• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

Право обвиняемого на свидания с членами семьи гарантируется ст.8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

 

                                                        Советнику Президента Российской Федерации,  

                                                        председателю Совета при Президенте

                                                        Российской Федерации по развитию

                                                        гражданского общества и правам человека

                                                        Федотову М.А.

   

                                                   от Шестун  Юлии  Николаевны  - супруги 

                                                        обвиняемого   Шестуна  А.В.,  адрес:…                 

 

 

                                                 По  уголовному  делу  № 11802007703000166

 

 

ОБРАЩЕНИЕ

в  связи  с  грубейшими нарушениями  конституционных  прав обвиняемого

Шестуна  А.В.  на свидания  с женой  и детьми

 

 

Уважаемый  Михаил  Александрович!

    

         Прошу   Вашего  реагирования  и  Вашей  помощи как  председателя Совета при Президенте Российской Федерации по развитию  гражданского общества и правам человека в связи  с  грубейшими нарушениями  конституционных  прав  моего мужа -   Шестуна  Александра  Вячеславовича  на  свидания  с  супругой  и  детьми.  Шестун  А.В.  обвиняется  в  совершении  преступлений  экономического характера и  уже  7  месяцев  находится  под  стражей.  Право  на свидания  гарантируются не  только   законами  Российской  Федерации,  но  также  ст.8  Европейской  Конвенции  о защите  прав  человека  и основных  свобод   и  иными  общепринятыми международными  актами.  

 

          19  декабря 2018  года  в  ответ  на  мое  ходатайство  (заявление)  о даче  разрешения  на  свидания  с обвиняемым  Шестуном  А.В.   мне  как его  супруге  и нашей  дочери -  Шестун  М.А.    следователь  Писарев  С.В. отказал,  указав  в  постановлении  следующий  мотив отказа:

        «…не  имеется  обоснованной необходимости  в  предоставлении  обвиняемому  Шестуну  А.В.   свиданий  с  близкими  родственниками».

 

         Действия следователя  являются  незаконными  и необоснованными,   причиняющими  существенный ущерб  конституционным правам и свободам Шестуна  А.В.    и  его  семьи.

 

            Шестун  А.В.  обвиняется  в  совершении  преступлений  экономического характера  -  ч.4  ст.159,  п.  «б»  ч.4  ст.174.1,  ст.389  УК  РФ,   якобы совершенных  много лет назад.    13  июня  2018  года  он  был задержан  в  порядке  ст.ст.91-92  УПК  РФ,  а  с  14  июня  2018 года  -  помещен  под  стражу  в  следственный  изолятор.   Под  стражей  Шестун  А.В.  находится   уже  7  месяцев.

 

        Пункт  5  статьи 17  («Права подозреваемых и обвиняемых»)  Федерального закона  от  15  июля  1995  года  №  103-ФЗ «О  содержании  под  стражей  подозреваемых  и обвиняемых  в  совершении преступлений»  гласит:

       «Подозреваемые и обвиняемые имеют право:

       …5) на свидания с родственниками и иными лицами, перечисленными в статье 18 настоящего Федерального закона;…»

 

       Статья  18  этого же  Федерального закона  конкретизирует  указанное  выше  положение  и гласит:

       «Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое».

 

            Право  обвиняемого  на  свидание  с  родственниками  гарантировано   рядом  международных  договоров,  в  частности,  статьей  8  («Право на уважение частной и семейной жизни»)  Европейской  Конвенции  о  защите прав  человека  и основных  свобод,  гласящей:

        «1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

          2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

 

        В  постановлении  следователя  Писарева  С.В. от  19  декабря  2018 года  не  указано  о наличии  каких-либо  законных оснований  для  отказа  Шестуну  А.В.   в  свидании  с  родственниками.

