Фальшивое уголовное дело Сухаревой Т.В. в третий раз возвращено из суда прокурору в пор

29 апреля 2019 года

Я как защитник Сухаревой Т.В. был допущен к материалам уголовного дела 23 февраля 2016 года, когда в порядке ст.217 УПК РФ уже шло ознакомление более чем с 20-ю томами дела всех участников процесса. Несколько минут мне хватило на то, чтобы увидеть: реальные мошенники, действующие в составе организованной группы, доставляющие из Приднестровья десятки, а возможно и сотни тысяч фальшивых бланков страховых полисов ОСАГО и распространявшие их в России, - были освобождены от уголовной ответственности, а лицензированного страхового брокера Сухареву Т.В. из-за ее депутатских амбиций решили сделать «козлом отпущения» в этом деле. Я зашел к заместителю начальника СЧ и открыто сказал: «Это дело в таком виде не имеет судебной перспективы, так как не доказано совершение Сухаревой Т.В. мошеннических действий, а потерпевших - нелегальных сбытчиков партий фальшивых полисов ОСАГО в различных регионах России - следователь просто назначила быть таковыми без правовых оснований. По этому делу нужно было по ст.210 УК РФ привлекать других лиц, доказательств в отношении которых вполне достаточно, но которых вы по сомнительным основаниям освободили от уголовного преследования, а не Сухареву Т.В.». Мой визит к руководителю оказался безрезультатным.

А уже на следующий день, т.е. 24 февраля 2016 года следователь 4 отдела СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве Усольцева О.А. подала в суд ходатайство об ограничении меня в ознакомлении с материалами уголовного дела.

Суд не мог не увидеть то, что было очевидным фактом. Поэтому уголовное дело уже в третий раз возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. (Документы и аргументы, а также ссылки на предыдущие публикации см. в приложении).

Адвокат М.И.Трепашкин

https://www.bezzakonov.net/single-post/2018/11/11/01

http://newtribuna.ru/news/2017/11/23/80461/

https://www.bezzakonov.net/single-post/2018/05/30/Адвокат-Трепашкин-Коротко-о-сути-обвинения

https://tatsuhareva.livejournal.com/114227.html

http://www.trepashkin.com/news/articles?id=194

https://gulagu.net/profile/7116/blog/7811.html

https://msannelissa.livejournal.com/102852.html

https://www.youtube.com/watch?v=hDAEM37aOPY

https://www.youtube.com/watch?v=FyTr-eN5zVQ

https://www.arsvest.ru/rubr/2/45973

https://poisk-ru.ru/s43770t8.html

http://iblogger.ru/play.php?video=DhlIniiIjLw

https://www.mk.ru/moscow/2017/12/08/kandidata-v-deputaty-arestovali-za-poddelku-polisov.html

https://legalacts.ru/sud/postanovlenie-prezidiuma-verkhovnogo-suda-rf-ot-12042017-n-24p17/

https://auto.rambler.ru/news/35011552-kto-i-zachem-sozdaet-v-strane-defitsit-polisov-osago/

Пресненский районный суд города Москвы

председательствующему по делу

судье Авдотьиной А.А.

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемой

Сухаревой Татьяны Викторовны

(ордер в деле имеется).

ХОДАТАЙСТВО

о возвращении уголовного дела прокурору

(в порядке ч.1 ст.237 УПК РФ)

Город Москва 15 апреля 2019 года

Прошу в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» возвратить уголовное дело прокурору в связи с наличием препятствий для его рассмотрения судом.

1. По 2.311 страховым полисам ОСАГО не проведены исследования на предмет их поддельности.

2.435 страховых полисов ОСАГО (все, которые вменяются Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э. как сбытые 4 потерпевшим) - в деле отсутствуют.

По 124 страховым полисам ОСАГО были проведены исследования, но по образцу, вызывающему сомнения в том, что он изготовлен на фабрике ГОЗНАКА и годен для сравнительного исследования.

18 июня 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда указала на то, что факт поддельности полисов ОСАГО не доказан.

Без дополнительного исследования всех страховых полисов ОСАГО, вменяемых Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э. как сбыт поддельных полисов 4 потерпевшим - рассмотреть дело судом невозможно. Это основная позиция Мосгорсуда, по которой 18 июня 2018 года был отменен приговор судьи Пресненского районного суда города Москвы Кудряшовой М.А. от 25 декабря 2017 года.

Следствие не приняло никаких мер для устранения этого препятствия для рассмотрения дела в суде и цинично запихнуло уголовное дело снова в Пресненский районный суд города Москвы, выражая свое несогласие с решением Мосгорсуда и охаивая судью Неделину О.А.

2. Судебная коллегия по уголовным делам 18 июня 2018 года, отменяя приговор от 25 декабря 2017 года и возвращая уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, указала на необходимость установить ущерб потерпевшим, которые в ходе судебного разбирательства утверждали, что бланки страховых полисов ОСАГО они скупали и перепродавали, получая прибыль, материального ущерба действиями Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. им не причинено. Лишь Тяпаева И.П. заявила, что ей причинен ущерб, однако обосновать его не смогла. Почтеннов Ю.Н. заявил в суде, что ущерб ему причинен лишь действиями Кириллова Н.И. по эпизодам, которые не вменяются ни Сухаревой Т.В., ни Рогожину В.Э.

Кроме того, установлено, что все четверо потерпевших не имели право заниматься приобретением и сбытом бланков страховых полисов ОСАГО, и сами совершали обманные действия в отношении автовладельцев.

Указания Мосгорсуда в нарушение положений ст.392 УПК РФ не выполнены.

3. В тексте обвинительного заключения изложена умышленная фальсификация о том, что все потерпевшие были страховыми агентами и бланки страховых полисов ОСАГО им нужны были для трудовой деятельности. На основании такой фальшивки нельзя вынести законный и обоснованный приговор. Если устранить фальсификации, то выяснится незаконность квалификации действий Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э.

4. Дополнительное предварительное расследование с 20 июля 2018 года и до передачи данного уголовного дела в суд проводилось с нарушением территориальной подследственности, не уполномоченным должностным лицом. Ни один эпизод не связан с территорией Юго-Восточного округа города Москвы.

5. Необоснованно указано, что Почтеннову Ю.Н. причинен ущерб Сухаревой Т.В. в сумме 2.160.000 рублей. Согласно постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э. там нет такого ущерба и не упоминается такая сумма.

Незаконно указано, что потерпевшими по данному делу являются ПАО СК «Росстрах» и ООО СК «ВТБ Страхование». Страховые полиса этих компаний не вменяются ни Сухаревой Т.В., ни Рогожину В.Э.

6. Вещественные доказательства:

- 104 билета Банка России достоинством по 5.000 рублей (том 7 л.д.73-76),

- компакт-диск с записью разговора Почтеннова Ю.Н. с Бельченко А.В. 9 июля 2014 года,

- материалы проверочной закупки от 9 июля 2014 года,

- 101 бланк страховых полисов ОСАГО «Ресо-Гарантия», акты приема-передачи бланков строгой отчетности от 30 апреля 2014 года, печать ООО «Автосалон Кабриолет», изъятая 9 июля 2014 года в автомашине Кириллова Н.И.,

- бланки страховых полисов ОСАГО СК «Росгострах» в количестве 327 шт.

- вообще не относятся к обвинению Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. и поэтому не могут служить вещественными доказательствами по делу.

Обоснование ходатайства:

I. Не устранены те препятствия для рассмотрения дела судом, о наличии которых в данном уголовном деле указала в своем апелляционном определении от 18 июня 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда.

Невозможно начать судебное разбирательство без устранения препятствий рассмотрения его судом, на которые указал Московский городской суд. И это решение Мосгорсуда до настоящего времени никем не оспаривалось.

18 июня 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, отменяя приговор от 25 декабря 2017 года в отношении Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. и в очередной раз возвращая уголовное дело в порядке ст.237 УПК РФ для устранения препятствия рассмотрения его судом, указала в частности на то, что не подтверждён факт поддельности всех бланков страховых полисов ОСАГО:

- всех 300 шт. якобы проданных гр-ке Скрипка О.М., так как экспертиза проводилась лишь по 1 бланку;

- 991 шт. якобы проданных гр-ке Ильиной Г.А., так как экспертиза проводилась только по 5 бланкам;

- 400 шт. якобы проданных гр-ке Тяпаевой И.П., так как экспертиза проводилась только по 118 бланкам;

- 744 шт. якобы проданных Почтеннову Ю.Н., так как по ним экспертиза не проводилась вообще.

(стр.19-20 апелляционного определения от 18 июня 2018 года)

Таким образом, Московский городской суд указал, что всеми имеющимися в уголовном деле доказательствами не подтверждается факт поддельности всех страховых полисов ОСАГО, которые инкриминируются Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э., в связи с чем невозможно вынести приговор по делу без установления факта поддельности всех бланков страховых полисов ОСАГО, вменяемых обвиняемым Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э.

Из апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 июня 2018 года следует (цитирую):

Как отмечается в апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда, экспертизы, проведенные ранее по 124 страховым полисам ОСАГО, указали лишь о несоответствии этих полисов образцу, имевшемуся в распоряжении ЭКЦ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве.

Однако, неизвестно, что это за образец, соответствует ли он образцу ГОЗНАКА, и откуда он появился у экспертов.

С учетом того, что изложенные в апелляционном определении недостатки необходимо устранить в обязательном порядке, по делу требовалось провести экспертизы по всем оригиналам бланков, якобы проданным при участии Сухаревой Т.В. «потерпевшим» Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Тяпаевой И.П., Почтеннову Ю.Н., используя образец Гознака. Следователь Паламарчук О.А. эти требования не выполнила, в нарушение положений ст.392 УПК РФ.

Прошу суд обратить внимание, что в данном уголовном деле не имеется в наличии ни одного бланка из страховых полисов ОСАГО, которые вменяются Сухаревой Т.В. и Рогожину В.Э. как сбытые «потерпевшим» Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Тяпаевой И.П., Почтеннову Ю.Н.

По этой причине следователь Паламарчук О.А. на протяжении 9-ти месяцев не устраняла указанные Мосгорсудом недостатки и еще 21 сентября 2018 года объявила об окончании предварительного расследования по делу и с теми же не устранёнными недостатками, по поводу которых Мосгорсуд уже четко указал: недостаточно доказательств для обвинения Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. в совершении всех инкриминируемых им преступлений, - решила направлять дело в суд.

Если я не прав, то прошу сторону обвинения в соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ опровергнуть мои доводы и указать о наличии в уголовном деле хотя бы на один из бланков страховых полисов ОСАГО, которые вменяются моей подзащитной Сухаревой Т.В., а также Рогожину В.Э. Как можно утверждать о поддельности бланков, если таковых не имеется в наличии, а более чем 90% из общего числа - вообще никто никогда не видел?

Ответственно заявляю, что ни одного действия, направленного на устранение недостатков, препятствующий рассмотрению дела в суде, то есть на которые указал Московский городской суд, - следователем не выполнено.

Заведомо зная, что эти недостатки неустранимы, что дело сфабриковано и подлежит прекращению, следователи отвечают, что пусть лучше суд прекращает дело, а мы этого делать не будем, затягивая при этом расследование и нарушая конституционные права Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э.

Помимо изложенного, судебная коллегия по угольным делам указала на следующее (привожу выдержки из апелляционного определения):

Потерпевшие, будучи допрошенными ранее в судебном заседании (а их показания считаются доказательствами по делу) показали, что материального ущерба действиями Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. им не причинено (кроме Золотовой (Тяпаевой) И.П. Почтеннов Ю.Н. сказал, что материальные претензии у него имеются лишь по последнему эпизоду к Кириллову Н.И., но этот эпизод не вменяется моей подзащитной Сухаревой Т.В.

В обвинительном заключении так и записано, что по этому делу гражданских ответчиков нет (лист 306 обвинительного заключения, последний абзац).

В обвинительном заключении умышленно, в целях фабрикации уголовного дела по ч.4 ст.159 УК РФ, изложены ложные сведения о т.н. «потерпевших».

