелкие деньги, нож мультитул, пластиковые клипсы, амулетик, ключи от квартир, гаража и бытовок, мои личные карты сбербанка, кукуруза, карта для проезда на электричке, всё это было сложено в файл для документов и находилось у Антона. Когда всё было закончено, появилась машина ППС каблучок со спецокраской, из нее вышел эксперт, обо всем распросил Антона, отругал за то, что не досмотрели моё авто, они быстро осмотрели авто, ничего не нашли, эксперт забрал конверт с пакетами и свертками и уехал, сотрудник ДПС сел за руль моей Kia Rio, а я вместе с Антоном на заднее сиденье темного седана. Все поехали в ОВД «Фили-Давыдково».

         По пути в отдел Антон сказал, что скорее всего я у них проведу всю ночь и предложил купить мне сигарет, попить и покушать. Я согласился, мы остановились у магазина, мы договорились что он снимет с моей личной карты сбербанка 1000 рублей, я ему сказал ПИН- код от своей карты и он ушел, снял денег и купил мне воды и покушать. Никакой сдачи он не вернул, а как я позже узнал из смс- сообщения, он снял с моей карты все деньги 8000 рублей.

         По возвращении в авто он (Антон) стал распрашивать могу ли я достать еще денег, я сказал что на съёмной квартире (ул. Клочкова д. 2 , кв. 1) у меня есть 50 000 рублей, он сказал что этого очень мало, тогда я начал жаловаться что у меня кредит 1 000 000 рублей и вообще сейчас туго с деньгами, но могу попросить партнера по бизнесу закинуть мне на карту 100 000 рублей, на этом разговор закончился.

         По приезду в отдел они меня завели в комнату Антона, он дополнительно меня расспросил какие ключи от чего у меня, сказал если будут спрашивать что за наркота, то отвечать что должен был взять, упаковать и вернуть обратно. Чуть позже появились сотрудники ДПС, забрали конверт с наркотиками и меня, мы съездили на медицинское освидетельствование- я опять от него отказался. Потом съездили на экспертизу наркотиков и вернулись обратно в отдел. Ближе к 11 вечера Антон подошел и сказал чтобы я перевел себе на карту 100 000 рублей иначе утром уеду в СИЗО, я согласился. Он вывел меня на улицу, дал мне мой мобильный телефон, я позвонил своему партнеру Силантьеву Владимиру Игоревичу по номеру 8-903-509-92-34 сказал, что у меня проблемы,  я в милиции и мне надо 100 000 рублей на карту, иначе утром меня отвезут в СИЗО, он меня понял и согласился перевести мне деньги. Мы с Антоном вернулись обратно к нему в  кабинет, там мне начал звонить Владимир, тогда Антон отвел меня в туалет и дал ответить. Владимир  мне сказал, что у него сейчас нет на карте такой суммы, но он попросил нашего общего знакомого Наумушкина Алексея Дмитриевича перевести мне 100 000 рублей, когда закончили разговор, сразу пришла смс о поступлении 100 000 рублей, я ее прочел и успел увидеть, что ранее было снято 8 000 рублей. Дальше Антон вернул меня к себе в кабинет, взял из файлика с моими вещами мою карту сбербанка, спросил у меня еще раз ПИН-код и уехал. Телефон лежал у меня в прямой видимости и я видел, как через некоторое время пришла смс о том, что с карты снято 100 000 рублей.

         Через некоторое время Антон вернулся. Где-то в 3 часа ночи меня отвели к эксперту, сняли смывы с карманов куртки и джинсов, смывы с рук и срезы ногтей.

         Где-то в 4 утра меня посадили в авто с Антоном и еще двумя операми и отвезли в г. Одинцово ул. Маршала Бирюзова д.26, кв.64 провели там обыск с понятыми и ничего не нашли. По остальным адресам отказались ехать, типа всё равно ничего не найдем. После этого мы заехали в макдоналдс, покушали, выпили кофе с коньяком, который у них был и вернулись в отдел ОВД .Было уже светло.

         Утром, во сколько не знаю, ко мне подошел Антон, сказал что всё готово, сейчас подпишешь бумаги и поедешь домой.  Через какое –то время меня отвели к следователю, там присутствовала адвокат Гилева, я подписал бумаги не читая и полагая, что там всё про те 0,5 амфетамина, которые у меня были с собой. Потом меня посадили в КПЗ, я там сразу уснул, потому что был очень уставший и немного пьяный.

         В этот день был еще допрос с операми ГНК. Они пришли, сказали, что показания мои (первые которые) какие-то не реальные, так не бывает и такого вида бизнеса не существует, тут же спросили где взял- говорю на Гидре, дома стоит комп и в нем вся история покупок на Гидре. Они принесли мой мобильный телефон, стали читать переписки WhatsApp и искать факты сбыта, расспрашивать по разному, мне в голову пришла идея сказать, что у меня дома есть еще наркотики, чтобы меня отвезли на обыск на ул. Клочкова д.2 квартира 1 и там бы я при понятых всё рассказал (есть знакомый сосед, его позвали в понятые)  и показал где 50 000 рублей, и если их нет, то сразу указать на Антона. Поэтому я начал соглашаться и на все вопросы отвечать «Да, а потом сказал что на ул. Клочкова д2, кв.1 есть наркотики.

 

 

                                                В  Дорогомиловский  районный  суд города 

                                                Москвы  

                                                председательствующей  по делу  судье  

                                                Рудаковой  Ю.Г.

 

                                          от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                               города Москвы Трепашкина Михаила

                                               Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                               адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                               коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                               ул.Арбат, дом 35, офис 574,  …

 

                                           в  защиту  интересов   Зубова Алексея 

                                               Илларионовича  (ордер в  деле  имеется)                                                                  

    

                                                                       

ПРЕНИЯ

в соответствии со  ст.292  УПК РФ

(тезисы)

 

Город Москва                                                                         1  ноября 2018 года

 

         Уважаемый  суд!

      

       С  учетом  всей  совокупности  исследованных  доказательств,  у  защиты  есть  основания   утверждать  о необоснованности квалификации  действий  Зубова  А.И.   как  покушение  на незаконный  сбыт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  в  крупном размере

 

           как обнаруженных во  время  задержания  Зубова  А.И.  на  Кутузовском  проспекте  города  Москвы,  так   и 

            обнаруженных через несколько  дней  в  другом  месте  -  в арендуемой  им квартире  в  Кунцево,  путем  сложения  весов,  а  именно:  

          1,53  грамма смеси  с  мефедроном,

          9,23  грамма  смеси  с  МДМА,

          212,3  грамма  смеси   с гашишем,

          131,5  грамма  смеси с каннабисом  (марихуаной) и

           8,51  грамма  смеси  психотропного  вещества с  амфетамином,  то  есть  по  ч.3  ст.30,  п. «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ.

 

        Сразу  можно  указать на следующие  очевидные  и  общеизвестные  факты  незаконности  вменения  именно  «покушения»  на  сбыт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ   в  крупном  размере:

 

        Во-первых,  обнаруженные  в  квартире  средства,  даже  если  установлен  был  бы умысел на  их  сбыт,  не  могут  быть  предметом  покушения  на сбыт,  так  как  они  там  только  хранились:  лежали,  разбросанными  по  всей  квартире (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола  и др.),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью.    Их   никто никому не  намеревался   передавать,  отдавать (таких  фактов  и обстоятельств  не  установлено).  Признаков  приготовленности,  чтобы  их,  скажем,   забрать и  передать -  не  установлено.

          Квартира  -  это не закладка  для  кого-либо,  для  какого-то  конкретного  физического лица  (разве, кроме  самого  Зубова  А.И.).    Однако,   рассматривать покушение  на  сбыт  самому  себе  -  это  будет  юридическая  несуразица.   Следовательно,   изъятые  как  хранимые в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  наркотические  средства   и психотропное  вещество 

           в  значительном  и 

            крупном  размере   нельзя  было  соединять  в  один  эпизод  с  обнаруженными  при  задержании  Зубова  А.И.   наркотическими  средствами,  также   в  значительном  и  крупном  размере

          А  объединив  эти  два  изъятия  (в  разных  местах)  наркотических  средств  и  психотропного  вещества  в  значительном  и  крупном размере  в  один  эпизод,   квалифицированный  как  покушение  на  сбыт,   следователь нарушила  положение  ст.5  УК  РФ  (объективное  вменение   не  допускается).

 

        Во-вторых,   нельзя  было  значительный  размер  части наркотиков  вменять   как  крупный.

        В  соответствии  с  Постановлением  Правительства  Российской  Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 «Об  утверждении значительного,  крупного и особо  крупного размеров наркотических  средств  и  психотропных  веществ, а также значительного,  крупного и особо  крупного размеров для растений,  содержащих наркотические  средства   или  психотропного  вещества, либо их частей, содержащих наркотические  средства или психотропного  вещества,  для  целей статей 228,  228.1, 229 и 229.1  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации»  крупный  размер фигурирующих  в  обвинении  наркотических  средств  и  психотропного  вещества  амфетамина  составляет:

 

        Крупный  размер  мефедрона   от  2,5  до  500  граммов

                             (в  данном  уголовном  деле даже  путем  сложения                         

                             обнаруженного  в  квартире  и  изъятого  при задержании

                             Зубова  А.И.  мефедрона  общий  вес  составляет 1,53  г)

        Крупный  размер  МДМА            от  3     до  600  граммов.

        Крупный  размер  гашиша          от  25   до  10.000  граммов.

Крупный  размер  каннабиса  (марихуаны)  от  100 до 100.000  граммов и  количество определяется после высушивания до постоянной массы при температуре +110 ... +115 градусов Цельсия.

         Крупный  размер  психотропного  вещества  амфетамина  от   1   до 200  граммов.

 

         При  задержании  Зубова  А.И.   у  дома  №  88 по   Кутузовскому  проспекту города  Москвы изъято:

       -  Мефедрон   1,01  грамма  -  значительный  размер,   в  1  свертке;

       -  МДМА           1,63  грамма -  значительный  размер,    в  1  свертке,  таблетки;

        - Марихуана (каннабис)   30  граммов  (после сушки,  согласно  заключению  эксперта,  -   25,2  грамма)   -  значительный  размер,  в   20  свертках;

        -  гашиш    39,5 грамма,     чуть  выше  крупного  (25  граммов),  в  10  свертках.

        Итого:  4  вида  наркотических  средств,  из  которых 3  -  в  значительном размере,  1  -  в  крупном.   Психотропного  вещества,  согласно  документов  предварительного расследования следствия,  -   не  обнаруживалось  у  Зубова  А.И.  при задержании   на Кутузовском  проспекте.

 

         В  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  через  2-е  суток  после  изъятия  у  него  ключей  от этой  квартиры,  обнаружено:

       -  Мефедрон   0,52  грамма  -  значительный  размер,   в  1  пакете;

       -  МДМА           0,54  грамма -  значительный  размер,  в  1  пакете;

       -  МДМА           0,52  грамма -  значительный  размер,   в  1  пакете;

       -  МДМА            2,28  грамма -  значительный  размер,  в  2 пакетах;

        - МДМА           3,56  грамма -  крупный  размер,  в  2  пакетах,   0,70  грамма, в  1  пакете;

       -  гашиш        12,0  граммов,  в  4  свертках;

       - гашиш          160  граммов,     в  40  пакетах;

       -  гашиш        0,8  грамма,   в  1  контейнере;

       -  каннабис (марихуана)  30,7  грамма расфасованный  в  10  пакетов;

       - Марихуана (каннабис)   70,8  грамма  -  значительный  размер, в  20  пакетах;

        -  амфетамин     0,17  грамма, в  1  пакете;

        -  амфетамин       3,80  грамма,  в  1  пакете;

        -  амфетамин  4,54  грамма,   в  1  пакете.

 

         Все  эти  вещества  хранились  (по  признакам  обнаружения)  как  после   их  приобретения  в  тех  же  упаковках,  в  которых  они   и  были приобретены  и  даже  распакованы  (по  показаниям  свидетелей:  пакетики были  россыпью, то  есть  не  перевязаны,  как  приготовленные  обычно для  сбыта;   порошок   вообще  рассыпан  в  коробке  да  еще  вместе  с  денежной  купюрой,  скрученной  в  трубочку для  удобства  употребления,  и  т.д.  и  т.п.). 

 

          Оглашенное Зубову  А.И.  обвинение  в  покушении на  сбыт  наркотических  средств в  крупном размере  -  ч.3  ст.30,  п.  «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ   является НЕКОНКРЕТНЫМ,  постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого по  данному  составу преступления   вынесено  с нарушением  положений

            ст.5  УК  РФ (объективное  вменение не допускается),

            ст.14 УПК РФ (предположения  не допускаются), 

             ст.171 УПК  РФ (обвинение  строится на  достаточной  совокупности  доказательств).

 

        В  обвинительном заключении  и  в  постановлении  о привлечении  Зубова  А.И.  в  качестве обвиняемого  записаны  формулировки, которые не  подтвердились  исследованными  в суде   доказательствами.

 

       Более  конкретно о  несостоятельности обвинения  в  покушении на  сбыт  указанных  выше  наркотических  средств  и  психотропных  веществ. 

 

1)  В чем обвиняется Зубов А.И. согласно итоговой формулировке?