Установлено в ходе судебных заседаний и из материалов уголовного дела, что т.н. «потерпевшие» Скрипка О.М., Ильина Г.А., Тяпаева (Золотова) И.М. и Почтеннов Ю.Н. нелегально (без лицензии, без доверенностей и без договоров от указанных страховых компаний), действуя под видом страховых брокеров либо страховых агентов СГ МСК и «Гута-страхование», в нарушение Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», скупили в период с 18 ноября по 20 декабря 2013 года и с 16 марта по 13 апреля 2014 года в городе Москве бланки страховых полисов ОСАГО в количестве более 2,5 тысяч, которые в тот же период времени перепродали другим страховым брокерам и страховым агентам (лично никого они никогда не страховали), получив при этом доход. Например, Ильина Г.А. получала с 1 бланка более 5.000 рублей дохода (продавал по 7.000 рублей за бланк). Ни один т.н. «потерпевший» не понес в результате этих незаконных сделок каких-либо убытков. Они это подтвердили в судебном заседании.

Однако, органы предварительного следствия, обозвав нелегальную деятельность Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Тяпаевой (Золотовой) И.М. и Почтеннова Ю.Н., связанную с обманом этими нелегалами конечных потребителей - автовладельцев, - «трудовой деятельностью», необоснованно записали в обвинении, что названным «потерпевшим» Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Тяпаевой (Золотовой) И.М. и Почтеннову Ю.Н. якобы причинен ущерб в сумме 4.422.000 рублей, чтобы взыскать эту сумму с Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э.

В качестве подтверждения описанному выше приведу лишь очевидные признаки нелегальщины и обмана в т.н. «трудовой деятельности» придуманных потерпевших Скрипка О.М., Ильиной Г.А., Тяпаевой (Золотовой) И.М. и Почтеннова Ю.Н.

Статья 4.1 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» гласит:

«1. Участниками отношений, регулируемых настоящим Законом, являются:

1) страхователи, застрахованные лица, выгодоприобретатели;

2) страховые организации, в том числе перестраховочные организации;

3) общества взаимного страхования;

4) страховые агенты;

5) страховые брокеры;

6) актуарии;

(в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 234-ФЗ)…

2. Страховые организации, общества взаимного страхования и страховые брокеры являются субъектами страхового дела.

(в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 234-ФЗ)

Деятельность субъектов страхового дела подлежит лицензированию.

(в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 234-ФЗ)

Сведения о субъектах страхового дела подлежат внесению в единый государственный реестр субъектов страхового дела в порядке, установленном органом страхового надзора.

Единый государственный реестр субъектов страхового дела должен содержать сведения о субъекте страхового дела, его наименовании, месте нахождения, руководителе, участниках (акционерах), о номере, дате выдачи, сроке действия лицензии, виде страховой деятельности, на осуществление которого выдана лицензия, видах страхования, которые осуществляются в рамках соответствующего вида страховой деятельности (для страховых организаций и обществ взаимного страхования), доменном имени и (или) сетевом адресе официального сайта субъекта страхового дела в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", членстве в саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, филиалах и представительствах страховщика и об их месте нахождения, о принятии решения о приостановлении, возобновлении действия лицензии либо об отзыве (аннулировании) лицензии, причины и дату исключения из единого государственного реестра субъектов страхового дела.

(абзац введен Федеральным законом от 23.07.2013 N 234-ФЗ; в ред. Федерального закона от 03.07.2016 N 292-ФЗ)».

Часть 5 статьи 8 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» гласит:

«…5. Страховыми агентами являются физические лица, в том числе физические лица, зарегистрированные в установленном законодательством Российской Федерации порядке в качестве индивидуальных предпринимателей, или юридические лица, осуществляющие деятельность на основании гражданско-правового договора от имени и за счет страховщика в соответствии с предоставленными им полномочиями».

Часть 11 статьи 8 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» гласит:

«…11. Страховщики ведут реестры страховых агентов и страховых брокеров, с которыми у них заключены договоры об оказании услуг, связанных со страхованием. Сведения из реестра страховых агентов и страховых брокеров, позволяющие идентифицировать страхового агента или страхового брокера в качестве лица, с которым у страховщика заключен договор об оказании услуг, связанных со страхованием (фамилия, имя, отчество (при наличии) или наименование страхового агента, страхового брокера, номер удостоверения или договора), размещаются страховщиками на своих сайтах в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Все потерпевшие по делу

- не имели лицензии на занятие брокерской деятельности,

- не имели соответствующих договоров как страховые агенты,

- не состояли на учете в реестре страховых брокеров либо страховых агентов соответствующих страховых компаний.

Они занимались страховой деятельностью НЕЗАКОННО, обманывая автовладельцев. Этот факт уже установлен судом.

Часть 2 статьи 2 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» разъясняет:

«…2. Страховая деятельность (страховое дело) - сфера деятельности страховщиков по страхованию, перестрахованию, взаимному страхованию, а также страховых брокеров по оказанию услуг, связанных со страхованием, с перестрахованием».

Таким образом, для приобретения и реализации бланков страховых полисов ОСАГО у Ильиной Г.М., Золотовой (она же Тяпаева, она же Зотова) И.П., Почтеннова Ю.Н. и Скрипка О.М., с учетом требований названного выше Закона Российской Федерации, должны быть как минимум:

а) договоры со страховыми компаниями СГ МСК и Гута-страхование (или их филиалами) на реализацию их страховых полисов;

б) у страховщиков должны быть реестры, в которых эти лица были бы указаны как страховые агенты;

в) сведения об этих страховых агентах или страховых брокерах должны размещаться на сайтах страховой компании СГ «МСК» или «Гута-Страхование».

Привожу (копирую) выдержки из показаний самих потерпевших и свидетелей, изложенных еще ранее в обвинительном заключении:

- Скрипки О.М. о том, что с ноября 2013 года её отец – ИП «Стрижак М.Г.» осуществлял реализацию страховых полисов ОСАГО ОАО «МСК» на территории г.Новороссийска, прямого агентского договора у него с ОАО «МСК» не было. Страховые полисы приобретались ею (Скрипкой О.М.) в г.Москве у брокеров ООО «Автосделка», а именно у женщины по имени Татьяна (тел. 8-985-963-22-58), Вадима Троицкого (тел. 8-925-114-30-73) и молодого человека по имени Андрей.

Официальных документов она не видела… (лист 29 обвинительного заключения)

- Стрижака М.Г. о том, что является индивидуальным предпринимателем с 2010 года. Основным и единственным видом деятельности является страхование ОСАГО. Фактически в его ИП работает он и его дети – дочь Скрипка О.М. и сын Стрижак М.М.

С ноября 2013 года по середину декабря 2013 г. он совместно со своими детьми осуществлял реализацию страховых полисов ОСАГО ОАО «СК МСК» на территории г.Новороссийска. Агентского договора у него с ОАО «СК МСК» не было, ни каких взаимоотношений с ними он не имел, полисы приобретали его дочь и сын в г. Москве у брокеров, с их слов ОАО «МСК», а именно у Татьяны, Вадима и Андрея, представителей ООО «Автосделки».

О встречах и сделках с Татьяной, Вадимом, Андреем, ему известно со слов Скрипки О.М. и Стрижака М.М. (лист 35 обвинительного заключения).

Таким образом:

Агентского договора с СГ МСК у Скрипка О.М. не было.

В реестре СГ МСК ни Скрипка О.М., ни ИП «Стрижак М.Г.» не значатся.

Сведений о них на сайте СГ МСК не имелось.

Какой-либо бухгалтерской, отчетной документации - не имеется.

Вывод: Деятельность Скрипка О.М. по покупке в Москве и перепродаже 600 бланков страховым полисов ОСАГО СГ МСК - является незаконной.

- Ильиной Г.А. о том, что с мая 2010 года по 19 ноября 2013 года она работала в должности директора филиала в ОСАО «Россия» в г. Саранске. 15 ноября 2013 года ЦБ РФ в ОСАО «Россия» была отозвана лицензия на страховую деятельность и весь коллектив ОСАО «Россия» включая и филиал остался без работы (лист 67 обвинительного заключения).

Таким образом:

Агентского договора с СГ МСК у Ильиной Г.А. не было.

В реестре СГ МСК Ильина Г.М. не значится.

Сведений о ней как страховом агенте компании на сайте СГ МСК не имелось.

Какой-либо бухгалтерской, отчетной документации - не имеется.

Вывод: Деятельность Ильиной Г.А. по покупке в Москве и перепродаже в Саранске порядка тысячи бланков страховым полисов ОСАГО СГ МСК - является незаконной.

- Тяпаевой И.П. о том, что она работает в сфере страхования около 12 лет. С 2010 г. я являюсь генеральным директором ООО «Оксим» (одновременно и собственником). С 2012 г. по апрель 2013 г. ООО «Оксим» имело агентский договор с Филиалом ОАО «СГ МСК» в г. Волгограде. Приблизительно с октября 2013 г. в самом Волгограде стала ощущаться нехватка полисов ОСАГО (лист 113 обвинительного заключения).

В этой связи она, как руководитель посредника, стала искать новые варианты получения бланков ОСАГО. Через знакомых (других руководителей брокерских организаций) она пыталась установить контакт с московскими посредниками в целях получения чистых бланков ОСАГО.

Таким образом:

Агентского договора с ОАО «СГ МСК» у Тяпаевой И.П. на период с ноября 2013 года по январь 2014 года - не было.

В реестре ОАО «СГ МСК» ни Тяпаева И.П., ни ООО «Оксим» не значились на ноябрь 2013 года-февраль 2014 года.

Сведений о ней как страховом агенте компании на сайте ОАО «СГ МСК» не имелось.

В реестре ОАО «СГ МСК» ни Тяпаева И.П., ни ООО «Оксим» не значатся.

Какой-либо бухгалтерской, отчетной документации - не имеется.

Вывод: Деятельность Тяпаевой И.П. по покупке в Москве и перепродаже в Волгограде бланков страховым полисов ОСАГО ОАО «СГ МСК» - является незаконной.

- Почтеннова Ю.Н. о том, что в сфере страхования работает 2,5 года, занимается реализацией полисов ОСАГО гражданам – выступая в качестве страхового агента в Тульской области, на основании агентского договора со страховой компанией «ВСК» (лист 160 обвинительного заключения).

Таким образом:

Агентского договора с ОАО «СГ МСК» и «Гута-страхование» у Почтеннова Ю.Н. не было.

В реестре СГ МСК и «Гута-страхование» Почтеннов Ю.Н. не значится.

Сведений о нем как страховом агенте компании на сайте ОАО «СГ МСК» и «Гута-страхование» не имелось.

Какой-либо бухгалтерской, отчетной документации - не имеется.

Вывод: Деятельность Почтеннова Ю.Н. по покупке в Москве и перепродаже в Тульской области бланков страховым полисов ОСАГО ОАО «СГ МСК» - является незаконной.

Представитель ОАО «СГ МСК» Кайгородов И.В. в ходе предварительного расследования указал, что Ильина Г.М., Золотова (она же Тяпаева, она же Зотова) И.П., Почтеннов Ю.Н. и Скрипка О.М. фактически занимались в своих регионах брокерской деятельностью. Эта деятельность в соответствии с Законом РФ № 4015-1 является лицензированной.

Однако, лицензий ни у кого из названных физических лиц, у ИП и их фирм - не было.

Показания представителя потерпевшего АО СГ «МСК» Кайгородова И.В.:

В ходе проверки было установлено, что страховые брокеры: в г.Новороссийске – Скрипка О.М., в г. Туле – Почтеннов Ю.Н., в г. Волгограде – Тяпаева И.П., в г. Саранске – Ильина Г.А., приобретали бланки страховых полисов с реквизитами СГ «МСК» у Сухаревой Т.В., Рогожина В.Э., Кириллова Н.И. Сухарева Т.В. которая размещала информацию о продаже полисов в Интернете.