    Из  текста  обвинения  Зубова  А.И.   в  покушении на  сбыт наркотического  средства  в  крупном размере  следует:

                               (лист  4  обвинительного заключения)

 

       А  вот  когда  переходим  к  понятию  «а  именно»,  то  есть  к расшифровке   действий по покушению  на  сбыт,  то  там  никакого  покушения  мы  и не  видим.

 

         Как  усматривается  из  всего  приведенного  текста  обвинения,  речь идет  о    факте  ПРИОБРЕТЕНИЯ Зубовым  А.И.  наркотических  средств  в  крупном размере  и  что  он  эти наркотические  средства   ХРАНИЛ  (так  и записано  в  обвинении)  до  момента  задержания  его  сотрудниками   полиции,  а  также  ХРАНИЛ в  квартире до изъятия  их  при обыске.

         Согласно  тексту  обвинения,  не  установлено,  что   Зубов  А.И.   договаривался  с  каким-либо  конкретным  лицом   о  сбыте  наркотических  средств   либо   вез   конкретному  лицу  наркотические  средства.   

 

        Нет  ни  слова, ни  строчки  о  каких-либо конкретных деяниях  Зубова  А.И.,  которые  бы  содержали  признаки  непосредственной направленности на  сбыт.  Они по  делу не  установлены. 

 

        В  ходе  расследования  уголовного дела  и  в  ходе  судебного  разбирательства  не  установлено   ни одного факта,  чтобы  Зубов  А.И.  сбывал  либо  покушался на  сбыт  кому-либо  наркотических  средств  и психотропных  веществ.   Не  имелось   такой информации,  что  подтвердили  и  сотрудники  по борьбе  с  незаконным  оборотом наркотиков   МВД  России.

       Оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  Карпунин  В.М.   показал,  что они  получили информацию  от  Зубова  А.И.  лишь  о  лицах,  у  которых  он  сам  приобретал  наркотические  средства  или  психотропные  вещества.  И  эта информация  подтвердилась.   По  сведениям,  предоставленным  Зубовым  А.И.  сотрудникам  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве,  было  возбуждено  2  (два)  уголовных дела   по ч.1 ст.228.1  УК  РФ  и  по  п. «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ.    При этом никто не  показал,  что  знает  что-либо  о  сбыте  Зубовым  А.И.   наркотических  средств  и  психотропных  веществ. 

          Сотрудники  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  Карпунин  В.М.  и  Воронцов  О.П.  показали  в суде,  что  информацию  о  хранении наркотиков  в снимаемой  Зубовым  А.И.  квартире  они получили  от  последнего.   Передавая  им  информацию,  Зубов  А.И.  ни разу  не  указал,  что он  лично занимался  сбытом  наркотических  средств  и  психотропных  веществ.

 

       Зубов  А.И.  является лицом,  употребляющем  наркотики.  Это  установлено экспертами   -  том  1  л.д.241-243,  а  также  показаниями  свидетелей,  в  частности,  сотрудника 10  СБ  ДПС  ГИБДД  на  спецтрассе  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Егорова  Д.И.,  что  Зубов  А.И.  в  момент задержания  был  с явными  признаками наркотического опьянения  (что  в  своих  показания  подтвердил  и  Зубов  А.И.,  объясняя  почему  он  отказался  от  освидетельствования  сразу  после  задержания).    Наркотики  и  смесь с амфетамином,  как  утверждал  многократно Зубов  А.И.,   он  приобретал  только для  личного употребления.

 

        Следует  обратить  внимание,  что  признак  в  крупном  размере  относится  лишь  к  части  наркотических  средств,  большая  их  часть  -  к  значительному  размеру. 

 

        Таким  образом,  фабула  обвинения   и  обстоятельства дела с  учетом  собранных  доказательств, -  очевидно противоречат  указанной  в  итоге  квалификации  действий   Зубова  А.И.

 

          В  описанных действиях  Зубова  А.И.  усматриваются  лишь признаки  незаконного приобретения  и хранения  наркотических  средств  в  значительном  и крупном  размере. 

         С  большой  натяжкой  можно  было бы усмотреть признаки  приготовления  к  сбыту  (при  определенных  дополнительных  обстоятельствах), но не   «покушения».  Что  понимается  под  «покушением»  в  российском  уголовном  праве? - Ответ содержится  в    ч.3  ст.30  УК  РФ.

 

        Часть  3  ст.30  Уголовного кодекса  Российской  Федерации  гласит:

        «…3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

           В  действиях  Зубова  А.И. не  установлено ни одного конкретного действия, непосредственно направленного на  продажу,  передачу  наркотического  средства,  то  есть направленного на его  сбыт  конкретному  лицу.

            По  науке  уголовного  права,  если  лицо даже  имело  умысел,  но  не  сделано  конкретных  действий  направленных на  совершение  преступления,  то  его нельзя  обвинять  в  том,  что он  уже  якобы совершил эти действия.  За такой  «голый»  умысел (есть такое  понятие  в  уголовном  праве -  не судят.  Судят  за  уже  совершенные  конкретные  действия.  А  установлены  (видны  по обвинению  и  по  собранным  доказательствам)  лишь  действия  по приобретению  и хранению  наркотических средств.  

 

           Как  пояснял  мой  подзащитный,  смесь наркотических  средств  ему  в  карманы  засунули  перед  вызовом понятых  (когда  он  был  уже  в наручниках)  сотрудники  полиции,  после  чего  стали требовать  деньги, обещая  за  это  прекратить  уголовное  преследование  (видимо,  забрать  смесь  обратно).  Однако, обманули,  и после  подписания  протокола   допроса  (который  он  даже не  читал,  рассчитывая,  что его отпустят),  Зубов  А.И.  был отправлен  в  камеру.  В  этой  связи  Зубов  А.И.  написал   множество заявлений  в разные  инстанции  и  проверкой  занимались  сотрудники  УСБ.   Результаты  проверки   нам неизвестны.   К  делу  приобщены  лишь  промежуточные   результаты  проверки.

 

         Прошу  суд  обратить внимание на  важный  момент  в  обвинении:      Вес  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  указан  в  неправильно  (не верно).  

 

        1)  Как  известно,  вес  каннабиса  (марихуаны)  определяется  и вменяется  после  сушки.  И  именно  этот  вес  (высушенного  средства) вменяется  обвиняемому  в  вину.

        Экспертами  установлено,  что  марихуаны  всего  (в  квартире  и  при  личном  досмотре Зубова  А.И.)   было  изъято  113,5  грамма.  Однако,  Зубову  А.И.    вменяется   131,5  грамма,  то  есть  вес  не  высушенного  средства.  

 

        2)   касательно смеси веществ,  в  состав которых  входит то либо иное  наркотическое  средство  определенного вида,  а  также  психотропная  смесь.   При  том,  вес  активного (употребляемого)  вещества в  этих  смесях  составляет   очень  малый  процент  (в  смеси  амфетамина  не  более  7 %)  Остальное  -  наполнители, шлаки,   не являющиеся  ни  наркотическими  средствами, ни  психотропными  веществами,  то  есть  не  годные  к  применению  для  своих  целей. 

        Экспертным  путем  не  установлено:   А  с  чем  были  смешаны  наркотические  средства  и  психотропные  вещества для  увеличения  общего веса  смеси?  И  могла  ли  она  вся  рассматриваться  как  наркотическое  средство, пригодное  к  употреблению  по  криминальному  назначению.

 

         Не  приобщены   к  заключениям  экспертов  хроматограммы,  что  дает  основания  считать  их  сомнительными  как  доказательства  обвинения.

 

        Верховный  Суд  Российской  Федерации  многократно  указывал,  что вменяется  весь состав  смеси  лишь  тогда,  когда  она  вся  используется  по немедицинскому  предназначению  как   наркотик  или  психотропное  вещество.    В  частности,  в  Кассационном  определении  Судебной  коллегии по  уголовным  делам  Верховного Суда  Российской  Федерации    от  17  января  2018 года  № 16-УД17-27 по этому  доводу указывается:

        «Из заключения эксперта усматривается, что представленное на исследование мазеобразное вещество светло-желтого цвета с вкраплениями вещества (частиц) белого цвета содержит 6-моноацетилморфин, диацетилморфин (героин), является смесью (препаратом), содержащей героин (диацетилморфин) и 6-моноацетилморфин, массой 22,3 г, 26,4 г. Следовательно, размер наркотического средства героина (диацетилморфин) был определен вместе с массой нейтрального вещества вазелина.

        Указанная экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями закона и не вызывает сомнений в достоверности изложенных в ней выводов о наличии в представленной на исследование смеси наркотического средства.

        Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 февраля 2007 г. N 290-О-П, суды общей юрисдикции должны учитывать количество, свойства, степень воздействия на организм человека того или иного наркотического средства, а также другие обстоятельства конкретного уголовного дела.

        Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14, при решении вопроса о размере наркотического средства, включенного в Список I, содержащегося в смеси с нейтральным веществом, суду следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.

        При квалификации действий Чухустова М.А. суд руководствовался уголовным законом и положениями постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. № 1002 "Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества для целей статей 228.1, 229 и 229.1 УК РФ".

        Вместе с тем судами первой, апелляционной и кассационной инстанций не обсуждались вопросы о том, для какой цели наркотическое средство было смешано с нейтральным наполнителем, охватывалось ли умыслом Чухустова М.А. дальнейшее немедицинское потребление такой смеси либо его действия были направлены на сокрытие таким способом находящегося в незаконном обороте героина при пересылке.

        Экспертные исследования на предмет определения чистого количества наркотического средства, содержащегося в нейтральном наполнителе, не проводились.

        Дальнейший сбор и исследование доказательств с целью устранения имеющихся сомнений по поводу немедицинского использования наркотического средства без выделения его из мазеобразной смеси, а также выяснения количественного содержания в смеси непосредственно наркотического средства, следует признать невозможным в том числе в связи с принятым судом и исполненным решением об уничтожении вещественных доказательств.

        Указанные обстоятельства позволяют прийти к выводу о необходимости внесения изменений в судебные решения и переквалификации действий Чухустова М.А. с п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение пересылки наркотических средств, что с бесспорностью подтверждается совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств».

 

        Пункт  4 Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)  обращает  внимание  на  следующее:

        «…Решая вопрос о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества, включенного в список I (или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской), и нейтрального вещества (наполнителя) к значительному, крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из возможности использования указанной смеси для немедицинского потребления».

 

       К  сожалению,  по  устоявшейся  порочной практике,  из-за  низкого уровня  юридической  подготовки,  важнейшие   документы  игнорируются.  Этот пробел  виден  и  в расследовании  уголовного дела  в  отношении  Зубова  А.И.,  что  повлекло  вменение  необоснованно  более  высокого  веса  наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  не  соответствующего  реальному   весу  активного  (употребляемого  по назначению) вещества.   

   

       Бездоказательно  приведены следующие  формулировки  в  обвинении:

       -  «имея  умысел  на незаконный  сбыт  наркотических  средств в  крупном размере…»,

       -  «в целях  личного обогащения  и  получения  нелегального дохода»,

       -  «хранил  в  целях  последующего  сбыта  в  арендуемой  им  же  (Зубовым  А.И.)  квартире»,

       -  «хранил  при  себе  в  целях последующего  сбыта».

        Эти  формулировки  записаны на  домыслах  (предположениях),  придуманы без  каких-либо конкретных доказательств,  в нарушение  ст.5  УК  РФ,  ст.ст.14,  171  УПК  РФ,   ч.3 ст.49  Конституции  России,  что дает основания  считать  обвинение  в  части  покушения на  сбыт  -  сфальсифицированным в  целях  обвинить Зубова  А.И. в  совершении  особо тяжкого  преступления.

  

       Хочу  заметить,  что  количество   обнаруженных  при задержании  Зубова  А.И.  наркотических  средств не составляло  крупного размера,  а  именно:

       -  Мефедрон   1,01  грамма  -  значительный  размер;

       -  МДМА           1,63  грамма -  значительный  размер;

        - Марихуана (каннабис)   30  граммов  (после высушки  25,2  грамма)   -  значительный  размер.

        Лишь  гашиша  было  39,5 грамма,  что  составляет  чуть  выше  крупного  (25  граммов).

       Это  -  обычные  веса  для  лиц,  употребляющих наркотики,   которые  они  перевозят    с собой (хранят  при  себе)  при  употреблении.

       Это  доказывает  факт  того,  что  Зубов  А.И.  не  намеревался  их  кому-либо  сбыть  (с  учетом  признаков  умысла на  сбыт, обозначенных  в разъяснениях  Пленума  Верховного Суда  РФ).   Сами  упаковки  (расфасовки)  указывают  на приготовление  их  именно  к  употреблению.

 

       Следует  также обратить внимание,  что  по  своему составу  все  наркотические средства  и  психотропные  вещества,  обнаруженные  в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  и  при  его задержании,  -  разные  по  своему составу. 

         В разных  пакетах  - разные средства  и  вещества (если  я не  прав,  то  сторона обвинения  пусть опровергнет это  на основании  положений  ч.2 ст.14  УПК  РФ). 

         Приобретены  они  в  разное  время  в разных  местах  (это видно  по разным  упаковкам,  разным  пакетам). 