/том № 3 л.д. 162-169/

Таким образом, официальной проверкой еще в самом начале предварительного расследования было установлено, что потерпевшие занимались незаконным предпринимательством, ибо брокерская деятельность лицензируемая. Следователи умышленно записали ложь (сфальсифицировали материалы), что т.н. «потерпевшие» - страховые агенты, хотя уже тогда было установлено, что ни у одного из «потерпевших»

нет агентского договора,

нет доверенностей от конкретных страховых компаний,

нет иных документов, позволявших им на законных основаниях работать в сфере страхования.

Статья 237 УПК РФ («Возвращение уголовного дела прокурору») гласит:

«1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;…».

Я считаю, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает вынесение судом приговора.

Обвинительное заключение составлено с нарушением требований п.8 ч.1 ст.220 УПК РФ, гласящего:

«1. В обвинительном заключении следователь указывает:

…8) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением;…».

В обвинительном заключении указано, что потерпевшим якобы причинен материальный ущерб в размере:

1.982.000 рублей - Ильиной Г.М.,

800.000 рублей - Золотовой (Тяпаевой) И.П.,

2.160.000 рублей - Почтеннову Ю.Н. (хотя по постановлению о привлечении Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. в качестве обвиняемых указана сумма 1.040.000 рублей).

600.000 рублей - Скрипка О.М.

Однако, из обвинительного заключения не следует, каков характер этого ущерба, как он образовался, если все потерпевшие имели только прибыль.

Следователь Усольцева умышленно, в целях фабрикации обвинения Сухаревой Т.В. и др., придумала материальный ущерб, якобы причиненный указанным потерпевшим, ибо в материалах уголовного дела нет ни одного доказательства, которое указывало бы на причинение ущерба названным 4-м «потерпевшим».

Если я не прав, то прошу государственного обвинителя в соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ указать, каким образом Ильиной Г.А., Золотовой (Тяпаевой) И.П., Почтенному Ю.Н. и Скрипка О.М. причинен материальный ущерб.

Данное уголовное дело было возбуждено на основании заявлений граждан - частных страховых брокеров Ильиной Г.А., Тяпаевой И.П., Скрипка О.М. и Почтеннова Ю.Н., которые без лицензии и доверенностей незаконно занимались приобретением по заниженной (ниже официально установленной - примерно по 1.500-2.000 рублей за шт.) цене бланков страховых полисов ОСАГО и сбытом их, в том числе через таких же нелицензионных страховых брокеров, страховых агентов (без доверенностей) и лично гражданам (конечным потребителям) по более высокой цене (от 3.000 рублей за шт.), в результате чего они попались на сбыте фальшивых полисов ОСАГО. Вначале они писали объяснения, что приобретали полисы у различных лиц и страховых брокеров в Москве, а позже стали указывать на Сухареву Т.В.

Как усматривается из материалов уголовного дела, названные лица систематически приобретали и реализовывали в целях наживы указанные полисы ОСАГО различным гражданам, конечным потребителям. Все они утверждают, что фактически все приобретенные ими, в частности, у Сухаревой Т.В. полисы ОСАГО они реализовали, получив при этом деньги, рассчитавшись за бланки и присвоив свои 20-25% за сбыт названных полисов. Ни один из названных заявителей не остался без прибыли.

Однако, все заявители по данному уголовному делу начали писать, что им якобы причинен ущерб в особо крупном размере и назвали общую сумму якобы имевшего место оборота фальшивых полисов ОСАГО. При этом заявители не указывают, каким образом их прибыли, исчисляемые сотнями тысяч рублей превратилась в ущерб.

Надо отметить, что вопрос по определению ущерба потерпевшим ставила перед следователем и прокуратура ЮВАО города Москвы, в частности, 1 октября 2015 года заместитель прокурора Юго-Восточного административного округа г.Москвы советник юстиции Иванцова О.В. возвратила уголовное дело следователю Усольцевой О.А. для устранения выявленных недостатков, а именно:

«Следствием не дана оценка причинённого ущерба потерпевшим Почтеннову Ю.Н., Скрипка Т.В., Ильиной Г.А., Тяпаевой И.Н.».

До настоящего времени этот вопрос остался неразрешенным.

Обвиняемая Сухарева Т.В. до настоящего времени не знает, в хищении чьего имущества её обвиняют, если страховые брокеры-посредники (либо т.н. «страховые агенты») Тяпаева И.П., Ильина Г.А., Скрипка О.М. и Почтеннов Ю.Н., неоднократно приобретая и продавая по более высокой цене полисы ОСАГО конечным потребителям, получали от них деньги (с наживой) и именно на эти деньги конечных потребителей приобретали новую партию страховых полисов ОСАГО. Наживались на оборотах.

Многократно я подавал жалобы по обозначенной проблеме во все инстанции, но на все жалобы аргументированного ответа не получил.

Отмечу, что ни одной экспертизы по определению ущерба потерпевшим - не проведено. Вещественных доказательств, доказывающих причинение материального ущерба по результатам скупки и перепродажи страховых полисов ОСАГО - нет. Иных документов, подтверждающих ущерб - тоже нет. Это дает основания считать, что постановления следователя Усольцевой О.А., в том числе о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой по ч.4 ст.159 УК РФ, содержат элементы фальсификации.

Следует также учесть, что гр-не Тяпаева И.П., Ильина Г.А., Скрипка О.М. и Почтеннов Ю.Н., закупая сотнями страховые полисы ОСАГО и за короткий промежуток времени сбывая их конечным потребителям с получением прибыль от разницы в ценах и процент вознаграждения, то есть действуя в качестве страховых брокеров, тем не менее не имели соответствующей лицензии. Это установлено уже исследованными доказательствами.

Их деятельность необходимо считать незаконным предпринимательством.

Как усматривается из материалов уголовного дела, все указанные лица являлись посредниками, то есть приобретали страховые полисы ОСАГО не для использования в своих личных целях (для оформления страховки на личное имущество), а именно для оформления страховок на иных конкретных лиц - конечных потребителей этих полисов.

При этом они не действовали как страховые агенты, ибо

- у них не было доверенностей от конкретных страховых компаний,

- не было договоров поручения от конкретных страховых компаний,

- они не являлись сотрудниками лицензированных страховых компаний.

Они действовали (по характеру совершенных многочисленных действий) именно как страховые брокеры, во многих случаях передавая партии бланков полисов ОСАГО подчиненным им таким же нелицензированным страховым «брокерам». Это отмечено и комиссией от страховой компании, проверявшей деятельность названных выше «потерпевших».

Установлены следующие обстоятельства:

- все потерпевшие не только действовали незаконно без лицензии и доверенностей от конкретных страховых компаний;

- деньгами они рассчитывались не своими, а получаемыми от конечных потребителей;

- количество полученных якобы от Сухаревой Т.В. полисов ОСАГО - придумано, суммы выплаченных денег - придуманы, акты якобы передачи этих полисов:

без печатей,

без подписи Сухаревой Т.В. либо курьеров и

изготовлены самими потерпевшими, что подтверждено заключением специалиста по почерку;

- никакого ущерба потерпевшим действиями Сухаревой Т.В. не причинено.

Еще более надуманным способом, бездоказательно, изложено в обвинении действие «организованной преступной группы» во главе с Сухаревой Т.В. Ели внимательно посмотреть обстоятельства дела, то там нет достаточных доказательств даже под группу лиц по предварительному сговору.

Часть 1 статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации («Потерпевший») гласит:

«1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред,…».

При мошенничестве - обязательно должен быть материальный вред (в данном деле - похищенные деньги).

Может ли суд рассматривать уголовное дело по обвинительному заключению, которое содержит ложные сведения - фальсификации, то есть умышленно сфабриковано в целях обвинения Сухаревой и Рогожина в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ? - Я считаю, что не может и что обвинительное заключение должно быть направлено прокурору для его пересоставления, вместе с материалами всего уголовного дела.

Суд не является органом следствия, чтобы устанавливать те факты и обстоятельства, которые не стали устанавливать органы предварительного расследования.

Следователь неправильно определила понятие «ущерба», которое дается в гражданском праве и в словарях русского языка.

Ущерб - в гражданском праве невыгодные для кредитора имущественные последствия, возникшие в результате правонарушения, допущенного должником. Выражаются в уменьшении имущества, либо в неполучении дохода, который был бы получен при отсутствии правонарушения (упущенная выгода). ru.wikipedia.org›

  • УЩЕРБ — муж. урон, убыток, трата, убыль, умаленье. Причинить кому ущерб. Я понес ущерб на шерсти. Натуга в ущерб здоровью. Воды на ущербе, пора морского отлива, или убыль пойменных, вешних вод. Ущерб луны, убыль, состоянье и пора (две недели) от… … Толковый словарь Даля

  • ущерб — См. убыток действовать в ущерб... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. ущерб убыток, потери, вред, урон, изъян, потеря, повреждение, поломка, авария; протори и убытки, подрыв,… … Словарь синонимов

  • УЩЕРБ — УЩЕРБ, ущерба, мн. нет, муж. (книжн.). 1. Убыток, урон, потеря. Причинить ущерб. Нанести ущерб. Не почувствовал ни малейшего ущерба. Без ущерба для дела. В ущерб здоровью. 2. Вид, положение, при котором светило (Луна) начинает казаться… … Толковый словарь Ушакова

  • УЩЕРБ — УЩЕРБ, а, муж. Потеря, убыток, урон. Причинить, нанести у. Терпеть у. • В ущерб кому (чему), предл. с дат. за счёт интересов кого чего н., во вред кому чему н. Курить в ущерб здоровью. Действовать в ущерб другим. На ущербе 1) в упадке. Силы его… … Толковый словарь Ожегова

УЩЕРБ — 1) убытки, непредвиденные расходы, утрата имущества и денег, недополученная выгода; 2) вред, наносимый деятельностью, действиями одного хозяйствующего субъекта другим субъектам или природе, окружающей среде, людям. Различают имущественный ущерб в … Экономический словарь

Не конкретность обвинения в такой случае всегда ведет к отмене обвинительного приговора.

II. В нарушение пункта 3 ч.1 ст.220 УПК РФ не приведены место и время создания организованной преступной группы, доказательства создания организованной преступной группы.

Из анализа доказательств по делу не усматривается наличие основополагающих признаков организованной преступной группы.

Часть 3 статьи 35 УК РФ указывает:

«…3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Из официального комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией Чучаева А.И. следует, что устойчивость организованной группы - это обязательный и главный признак. «Об устойчивости может свидетельствовать наличие лидера, внутригрупповые нормы поведения, структурированность. Внешним выражением устойчивости является длительность существования группы».

Председатель Верховного Суда РФ Лебедев В.М. в официальном комментарии к УК РФ указывает:

«Организованную группу отличают от группы лиц по предварительному сговору признаки устойчивости и организованности.

Об устойчивости свидетельствует объединение двух и более лиц на сравнительно продолжительное время для совершения нескольких преступлений либо одного, но сопряженного с длительной совместной подготовкой либо сложным исполнением».

Коснемся судебной практики.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" // БВС РФ. 2010. N 8 разъясняется:

«…5. Совершение преступления организованной группой означает наличие более сложного предварительного сговора на совершение преступления, на основе которого образуется организованная группа. Законодатель определяет ее как устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Понятие организованной группы конкретизируется в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ (например, в постановлении от 17.01.97 N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"*(46), от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", от 03.04.2008 N 3 "О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы"*(47) (в ред. от 23.12.2010) и др.).

Анализ судебной практики позволяет считать признак устойчивости организованной группы субъективно-объективным. В субъективном смысле под устойчивостью следует понимать стойкость преступных намерений участников группы, т.е. стремление неоднократно совершать преступления. Однако группа может быть устойчивой и при стремлении ее участников совершить одно преступление, которое требует длительной подготовки или в случае стремления ее участников совершить продолжаемое преступление. Стойкость преступных намерений в данном случае состоит из стремления участников группы совершить несколько преступных актов, составляющих в совокупности единое преступление. Обычно подобные группы уже были устойчивыми в социально-психологическом смысле. Использование этого свойства группы даже при совершении одного преступления приводит к тому, что такая устойчивая группа (криминогенная или просто асоциальная) перерастает в организованную преступную группу.

Объективным проявлением устойчивости организованной группы являются следующие признаки: длительный по времени или интенсивный за короткий промежуток времени период преступной деятельности группы, складывающийся из значительного числа преступлений или образующих в своей совокупности единое преступление актов, совершенных участниками группы; сорганизованность участников группы (структурная определенность группы, наличие в ней руководства, системы связи и управления); относительно стабильный состав участников группы; постоянство форм и методов преступной деятельности».

Очевидно, что эти признаки в данном уголовном деле отсутствуют. Из материалов уголовного дела следует, что у страхового брокера Сухаревой Т.В. имелся поставщик полисов ОСАГО - Кириллов Н.И. (покупавший полисы у таких же посредников, т.е. не у изготовителей полисов) и 2 курьера: Рогожин и Бельченко, которые по просьбе Сухаревой Т.В. отвозили другим страховым брокерам полисы ОСАГО.

Денег от реализации поддельных полисов они не делили («общака» у них не имелось), в подчинённости по отношению к Сухаревой Т.В. не находились, в любой момент могли уйти в другие структуры. Не было никакой структурированности, подчиненности, иерархичности в действиях обвиняемых по делу лиц. Кроме того, ни с одним лицом Сухарева Т.В. не договаривалась, что они будут совместно заниматься преступной деятельностью, получать и делить денежные средства.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 организованная группа характеризуется устойчивостью и наличием в ее составе организатора (руководителя), а также заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, где четко были бы распределены функции между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Указанная квалификация действий Сухаревой Т.В. и действий других обвиняемых является оценочной, субъективной и не подкрепленной никакими доказательствами, что даёт основания для вывода о том, что в отношении Сухаревой Т.В. в нарушение ст.5 УК РФ применено объективное вменение.

Квалифицирующий признак «совершение преступления в составе организованной группы» так же, как и сама диспозиция уголовно-правовой нормы, подлежит доказыванию с представлением и изложением доказательств. Отсутствие последних в материалах уголовного дела исключает применение в действиях лиц квалифицирующего признака «организованная преступная группа».

Квалификация действий всех обвиняемых по признаку совершения ими преступлений в составе организованной преступной группы по признаку устойчивости не подтверждается собранными в ходе расследования уголовного дела доказательствами, а именно не доказано наличие какой-либо устойчивой связи между всеми подсудимыми.

Для организованной группы характерно наличие не просто сговора на совершение преступления, а тесной взаимосвязи между ее членами, объединившимися для совершения преступления. Об устойчивости такой группы, по смыслу уголовного закона, свидетельствуют особый порядок вступления в нее, подчинение групповой дисциплине, стабильность ее состава и организованных структур, сплоченность ее членов. Но доказательств, подтверждающих данные обстоятельства просто нет.

Более того, не соответствующими действительности является вывод об общей финансовой основе деятельности всех обвиняемых (делили деньги), поскольку в деле нет ни одного документа, которые могли хотя бы косвенно подтвердить данные обстоятельства в части финансовой составляющей.

На основании данных фактов считаю, что квалификация действий всех подсудимых по признаку совершения ими преступлений в составе организованной преступной группы явно необоснованная и незаконная.

Литературными предположениями является обширное описание в постановлении о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года, что Сухарева Т.В. создала организованную преступную группу, с дисциплиной всех членов группы, с высокой степенью обеспечения и соблюдения мер конспирации и т.п.

Статья 14 УПК РФ («Презумпция невиновности») гласит:

«….2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

Следовательно, каждая строка, каждая фраза, каждое вменяемое действие по обвинению должно основываться на доказательствах. Предположения, догадки, слухи, «впечатления оперативников» - это недопустимые доказательства в соответствии с п.2 ч.2 ст.75 УПК РФ.

Теория российского уголовно-процессуального права и практика Верховного Суда Российской Федерации, а также Мосгорсуда указывают на то, что нельзя обвинять и осуждать человека на предположениях. В частности, об этом указывается:

1) в п.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 7):

«…4. В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены…»;

2) в надзорном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2013 года № 50-Д13-6 (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Воронова А.В., судей Ситникова Ю.В. и Эрдыниева Э.Б.) по делу Железова К.В., обвинявшегося в покушении на сбыт наркотического вещества:

«…В соответствии с требованиями закона (ст. ст. 14, 302 УПК РФ) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого. Поэтому осуждение Железова по эпизоду покушения на незаконный сбыт 06.08.2008 г. наркотического средства в особо крупном размере необходимо исключить из приговора в связи с отсутствием события преступления»;

3) в кассационном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2013 года № 12-013-2 (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Журавлева В.А., судей Кулябина В.М. и Ситникова Ю.В.) по делу Петрова И.В. и Патрушева В.М.:

«…В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора, поскольку в соответствии с принципом презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно принял решение о признании невиновным Петрова И.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, и Патрушева М.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. п. "а, г" УК РФ (по эпизоду с 5 по 7 октября 2011 года)»;

4) в кассационном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 25 марта 2013 года № 49-013-13 (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Галиуллина З.Ф., судей Мещерякова Д.А. и Валюшкина В.А.);

5) в кассационном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2013 года № 35-013-7 (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Магомедова М.М., судей: Ворожцова С.А. и Шмаленюка С.И.);

6) в надзорном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2013 года № 5-Д13-12 (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Старкова А.В., судей Безуглого Н.П. и Пелевина Н.П.):

«…В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Эти требования закона нарушены судом по настоящему делу»;

7) в надзорном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2012 года № 87-Д12-4:

«…В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств….

Допущенные судом нарушения закона являются в силу ст. 379 УПК РФ основанием для отмены приговора.

…Судебная коллегия удовлетворила надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации и надзорную жалобу осужденного М.; отменила приговор Ленинского районного суда г. Костромы от 18 ноября 2010 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 17 февраля 2011 г. и постановление президиума Костромского областного суда от 17 июня 2011 г. в отношении М., Г., Ж. и прекратила уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ за М., Г. и Ж. признано право на реабилитацию».

8) в кассационном определении Московского городского суда от 13 февраля 2013 года по делу № 22-1490 (судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Зубарева А.И., судей Грымовой С.С. и Устиновой С.Ю.) по делу Т.Т., у которого было обнаружено 11 пакетов с наркотическом веществом:

«…поскольку согласно ст. 306 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, решение суда о квалификации действий Т.Т. по ч. 1. ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, не может быть признано обоснованным».

У нас не преюдициальное право, однако приведенные выше судебные решения указывают, как нужно трактовать (руководствоваться, применять) ту либо иную норму закона.

Я привел, возможно, избыточно много примеров из судебной практики, однако это объясняется тем, что очень часто в нынешней судебной практике обвинение и судьи без законных обоснований (опровержений доводов защиты), без приведения доказательств обратного (в опровержение доводов защиты) упрямо переписывают предположения и на этих предположениях вменяют действия, не совершенные обвиняемыми.

Часть 3 статьи 49 Конституции Российской Федерации указывает:

«Неустранимые сомнения в виновности лица трактуются в пользу обвиняемого».

Статья 5 УПК РФ («Принцип вины») гласит:

«1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

II. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда" разъясняется:

«…неправильное применение положений Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, неправильная квалификация судом фактически совершенного обвиняемым деяния, а потому неверное установление основания уголовной ответственности и назначения наказания (хотя и в пределах санкции примененной статьи) влекут вынесение неправосудного приговора, что недопустимо в правовом государстве, императивом которого является верховенство права, и снижает авторитет суда и доверие к нему как органу правосудия. Продолжение же рассмотрения дела судом после того, как им были выявлены допущенные органами предварительного расследования процессуальные нарушения, которые препятствуют правильному рассмотрению дела и которые суд не может устранить самостоятельно, а стороны об их устранении не ходатайствовали, приводило бы к постановлению незаконного и необоснованного приговора и свидетельствовало бы о невыполнении судом возложенной на него Конституцией Российской Федерации функции осуществления правосудия.

4. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, конституционное право каждого на судебную защиту подразумевает создание государством необходимых условий для эффективного и справедливого разбирательства дела прежде всего в суде первой инстанции, где подлежат разрешению все существенные для определения прав и обязанностей сторон вопросы.

Поскольку конституционные принципы правосудия предполагают неукоснительное следование процедуре уголовного преследования, что гарантирует соблюдение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, суд, выявив допущенные органами дознания или предварительного следствия процессуальные нарушения, вправе принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу. Возвращая в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие процессуальные права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона, создание предпосылок для правильного применения норм уголовного закона дают возможность после устранения выявленных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия по нему решения. Тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право обвиняемого на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52), а также условия для вынесения судом правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2003 года N 2-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 16 мая 2007 года N 6-П и от 21 апреля 2010 года N 10-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2008 года N 1063-О-О и от 3 апреля 2012 года N 598-О)».

Согласно п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 5 марта 2004 года «О применении судами норм уголовно-процессуального Кодекса РФ» под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятие судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, в том числе по другим основаниям, исключающим возможность принятие судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Требования закона к форме и содержанию обвинительного заключения изложены в ст.220 УПК РФ. В соответствии с п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, в обвинительном заключении указывается существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. При этом недопустимы расплывчатость и неконкретность формулы обвинения.

Как следует из формулировки обвинительного заключения в отношении Сухаревой Т.В. по эпизодам предъявленного ей обвинения в совершении преступления, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, с «потерпевшей» Скрипка О.М., подсудимая совершала несколько указанных действий вмененного одним эпизодом преступления, как якобы совершенного

с единым преступным умыслом и

одним составом организованной преступной группы.

Однако, 18 ноября 2013 года Сухарева Т.В., получив накануне от Кириллова Н.И. за определенную им сумму 100 полисов ОСАГО «СГ МСК», в автомашине Скачкова А.Е. (неосведомленного о преступном характере сделки) по адресу: г.Москва, ул.Таганская, дом 3, торговый центр «Таганский Пассаж», передала лично Скрипка О.М. все 100 полисов ОСАГО за 200.000 рублей, которые последняя реализовала до 25 ноября 2013 года в гор.Новороссийске.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Не позднее 25 ноября 2013 года Скрипка О.М. по своей инициативе попросила Сухареву Т.В. снова найти ей 100 полисов ОСАГО на такую же сумму. 25 ноября 2013 года Скачков А.Е. по просьбе Сухаревой Т.В. отвез на тот же адрес (г.Москва, ул.Таганская, дом 3, торговый центр «Таганский Пассаж») и передал Скрипка О.М., 100 бланков страховых полисов ОСАГО, а полученные от нее 200.000 рублей привез Сухаревой Т.В. Эти полисы, согласно обвинения, Сухарева Т.В. получила от Кириллова Н.И. Эти полисы Скрипка О.М. также реализовала.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Не позднее 7 декабря 2013 года Скрипка О.М. по своей инициативе попросила Сухареву Т.В. снова найти ей 100 полисов ОСАГО на такую же сумму. Кириллов Н.И. находит и покупает эти полисы, после чего отдает Сухаревой Т.В. 7 декабря 2013 года Рогожин В.Э., исполняя роль курьера, отвез 100 бланков страховых полисов ОСАГО по адресу: г.Москва, Павелецкая пл., дом 1, вокзал, где передал их гражданке Скрипка О.М., а полученные от нее 200.000 рублей привез Сухаревой Т.В.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Таким образом, если эти три сделки считать все же мошенническими, то:

а) все три имеют завершенность умысла, то есть должны рассматриваться как три самостоятельных эпизода;

б) каждая последующая сделка совершалась по инициативе Скрипка О.М.;

в) первые две сделки на сумму 400.000 рублей совершены с участием (согласно обвинения)

Сухаревой Т.В. и

Кириллова Н.И.

и без какого-либо участия курьера Рогожина В.Э.,

третья сделка на сумму 200.000 рублей совершена уже с участием как курьера г-на Рогожина В.Э.

Не установлено, какие же полисы продала Сухарева Т.В., то есть какой страховой компании.