         Их  нельзя  было  объединять  как  приобретённые  в  одно  время  и  нельзя  было объединять   все  в  один  вес.

 

       Пункт  5  указанного  Постановления  Пленума  Верховного Суда  РФ    разъясняет,  что  вес  приобретаемого (хранимого,  перевозимого)  наркотического  средства  либо  психотропного  вещества  определяется  отдельно  по  каждому  виду.  Следовательно,  квалификация  дается  также  по отдельному  виду.   И  ответственность  определяется  по  каждому  виду  в  отдельности:

        «В случаях, когда лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, размеры которых в отдельности не превышают указанный в списках значительный размер таких средств или веществ, содеянное при наличии к тому оснований может влечь административную ответственность (статья 6.8 КоАП РФ).

    (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)»

 

       Бездоказательно  приведены  формулировки,  что  Зубов  А.И.  «приобрел»  все  перечисленные  вида  наркотических  средств  и  психотропного  вещества.   Это всего лишь  предположения  следователя.  С  такой  же  долей  вероятности  можно  утверждать,  что в  его квартире  оставили  наркотики  и  психотропную  смесь на  хранение,  что  ему  подложили  оперативники  (как показал  Зубов  А.И.  в  ходе  допросов)  и  т.п.  

 

         Выводы  обвинения  о  «покушении на  сбыт»  строятся  исключительно на указанных  выше  сфальсифицированных  формулировках,   основанных  на  предположениях:

 

Выводы обвинения о «покушении на сбыт» строятся исключительно на указанных выше сфальсифицированных формулировках, основанных на предположениях:

 

        2)  Отражены  ли  в  тексте  обвинения  действия   Зубова  А.И.,  НЕПОСРЕДСТВЕННО  направленные  на  сбыт  наркотических средств? 

        В  тексте  указанного   обвинения  нет  ни  слова, ни  строчки  о  каких-либо деяниях  Зубова  А.И.,  которые  бы  содержали  признаки  непосредственной направленности на  сбыт.  

        Проанализируем  на  сей  счет доказательства  обвинения,  исследованные  в судебном заседании.

 

        Показания  свидетелей:

        Матусов  М.И. - сотрудник  10  СБ  ДПС  ГИБДД  на  спецтрассе  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  показал,  что  Зубов  А.И.  был  остановлен  у  дома  №  88  по  Кутузовскому  проспекту,  вел  себя  нервозно,  пройти  освидетельствование  отказался,  были  вызваны  сотрудники  ОНК.  Момент  обнаружения  у  Зубова  А.И. наркотических  средств  не  видел.  Знает  со  слов сотрудников  ОНК  об  обнаружении  наркотических  средств.  В   своём рапорте  от  4  ноября  2017 года   (том 1  л.д.105)  пишет,  что  были обнаружены наркотические  средства  в  момент задержания.  О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает,  он  о  таких не знает;

 

        Уметбаев  М.М.  -  сотрудник ОНК  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показал,  что наркотики  в  снимаемой  Зубовым  А.И.  квартире  находились в разных  местах (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью. О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, он  о  таких не знает.  Умбетов   также  показал,  что  Зубов  А.И.  сам   рассказал,  что  в  квартире по  ул.Клочкова, дом 2 находятся  наркотические средства;

 

        Клещева М.А.  -  дознаватель  ОД  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показала,  что наркотики  в    снимаемой  Зубовым  А.И. квартире  были  в разных  местах (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью. О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, она  о  таких не знает;

 

        Лебедев  В.Е.  -  сотрудник  МВД, показал,  что  выезжал  для   осмотра  места  происшествия  на квартиру  по  адресу  ул.Клочкова, дом 2,  заходил  вместе  с  оперативно-следственной группой,  в  разных  местах  обнаруживались    наркотические  средства  и  психотропные  вещества (на  кухне,  в тумбочке  и  т.п.),  как  в  пакетах,  так  и  россыпью. Была  обнаружена  и изъята бутылка  пластмассовая,  приспособленная  для  употребления  наркотиков.  Три пакетика  с белым  веществом  находились  в  металлической  коробке  вместе  с  другими  предметами: 2-мя  картами и сторублевой  купюрой.  На  дне  россыпью  белый  порошок.  О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, она  о  таких не знает;

 

        Кулиш  А.В.  -  сотрудник  ОНК  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показал  лишь о  фактах  обнаружения  и  изъятия  наркотических  средств, однако  ничего не показал  о покушении  Зубовым  А.И.  на  сбыт  этих  наркотических  средства  какому-либо   лицу; 

 

        Мартышкин  А.А.  -  сотрудник  ОМВД по району  Фили-Давыдково,  показал  лишь о  фактах  обнаружения  и  изъятия  наркотических  средств, однако  ничего не показал  о покушении  Зубовым  А.И.  на  сбыт  этих  наркотических  средства  какому-либо   лицу. 

 

        Неприенко А.С.  -  понятой  при задержании  Зубова  А.И.  на  Кутузовском  проспекте,   ничего  не  показал  касательно   покушения  на сбыт наркотических  средств  Зубовым  А.И.  какому-либо  лицу.   

 

        Меситов  В.М.  -  понятой  при обыске  в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире,  ничего  не показал  о  покушении  Зубовым  А.И.   на с быт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ.  Он  лишь  показал,  что  обнаруженные    средства  и вещества  (со  слов  оперативников,  наркотики) в  пакетиках  и  россыпью находились  в разных  местах  квартиры (в  ящике  письменного стола,    на  кухне  и  др.).

 

        Карпунин  В.М. - оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  показал,  что информации  о  сбыте  Зубовым  А.И.  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  у  них не  имелось,  о  покушении  -  тоже.  Зубов  А.И.  лишь  дал оперативную информацию  о лицах,  которые  сбывали  наркотические  средства,  в том  числе  Зубову  А.И.,  по  которой  было возбуждено  2  уголовных  дела.

 

        Воронцов  О.П. – старший оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  показал,  что информации  о  сбыте  Зубовым  А.И.  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  у  них не  имелось,  о  покушении  -  тоже.  Он  также,  как  и Карпунин  В.М.  показал,  что  информацию  о  хранении на  снимаемой  квартире  наркотических  средств  дал  сам  Зубов  А.И.,  что  обнаруженные  наркотические  средств  и  психотропные  вещества хранились  в разных  местах (то  есть признаков  приготовленности их  к  сбыту,  передаче  -  не  выявлено). 

 

        Ни один  свидетель по делу  не показал,  что Зубов  А.И.  совершал  какие-либо  действия, непосредственные  направленные  на сбыт  наркотических  средств  и  психотропного  вещества.

 

        Верховный  Суд  Российской  Федерации   требует,  чтобы были  указаны  доказательства  и обстоятельстваподтверждающие   умысел   именно на  сбыт    наркотических  веществ.  В  абзаце  2  пункта  13  Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных  с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)   указаны  признаки  умысла  на  сбыт:

        -  приобретение,  изготовление, переработка, хранение, перевозка наркотических  средств лицом, самим их не употребляющим,

       - большое количество (большой объем)  наркотических  средств,  

       - размещение в удобной для передачи расфасовке,

      - наличие соответствующей договоренности с потребителями (покупателями)  и т.п.

  

         Верховный  Суд РФ  говорит  лишь  о признаках  умысла  на  покушение,  а квалификация  должны  быть основана  на конкретных  действиях,  совершенных  по этому  умыслу.

         Все перечисленные  выше  обязательные  признаки  умысла  на  сбыт в  обвинении  Зубова  А.И.  отсутствуют.  Они по  делу не  установлены. 

 

       Зубов  А.И.  является лицом,  употребляющем  наркотики  и  психотропные  вещества  (это  установлено  и  в результате  судебно-психиатрической экспертизы).    Наркотики,  пользуясь  случаем,   приобретал  для  личного употребления.   

 

        Особо  крупного размера  нет.  Больших  объемов  нет  (значительный  и  крупный  размеры).

        Установлено  лишь  приобретение  и хранение  наркотического  средства    в   крупном размере.  Перечислено лишь  ряд  видов  наркотических  средств  и психотропных  веществ.

 

          Зубов  А.И.  не  договаривался  с  кем-либо  из  потребителей (покупателей)  о  передаче  им хотя  бы  части  наркотического  средства.    Такие  данные  в  деле  отсутствуют  (не  установлены).

 

      3)  Отражен ли в обвинении умысел на незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ Зубовым А.И. или отражены ли в обвинении признаки на сбыт наркотических средств и психотропных веществ Зубовым А.И.? - Можно ответить однозначно, что они не отражены и не установлены. Следователем в обвинении изложены предположения, не основанные на доказательствах и установленных обстоятельствах, вопреки требований ст.14 УПК РФ.

 

     4)  Установлены ли по делу и отражены ли в тексте обвинения какие-либо действия Зубова А.И., вообще направленные на сбыт наркотических средств (в вопросе 2 речь идет о непосредственной направленности)?

     Таких  действий не  установлено.

 

     5)     Установлены ли по делу и отражены ли в тексте оглашенного обвинения какие-либо цели «личного обогащения и получения нелегального дохода»?

        Таких  целей (мотивов) не  установлено,  что  дает основания  утверждать  о  фальсификации  обвинения  и  о нарушениях  положения  ст.5  УК  РФ,  ст.ст.14,  171,  220  УПК  РФ при  предъявлении  Зубову  А.И.  обвинения. 

       Пленум  Верховного  Суда  РФ  разъяснил: 

       «…под корыстными побуждениями понимается направленность умысла на получение материальной выгоды (денег, имущества или прав на их получение и т.п.) для себя или других лиц либо избавление от материальных затрат (например, возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств) в результате совершения умышленного нарушения лицом правил, указанных в части 1 той же статьи УК РФ;…».   Этих  признаков  не  установлено.

 

    6)   Действия Зубова А.И. о якобы НЕПОСРЕДСТВЕННОМ направлении к сбыту наркотического средства, опровергаются уже в самом тексте обвинения, где указано, что он ХРАНИЛ наркотические средства и психотропные вещества вплоть до изъятия. Не предлагал кому-либо,

не закладывал в тайник для последующего изъятия приобретателем,

не вез конкретному лицу…, а просто хранил при себе и в квартире после незаконного приобретения в неустановленное следствием время и не установленном месте у неустановленного лица до изъятия его сотрудниками правоохранительных органов.

 

        Указав  в  обвинении,  что  Зубов  А.И.  лишь приобрел  и  хранил   ранее  приобретенные  наркотические  средства  и  психотропные  вещества,  то  есть никому  не предлагал  и никому  не  пытался  предложить,  тем  не  менее,  в  итоге  утверждается,  что  Зубов  А.И.   осуществил  действия,  непосредственно направленные  на  сбыт  наркотических   средств.  Такое  обвинение  явно противоречит  закону  и  основным  понятием  Уголовного кодекса  Российской  Федерации.

 

      Таким  образом,  фабула  обвинения  очевидно противоречит  указанной  в  итоге  квалификации  действий   Зубова  А.И.

 

          В  пункте 13 Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных  с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)   дается  следующее  разъяснение касательно сбыта  и  покушения  на  сбыт  наркотических  средств:

       «..13. Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее - приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

       Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п…

    (п. 13 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)

      …13.2. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

       (п. 13.2 введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)».

 

       С  учетом  этих разъяснений  высшей судебной инстанции России  видно,  что  в  действиях  Зубова  А.И. нет   признаков  состава преступления, предусмотренного  ч.3  ст.30,  п. «г» ч.4  ст.228.1 УК РФ,  то  есть покушения на  сбыт наркотических средств  в  крупном размере. 

 

      В  действиях  Зубова  А.И.  усматриваются  лишь признаки  незаконного приобретения  и хранение  наркотических  средств  и психотропных  веществ  в  крупном  размере. 

 

          Тот же Пленум  Верховного  суда  РФ  в  п.7  Постановления  дал разъяснения,  что  следует  понимать  под  незаконным хранением наркотических  средств:

        «…7. Под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги, растение, содержащее наркотические средства или психотропные вещества, либо его части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества».

 

       Зубов  А.И.   употреблял психотропные  вещества  и  наркотические  средства.  Это  установлено,  в  том  числе амбулаторной  судебно-психиатрической  экспертизой,  показаниями  сотрудников  ДПС  и  показаниями  Зубова  А.И. Наркотические  средства  и  психотропные  вещества  он  иногда приобретал, но  для  себя лично. Ни одного  опровергающего этот довод  доказательства  по делу  не добыто.  В  снимаемой  квартире  были  обнаружены при обыске  приспособления  для  употребления  наркотических  средств  (свернутая  в  трубочку  денежная  купюра,  карты   и  пластмассовая  бутылка,  с  вырезами),  но не обнаружено  ни одного признака  такой  упаковки,  которая  указывала  бы  на приготовленность  наркотиков   к  сбыту.

 

         Магнитики  и  изоляционная  лента,  о  которой говорили  свидетели,  участвующие  в  обыске  в арендуемой  квартире,    находились  отдельно  от  пакетиков  с   наркотиками  и  психотропными  веществами.   В  деле  их  вообще нет,  в  том  числе  среди  вещественных  доказательств.  Как  пояснил  Зубов  А.И.,  изолента  и  магнитики  им  использовались  при  проведении  слаботочных  работ. Этот  довод  Зубова  А.И.  стороной  обвинения  не  опровергнут.