Рогожин В.Э. получал стандартную оплату за курьерскую работу в официальной фирме Сухаревой Т.В. из официально получаемых фирмой денег. В дележе прибыли, полученной от покупки и перепродажи бланков страховых полисов ОСАГО он участия не принимал.

В сделках Сухаревой Т.В. со Скрипка О.М. он не являлся участником, не делил никаких денег (фальсификация в обвинительном заключении явная) и лишь один раз подвез 100 страховых полисов ОСАГО как курьер и передал их Скрипка О.М., а об остальных 2-х сделках даже не был осведомлен. Очевидно, что имеет место быть «объективное вменение».

Следователь Усольцева О.А. пишет в обвинительном заключении, что Сухарева Т.В. в составе организованной группы с Кирилловым Н.И. и Рогожиным В.Э. похитила денежные средства Скрипка О.М. в крупном размере - 600.000 рублей, чем причинила последней ущерб на указанную сумму, чем совершила преступление, предусмотренное ч.4 ст.159 УК РФ.

Считаю, что это не от малограмотности следователя, а от её явного умысла на фабрикацию тяжкого преступления.

Как известно, при квалификации групповых преступлений каждому члену группы вменяются лишь те эпизоды, в которых он принимал участие (следуя обвинительному заключению, с учетом распределенных ролей).

Соответственно, Рогожину В.Э. как официальному курьеру фирмы Сухаревой Т.В. нельзя было вменять 2 эпизода со Скрипка О.М., ибо он там никакого участия не принимал.

Если предположить, что реально существовала организованная преступная группа и Рогожин В.Э. был её участником, то квалификация должна быть следующей (с учетом описанных в обвинительном заключении обстоятельств):

1 эпизод: 18 ноября 2013 года Сухарева Т.В. совместно с Кирилловым Н.И. совершили мошенничество в отношении Скрипка О.М. на сумму 200.000 рублей.

2 эпизод: 25 ноября 2013 года Сухарева Т.В. совместно с Кирилловым Н.И. совершили мошенничество в отношении Скрипка О.М. на сумму 200.000 рублей.

3 эпизод: 7 декабря 2013 года Сухарева Т.В. совместно с Кирилловым Н.И. и Рогожиным В.Э. совершили мошенничество в отношении Скрипка О.М. на сумму 200.000 рублей.

В обвинительном заключении первые два эпизода на основании ст.17 УК РФ могут быть объединены в одно преступление, совершенное Сухаревой Т.В. и Кирилловым Н.И.

Однако нельзя объединять с этими 2-мя эпизодами третий эпизод от 7 декабря 2013 года, ибо иной состав группы - Сухарева Т.В., Кириллов Н.И. и Рогожин В.Э.

Следовательно, по обстоятельствам сделок со Скрипка О.М. в обвинительном заключении должно быть как минимум 2 преступления:

1) совершенное Сухаревой Т.В. в группе с Кирилловым Н.И.;

2) совершенное Сухаревой Т.В. в группе с Кирилловым Н.И. и Рогожиным В.Э.

При этом, под каждое преступление должны быть приведены доказательства, что в настоящее время сделать невозможно, а, следовательно, дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде.

Как известно, обвинение должно быть предъявлено подсудимой по каждому отдельному факту мошеннических действий в отношении Скрипка О.М., с учетом причиненного в каждом конкретном случае имущественного ущерба в отдельности и разного состава участвующих лиц - членов организованной группы. И должны быть приведены доказательства под каждый из названных эпизодов. Вместе с тем, согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству в полномочия суда не входит самостоятельно увеличивать объем обвинения, так как суд не является органом уголовного преследования, в связи с чем, уголовное дело подлежит возврату прокурору, для приведения обвинительного заключения в соответствие с требованиями УПК РФ, препятствующими его рассмотрению по существу.

В соответствии с ч.1 ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Согласно ч.2 указанной статьи изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

По смыслу закона, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 18 декабря 2003 года №18-П, разъяснениями, содержащимися в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 марта 2004 г. №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» суд может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимые в судебном производстве и исключающие принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости. Однако устранение таких нарушений не должно быть связано с восполнением неполноты произведённого предварительного следствия.

Прошу обратить внимание, что Кириллов Н.И. не подтверждает передачу Сухаревой Т.В. такого количества бланков полисов ОСАГО в ноябре-декабре 2013 года.

Хотел бы обратить внимание суда на эпизоды с Почтенновым Ю.Н., вмененные моей подзащитной Сухаревой Т.В. Их три:

16 марта 2014 года,

30 марта 2014 года,

13 апреля 2014 года.

Как усматривается из материалов уголовного дела, в частности из данных ПТП (прослушивания телефонных переговоров), в первой декаде марта 2013 года Сухарева Т.В. поссорилась с Кирилловым Н.И. и перестала с ним совершать сделки.

Кириллов Н.И., занимаясь самостоятельно сделками по купле-перепродаже бланков полисов ОСАГО, через Сарыкина С.С. нашел для своих сделок курьера Бельченко А.В. и занимался в марте-апреле 2014 года указанными сделками без участия Сухаревой Т.В.:

16 марта 2014 года Бельченко А.В. получил от Кириллова Н.И. и передал Почтеннову Ю.Н. 200 бланков стразовых полисов ОСАГО за 300.000 рублей;

30 марта 2014 года Бельченко А.В. получил от Кириллова Н.И. и передал Почтеннову Ю.Н. 250 бланков стразовых полисов ОСАГО за 350.000 рублей;

13 апреля 2014 года Бельченко А.В. получил от Кириллова Н.И. передал Почтеннову Ю.Н. 150 бланков страховых полисов ОСАГО за 390.000 рублей.

В обвинении указано, что Кириллов Н.И. в соответствии с указаниями Сухаревой Т.В. распределял похищенные деньги. Однако,

во-первых, Сухарева Т.В. не была осведомлена об этих сделках;

во-вторых, не указано, кто и сколько получил;

в-третьих, в материалах дела есть показания, что Сухарева Т.В. не захотела работать с Почтенновым Ю.Н., которого Кириллов Н.И. переключил на себя, а Сухаревой за переданного для работы клиента якобы заплатил какую-то сумму денег.

Бельченко А.В. был вовлечен в эту деятельность не Сухаревой Т.В., а Сарыкиным С.С.

Сухарева Т.В. в этих эпизодах с Почтенновым Ю.Н. не участвует вообще. Однако, ей незаконно вменяется хищение 1.040.000 рублей.

Указание на то, что якобы Сухарева Т.В. руководила этими сделками - чистой воды фабрикация.

По делам о мошенничестве местом совершения преступления считается место передачи потерпевшим денежных средств обвиняемому. С этого времени он имеет возможность распоряжаться денежными средствами.

Согласно тексту постановления о привлечении Сухаревой Т.В. в качестве обвиняемой от 15 февраля 2016 года по 4 преступлениям по ч.4 ст.159 УК РФ передача денег, якобы похищенных ею путем обмана у потерпевших, осуществлялась по следующим адресам:

I. Место передачи денег гр-кой Скрипка О.М.:

1 эпизод: 18 ноября 2013 года 200.000 рублей по адресу: город Москва, ул.Таганская, дом 3.

2 эпизод: 25 ноября 2013 года 200.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 7 декабря 2013 года 200.000 рублей по адресу: Павелецкая площадь, дом 1а

Итого: на сумму 600.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

II. Место передачи денег гр-кой Ильиной Г.А.:

1 эпизод: 21 ноября 2013 года 596.000 рублей по адресу: город Москва, Леонтьевский переулок, дом 7, строение 3

2 эпизод: 2 декабря 2013 года 290.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 8 декабря 2013 года 296.000 рублей по тому же адресу.

4 эпизод: 13 декабря 2013 года 800.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на сумму 1.982.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

III. Место передачи денег гр-кой Золотовой (Тяпаевой) И.П.:

1 эпизод: 20 декабря 2013 года 800.000 рублей по адресу: город Москва, ул.Смоленская, дом 8.

Итого: 800.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

IV. Место передачи денег гр-ну Почтеннову Ю.Н.:

1 эпизод: 16 марта 2014 года 300.000 рублей по адресу: город

Щербинка, ул.Железнодорожная, дом 44

2 эпизод: 30 марта 2014 года 350.000 рублей по тому же адресу.

3 эпизод: 13 апреля 2014 года 390.000 рублей по тому же адресу.

Итого: на общую сумму 1.040.000 рублей - не на территории ЮВАО города Москвы.

Уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось с нарушением ст.152 УПК РФ, то есть с нарушением территориальной подследственности.

В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Статья 152 УПК РФ («Место производства предварительного расследования») гласит:

«1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…

3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности.

6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

На подобные нарушения указывал Московский областной суд, отменяя апелляционным определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559 решение суда первой инстанции, а также президиум Верховного суда Республики Бурятия, указав в надзорном постановлении от 24 января 2014 года следующее:

«…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июля 2002 года № 180-О «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 132 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР» разъяснил:

«…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

…Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Следовательно, нет оснований полагать, что гарантируемые статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации право обвиняемого считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, и право не быть осужденным на основе доказательств, полученных с нарушением закона, были нарушены нормами частей первой и второй статьи 132 УПК РСФСР».

Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст.381 УПК РФ) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК РФ ).

Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152 УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности. Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. ч. 3, 4 ст. 152 УПК РФ).

Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч. 3 ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ст. 155 УПК РФ. Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания - через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151). Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности, о чем выносится мотивированное постановление. Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности.

Даже в случае передачи уголовного дела по подсудности, нарушение территориальной подследственности на стадии предварительного расследования должно влечь возвращение уголовного дела прокурору, ибо составленное обвинительное заключение не может быть признано имеющим юридической силы.

Таким образом, очевидно, что уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось незаконно, не уполномоченным лицом, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и должно влечь признания полученных при этом доказательств - НЕДОПУСТИМЫМИ.

Чтобы показать сразу же, что обвинение Сухаревой Т.В. в хищении денежных средств у Почтеннова Ю.Н., Скрипка Т.В., Ильиной Г.М., Золотовой (Тяпаевой) И.Н. - это умышленные выдумки, я приведу несколько примеров:

1. Из обвинения следует, что Сухарева Т.В. совместно с Кирилловым Н.И. и Рогожиным В.Э. в составе организованной преступной группы 21 ноября, 2, 8 и 13 декабря 2013 года (то есть за короткий промежуток времени) продали Ильиной Г.М. по просьбе последней 991 бланков страховых полисов ОСАГО «СГ МСК» на сумму 1.982.000 рублей, которые оказались фальшивыми, в том числе 5 шт. с конкретными номерами 0658999267, 0659002156, 0659000683, 0658999327 и 0659000684, а остальные – неизвестны, их в наличии нет и не было. Они просто придуманы.

При этом бланки страховых полисов № № 0659000683 и 0659000684 продала жителю города Саранска Черняеву В.Ю. в 2013 году некая Щитинникова Н.Н. и следователь Усольцева О.А. просто решила, что эти бланки от Сухаревой Т.В., поэтому приобщила их к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств. Когда её внимание обратили на то, что страховой полис с номером 0659000684 был выписан на имя Черняева В.Ю. еще 10 октября 2013 года, этот полис исчез из материалов уголовного дела.

Страховых случаев по этим полисам не было.

Как можно писать, что бланк страхового полиса с номером 0659000684 был реализован через Ильину Г.М. в период с 21 ноября по 13 декабря 2013 года, если именно этот полис был оприходован 10 октября 2013 года ?

Кроме того, если верить приобщенному обвинением акту приема-передачи № 70 от 2 декабря 2013 года, полисы ОСАГО ССС 0658999267 (выписанный впоследствии Максимкину), №№ 0659000683, 0659000684 (выписанные впоследствии Черняеву), ССС 0658999327 (выписанный впоследствии Вельмову) - том 1 л.д.193-195, были переданы Ильиной 2 декабря 2013 года. Полис ССС 0658999327 Вельмову и ССС 0658999267 оформила страховой агент Костерина, которая, согласно ее показаниям (том 3 л.д.142-143), получила их от Ильиной в ноябре 2013 года, т.е. ранее той даты, когда бланки полисов получила Ильина. Согласно показаниям другого страхового агента Артамоновой (том 3, л.д.139-140), - полис ССС 0658999267 Максимкину выписывала она лично. А получила она бланк этого полиса от Ильиной в ноябре 2013 года, опять же ранее самой Ильиной, чего быть логически не может. Снова можно говорить о признаках фальсификации акта как доказательства вины Сухаревой Т.В.