 

           В  действиях  Зубова  А.И. не  установлено ни одного действия, непосредственно направленного на  продажу,  передачу  наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  то  есть на их  сбыт.

 

       Неконкретность  обвинения  в  части  покушения  на  сбыт,  должно  влечь  возвращение  уголовного дела  прокурору,  ибо  нарушаются  при этом положения  п.3  ч.1  ст.220  УПК  РФ,  гласящей:

      «1. В обвинительном заключении следователь указывает:

      …3) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела;…».

 

        Статья 5  УПК  РФ  («Принцип вины»)  гласит:

       «1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

       2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

 

        Часть  3  статьи  49  Конституции  Российской  Федерации  указывает:

    «Неустранимые  сомнения  в  виновности  лица  трактуются  в  пользу  обвиняемого».

 

       По  мнению  защиты,  имеются  3  обстоятельства,  которые  могут  повлиять на  объем  обвинения  Зубову  А.И.  и  переквалификацию  его действий:

 

        -  неконкретность  обвинения  касательно  покушения на  сбыт  наркотических  средств;

        -  не  запрошены  и  не приобщены  материалы  по результатам проверки  заявления  Зубова  А.И.  о  подбросе  сотрудниками  полиции  значительного количества  смеси наркотических  средств  и  вымогательства  денежных  средств  (выписки  из  лицевого счета  Зубова  А.И.  в Сбербанке  о  снятии  денежных средств  с  банковской карты  уже после  его задержания,  о  звонках  с  его  телефона  уже  после  задержания  -  приобщались к  делу); 

       -  при  проведении  химической  экспертизы  не  определен  вес  активного наркотического  вещества   в  смеси.

 

          Для  создания  криминального  (утяжеляющего  вину)  фона,  для искусственного увеличения  объема  обвинения  по  тексту (растянуто на  5  с  половиной  листов) необоснованно  сделаны  3  (три)   повтора  весов  одних  и  тех  же изъятых наркотических  средств  и  психотропного  вещества  в  обвинительном заключении.

        Рассчитано  так,  что мол  в  глазах  будет  мельтешить  от   количества  пакетиков  и  упоминай  слова «расфасованные»,  чтобы искусственно  увеличить   объем  обнаруженных наркотических  средств  и  психотропных  веществ.

           А  объективно  (вместо  5  с  половиной листов  повторов)  можно было  бы  коротко  изложить,  как  я указывал  выше,  что   обнаружены  хранящимися  при  Зубове  А.И.  и  в  арендуемой  им  квартире  (рядом  с  местом задержания):    

          1,53  грамма смеси  с  мефедроном,

          9,23  грамма  смеси  с  МДМА,

          212,3  грамма  смеси   с гашишем,

          131,5  грамма  смеси с каннабисом  (марихуаной) и

           8,51  грамма  смеси  психотропного  вещества с  амфетамином,   то  есть  в  крупном размере.

 

          В  целом  можно  заявить, что  обвинение  Зубову  Алексею  Илларионовичу в  совершении преступления,  предусмотренного  ч.3  ст.30,  п. «г»  ч.4  ст.228.1 Уголовного  кодекса  Российской  Федерации -  предъявлено НЕЗАКОННО.

 

     В  обвинении  Зубову  А.И.  необоснованно  многократно  употреблен  термин  «расфасованное»,  чтобы  искусственно создать  видимость   приготовления  к  сбыту.  С  точки  зрения  человеческой  логики,  как  можно

          разломить  (разрубить)  на  один  кусок,

          расфасовать  в  один  сверток,

          расфасовать  в  1  пакет,

          расфасовать  1  таблетку  в  1  пакет или  1  сверток?

     А  россыпью?

     Это  абсурд.  Однако,  умышленно,  в  целях  усугубления  криминального  фона  действий Зубова  А.И.  эти  формулировки  применены  в  обвинении  (ими  буквально  пестрит  текст обвинения),  чтобы обвинитель  как  минимум  в  приготовлении  к  сбыту.  

         В  частности,  указано:

     При задержании Зубова  А.И. на Кутузовском  проспекте  Москвы:

       -  Мефедрон   1,01  грамма,  расфасованное  в  1  сверток;

       -  МДМА         1,63  грамма,   расфасованное  в  1  сверток.

                    Каким  образом,  вещество  было «расфасовано  в  один»  сверток?

                    Что,  были  еще  свертки  с  этим  вещество?  -  Нет, не  было. 

                    На  русском  языке,  это  должно  быть  записано,  «помещенное  в  один  свёрток»,  ибо  его  никто не  расфасовывал.  А  «расфасовку»  придумали  умышлено  для  создания  какого-то   искусственного  криминального фона    подготовки  к  передаче. 

   

         При  обыске  в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире:

       -  Мефедрон   0,52  грамма,   расфасованное  в  1  пакет;

       -  МДМА       0,54  грамма, расфасованное  в  1  пакет;

       -  МДМА     0,52  грамма,  расфасованное  в  1  пакет;

       -  МДМА     0,70  грамма, расфасованное  в  1  пакет;

       -  гашиш        0,8  грамма,  расфасованный  в  1  контейнер;

       -  амфетамин     0,17  грамма  расфасованный  в  1  пакет;

       -  амфетамин       3,80  грамма, расфасованный  в  1  пакет;

       -  амфетамин  4,54  грамма,  расфасованный  в  1  пакет.

 

     На  русском  языке  можно  было написать  просто и понятно  (и  это  соответствовало  бы  юридическому   правилу): 

        3  пакетика  смеси  амфетамина,  весом  соответственно…

        3  пакетика МДМА  весом  соответственно… 

 

      Вывод:  следователь  умышленно  занималась  подгонкой  с действий по  хранению  наркотических  средств  и  психотропного  вещества   под  приготовление  для  сбыта  (хотя  фасуют   в  подавляющем большинстве  случаев для  удобства  личного  употребления),  необоснованно  употребляя   во  многих  случаях  термин  «расфасованное»,  вопреки   человеческой  логики,  понятиям  русского  языка  и  вопреки объективно  установленным  обстоятельствам  уголовного дела.

 

      Логически  более  правильно  можно  предположить  (если наркотические   средства  действительно принадлежали бы  Зубову  А.И.),  что он   «расфасовывал»   (разделил либо нарезал  по  определенному  приблизительному  незначительному  весу   и  поместил в  20  свертков  марихуану  и  в 10  свертков  гашиш)   именно для удобства личного употребления.

      Факт  того,  что  такая  «фасовка»  делается  именно  для  удобства  личного  потребления подтверждается  тем,  что  в  различных  упаковках (свертках,   пакетиках,  контейнерах)  -   разные  веса  гашиша,  марихуаны,  МДМА  и  каннабиса. 

       Никакого удобства  для  сбыта  в  этих   упаковках  не  усматривается.   Ибо  Зубов  А.И.  не  сеятель  какой-нибудь?

 

        Частое и  необоснованное  употребление  термина  «расфасовка»  никаким  образом  не  подтверждает  умысел на  сбыт  этих наркотических  средств    и психотропного  вещества  амфетамина  в  виде  покушения  или приготовления.   Этот довод  подтверждается  судебной  практикой.

 

        Судебная  практика:

     1)  президиум Свердловского областного суда в постановлении от 21 марта 2018 года по делу № 44у-27/2018 указал:

       «Сама по себе масса наркотического средства, обнаруженного у Р., а также его значительная стоимость, также не могут свидетельствовать о приготовлении осужденного к сбыту наркотических средств.

      При таких обстоятельствах, выводы суда о наличии у Р. умысла на распространение наркотических средств основаны лишь на предположениях, объективными доказательствами не подтверждены, в связи с чем юридическая оценка действий осужденного, данная судом, и поддержанная апелляционной инстанцией, не может быть признана обоснованной.

      В связи с изложенным президиум считает необходимым квалифицировать действия Р. как незаконные приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, то есть по ч. 2 ст. 228 УК РФ»;

 

    2)    Московский городской суд в постановлении от 6 апреля 2018 года № 4у/5-2020/18 «Об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции» и в апелляционном определении от 27 августа 2014 года по делу № 10-10436 разъяснил:

      «Так, признавая Ш. виновной в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, суд первой инстанции посчитал установленным, что она *** 2014 года с целью сбыта незаконно приобрела двадцать пакетов с наркотическим веществом хинолин-8-ил-1-пентил-1H-индол-3-карбоксилат, общим весом *** грамма, т.е. в крупном размере, которое незаконно хранила при себе в одежде, пока в тот же день не была задержана сотрудниками полиции, обнаружившими и изъявшими указанное вещество из незаконного оборота.

      Сделав указанный вывод о наличии у Ш. умысла на сбыт наркотического средства, суд первой инстанции в основу приговора положил показания Ш., данные на этапе предварительного следствия, оглашенные судом в судебном заседании в порядке п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ о том, что пакеты с наркотическим веществом ей были переданы двумя парнями для передачи другому лицу; показания свидетелей Б., К. и В., которым со слов осужденной стало известно о целях приобретенного наркотического вещества; протокол личного досмотра Ш. и заключение эксперта-химика о том, что у осужденной было обнаружено наркотическое средство хинолин-8-ил-1-пентил-1H-индол-3-карбоксилат, общим весом *** грамма.

      В то же время, показания Ш. на этапе предварительного следствия, положенные судом в основу приговора содержат противоречия о целях незаконно приобретенного наркотического вещества. Как видно из содержания ее показаний, указанное наркотическое вещество Ш. приобрела для себя и своей соседки на общие деньги для совместного потребления.

      В судебном заседании, давая показания об обстоятельствах уголовного дела, Ш. дала последовательные показания о том, что обнаруженное у нее наркотическое средство, она приобрела для личного потребления.

Имеющиеся противоречия в показаниях Ш., в том числе и, данных на этапе предварительного следствия о целях приобретенного наркотического средства, судом устранены не были, хотя это имеет существенное значение для уголовного дела.

      В связи с этим, показания свидетелей Б., К. и В., судебной коллегией также не могут быть признаны достаточными доказательствами, подтверждающими выводы суда о виновности Ш. в совершенном преступлении, поскольку об обстоятельствах уголовного дела этим лицам стало известно со слов осужденной, давшей противоречивые показания о целях приобретенного наркотического средства.

      Расфасовка наркотического средства, по убеждению судебной коллегии, не может свидетельствовать о доказанности умысла у Ш. на его сбыт, поскольку, как это видно из тех же материалов уголовного дела, осужденная является лицом, потребляющим наркотические средства, и в момент задержания находилась в наркотическом опьянении.

      В соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, толкуются в его пользу.

      При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу переквалифицировать действия Ш. с ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, расценив их как незаконное приобретение и незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, в крупном размере»;

 

      3)       Президиум Ставропольского областного суда в постановлении от 24 января 2018 года по делу N 44у-930/17 установил:

      «Из материалов уголовного дела усматривается, что ФИО1 как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании давал показания об отсутствии у него умысла на сбыт обнаруженных наркотических средств и о приобретении и хранении их для личного потребления.

      Опровергая данные показания осужденного ФИО1, суд в приговоре указал, что о наличии умысла, направленного на приготовление к сбыту наркотического средства в крупном размере, свидетельствуют, несмотря на то, что ФИО1 является потребителем наркотических средств, фактические обстоятельства дела, а также количество изъятого наркотического средства.

      В качестве доказательств виновности ФИО1 суд сослался на показания свидетелей ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18 и ФИО20, являющихся сотрудниками <данные изъяты> по Ставропольскому краю, согласно которым после задержания осужденного последний пояснил, что обнаруженное при нем наркотическое средство он намеревался перебросить на территорию исправительного учреждения.

      Переквалифицировать действия ФИО1 с ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима».

 

      Верховный Суд Российской Федерации, иные надзорные и кассационные судебные инстанции многократно указывали, что даже при доказанности умысла на сбыт (например, была предварительная договоренность), хранимые в квартире наркотические средства даже в особо крупном размере могут быть вменены лишь как приготовление на сбыт, но не как покушение на их сбыт.

 

      Об этом свидетельствует судебная практика:

      Кассационные Определения Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 2018 года № 11-УД18-5, от 26 декабря 2017 года № 46-УД17-42 и др.

      А при недоказанности умысла на сбыт, только как незаконное приобретение и хранение.

      Так, президиум Свердловского областного суда в постановлении от 21 марта 2018 года по делу № 44у-27/2018 указал:

      «Доказательств, указывающих на то, что Р. совершил какие-либо действия, направленные на незаконный сбыт имевшихся у него наркотических средств, в приговоре не приведено.

      В соответствии с ч.3 ст.14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

      …не были установлены лица, которым Р. когда-либо сбывал или пытался сбыть героин.

      Сама по себе масса наркотического средства, обнаруженного у Р., а также его значительная стоимость, также не могут свидетельствовать о приготовлении осужденного к сбыту наркотических средств.

      При таких обстоятельствах, выводы суда о наличии у Р. умысла на распространение наркотических средств основаны лишь на предположениях, объективными доказательствами не подтверждены, в связи с чем юридическая оценка действий осужденного, данная судом, и поддержанная апелляционной инстанцией, не может быть признана обоснованной.

      В связи с изложенным президиум считает необходимым квалифицировать действия Р. как незаконные приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, то есть по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

      Переквалифицировать действия Р. с ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 08 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима».

 

       Ни один  из  свидетелей  (Матусов  М.И., Егоров  Д.И., Мартышкин  А.А.,  Непреенко  А.С., Кузнецов  И.О.,  Воронцов  И.П., Карпунин  В.М.,  Уметбаев  М.М.,   Клещова  М.А.,  Лебедев  В.Е., Меситов  В.М.)  не  показывают на  признаки покушения   Зубовым  А.И.    на  сбыт  наркотических  средств  или  психотропных  веществ.   

      Свидетель Кулиш  А.В.  показал,  что  якобы  ему  Зубов  А.И.  сказал,  что  наркотические средства,  обнаруженные  при   задержании   на  Кутузовском  проспекте,   он  должен  был доставить  по  какому-то адресу  за  деньги, ибо  были  кредиты.  Однако,  Зубов  А.И.  в  ходе  дальнейших допросов  пояснил,  что  он  вынужден  был оговорить  себя,  чтобы  не  просили  у  него много денег  за  не  возбуждение  уголовного дела.  Наличие  объема  работ по  бизнесу  было  таким,  что позволяло  платить  по  кредитам,  платить за снимаемую  квартиру,  а  также  содержать  себя и помогать  семье.

 

        Как  оцениваются  с  точки  зрения  общественной  опасности,  обнаруженные  наркотические средства  и  психотропные  вещества?  

 

    1)   МДМА. Установлено, что доза на 1 человека за ночь - до 10 таблеток. Наркотик, согласно медицинским исследованиям, относится к низкоопасным;

    2)  Мефедрон – многие учёные заявили, что запрет мефедрона был сделан необоснованно и без доказательств его вреда.

    3)  Что касается гашиша и каннабиса (марихуана), то общеизвестно, что это слабые растительные наркотики.

    4)  Амфетамин – это психотропное вещество, которое длительное время относилось не к запретной, а к ограничительной категории, ибо использовалась в войсках специального назначения.

 

    По  обвинению общий  вес  изъятого:

1. Мефедрон 1,53 грамма (1,01 + 0,52= 2 свертка в разных адресах)

2. МДМА 9,23 грамма (6 пакетиков с таблетками в 2-х адресах:

                                        1,63 + 0,54 + 0,52 + 2,28 + 3,56 + 0,70)

3. Гашиш 212,3 грамма (4 упаковки в 2-х разных адресах:

                                        39,5 + 12,0 + 160 + 0,8)

4. Марихуана 131,5 (после сушки 113,5 грамма) в 3-х упаковках

5. Амфетамин 8,51 грамма (в 3-х пакетиках: 0,17 + 3,80 + 4,54)

 

 

     Сомнения  в  некоторых  показаниях  свидетелей  обвинения:

 

      Свидетель  Матусов  М.И.  -  сотрудник  10  СБ  ДПС  ГМБДД  на  спецтрассе  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  показал,  что  Зубов  А.И.  был  остановлен  у  дома  №  88  по  Кутузовскому  проспекту,  вел  себя  нервозно,  пройти  освидетельствование  отказался,  были  вызваны  сотрудники  ОНК  в  связи  с наличием  признаком  наркотического  опьянения.

      Свидетель показал,  что момент  обнаружения  у  Зубова  А.И. наркотических  средств  не  видел.  Знает  со  слов  сотрудников  ОНК  об  обнаружении  наркотических  средств,  в  том  числе  амфетамина.  Однако,  у  Зубова  А.И.  при задержании  амфетамина  не  имелось. Вопрос:  Откуда  такие  сведения  у  Матусова  М.И. и  когда  именно появились? 

       Кроме  того,  он  показал,  что  якобы   Зубов  А.И.  ему  сказал,  что должен  был  отвезти  наркотики  в  Строгино  (это  уже  после  беседы Зубова  А.И.  с  сотрудниками   ОНК). В  рапорте  от  4  ноября  2017 года   (том 1  л.д.105)  пишет,  что  были обнаружены наркотические  средства,  указывает  места  и  упаковки.  Знает,  со слов  и записывал  со  слов  сотрудников  ОНК. Объяснение  от  4.11.2017  более  общий  характер, но тоже  говорит  об  изъятии наркотических  средств  без  указания  мест  обнаружения  и  количества.

     

      Показания  этого свидетеля  не  опровергают  показания  Зубова  А.И.,  что если  бы  у  него были   с  собой наркотические  средства  в  таком  количестве  в  карманах, то он  мог  либо оставить их  в  автомашине,  либо  выбросить,  пока  длительное время  ожидал прибытия  сотрудников  ОНК,   гулял на  обочине,  его  водили  в  другую  автомашину,  чтобы  оформить протокол об  отказе  от  освидетельствования.   

     

       Свидетель  Лебедев  В.Е.  показал,  что  выезжал  для   осмотра  места  происшествия  на квартиру  по  адресу  ул.Клочкова, дом 2,  заходил  вместе  с  оперативно-следственной группой,  чьими  ключами  и  кто  открывал дверь, не знает. Была  хозяйка  квартиры. В  разных  местах  обнаруживались    наркотические  средства  и  психотропные  вещества (на  кухне,  в тумбочке  и  т.п.),  как  в  пакетах,  так  и  россыпью.  Бутылка  пластмассовая,  приспособленная  для  употребления  наркотиков.  Изъят  телефон  «Айфон».  Мотки изоленты,  магниты.  Почему  магниты?  -  Ответил,  что    к  ним  прилипали  ключи. Вместе  с тем,  магниты  в  деле отсутствуют.  3  пакетика  с белым  веществом  находились  в  металлической  коробке  вместе  с  другими  предметами: 2-мя  картами и сторублевой  купюрой.  На  дне  россыпью  белый  порошок.

       

      Показания  этого свидетеля  не опровергают  показания  Зубова  А.И.,  что магниты  и  изоляционная  лента  могли  там  находиться, однако  в  связи  с  трудовой  деятельности  Зубова  А.И.  как  специалиста  по  слаботочным  соединениям,  а  не  в  связи  с   наркотическими средствами.

 

    Данные  о личности  Зубова  А.И.:

     1)  ранее не судим, к уголовной ответственности не привлекался;

     2) оказал содействие правоохранительным органам в разоблачении 2-х сбытчиков наркотических средств, что послужило основанием для возбуждения 2-х уголовных дела по ч.1 ст.228.1 УК РФ и п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, о чем показал сотрудник ОНК УВД по ЗАО ГУ МВД РФ по городу Москве Карпунин В.М., раскаивается в незаконном приобретении и хранении психотропного вещества амфетамина;

     3) как предприниматель выполнял большой объем работы по улучшению жизни населения. Контракты и договоры сохраняют силу до настоящего времени;

     4) исключительно положительные характеристики с места работы и жительства;

     5) Зубов А.И. имеет хронические заболевания и травму, требующую срочного хирургического вмешательства (документы приобщены к материалам дела).

 

        Прошу  суд  рассматривать  эти  обстоятельства  как  смягчающие  вину  Зубова  А.И.  на  основании  ч.2  ст.61  УК  РФ.

 

        Зубов  А.И. хороший  семьянин,  имеет  жену  и  двоих  малолетних  детей: сына  Дмитрия,  31.10.2007  г.рождения,  и  сына  Всеволода,  17.03.2014  г.рождения.  Это  обстоятельство  должно рассматриваться  как  смягчающее  вину  на основании  прямого  указания  закона  -   п. «г»  ч.1  ст.61  УК  РФ).

 

         На  основании  изложенного,  я  считаю,  что  обвиняемый  Зубов  А.И.  с  учетом  положительных  данных  о  его личности,  с  учетом  семейного положения  и  условий  жизни  его  семьи, -  заслуживает  снисхождения  и  прошу  назначить ему  наказание  с  применением  ст.64  УК  РФ.

     

        На  основании  исследованных  в  суде  материалов  можно  сделать  однозначный  вывод:

 

        1) не доказано, что имело место преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, в совершении которого обвиняется мой подзащитный Зубов Алексей Илларионович;

 

        2) не доказано, что мой подзащитный Зубов Алексей Илларионович совершил покушение на сбыт наркотического средства в крупном размере.

 

        С  учетом  всего  выше  изложенного,  -

 

ПРОШУ:

 

        Переквалифицировать  действия  Зубова  Алексея  Илларионовича  с  ч.3  ст.30,  п.  «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ  на  ч. 1  и ч.2  ст.228  УК  РФ. 

 

 

  Адвокат                    

 

                                                                   М.И.Трепашкин

 

                                                        В   судебную  коллегию  по  уголовным 

                                                        делам Московского  городского  суда

                                                        (через  Дорогомиловский  районный суд

                                                        города Москвы)

 

                                                  от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                       города Москвы Трепашкина Михаила

                                                       Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                       адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                       коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                                       ул.Арбат, дом 35, офис 574, 

                                                       моб.тел.: 8-915-426-38-58,

                                                       эл.адрес:  treadv@gmail.com

 

                                                   в защиту интересов обвиняемого

                                                      Зубова  Алексея  Илларионовича                                        

                                                      (ордер № 001529  от  10  ноября 2018

                                                       года  прилагается)

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ  ЖАЛОБА

на приговор  Дорогомиловского районного  суда  города  Москвы

от 1  ноября 2018 года в  отношении  Зубова  А.И..

(в  порядке  п.2  ч.2  ст.389.3 УПК  РФ) 

 

Город Москва                                                                                10  ноября 2018 года

 

         1  ноября 2018 года  приговором  судьи  Дорогомиловского  районного  суда города Москвы  Рудаковой Ю.Г. (единолично)  Зубов  Алексей  Илларионович признан  виновным  в  совершении  преступления,  предусмотренного ч.3  ст.30, п. «г»  ч.4  ст.228.1 УК РФ, и  ему назначено наказание в  виде  лишения  свободы  сроком  на 10 (десять)  лет 6 (шесть)  месяцев,  с отбыванием  наказания  в  исправительной колонии   строгого режима.

        

         Считаю  указанный  приговор от  1  ноября 2018  года  незаконным и  необоснованным  по  следующим  основаниям:

 

      I.     Выводы суда не подтверждаются материалами дела.

 

        В  приговоре  просто  скопирован  текст  обвинения  из обвинительного  заключения,  хотя  в  судебном  заседании не  нашел  подтверждения  факт  покушения  Зубовым  А.И.  на  сбыт  наркотических  средств.  При  этом  также:

       а) записаны  лишь  предположения;

       б)  перечисляются  в  качестве  доказательств  покушения на  сбыт  показания  свидетелей   Егорова  Д.И.,  Матусова  М.И., Кулиша А.В.,  Мартышкина  А.А.,  Непреенко  А.С.,  Карпунина  В.М.,  Умбетова  М.М., Клещевой  М.А.,  Васильевой  Е.В.,  Меситова  В.М.,  Лебедева  В.Е.,  которые  в  действительности   факт покушения  не подтверждают.  Они  лишь  показывают  о  факте  изъятия  у  Зубова  А.И.  наркотических  средств  и  психотропного  вещества.

        Переписанное  в  приговоре  из  обвинительного заключения обвинение Зубова  А.И.  в  покушении на  сбыт  наркотических  средств и  психотропного  вещества в  крупном размере  -  ч.3  ст.30,  п.  «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ   является НЕКОНКРЕТНЫМ,  постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого по  данному  составу преступления   вынесено  с нарушением  положений  федеральных  законов:

            ст.5  УК  РФ  (объективное  вменение не допускается,  а  оно  допущено),

            ст.14   УПК  РФ  (предположения  не допускаются,  а  покушение на сбыт  основано исключительно на  предположениях), 

             ст.171 УПК  РФ (обвинение  строится на  достаточной  совокупности  доказательств,  а  доказательства  о  покушении  на  сбыт  -  отсутствуют  в  деле),

            ст.220  УПК  РФ  (не  указанно  ни  одного  обстоятельства,  связанного  именно  с  покушением  на  сбыт наркотического  средства  МДМА).

          Этим нарушениям  УПК  РФ  суд  первой инстанции  оценку не  дал.

 

           В  обвинении  записаны  формулировки, которые не  подтвердились  ни  одним  доказательством  по делу 

     как  в  ходе предварительного расследования, 

     так  и  в  судебном  заседании,

     однако  судом  они  оказались  бездоказательно перекопированы  в  текст приговора.

 

            Как  защитник  Зубова  А.И.   могу  утверждать  о необоснованности квалификации  действий  Зубова  А.И.   как  покушение  на незаконный  сбыт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  в  крупном размере

           как обнаруженных во  время  задержания  Зубова  А.И.  на  Кутузовском  проспекте  города  Москвы,  так   и

 

            обнаруженных через несколько  дней  в  другом  месте  -  в арендуемой  им квартире  в  Кунцево,  путем  сложения  весов,  а  именно:  

          1,53  грамма смеси  с  мефедроном,

          9,23  грамма  смеси  с  МДМА,

          212,3  грамма  смеси   с гашишем,

          131,5  грамма  смеси с каннабисом  (марихуаной) и

           8,51  грамма  смеси  психотропного  вещества с  амфетамином,  то  есть  по  ч.3  ст.30,  п. «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ.