Еще более надуманным способом, бездоказательно, изложено в обвинении действие «организованной преступной группы» во главе с Сухаревой Т.В. Ели внимательно посмотреть обстоятельства дела, то там нет достаточных доказательств даже под группу лиц по предварительному сговору.

Бездоказательной, записанной вопреки требований ст.ст.5 и 171 УПК РФ является запись в обвинении Сухаревой Т.В. следующего содержания:

«Так она (Сухарева Т.В.) в неустановленное следствием время, но не позднее 18 ноября 2013 года, при неустановленных обстоятельствах, с целью совершения ряда преступлений, основываясь на общности интересов, общих преступных замыслах, а также находясь в длительных деловых отношениях с Кирилловым Н.И., вступила с ним в преступный сговор, направленный на создание устойчивой и сплоченной организованной группы, с распределенными преступными ролями, в целях хищения имущества граждан путём мошенничества, сопряженного с обманом последних, заключающегося в продаже им заведомо поддельных бланков полисов обязательного страхования автогражданской ответственности (далее – ОСАГО) под видом подлинных от имени подставных юридических лиц и последующем распределении полученных от потерпевших преступным путем денежных средств между участниками организованной группы.

Во исполнение своего преступного замысла, в неустановленное следствием время, но не позднее 21 ноября 2013 г., она (Сухарева Т.В.), с целью расширения преступной деятельности и набора новых участников организованной группы, привлекла находящегося с ней в длительных деловых отношениях Рогожина В.Э., а впоследствии соучастник Кириллов Н.И., действуя по её (Сухаревой Т.В.) указанию, в неустановленное следствием время, но не позднее 16 марта 2014 г. подыскал Бельченко А.В., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с которыми объединились в устойчивую и сплоченную организованную группу, объединенную единством умысла, направленного на хищение путем обмана денежных средств граждан и общностью преступных намерений, и отличающуюся:

- направленностью на совершение тяжких преступлений – мошеннических действий в составе организованной группы, заключающихся в хищении путём обмана граждан денежных средств, полученных от них в качестве оплаты за реализованные заведомо поддельные бланки полисов ОСАГО под видом подлинных;

- стабильностью состава и сплоченностью ее членов, осведомленностью каждого о преступном характере планируемых к совершению и совершаемых преступных действий;

- постоянством форм, методов, навыков и способов совершения преступных деяний;

- тщательностью подготовки (с приисканием средств) и планирования совершения преступлений с определением ролей и обязанностей для каждого из участников группы;

- дисциплиной всех членов группы, предупреждением и исключением при планировании преступлений различного рода возможностей совершения несогласованных действий, а равно возможностей изобличения и задержания;

- высокой степенью обеспечения и соблюдения мер конспирации при осуществлении преступной деятельности, как при подготовке и непосредственном совершении преступных деяний, так и при сокрытии следов преступлений.

В целях реализации единого для всех участников организованной группы преступного умысла, направленного на хищение чужого имущества путём обмана, в период времени, предшествующий 18 ноября 2013 года, она (Сухарева Т.В.), как организатор группы, совместно с остальными её членами определила роли и степень участия в преступлениях каждого из соучастников, разработала схему совершения преступления, определив объект преступных посягательств, и разработала преступный план, заключающийся в размещении в сети Интернет объявлений с предложением сотрудничества со страховыми агентами по передаче им бланков полисов ОСАГО, приискании подставных организаций, от имени которых будут действовать участники организованной группы, приобретении поддельных бланков полисов ОСАГО – бланков полисов-«двойников», серии и номера которых должны совпадать с существующими подлинными и действительно отгруженными в конкретные страховые организации бланками; в продаже от имени подставных организаций поддельных бланков полисов ОСАГО страховым агентам под видом подлинных и распределении между соучастниками организованной группы денежных средств.

По мере вступления в организованную группу новых участников (Бельченко А.В. и Рогожина В.Э.), она (Сухарева Т.В.), а также Кириллов Н.И., сообщали им преступный план, разработанный ею (Сухаревой Т.В.) при вышеуказанных обстоятельствах.

В целях осуществления преступного замысла она – Сухарева Т.В., распределила преступные роли, отведя:

- себе – роль организатора, возложив на себя обязанности: планировать совершение преступлений и координировать действия участников группы, распределять роли между ними; размещать в сети Интернет объявления о предложении сотрудничать со страховыми агентами в сфере обязательного страхования автогражданской ответственности, вести переговоры (как по телефону, так и посредством электронных писем) с будущими потерпевшими, с целью введения их в заблуждение относительно подлинности реализуемых им бланков полисов ОСАГО; приискать подставную организацию, от имени которой будут действовать участники организованной группы, а также приискать печать данной организации для проставления её оттисков в акты приёма-передачи бланков полисов ОСАГО с целью придания своим действиям видимости законной сделки, убеждения в этом потерпевших и избежать привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления; привлекать лиц, неосведомленных о преступных намерениях участников организованной группы, для облегчения достижения преступного результата; организовать доставку потерпевшим поддельных бланков полисов ОСАГО курьерами; распределять похищенные денежные средства между соучастниками.

- Кириллову Н.И. – роль исполнителя, возложив на него обязанности: приискать источники приобретения поддельных бланков полисов ОСАГО, проверять на сайте Российской ассоциации автостраховщиков серии и номера поддельных бланков полисов-«двойников», которые должны были совпадать с существующими подлинными и действительно отгруженными в конкретные страховые организации бланками; приобретать квитанции к данным поддельным полисам ОСАГО, при необходимости - приискать печати и штампы страховых компаний, проставлять их оттиски в поддельные бланки полисов ОСАГО; приискать подставную организацию, от имени которой будут действовать участники организованной группы, а также приискать печать данной организации для проставления её оттисков в договор на оказание услуг и акты приёма-передачи бланков полисов ОСАГО с целью придания своим действиям видимости законной сделки, убеждения в этом потерпевших и избежания уголовной ответственности за совершение преступления; организация доставки потерпевшим поддельных бланков полисов ОСАГО курьерами

- Рогожину В.Э., Бельченко А.В. - роли непосредственных исполнителей при совершении преступлений, возложив на них курьерские обязанности: доставлять потерпевшим заведомо поддельные бланки полисов ОСАГО, предоставлять потерпевшим на подпись акты приёма-передачи поддельных бланков полисов ОСАГО, а при необходимости – договоров на оказание слуг, составленных от имени подставных организаций; получать от потерпевших денежные средства за реализованные им заведомо поддельные бланки поддельных бланков полисов ОСАГО и передавать денежные средства организатору группы или Кириллову Н.И. для передачи ей (Сухаревой Т.В.) для последующего распределения преступного дохода среди соучастников.

Так, в период времени, предшествующий 18 ноября 2013 года, точные дата и время не установлены, она (Сухарева Т.В.), осуществляя свои преступные намерения, и действуя в интересах организованной группы, в соответствии с распределенными ролями, имея корыстный умысел, направленный на получение незаконного дохода, организовав при вышеописанных обстоятельствах организованную группу в целях совершения нескольких однотипных тяжких преступлений, действуя согласно вышеуказанному, разработанному ею (Сухаревой Т.В.) преступному плану, являясь страховым брокером и будучи осведомленной о том, что в субъектах России у страховых агентов возник дефицит бланков полисов ОСАГО, разместила в сети Интернет объявление о предложении сотрудничества с региональными страховыми агентами и готовности передать им на реализацию бланки полисов ОСАГО».

В действительности все выглядит иначе:

1. Сухарева Т.В. - официальный страховой брокер, имела лицензию на эту деятельность.

2. Рогожин В.Э. официально работал курьером в фирме Сухаревой Т.В. на заработной плате. Он развозил все, что она ему передавала для других фирм и физических лиц. Он не вел вообще никаких переговоров с Сухаревой Т.В., что будет заниматься с кем-либо сбытом фальшивых полисов ОСАГО.

3. Бельченко А.В. к сделкам Сухаревой Т.В. вообще отношения не имеет. Они не были знакомы.

4. Кириллов Н.И. - работал самостоятельно в качестве страхового агента нескольких страховых компаний, реализовывая как настоящие страховые полисы ОСАГО, так и поддельные, которые он покупал у Сарыкина и иных лиц. Часть полисов он купил и продал страховому брокеру Сухаревой Т.В. Хочу подчеркнуть, что Сухарева Т.В. была лишь одним из источников сбыта бланков страховых полисов ОСАГО. Кириллов Н.И. занимался такой же деятельностью, как и «потерпевшие» Скрипка, Ильина.

Кириллов Н.И. не подчинялся Сухаревой Т.В., не делил с нею деньги от реализации, не зависел от нее. Период продажи Сухаревой Т.В. бланков полисов ОСАГО ограничен с конца декабря 2013 года по первую декаду марта 2014 года, то есть несколько продаж на протяжении 2-х с половиной месяцев, которые, кстати, не вменяются им по данному делу.

Кириллов Н.И. не знал, что Сухарева Т.В. продавала полисы Скрипка, Ильиной, Золотовой (Тяпаевой), которых он вообще не знает. Его не интересовало, по какой цене она продаст эти бланки и кому именно, ибо это был ее личный бизнес. Юридическим абсурдом выглядит утверждение обвинения, что Кириллов Н.И. являлся исполнителем похищения у тех людей, которых он не знал и с которыми даже не встречался.

Ложью является то, что Сухарева Т.В. поручала Кириллову Н.И. привлечь для участия в группе Бельченко А.В., так как привлечь Бельченко А.В. для развоза поддельных бланков страховых полисов ОСАГО Кириллову Н.И. порекомендовал Сарыкин С.С. уже после того, как Кириллов поссорился с Сухаревой Т.В., то есть после первой половины марта 2014 года.

Сухарева Т.В. до ссоры лишь дала Кириллову Н.И. координаты Почтенного Ю.Н., который обратился к ней за поддельными бланками страховых полисов ОСАГО, но в дальнейшем была не в курсе их сделок, так как в первой половине марта 2014 года она поссорилась с Кирилловым Н.И. и больше с ним ни в какие контакты не вступала. С Почтенновым Сухарева Т.В. ни в каких сделках не участвовала.

В деле ошибочно записано, что якобы Кириллов Н.И. стал поставлять бланки страховых полисов ОСАГО еще до 23 декабря 2013 года и что они поссорились только в апреле 2014 года. Данными ПТП и показаниями свидетелей доказывается, что сделки с бланками у них были в феврале 2014 года, а уже в первой половине марта 2014 года, примерно 13 числа, они поссорились. По этой причине Кириллов Н.И. не мог делиться какими-то прибылями с Сухаревой Т.В., в том числе от сделок с Почтенновым Ю.Н.

Все изложенное подтверждается как показаниями Сухаревой Т.В., так и показаниями Рогожина В.Э., Кириллова Н.И., свидетеля Сарыкина С.С. и других свидетелей по делу.

Чистый вымысел, что группа отличалась следующими признаками:

- направленностью на совершение тяжких преступлений;

- стабильностью состава и сплоченностью ее членов, осведомленностью каждого о преступном характере планируемых к совершению и совершаемых преступных действий;

- тщательностью подготовки (с приисканием средств) и планирования совершения преступлений с определением ролей и обязанностей для каждого из участников группы;

- дисциплиной всех членов группы, предупреждением и исключением при планировании преступлений различного рода возможностей совершения несогласованных действий, а равно возможностей изобличения и задержания;

- высокой степенью обеспечения и соблюдения мер конспирации при осуществлении преступной деятельности, как при подготовке и непосредственном совершении преступных деяний, так и при сокрытии следов преступлений.