 

        Сразу  можно  указать на следующие  очевидные  и  общеизвестные  факты  незаконности  вменения  именно  «покушения»  на  сбыт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ   в  крупном  размере:

 

        Во-первых,  обнаруженные  в  квартире  средства,  даже  если  установлен  был  бы умысел на  их  сбыт,  не  могут  быть  предметом  покушения  на сбыт,  так  как  они  там  только  хранились:  лежали,  разбросанными  по  всей  квартире (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола  и др.),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью.  Этот  факт  подтвердили  исключительно все  присутствующие  при обыске.  Несколько  магнитиков  находились  не  с  наркотиками  или  психотропными  веществами,  а  отдельно на  рабочем столе,  где  использовались  Зубовым  А.И.  для  крепежа  записок.  Изоляционная  лента в 14  мотках была  в  отдельном  шкафе вместе  с принадлежностями для  монтажа  слаботочных  устройств   (чем  Зубов  А.И. занимался  по работе,  в  деле  имеются подтверждающие  документы).  Наркотические средства  и  психотропное  вещество  не  имели  признаков  упаковки  для  сбыта.   Их   никто никому не  намеревался   передавать,  отдавать (таких  фактов  и обстоятельств  не  установлено).  Признаков  приготовленности,  чтобы  их,  скажем,   забрать и  передать -  не  установлено.

          Квартира  -  это не закладка  для  кого-либо,  для  какого-то  конкретного  физического лица  (разве, кроме  самого  Зубова  А.И.).    Однако,   рассматривать покушение  на  сбыт  самому  себе  -  это  будет  юридическая  несуразица.   Следовательно,   изъятые  как  хранимые в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  наркотические  средства   и психотропное  вещество 

           в  значительном  и 

            крупном  размере   нельзя  было  соединять  в  один  эпизод  с  обнаруженными  при  задержании  Зубова  А.И.   наркотическими  средствами,  также   в  значительном  и  крупном  размере

          А  объединив  эти  два  изъятия  (в  разных  местах)  наркотических  средств  и  психотропного  вещества  в  значительном  и  крупном размере  в  один  эпизод,   квалифицированный  как  покушение  на  сбыт,   следователь нарушила  положение  ст.5  УК  РФ  (объективное  вменение   не  допускается).

 

        Во-вторых,   нельзя  было  значительный  размер  части наркотиков  вменять   как  крупный.

        В  соответствии  с  Постановлением  Правительства  Российской  Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 «Об  утверждении значительного,  крупного и особо  крупного размеров наркотических  средств  и  психотропных  веществ, а также значительного,  крупного и особо  крупного размеров для растений,  содержащих наркотические  средства   или  психотропного  вещества, либо их частей, содержащих наркотические  средства или психотропного  вещества,  для  целей статей 228,  228.1, 229 и 229.1  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации»  крупный  размер фигурирующих  в  обвинении  наркотических  средств  и  психотропного  вещества  амфетамина  составляет:

 

        Крупный  размер  мефедрона   от  2,5  до  500  граммов

                             (в  данном  уголовном  деле даже  путем  сложения                         

                             обнаруженного  в  квартире  и  изъятого  при задержании

                             Зубова  А.И.  мефедрона  общий  вес  составляет 1,53  г)

        Крупный  размер  МДМА            от  3     до  600  граммов.

        Крупный  размер  гашиша          от  25   до  10.000  граммов.

Крупный  размер  каннабиса  (марихуаны)  от  100 до 100.000  граммов и  количество определяется после высушивания до постоянной массы при температуре +110 ... +115 градусов Цельсия.

         Крупный  размер  психотропного  вещества  амфетамина  от   1   до 200  граммов.

 

         При  задержании  Зубова  А.И.   у  дома  №  88 по   Кутузовскому  проспекту города  Москвы изъято:

       -  Мефедрон   1,01  грамма  -  значительный  размер,   в  1  свертке;

       -  МДМА           1,63  грамма -  значительный  размер,    в  1  свертке,  таблетки;

        - Марихуана (каннабис)   30  граммов  (после сушки,  согласно  заключению  эксперта,  -   25,2  грамма)   -  значительный  размер,  в   20  свертках;

        -  гашиш    39,5 грамма,     чуть  выше  крупного  (25  граммов),  в  10  свертках.

        Итого:  4  вида  наркотических  средств,  из  которых 3  -  в  значительном размере,  1  -  в  крупном.   Психотропного  вещества,  согласно  документов  предварительного расследования следствия,  -   не  обнаруживалось  у  Зубова  А.И.  при задержании   на Кутузовском  проспекте.

 

         В  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  через  2-е  суток  после  изъятия  у  него  ключей  от этой  квартиры,  при обыске  изъято:

       -  Мефедрон   0,52  грамма  -  значительный  размер,   в  1  пакете;

       -  МДМА           0,54  грамма -  значительный  размер,  в  1  пакете;

       -  МДМА           0,52  грамма -  значительный  размер,   в  1  пакете;

       -  МДМА            2,28  грамма -  значительный  размер,  в  2 пакетах;

        - МДМА           3,56  грамма -  крупный  размер,  в  2  пакетах,   0,70  грамма, в  1  пакете;

       -  гашиш        12,0  граммов,  в  4  свертках;

       - гашиш          160  граммов,     в  40  пакетах;

       -  гашиш        0,8  грамма,   в  1  контейнере;

       -  каннабис (марихуана)  30,7  грамма расфасованный  в  10  пакетов;

       - Марихуана (каннабис)   70,8  грамма  -  значительный  размер, в  20  пакетах;

        -  амфетамин     0,17  грамма, в  1  пакете;

        -  амфетамин       3,80  грамма,  в  1  пакете;

        -  амфетамин  4,54  грамма,   в  1  пакете.

 

         Все  эти  вещества  хранились  (по  признакам при  обнаружении)   после   их  приобретения  в  тех  же  упаковках,  в  которых  они   и  были приобретены  и  даже  распакованы  (по  показаниям  свидетелей:  пакетики были  россыпью, то  есть  не  перевязаны,  как  приготовленные  обычно для  сбыта;   порошок   вообще  рассыпан  в  коробке  да  еще  вместе  с  денежной  купюрой,  скрученной  в  трубочку для  удобства  употребления,  и  т.д.  и  т.п.). 

          Как  следует из  показаний  понятых,  при задержании  Зубова  И.А.  в разных  карманах находились разные  наркотические средства.

 

           В  обвинительном заключении  и  в  приговоре  записаны  формулировки, которые не  подтвердились  исследованными  в суде   доказательствами.

 

       2)   В чем обвиняется Зубов А.И. согласно итоговой формулировке?

     Из  текста  приговора  Зубова  А.И.,  приговоренного  за  покушение на  сбыт наркотических  средств  и  психотропного  вещества  в  крупном размере  следует:

                     (лист  4  обвинительного заключения,  лист  1  приговора)

 

       А  вот  если перейти  к  понятию  «а  именно»,  то  есть  к расшифровке   действий по покушению  на  сбыт,  то  там  никакого  покушения  мы  и не  видим.

 

         Как  усматривается  из  всего  приведенного  текста  приговора,  речь идет  о    факте  ПРИОБРЕТЕНИЯ Зубовым  А.И.  наркотических  средств и  психотропного  вещества  в  крупном размере  и  что  он  эти наркотические  средства   ХРАНИЛ  (так  и записано  в  обвинении)  до  момента  задержания  его  сотрудниками   полиции,  а  также  ХРАНИЛ в  квартире до изъятия  их  при обыске.

         Согласно  тексту  обвинения,  не  установлено,  что   Зубов  А.И.   договаривался  с  каким-либо  конкретным  лицом   о  сбыте  наркотических  средств   либо   вез   конкретному  лицу  наркотические  средства.   

 

        Нет  ни  слова, ни  строчки  о  каких-либо конкретных деяниях  Зубова  А.И.,  которые  бы  содержали  признаки  непосредственной направленности на  сбыт.  Они по  делу не  установлены. 

 

        В  ходе  расследования  уголовного дела  и  в  ходе  судебного  разбирательства  не  установлено   ни одного факта,  чтобы  Зубов  А.И.  сбывал  либо  покушался на  сбыт  кому-либо  наркотических  средств  и психотропных  веществ.   Не  имелось   такой информации,  что  подтвердили  и  сотрудники  по борьбе  с  незаконным  оборотом наркотиков   МВД  России:

 

       -  оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  Карпунин  В.М.   показал,  что они  получили информацию  от  Зубова  А.И.  лишь  о  лицах,  у  которых  он  сам  приобретал  наркотические  средства  или  психотропные  вещества.  И  эта информация  подтвердилась.   По  сведениям,  предоставленным  Зубовым  А.И.  сотрудникам  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве,  было  возбуждено  2  (два)  уголовных дела   по ч.1 ст.228.1  УК  РФ  и  по  п. «г»  ч.4  ст.228.1  УК  РФ.    При этом никто не  показал,  что  знает  что-либо  о  сбыте  Зубовым  А.И.   наркотических  средств  и  психотропных  веществ;

 

          -  сотрудники  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  Карпунин  В.М.  и  Воронцов  О.П.  показали  в суде,  что  информацию  о  хранении наркотиков  в снимаемой  Зубовым  А.И.  квартире  они получили  от  последнего.   Передавая  им  информацию,  Зубов  А.И.  ни разу  не  указал,  что он  лично занимался  сбытом  наркотических  средств  и  психотропных  веществ.

 

       Зубов  А.И.  является лицом,  употребляющем  наркотики.  Это  установлено экспертами   -  том  1  л.д.241-243,  а  также  показаниями  свидетелей,  в  частности,  сотрудника 10  СБ  ДПС  ГИБДД  на  спецтрассе  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Егорова  Д.И.,  что  Зубов  А.И.  в  момент задержания  был  с явными  признаками наркотического опьянения  (что  в  своих  показания  подтвердил  и  Зубов  А.И.,  объясняя  почему  он  отказался  от  освидетельствования  сразу  после  задержания).    Наркотики  и  смесь с амфетамином,  как  утверждал  многократно Зубов  А.И.,   он  приобретал  только для  личного употребления.

 

        Следует  обратить  внимание,  что  признак  в  крупном  размере  относится  лишь  к  части  наркотических  средств,  большая  их  часть  -  к  значительному  размеру. 

 

        Таким  образом,  фабула  обвинения   и  обстоятельства дела с  учетом  собранных  доказательств, -  очевидно противоречат  указанной  в  итоге  квалификации  действий   Зубова  А.И.

 

          В  описанных действиях  Зубова  А.И.  усматриваются  лишь признаки  незаконного приобретения  и хранения  наркотических  средств  в  значительном  и крупном  размере. 

         С  большой  натяжкой  можно  было бы усмотреть признаки  приготовления  к  сбыту  (при  определенных  дополнительных  обстоятельствах), но не   «покушения».  Что  понимается  под  «покушением»  в  российском  уголовном  праве? - Ответ содержится  в    ч.3  ст.30  УК  РФ.

 

        Часть  3  ст.30  Уголовного кодекса  Российской  Федерации  гласит:

        «…3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

           В  действиях  Зубова  А.И. не  установлено ни одного конкретного действия, непосредственно направленного на  продажу,  передачу  наркотического  средства,  то  есть направленного на его  сбыт  конкретному  лицу.

 

            По  науке  уголовного  права,  если  лицо даже  имело  умысел,  но  не  сделано  конкретных  действий  направленных на  совершение  преступления,  то  его нельзя  обвинять  в  том,  что он  уже  якобы совершил эти действия.  За такой  «голый»  умысел (есть такое  понятие  в  уголовном  праве -  не судят.  Судят  за  уже  совершенные  конкретные  действия.  А  установлены  (видны  по обвинению  и  по  собранным  доказательствам)  лишь  действия  по приобретению  и хранению  наркотических средств.  

 

           Как  пояснял  мой  подзащитный,  смесь наркотических  средств  ему  в  карманы  засунули  перед  вызовом понятых  (когда  он  был  уже  в наручниках)  сотрудники  полиции,  после  чего  стали требовать  деньги, обещая  за  это  прекратить  уголовное  преследование  (видимо,  забрать  смесь  обратно).  Однако, обманули,  и после  подписания  протокола   допроса  (который  он  даже не  читал,  рассчитывая,  что его отпустят),  Зубов  А.И.  был отправлен  в  камеру.  В  этой  связи  Зубов  А.И.  написал   множество заявлений  в разные  инстанции  и  проверкой  занимались  сотрудники  УСБ.   Результаты  проверки   нам неизвестны.   К  делу  приобщены  лишь  промежуточные   результаты  проверки.

 

        Прошу  суд  обратить внимание на  важный  момент  в  обвинении:      Вес  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  указан  неправильно  (не верно).  

 

        2)   Как известно, вес каннабиса (марихуаны) определяется и вменяется после сушки. И именно этот вес (высушенного средства) вменяется обвиняемому в вину.

      Экспертами установлено, что марихуаны всего (в квартире и при личном досмотре Зубова А.И.) было изъято 113,5 грамма. Однако, Зубову А.И. вменяется 131,5 грамма, то есть вес не высушенного средства. Этот же вес оставлен в приговоре Зубову А.И.