Следователю только фантастические повести писать.

Фактически все обвинение Сухаревой Т.В. построено на фантазиях следователя, хотя по закону каждая строка, каждая цифра обвинения должны подтверждаться совокупностью доказательств.

Насколько объёмной (по количеству эпизодов) и длительной является деятельность Сухаревой Т.В. по вмененным её деяниям?

Сухаревой Т.В. вменяется 4 преступления по ч.4 ст.159 УК РФ:

1. 3 эпизода с гражданкой Скрипка О.М.

2. 4 эпизода с гражданкой Ильиной Г.М.

3. 1 эпизод с гражданской Тяпаевой (Золотовой) И.П.

4. 3 эпизода с гражданином Почтенновым Ю.Н.

I. Эпизоды с гр-кой Скрипка О.М.

1. Эпизод 18 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.

100 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 200.000 рублей.

2. Эпизод от 25 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.

100 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 200.000 рублей.

3. Эпизод от 7 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

100 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 200.000 рублей.

II. Эпизоды с гр-кой Ильиной Г.М.

1. Эпизод 21 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

298 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 596.000 рублей.

2. Эпизод от 2 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

145 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 290.000 рублей.

3. Эпизод от 8 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

148 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 296.000 рублей.

4. Эпизод от 13 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

400 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 800.000 рублей.

III. Эпизод с гр-кой Тяпаевой (Золотовой) И.П.

Эпизод 20 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

400 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 2.000 рублей за бланк = 800.000 рублей.

IV. Эпизоды с гр-ном Почтенновым Ю.Н.

1. Эпизод 16 марта 2014 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко А.В.

200 бланков страховых полисов ЗАО «Гута-

Страхование»

по 1.500 рублей за бланк = 300.000 рублей.

2. Эпизод от 30 марта 2014 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко А.В.

250 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК

по 1.400 рублей за бланк = 350.000 рублей.

3. Эпизод от 13 апреля 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко А.В.

144 бланков страховых полисов ОСАГО СГ МСК и

150 бланков страховых полисов ЗАО «Гута-

Страхование»

= 390.000 рублей.

Все эпизоды по хронологии:

1. Эпизод 18 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В. --------Скрипка

2. Эпизод 21 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э. ---------Ильина

3. Эпизод от 25 ноября 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В. ----------Скрипка

4. Эпизод от 2 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э. -----------------Ильина

5. Эпизод от 7 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э. --------------Скрипка

6. Эпизод от 8 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э. -----------Ильина

7. Эпизод от 13 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э. -------------Ильина

8. Эпизод 20 декабря 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Сухарева Т.В.,

Рогожин В.Э.

9. Эпизод 16 марта 2014 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко -----------Почтеннов

10. Эпизод от 30 марта 2014 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко ------------Почтеннов

11. Эпизод от 13 апреля 2013 года

Участники: Кириллов Н.И.,

Бельченко ---------------Почтеннов

Всего вменяется 11 эпизодов.

Вменяемый период с 18 ноября по 20 декабря 2013 года и с 16 марта по 13 апреля 2014 года. Итого: 2 месяца.

Следователь Усольцева О.А. пишет, что Сухарева Т.В. в составе организованной преступной группы с Рогожиным В.Э. 18 ноября 2013 года совершила первый эпизод мошенничество в отношении гр-ки Скрипка О.М. на сумму 200.000 рублей, хотя в этом же тексте обвинения следователь Усольцева О.А. многократно пишет, что Рогожин В.Э был вовлечен в группу 21 ноября 2013 года, а бланки полисов Сухарева Т.В. передавала 18 и 25 ноября 2013 через Скачкова А.Е., сотрудника службы безопасности в фирме Сухаревой Т.В. , без участия Рогожина В.Э.

Два эпизода мошенничества на сумму соответственно 200.000 и 200.000 рублей Рогожину В.Э. вменяется вообще без каких-либо правовых оснований.

В обвинении записано, что Сухарева Т.В. имела с Рогожиным В.Э «длительные деловые отношения», хотя установлено, что Рогожин В.Э. официально работал в фирме Сухаревой Т.В. курьером, получая за это заработную плату в размере 30.000 рублей. «Деловых отношений» у Сухаревой Т.В. с Рогожиным В.Э не было вообще и никогда. «Деловые отношения» следователь Усольцева О.А. придумала для усиления криминального фона.

Если я не прав, то пусть сторона обвинения в соответствии с ч.2 ст.14 УПК РФ в ходу судебного следствия подтвердит, что у Сухаревой Т.В. с Рогожиным В.Э. имелись какие-то деловые отношения до ноября 2013 года.

В обвинении записано, что Сухарева Т.В. уже с первой же сделки с гр-кой Скрипка О.М. от 18 ноября 2013 года распределила деньги в сумме 200.000 рублей между соучастниками, в том числе Рогожиным В.Э. Однако, Рогожин В.Э. никогда не участвовал в таком дележе и никогда не получал доли от таких сделок. Все умышленно выдумано следователем, что образует состав уголовно наказуемого деяния уже в действиях следователя.

Сухарева Т.В. покупала у Кириллова Н.И. бланки страховых полисов ОСАГО «Росгострах» и «Евросиб» в период после 23 декабря 2013 года и до марта 2014 года. Это подтверждается данными ПТП и, кроме того, зафиксировано в электронной переписке между Сухаревой Т.В. и Кирилловым Н.И. До 23 декабря 2013 года никаких полисов у него не покупала.

Но период с 23 декабря 2013 года и до 16 марта 2014 года не вменяется в вину ни Сухаревой Т.В., ни Кириллову Н.И.

Скачков утверждает, что через него бланки страховых полисов ОСАГО СГ МСК - не передавались в ноябре 2013 года, были бланки других страховых компаний (вначале «Россия», а потом «Росгосстрах»).

Скрипка О.М. показывала в своём заявлении, что лишь один раз покупала у Сухаревой Т.В. 80 бланков страховых полисов ОСАГО.

Статья 14 УПК РФ («Презумпция невиновности») гласит:

«….2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

Следовательно, каждая строка, каждая фраза, каждое вменяемое действие по обвинению должно основываться на доказательствах. Предположения, догадки, слухи, «впечатления оперативников» - это недопустимые доказательства в соответствии с п.2 ч.2 ст.75 УПК РФ.

Теория российского уголовно-процессуального права и практика Верховного Суда Российской Федерации, а также Мосгорсуда указывают на то, что нельзя обвинять и осуждать человека на предположениях.

Нарушены положения ст.17 УК РФ.

Как следует из формулировки обвинительного заключения в отношении Сухаревой Т.В. по эпизодам предъявленного ей обвинения в совершении преступления, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, с «потерпевшей» Скрипка О.М., подсудимая совершала несколько указанных действий вмененного одним эпизодом преступления, как якобы совершенного

с единым преступным умыслом и

одним составом организованной преступной группы.

Однако, 18 ноября 2013 года Сухарева Т.В., получив накануне от Кириллова Н.И. за определенную им сумму 100 полисов ОСАГО «СГ МСК», в автомашине Скачкова А.Е. (неосведомленного о преступном характере сделки) по адресу: г.Москва, ул.Таганская, дом 3, торговый центр «Таганский Пассаж», передала лично Скрипка О.М. все 100 полисов ОСАГО за 200.000 рублей, которые последняя реализовала до 25 ноября 2013 года в гор.Новороссийске.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Не позднее 25 ноября 2013 года Скрипка О.М. по своей инициативе попросила Сухареву Т.В. снова найти ей 100 полисов ОСАГО на такую же сумму. 25 ноября 2013 года Скачков А.Е. по просьбе Сухаревой Т.В. отвез на тот же адрес (г.Москва, ул.Таганская, дом 3, торговый центр «Таганский Пассаж») и передал Скрипка О.М., 100 бланков страховых полисов ОСАГО, а полученные от нее 200.000 рублей привез Сухаревой Т.В. Эти полисы, согласно обвинения, Сухарева Т.В. получила от Кириллова Н.И. Эти полисы Скрипка О.М. также реализовала.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Не позднее 7 декабря 2013 года Скрипка О.М. по своей инициативе попросила Сухареву Т.В. снова найти ей 100 полисов ОСАГО на такую же сумму. Кириллов Н.И. находит и покупает эти полисы, после чего отдает Сухаревой Т.В. 7 декабря 2013 года Рогожин В.Э., исполняя роль курьера, отвез 100 бланков страховых полисов ОСАГО по адресу: г.Москва, Павелецкая пл., дом 1, вокзал, где передал их гражданке Скрипка О.М., а полученные от нее 200.000 рублей привез Сухаревой Т.В.

Сделка была завершена, претензий друг к другу не имелось.

Таким образом, если эти три сделки считать все же мошенническими, то:

а) все три имеют завершенность умысла, то есть должны рассматриваться как три самостоятельных эпизода;

б) каждая последующая сделка совершалась по инициативе Скрипка О.М.;

в) первые две сделки на сумму 400.000 рублей совершены с участием (согласно обвинения)

Сухаревой Т.В. и

Кириллова Н.И.

и без какого-либо участия курьера Рогожина В.Э.,

третья сделка на сумму 200.000 рублей совершена уже с участием как курьера г-на Рогожина В.Э.

Рогожин В.Э. в дележе прибыли, полученной от покупки и перепродажи бланков страховых полисов ОСАГО участия не принимал.

В сделках Сухаревой Т.В. со Скрипка О.М. он не являлся участником, не делил никаких денег (фальсификация в обвинительном заключении явная) и лишь один раз подвез 100 страховых полисов ОСАГО как курьер и передал их Скрипка О.М., а об остальных 2-х сделках даже не был осведомлен. Очевидно, что имеет место быть «объективное вменение».

12.04.2017 г. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации по делу № 24П17 в связи с вынесенным Постановлением Европейского суда по правам человека от 6 октября 2016 г. по делу № 37353/15 «Sukhareva v. Russia» определено

- Постановления Кузьминского районного суда г. Москвы от 4 сентября 2014 г., от 7 ноября 2014 г., от 24 ноября 2014 г. и от 30 января 2015 г. в отношении Сухаревой Т.В. отменить,

- возобновить производство по делу в отношении Сухаревой Т.В. ввиду новых обстоятельств.

Глава 49 УПК РФ, которая регулирует возобновления производства, в том числе после вынесенного решения Европейского Суда по правам человека, четко предписывает возобновить производство по делу, то есть начать заново процесс рассмотрения дела. Начать заново процесс рассмотрения дела согласно ст. 415 УПК РФ может только суд или прокурор.

Поскольку в отношении Сухаревой Т.В. и Кириллова Н.А. приговор еще не вынесен, и дело находится на стадии рассмотрения суда первой инстанции, Пресненский районный суд не имеет полномочий заново начать процесс рассмотрения дела, то есть исполнить постановление Верховного Суда РФ и возобновить производство по делу.

Такая возможность исполнить постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу № 24П17 от 12.04.2017 г. имеется только при возврате дела прокурору согласно ч.1 ст.237 УПК РФ. Только возвратив дело прокурору, имеется возможность зафиксировать и отразить факт учета мнения Европейского суда по делу № 37353/15 «Sukhareva v. Russia» в части нарушенных прав Сухаревой Т.В., и только после этого направить дело заново на рассмотрение в суд.

Изложенная правовая позиция, о возврате в таких случаях дела прокурору, подтверждается практикой Верховного Суда РФ. Так в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 8. 2013, в п. 7 указано, что «При рассмотрении судом вопроса о необходимости пересмотра судебного акта учитывается причинно-следственная связь между установленным Европейским судом нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод или Протоколов к ней и неблагоприятными последствиями, которые продолжает испытывать заявитель».

Иными словами, при пересмотре дела в связи с вынесенным решением Европейского суда, необходимо учесть обстоятельства, которые способствовали нарушению прав заявителя и устранить наступившие неблагоприятные последствия.

Поскольку в решении Европейского суда по делу № 37353/15 «Sukhareva v. Russia» говорится о нарушениях прав Сухаревой на защиту, когда период ее содержания под стражей с нарушением п. 3 ст. 5 Конвенции составил 8 месяцев 23 дня, в этот период обвиняемая была ограничена в праве на защиту, следствием не были обеспечены права обвиняемого ст. 198 УПК РФ. В таких случаях прокурор обязан учесть указанные обстоятельства в предъявленном обвинении, если оно будет направлено вновь, или в части исключения из доказательной базы экспертиз в отношении которых были нарушены права Сухаревой Т.В. или провести новые экспертизы по ним.

Указанное решение Европейского суда № 37353/15 «Sukhareva v. Russia» в части нарушения прав на судебную защиту заявительницы, свидетельствует о наличии препятствий для его рассмотрения судом в настоящее время.

О наличии таких препятствий судебного рассмотрения и не возможности рассмотрения вопросов нарушенных прав заявительницы на данной стадии судебного разбирательства указано и на листах 4 и 5 Постановления Президиума Верховного Суда РФ «О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств» от 12 апреля 2017 года по делу Сухаревой Т.В. «Что касается ходатайства Сухаревой относительно «юридической оценки» действий должностных лиц, и допущенных ими «нарушений» в ходе предварительного следствия по уголовному делу, по которому в настоящее время проводится судебное разбирательство в суде первой инстанции, то данные вопросы не могут быть предметом рассмотрения, в производстве осуществляемом в порядке Главы 49 УПК РФ в связи с постановлением Европейского Суда. То есть Верховный Сур РФ, возбудив производство по новым обстоятельствам, указывает, что сейчас невозможно вести это новое возбужденное производство, пока дело не будет возвращено прокурору.

В связи с наличием препятствий рассмотрения дела судом, оно подлежит возврату прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан».

Иного механизма реакции на возобновление производства по делу, то есть нового процесса рассмотрения настоящего дела не имеется. Иной любой другой подход к решению Европейского суда по делу № 37353/15 «Sukhareva v. Russia» можно будет легко оспорить заново в Европейском суде по правам человека, что не послужит на благо Российской Федерации и не будет способствовать основной цели и задачам уголовного процесса.

При принятии судом решения о возврате уголовного дела прокурору необходимо учесть, что имеются еще множество неустранимых препятствий для его рассмотрения судом, два из которых являются фундаментальными институтами уголовного процесса. Это правовая оценка ущерба потерпевших и наличие юридических обоснований и квалификационных признаков «организованной группы».

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан», -

П Р О Ш У:

Возвратить уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. прокурору в связи с наличием препятствий для его рассмотрения судом.

Адвокат

М.И.Трепашкин

Пресненский районный суд города Москвы

председательствующему по делу

судье Авдотьиной А.А.

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемой

Сухаревой Татьяны Викторовны

(ордер в деле имеется).

ХОДАТАЙСТВО

о возвращении уголовного дела прокурору

(в порядке ч.1 ст.237 УПК РФ)

дополнительное

Город Москва 29 апреля 2019 года

Прошу в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ возвратить уголовное дело прокурору в связи с наличием препятствий для его рассмотрения судом.

Какие это препятствия?

На основные их них указала судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, которая апелляционным определением от 18 июня 2018 года, отменяя приговор судьи Пресненского районного суда города Москвы Кудряшовой М.А. от 25 декабря 2017 года и возвращая уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, указала на необходимость:

а) экспертного исследования всех бланков страховых полисов ОСАГО, которые вменяются в вину моей подзащитной - предпринимательнице, официальному страховому брокеру Сухаревой Т.В. (и Рогожину В.Э.), чтобы установить их поддельность;

б) определить размер ущерба (и обосновать его) потерпевшим Скрипка О.М., Ильиной Г.И., Тяпаевой (Золотовой) И.П. и Почтеннову Ю.Н.;

в) проверить иные доводы апелляционных жалоб (см. лист 21 апелляционного определения от 18 июня 2018 года).

Среди иных доводов апелляционных жалоб указывалось на то, что следователь Усольцева О.А., превышая свои должностные полномочия, цинично сфальсифицировала в обвинительном заключении сведения, что названные 4 потерпевших являются «страховыми агентам» и бланки страховых полисов ОСАГО им «нужны были для своей работы».

Этот довод о совершении Усольцевой О.А. тяжкого преступления, предусмотренного ч.3 ст.286 УК РФ, также необходимо было проверить.

Оспорены ли эти указания Московского городского суда?

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 июня 2018 года вступило в законную силу и до настоящего времени никем не оспорено.

Выполнены ли требования судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 июня 2018 года?

На протяжении 8 (восьми) месяцев следователь 4 отдела СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве Усольцева О.А. не исполнила НИ ОДНОГО указания Московского городского суда от 18 июня 2018 года.

В частности, из текста апелляционного определения от 18 июня 2018 года следует (цитирую):

Вот что записал по этому поводу следователь как несогласие с решением Московского городского суда:

Органом предварительного следствия снова указаны лишь несколько страховых полисов ОСАГО, по которым было проведено исследование, а вменяется несколько тысяч, которые вообще не исследовались и их никогда не было в распоряжении следствия.

Перечислены все те доказательства, которым уже была дана оценка в суде апелляционной инстанции (нового ничего не приведено), при этом цинично извращаются доказательства. В частности: Скачков А.Е. никогда не показывал, что были какие-то поддельные бланки страховых полисов ОСАГО. Бельченко А.В., Сарыкин С.С., Леонов О.Н., Аскеров Ф.М. не подтверждают о каких-либо сделках по продаже полисов ОСАГО Скрипка, Тяпаевой, Ильиной и Почтеннову.

Если я не прав, то прошу сторону обвинения в порядке ч.2 ст.14 УПК РФ указать, какие действия по уточнению ущерба потерпевшим выполнил следователь после возвращения уголовного дела из Мосгорсуда.

Далее, из апелляционного определения следует:

Следователь, ничего не предпринявший по устранению препятствий рассмотрения дела в суде, пишет в обвинительном заключении (листы 307-308);

То есть ничего не сделав, переоценивая по своему усмотрению все, чему уже дал оценку Московский городской суд, категорически отказавшись исполнять вступившего в законную силу решения суда, следователь повторяет те же ошибки. И снова ссылаются на образец, неизвестно откуда полученный, но не из Гознака. Мосгорсуд прямо указал, что поддельность бланков страховых полисов ОСАГО этими экспертными исследованиями НЕ ДОКАЗАНА. Следователь возражает: «- Нет, доказано». И направляет уголовное дело в суд с теми же ошибками.

Обязаны ли были прокуратура, орган предварительного расследования, следователь выполнить указания Московского городского суда по устранению препятствий рассмотрения дела в суде?

Статья 392 УПК РФ («Обязательность приговора, определения, постановления суда») гласит:

«1. Вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

2. Неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет за собой ответственность, предусмотренную статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 17 февраля 2015 года № 395-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Алексея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации» разъяснил:

«…2.3. За неисполнение судебного решения, вступившего в законную силу, а также воспрепятствование такому исполнению наступает предусмотренная законом ответственность, в том числе уголовная, закрепленная статьей 315 УК Российской Федерации».

По мнению судей Конституционного Суда Российской Федерации, неисполнение органами государственной власти и их должностными лицами решений Конституционного Суда создает препятствия для обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории России для реализации закрепленных Конституцией основ конституционного строя и полномочий федеральных органов государственной власти, что является основанием для применения мер уголовной ответственности, предусмотренной ст.315 Уголовного кодекса Российской Федерации (см. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.04.2001 года № 65-О "По ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан" // СЗ РФ. 2001. N 20. Ст. 2059).

Неисполнение вступивших в законную силу решений суда посягают на основы судебной власти в Российской Федерации.

Тем более, когда речь идет о судьбе 2-х граждан Российской Федерации - Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. Прошу суд обратить внимание, вместо исполнения решения Московского городского суда об устранении препятствий рассмотрения уголовного дела в суде, следователь Усольцева О.А. совместно с прокурорами ЮВАО города Москвы, имея

- Постановление Президиума Верховного Суда России о незаконности всех судебных решений о продлении Сухаревой Т.В. сроков содержания под стражей и домашнем аресте, имея

- Постановление Европейского суда по правам человека и незаконности длительного срока содержания Сухаревой Т.А. под стражей,

осознавая, что уголовное дело сфальсифицировано, осознавая ограничительный срок расследования при возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, осознавая незаконность своих действий, решили удерживать Рогожина В.Э. под стражей на протяжении длительного времени он под стражей с 5 декабря 2017 года (1 год и почти 5 месяцев). Хочу обратить внимание, что судам для продления стражи Рогожину В.Э. систематически предоставлялись сфальсифицированные документы с ложными сведениями, которые суды не удосужились проверить. Это явно неправовые действия, которые должны влечь уголовную ответственность. Рогожина В.Э. специально удерживали под стражей, чтобы он оговорил себя, как малолетний Бельченко А.В., который в суде по этому делу, будучи допрошен в качестве свидетеля, показал, что только при задержании узнал от оперативников, что возил передавать фальшивые полисы ОСАГО, но его осудили по самооговору по всем эпизодам, где он даже не осознавал о противоправности своих действий, принудив его оболгать себя под угрозой заключения под стражу и получения реального срока.

Еще раз хочу подчеркнуть, что речь идет о судьбах людей, а предварительное следствие организовывает какие-то оперативно-криминальные игры, да еще с грубой фальсификацией уголовно-процессуальных документов, отказываясь исполнять даже решение Мосгорсуда.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 28 января 2014 года № 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснил:

«…22. С учетом положений части 1 статьи 401.16 УПК РФ в их взаимосвязи с положениями статьи 6 УПК РФ, определяющей назначение уголовного судопроизводства, суду кассационной инстанции надлежит устранять все выявленные в судебном заседании существенные нарушения уголовного закона (его неправильное применение) и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, если их устранение влечет улучшение положения обвиняемого, подсудимого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, или иного лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу.

В соответствии со статьей 392 и частью 6 статьи 401.16 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны при повторном рассмотрении уголовного дела судами первой и апелляционной инстанций, а также для прокурора в случае возвращения ему уголовного дела в порядке, установленном статьей 237 УПК РФ».

В официальном комментарии к данному Постановлению под общей редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВА разъясняется:

«…В соответствии с ч.6 ст.401.16 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны при повторном рассмотрении уголовного дела судами первой и апелляционной инстанций, а также для прокурора. Пленум напомнил об этом в п.22 Постановления. Поскольку постановление (определение) суда кассационной инстанции, равно как и любое иное судебное решение, вступившее в законную силу, обязательно для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ (ст.392 УПК РФ), они обязательны для нижестоящих судов и прокурора в случае возвращения ему уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

Невыполнение указаний суда кассационной инстанции, изложенных в постановлении (определении) судом нижестоящей инстанции при новом рассмотрении уголовного дела после отмены ранее вынесенных судебных решений либо прокурором при устранении существенных нарушений уголовно-процессуального закона, может служить основанием для отмены судебного решения».

Аналогичные требования по исполнению указаний вышестоящего суда касаются судов первой инстанции по отношению к решениям судов апелляционной инстанции, в случае возвращения уголовного дела в порядке ст.237 УПК РФ.

Если я не прав, то прошу сторону обвинения в порядке ч.2 ст.14 УПК РФ опровергнуть мои доводы и указать на конкретную норму закона, которая позволяет не исполнять вступившее в законную силу решение суда вышестоящей инстанции.

Кроме того, следует учесть, что Кириллов Н.И. занимался приобретением и сбытом поддельных бланков страховых полисов ОСАГО «Росгосстрах» и «Гута-страхование», но никогда не приобретались и не сбывались банки СГ МСК.

Так как препятствия для рассмотрения дела в суде, на которые указал Московский городской суд, до настоящего времени не устранены, -

П Р О Ш У:

Возвратить уголовное дело в отношении Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. прокурору в связи с наличием не устраненных препятствий для его рассмотрения судом.

Адвокат

М.И.Трепашкин

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
Поиск по тегам
  • Facebook App Icon