 

      3)   касательно смеси веществ, в состав которых входит то либо иное наркотическое средство определенного вида, а также психотропная смесь. При том, вес активного (употребляемого) вещества в этих смесях составляет очень малый процент (в смеси амфетамина не более 7 %) Остальное - наполнители, шлаки, не являющиеся ни наркотическими средствами, ни психотропными веществами, то есть не годные к применению для своих целей.

     Экспертным путем не установлено: А с чем были смешаны наркотические средства и психотропные вещества для увеличения общего веса смеси? И могла ли она вся рассматриваться как наркотическое средство, пригодное к употреблению по криминальному назначению.

 

         Не  приобщены   к  заключениям  экспертов  хроматограммы,  что  дает  основания  считать  их  сомнительными  как  доказательства  обвинения.

 

        Верховный  Суд  Российской  Федерации  многократно  указывал,  что вменяется  весь состав  смеси  лишь  тогда,  когда  она  вся  используется  по немедицинскому  предназначению  как   наркотик  или  психотропное  вещество.    В  частности,  в  Кассационном  определении  Судебной  коллегии по  уголовным  делам  Верховного Суда  Российской  Федерации    от  17  января  2018 года  № 16-УД17-27 по этому  доводу указывается:

       «Из заключения эксперта усматривается, что представленное на исследование мазеобразное вещество светло-желтого цвета с вкраплениями вещества (частиц) белого цвета содержит 6-моноацетилморфин, диацетилморфин (героин), является смесью (препаратом), содержащей героин (диацетилморфин) и 6-моноацетилморфин, массой 22,3 г, 26,4 г. Следовательно, размер наркотического средства героина (диацетилморфин) был определен вместе с массой нейтрального вещества вазелина.

       Указанная экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями закона и не вызывает сомнений в достоверности изложенных в ней выводов о наличии в представленной на исследование смеси наркотического средства.

       Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 февраля 2007 г. N 290-О-П, суды общей юрисдикции должны учитывать количество, свойства, степень воздействия на организм человека того или иного наркотического средства, а также другие обстоятельства конкретного уголовного дела.

       Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14, при решении вопроса о размере наркотического средства, включенного в Список I, содержащегося в смеси с нейтральным веществом, суду следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.

       При квалификации действий Чухустова М.А. суд руководствовался уголовным законом и положениями постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. № 1002 "Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества для целей статей 228.1, 229 и 229.1 УК РФ".

       Вместе с тем судами первой, апелляционной и кассационной инстанций не обсуждались вопросы о том, для какой цели наркотическое средство было смешано с нейтральным наполнителем, охватывалось ли умыслом Чухустова М.А. дальнейшее немедицинское потребление такой смеси либо его действия были направлены на сокрытие таким способом находящегося в незаконном обороте героина при пересылке.

       Экспертные исследования на предмет определения чистого количества наркотического средства, содержащегося в нейтральном наполнителе, не проводились.

       Дальнейший сбор и исследование доказательств с целью устранения имеющихся сомнений по поводу немедицинского использования наркотического средства без выделения его из мазеобразной смеси, а также выяснения количественного содержания в смеси непосредственно наркотического средства, следует признать невозможным в том числе в связи с принятым судом и исполненным решением об уничтожении вещественных доказательств.

       Указанные обстоятельства позволяют прийти к выводу о необходимости внесения изменений в судебные решения и переквалификации действий Чухустова М.А. с п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение пересылки наркотических средств, что с бесспорностью подтверждается совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств».

 

       Пункт  4 Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)  обращает  внимание  на  следующее:

       «…Решая вопрос о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества, включенного в список I (или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской), и нейтрального вещества (наполнителя) к значительному, крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из возможности использования указанной смеси для немедицинского потребления».

 

       К  сожалению,  по  устоявшейся  порочной практике,  из-за  низкого уровня  юридической  подготовки,  важнейшие   документы  игнорируются.  Этот пробел  виден  и  в расследовании  уголовного дела  в  отношении  Зубова  А.И.,  что  повлекло  вменение  необоснованно  более  высокого  веса  наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  не  соответствующего  реальному   весу  активного  (употребляемого  по назначению) вещества.   

   

       Бездоказательно  приведены следующие  формулировки  в  обвинении  и  оставлены  в  приговоре  от  1 ноября  2018 года:

       -  «имея  умысел  на незаконный  сбыт  наркотических  средств в  крупном размере…»,

       -  «в целях  личного обогащения  и  получения  нелегального дохода»,

       «хранил  в  целях  последующего  сбыта  в  арендуемой  им  же  (Зубовым  А.И.)  квартире»,

       -  «хранил  при  себе  в  целях последующего  сбыта».

        Эти  формулировки  записаны на  домыслах  (предположениях),  придуманы без  каких-либо конкретных доказательств,  в нарушение  ст.5  УК  РФ,  ст.ст.14,  171  УПК  РФ,   ч.3 ст.49  Конституции  России,  что дает основания  считать  обвинение  в  части  покушения на  сбыт  -  сфальсифицированным в  целях  обвинить Зубова  А.И. в  совершении  особо тяжкого  преступления.

  

       Хочу  заметить,  что  количество   обнаруженных  при задержании  Зубова  А.И.  наркотических  средств не составляло  крупного размера,  а  именно:

       -  Мефедрон   1,01  грамма  -  значительный  размер;

       -  МДМА           1,63  грамма -  значительный  размер;

        - Марихуана (каннабис)   30  граммов  (после высушки  25,2  грамма)   -  значительный  размер.

        Лишь  гашиша  было  39,5 грамма,  что  составляет  чуть  выше  крупного  (25  граммов).

       Это  -  обычные  веса  для  лиц,  употребляющих наркотики,   которые  они  перевозят    с собой (хранят  при  себе)  при  употреблении.

       Это  доказывает  факт  того,  что  Зубов  А.И.  не  намеревался  их  кому-либо  сбыть  (с  учетом  признаков  умысла на  сбыт, обозначенных  в разъяснениях  Пленума  Верховного Суда  РФ).   Сами  упаковки  (расфасовки)  указывают  на приготовление  их  именно  к  употреблению.

 

       Следует  также обратить внимание,  что  по  своему составу  все  наркотические средства  и  психотропные  вещества,  обнаруженные  в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире  и  при  его задержании,  -  разные  по  своему составу.  Это  свидетельствует  о  приобретении  их  в разное в ремя  для  личного у потребления.

         В разных  пакетах  - разные средства  и  вещества (сторона обвинения  не опровергла  этот довод  защиты  в  соответствии  с  ч.2 ст.14  УПК  РФ). 

         Приобретены  они  в  разное  время  в разных  местах  (это видно  по разным  упаковкам,  разным  пакетам). 

         Их  нельзя  было  объединять  как  приобретённые  в  одно  время  и  нельзя  было объединять   все  в  один  вес.

 

       Пункт  5  указанного  Постановления  Пленума  Верховного Суда  РФ    разъясняет,  что  вес  приобретаемого (хранимого,  перевозимого)  наркотического  средства  либо  психотропного  вещества  определяется  отдельно  по  каждому  виду.  Следовательно,  квалификация  дается  также  по отдельному  виду.   И  ответственность  определяется  по  каждому  виду  в  отдельности:

       «В случаях, когда лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, размеры которых в отдельности не превышают указанный в списках значительный размер таких средств или веществ, содеянное при наличии к тому оснований может влечь административную ответственность (статья 6.8 КоАП РФ).

    (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)»

 

       Бездоказательно  приведены  формулировки,  что  Зубов  А.И.  «приобрел»  все  перечисленные  вида  наркотических  средств  и  психотропного  вещества.   Это всего лишь  предположения  следователя.  С  такой  же  долей  вероятности  можно  утверждать,  что в  его квартире  оставили  наркотики  и  психотропную  смесь на  хранение,  что  ему  подложили  оперативники  (как показал  Зубов  А.И.  в  ходе  допросов)  и  т.п.  

 

         Выводы  обвинения  о  «покушении на  сбыт»  строятся  исключительно на указанных  выше  сфальсифицированных  формулировках,   основанных  на  предположениях:

 

      2)  Отражены  ли  в  тексте  обвинения  действия   Зубова  А.И.,  НЕПОСРЕДСТВЕННО  направленные  на  сбыт  наркотических средств  и  психотропного  вещества? 

      В  тексте  приговора  нет  ни  слова, ни  строчки  о  каких-либо деяниях  Зубова  А.И.,  которые  бы  содержали  признаки  непосредственной направленности на  сбыт.  

 

     Проанализируем  на  сей  счет доказательства  обвинения,  исследованные  в судебном заседании.

 

       Показания  свидетелей:

       Матусов  М.И. - сотрудник  10  СБ  ДПС  ГИБДД  на  спецтрассе  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  показал,  что  Зубов  А.И.  был  остановлен  у  дома  №  88  по  Кутузовскому  проспекту,  вел  себя  нервозно,  пройти  освидетельствование  отказался,  были  вызваны  сотрудники  ОНК.  Момент  обнаружения  у  Зубова  А.И. наркотических  средств  не  видел.  Знает  со  слов сотрудников  ОНК  об  обнаружении  наркотических  средств.  В   своём рапорте  от  4  ноября  2017 года   (том 1  л.д.105)  пишет,  что  были обнаружены наркотические  средства  в  момент задержания.  О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает,  он  о  таких не знает;

 

        Уметбаев  М.М.  -  сотрудник ОНК  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показал,  что наркотики  в  снимаемой  Зубовым  А.И.  квартире  находились в разных  местах (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью. О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, он  о  таких не знает.  Умбетов   также  показал,  что  Зубов  А.И.  сам   рассказал,  что  в  квартире по  ул.Клочкова, дом 2 находятся  наркотические средства;

 

       Клещева М.А.  -  дознаватель  ОД  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показала,  что наркотики  в    снимаемой  Зубовым  А.И. квартире  были  в разных  местах (на кухне,  рядом  с  кроватью  в  тумбочке,  в  ящике  стола),   в  разных  упаковках  и даже  россыпью. О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, она  о  таких не знает;

 

        Лебедев  В.Е.  -  сотрудник  МВД, показал,  что  выезжал  для   осмотра  места  происшествия  на квартиру  по  адресу  ул.Клочкова, дом 2,  заходил  вместе  с  оперативно-следственной группой,  в  разных  местах  обнаруживались    наркотические  средства  и  психотропные  вещества (на  кухне,  в тумбочке  и  т.п.),  как  в  пакетах,  так  и  россыпью. Была  обнаружена  и изъята бутылка  пластмассовая,  приспособленная  для  употребления  наркотиков.  Три пакетика  с белым  веществом  находились  в  металлической  коробке  вместе  с  другими  предметами: 2-мя  картами и сторублевой  купюрой.  На  дне  россыпью  белый  порошок.  О  каких-либо действиях  по  покушению  на сбыт  свидетель  не  указывает, она  о  таких не знает;

 

       Кулиш  А.В.  -  сотрудник  ОНК  ОМВД  по району  Фили-Давыдково,  показал  лишь о  фактах  обнаружения  и  изъятия  наркотических  средств, однако  ничего не показал  о покушении  Зубовым  А.И.  на  сбыт  этих  наркотических  средства  какому-либо   лицу; 

 

       Мартышкин  А.А.  -  сотрудник  ОМВД по району  Фили-Давыдково,  показал  лишь о  фактах  обнаружения  и  изъятия  наркотических  средств, однако  ничего не показал  о покушении  Зубовым  А.И.  на  сбыт  этих  наркотических  средства  какому-либо   лицу. 

 

       Неприенко А.С.  -  понятой  при задержании  Зубова  А.И.  на  Кутузовском  проспекте,   ничего  не  показал  касательно   покушения  на сбыт наркотических  средств  Зубовым  А.И.  какому-либо  лицу.   

 

       Меситов  В.М.  -  понятой  при обыске  в  арендуемой  Зубовым  А.И.  квартире,  ничего  не показал  о  покушении  Зубовым  А.И.   на сбыт  наркотических  средств  и  психотропных  веществ.  Он  лишь  показал,  что  обнаруженные    средства  и вещества  (со  слов  оперативников,  наркотики) в  пакетиках  и  россыпью находились  в разных  местах  квартиры (в  ящике  письменного стола,    на  кухне  и  др.).

 

       Карпунин  В.М. - оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  показал,  что информации  о  сбыте  Зубовым  А.И.  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  у  них не  имелось,  о  покушении  -  тоже.  Зубов  А.И.  лишь  дал оперативную информацию  о лицах,  которые  сбывали  наркотические  средства,  в том  числе  Зубову  А.И.,  по  которой  было возбуждено  2  уголовных  дела.

 

       Воронцов  О.П. – старший оперуполномоченный  по  ОВД  ОНК  УВД  по  ЗАО  ГУ  МВД  России  по  городу  Москве  показал,  что информации  о  сбыте  Зубовым  А.И.  наркотических  средств  и  психотропных  веществ  у  них не  имелось,  о  покушении  -  тоже.  Он  также,  как  и Карпунин  В.М.  показал,  что  информацию  о  хранении на  снимаемой  квартире  наркотических  средств  дал  сам  Зубов  А.И.,  что  обнаруженные  наркотические  средств  и  психотропные  вещества хранились  в разных  местах (то  есть признаков  приготовленности их  к  сбыту,  передаче  -  не  выявлено). 

 

       Васильева  Е.В.  -  владелица  квартиры,  которую  арендовал  Зубов  А.И.,  что  никогда не замечала    ничего подозрительного  в  квартире.  При обыске  было   изъято из разных  мест  какое-то  вещество,  мне  сказали,  что это наркотики.

 

       Ни один  свидетель по делу  не показал,  что Зубов  А.И.  совершал  какие-либо  действия, непосредственные  направленные  на сбыт  наркотических  средств  и  психотропного  вещества.

 

       Председательствующей  неоднократно  упоминается  в  приговоре  о  якобы  магнитиках  с  пакетами,  в  которых   хранились наркотические  средстве  и  психотропное  вещество.    Однако,  следует обратить  внимание,  что:

       ни одного  магнитика (магнита) в  материалах  дела  не  фигурирует,

       магнитики  (магниты) такие  не изымались, 

       их нет  в  числе  вещественных  доказательств.

       Согласно протоколу  осмотра  места  происшествия  -  квартиры  1  дома  2  по  улице  Клочкова  в городе  Москве, -  магниты не  изымались,  наркотические  средства  были  в разных  местах  квартиры,  в разных  упаковках и россыпью.   Обнаружены  также приспособления  для  употребления наркотических  средств  (том 2  л.д.23-61).

       Как  следует  из протокола осмотра  предметов, изъятых  с  места происшествия -  квартиры  по  ул.Клочкова (том  2  л.д.94-103)  - магнитов не  имелось.

       Как  следует  из протокола осмотра  предметов, изъятых при задержании Зубова  А.И.  - магнитов   в  свертках  и  пакетах не  имелось.  Изоленты  -  тоже.

 

       Упоминание  о  магнитиках,  которых  в  деле  не  имеется -  это искусственная  подгонка  под признаки  приготовления  к сбыту  обнаруженных  наркотических  средств  и  психотропного  вещества. 

 

        Верховный  Суд  Российской  Федерации   требует,  чтобы были  указаны  доказательства  и обстоятельстваподтверждающие   умысел   именно на  сбыт    наркотических  веществ.  В  абзаце  2  пункта  13  Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных  с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)   указаны  признаки  умысла  на  сбыт:

        -  приобретение,  изготовление, переработка, хранение, перевозка наркотических  средств лицом, самим их не употребляющим,

       - большое количество (большой объем)  наркотических  средств,  

       - размещение в удобной для передачи расфасовке,

      - наличие соответствующей договоренности с потребителями (покупателями)  и т.п.

  

         Верховный  Суд РФ  говорит  лишь  о признаках  умысла  на  покушение,  а квалификация  должны  быть основана  на конкретных  действиях,  совершенных  по этому  умыслу.

         Все перечисленные  выше  обязательные  признаки  умысла  на  сбыт в  обвинении  Зубова  А.И.  отсутствуют.  Они по  делу не  установлены. 

 

       Зубов  А.И.  является лицом,  употребляющем  наркотики  и  психотропные  вещества  (это  установлено  и  в результате  судебно-психиатрической экспертизы).    Наркотики,  пользуясь  случаем,   приобретал  для  личного употребления.   

 

        Особо  крупного размера  нет.  Больших  объемов  нет  (значительный  и  крупный  размеры).

        Установлено  лишь  приобретение  и хранение  наркотического  средства    в   крупном размере.  Перечислено лишь  ряд  видов  наркотических  средств  и психотропных  веществ.

 

          Зубов  А.И.  не  договаривался  с  кем-либо  из  потребителей (покупателей)  о  передаче  им хотя  бы  части  наркотического  средства.    Такие  данные  в  деле  отсутствуют  (не  установлены).

 

         7)   Отражен ли в приговоре умысел на незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ Зубовым А.И. или отражены ли в приговоре признаки на сбыт наркотических средств и психотропных веществ Зубовым А.И.? - Можно ответить однозначно, что они не отражены и не установлены. Следователем в обвинении изложены предположения, не основанные на доказательствах и установленных обстоятельствах, вопреки требований ст.14 УПК РФ, а суд повторил те же предположения в приговоре.

 

         8)    Установлены ли по делу и отражены ли в тексте оглашенного обвинения какие-либо цели «личного обогащения и получения нелегального дохода»?

         Таких  целей (мотивов) не  установлено,  что  дает основания  утверждать  о  фальсификации  обвинения  и  о нарушениях  положения  ст.5  УК  РФ,  ст.ст.14,  171,  220  УПК  РФ при  предъявлении  Зубову  А.И.  обвинения. 

         Пленум  Верховного  Суда  РФ  разъяснил: 

         «…под корыстными побуждениями понимается направленность умысла на получение материальной выгоды (денег, имущества или прав на их получение и т.п.) для себя или других лиц либо избавление от материальных затрат (например, возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств) в результате совершения умышленного нарушения лицом правил, указанных в части 1 той же статьи УК РФ;…».   Этих  признаков  не  установлено.

 

         9)    Действия Зубова А.И. о якобы НЕПОСРЕДСТВЕННОМ направлении к сбыту наркотического средства, опровергаются уже в самом тексте обвинения, где указано, что он ХРАНИЛ наркотические средства и психотропные вещества вплоть до изъятия.

         Не  предлагал  кому-либо, 

         не  закладывал  в  тайник  для  последующего изъятия  приобретателем, 

         не  вез  конкретному  лицу…,   а  просто  хранил  при  себе  и  в  квартире  (в  разных  местах,  в разном  виде,  в  разных  упаковках, вплоть до  россыпи,  после незаконного приобретения в  неустановленное  следствием  время  и не  установленном  месте  у  неустановленного лица  до изъятия  его  сотрудниками правоохранительных  органов.

 

        Указав  в  обвинении,  что  Зубов  А.И.  лишь приобрел  и  хранил   ранее  приобретенные  наркотические  средства  и  психотропные  вещества,  то  есть никому  не предлагал  и никому  не  пытался  предложить,  тем  не  менее,  в  итоге  в  приговоре   утверждается,  что  Зубов  А.И.   осуществил  действия,  непосредственно направленные  на  сбыт  наркотических   средств.  Такое  обвинение  явно противоречит  закону  и  основным  понятием  Уголовного кодекса  Российской  Федерации.

 

        Таким  образом,  обстоятельства  дела  и  исследованные  доказательства противоречат  указанной  в  итоге  квалификации  действий   Зубова  А.И.

 

          В  пункте 13 Постановления  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  от 15 июня 2006 года №  14  «О  судебной  практике  по  делам о  преступлениях, связанных  с наркотическими средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми   веществами»  (с  последующими  изменениями)   дается  следующее  разъяснение касательно сбыта  и  покушения  на  сбыт  наркотических  средств:

         «..13. Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее - приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

         Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п…

    (п. 13 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)

         …13.2. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

       (п. 13.2 введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 30)».

 

       С  учетом  этих разъяснений  высшей судебной инстанции России  видно,  что  в  действиях  Зубова  А.И. нет   признаков  состава преступления, предусмотренного  ч.3  ст.30,  п. «г» ч.4  ст.228.1 УК РФ,  то  есть покушения на  сбыт наркотических средств  в  крупном размере. 

 

      В  действиях  Зубова  А.И.  усматриваются  лишь признаки  незаконного приобретения  и хранение  наркотических  средств  и психотропных  веществ  в  крупном  размере. 

 

          Тот же Пленум  Верховного  суда  РФ  в  п.7  Постановления  дал разъяснения,  что  следует  понимать  под  незаконным хранением наркотических  средств:

        «…7. Под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги, растение, содержащее наркотические средства или психотропные вещества, либо его части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества».

 

       Зубов  А.И.   употреблял психотропные  вещества  и  наркотические  средства.  Это  установлено,  в  том  числе амбулаторной  судебно-психиатрической  экспертизой,  показаниями  сотрудников  ДПС  и  показаниями  Зубова  А.И. Наркотические  средства  и  психотропные  вещества  он  иногда приобретал, но  для  себя лично. Ни одного  опровергающего этот довод  доказательства  по делу  не добыто.  В  снимаемой  квартире  были  обнаружены при обыске  приспособления  для  употребления  наркотических  средств  (свернутая  в  трубочку  денежная  купюра,  карты   и  пластмассовая  бутылка,  с  вырезами),  но не обнаружено  ни одного признака  такой  упаковки,  которая  указывала  бы  на приготовленность  наркотиков   к  сбыту.

 

         Магнитики  и  изоляционная  лента,  о  которой говорили  свидетели,  участвующие  в  обыске  в арендуемой  квартире,    находились  отдельно  от  пакетиков  с   наркотиками  и  психотропными  веществами.   В  деле  их  вообще нет,  в  том  числе  среди  вещественных  доказательств.  Как  пояснил  Зубов  А.И.,  изолента  и  магнитики  им  использовались  при  проведении  слаботочных  работ. Этот  довод  Зубова  А.И.  стороной  обвинения  не  опровергнут.

 

           В  действиях  Зубова  А.И. не  установлено ни одного действия, непосредственно направленного на  продажу,  передачу  наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  то  есть на их  сбыт.

 

         Неконкретность  обвинения  в  части  покушения  на  сбыт,  должно  влечь  возвращение  уголовного дела  прокурору,  ибо  нарушаются  при этом положения  п.3  ч.1  ст.220  УПК  РФ,  гласящей:

         «1. В обвинительном заключении следователь указывает:

         …3) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела;…».

 

         Статья 5  УПК  РФ  («Принцип вины»)  гласит:

         «1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

         2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

 

          Часть  3  статьи  49  Конституции  Российской  Федерации  указывает:

         «Неустранимые  сомнения  в  виновности  лица  трактуются  в  пользу  обвиняемого».

 

       По  мнению  защиты,  имеются  3  обстоятельства,  которые  могут  повлиять на  объем  обвинения  Зубову  А.И.  и  переквалификацию  его действий:

 

        -  неконкретность  обвинения  касательно  покушения на  сбыт  наркотических  средств;

        -  не  запрошены  и  не приобщены  материалы  по результатам проверки  заявления  Зубова  А.И.  о  подбросе  сотрудниками  полиции  значительного количества  смеси наркотических  средств  и  вымогательства  денежных  средств  (выписки  из  лицевого счета  Зубова  А.И.  в Сбербанке  о  снятии  денежных средств  с  банковской карты  уже после  его задержания,  о  звонках  с  его  телефона  уже  после  задержания  -  приобщались к  делу); 

       -  при  проведении  химической  экспертизы  не  определен  вес  активного наркотического  вещества   в  смеси.

 

          Для  создания  криминального  (утяжеляющего  вину)  фона,  для искусственного увеличения  объема  обвинения  по  тексту (растянуто на  5  с  половиной  листов) необоснованно  сделаны  3  (три)   повтора  весов  одних  и  тех  же изъятых наркотических  средств  и  психотропного  вещества  в  обвинительном заключении.

        Рассчитано  так,  что мол  в  глазах  будет  мельтешить  от   количества  пакетиков  и  упоминай  слова «расфасованные»,  чтобы искусственно  увеличить   объем  обнаруженных наркотических  средств  и  психотропных  веществ.

           А  объективно  (вместо  5  с  половиной листов  повторов)  можно было  бы  коротко  изложить,  как  я указывал  выше,  что   обнаружены  хранящимися  при  Зубове  А.И.  и  в  арендуемой  им  квартире  (рядом  с  местом задержания):    

          1,53  грамма смеси  с  мефедроном,

          9,23  грамма  смеси  с  МДМА,

          212,3  грамма  смеси   с гашишем,

          131,5  грамма  смеси с каннабисом  (марихуаной) и

           8,51  грамма  смеси  психотропного  вещества с  амфетамином,   то  есть  в  крупном размере.

          Коротко  и  ясно.

 

          В  целом  можно  заявить, что  обвинение  Зубову  Алексею  Илларионовичу в  совершении преступления,  предусмотренного  ч.3  ст.30,  п. «г»  ч.4  ст.228.1 Уголовного  кодекса  Российской  Федерации -  предъявлено НЕЗАКОННО.

 

     В  обвинении  Зубову  А.И.  необоснованно  многократно  употреблен  термин  «расфасованное»,  чтобы  искусственно создать  видимость   приготовления  к  сбыту.  С  точки  зрения  человеческой  логики,  как  можно

          разломить  (разрубить)  на  один  кусок,

          расфасовать  в  один  сверток,

          расфасовать  в  1  пакет,

          расфасовать  1  таблетку  в  1  пакет или  1  сверток?

     А  россыпью?

     Это  абсурд.  Однако,  умышленно,  в  целях  усугубления  криминального  фона  действий Зубова  А.И.  эти  формулировки  применены  в  обвинении  (ими  буквально  пестрит  текст обвинения),  чтобы обвинитель  как  минимум  в  приготовлении  к  сбыту.  

         В  частности,  указано:

     При задержании Зубова  А.И. на Кутузовском  проспекте  Москвы:

       -  Мефедрон   1,01  грамма,  расфасованное  в  1  сверток;

       -  МДМА         1,63  грамма,   расфасованное  в  1  сверток.

                    Каким  образом,  вещество  было «