          Отказ в предоставлении свидания с супругой, детьми, родителями означает вмешательство государства в семейные отношения, посягательство на важнейшие семейные права: право ребенка на общение с родителями и другими родственниками; право супругов на участие в решении внутрисемейных вопросов материнства, отцовства, воспитания, образования детей и других (ст.63, 55, 31 Семейного кодекса РФ). Таким образом, запрет за свидание с членами семьи может приводить к ограничению конституционных прав человека на участие в заботе о детях и их воспитании (ч.2 ст.38 Конституции РФ) и посягать на семью, семейные отношения - ценность, охраняемую в ч.1 ст.38 Конституции РФ.

           Из ряда решений Конституционного Суда РФ следует вывод о том, что отказ обвиняемому в предоставлении свидания с родственниками ограничивает его конституционные права, влечет за собой последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, способен причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым, следовательно, уголовно-процессуальное законодательство не может ограничивать возможность обжалования в суд соответствующего решения.  Такое толкование используют в правоприменительной практике суды общей юрисдикции. Так, например, Московский городской суд, проверяя решение Таганского районного суда об отказе в принятии к рассмотрению жалобы по ст.125 УПК РФ, указал, что в соответствии с позицией Конституционного Суда РФ суд первой инстанции обязан был принять жалобу на отказ в предоставлении свидания и рассмотреть ее по существу.

 

       Должностное лицо, осуществляющее производство по делу, вправе отказать в предоставлении свидания лишь в случаях, когда имеются конкретные фактические обстоятельства, дающие основания полагать, что в ходе свидания может быть совершено преступление или иные действия, угрожающие правам и свободам каких-либо лиц. Принимая такое решение, должностное лицо должно обосновать, в  том  числе  с  учетом  требований  ст.7  УПК  РФ, почему действующий порядок проведения свидания (проведение свидания в присутствии сотрудников СИЗО через разделительную перегородку с использованием переговорного устройства, которое прослушивается  и др.)  не  может  обеспечить  свидание  родственников  с  обвиняемым.   Следователь  Писарев  С.В.  не  обосновал  свой  отказ  какими-либо законными  основаниями  в  вынесенном  19  декабря  2018 года  постановлении.

 

       Постановлением  Европейского  суда  по  правам  человека (ЕСПЧ) от 9 октября 2008 года по делу "Моисеев (Moiseyev) против Российской Федерации" (жалоба N 62936/00) были  признаны  нарушающими  права  человека   действия  следователя,  ограничивавшие  свидания обвиняемого  с родственниками во время нахождения его под стражей. Отказ в свиданиях мотивировался характером уголовного дела заявителя и тяжестью обвинений против него. Следователь счел свидание "несвоевременным". В своем Постановлении ЕСПЧ указал: "Такие меры, как установление ограничений на количество свиданий с родственниками, наблюдение за этими свиданиями и, если это оправдано характером преступления, определение заключенному специального режима содержания или специального режима встреч, являются вмешательством в права, предусмотренные статьей 8, но не нарушают ее сами по себе".

       ЕСПЧ дал оценку Закону от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений": "Он не удовлетворяет требованию предсказуемости, поскольку наделяет неограниченным усмотрением следователя в вопросе свиданий с родственниками, но не определяет обстоятельства, при которых в свиданиях может быть отказано. Оспариваемое положение свелось к установлению возможности запрета свиданий с родственниками без какого-либо упоминания о сроке этой меры и о причинах, которые могут обусловить ее применение. Не упоминается и о возможности обжаловать отказ в разрешении или о том, вправе ли суд рассматривать такую жалобу».

 

         Определение Конституционного Суда РФ от 7  февраля 2013  года № 133-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Берова Аслана Борисовича и Пшибиева Батыра Хазраталиевича на нарушение их конституционных прав статьей 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"  разъясняет:

       «…Право на сохранение неприкосновенности частной и семейной жизни, в том числе на неформальное общение, защищается законом в отношении каждого, т.е. оно распространяется и на лиц, которые лишены свободы в установленном законом порядке. Соблюдение законных интересов задержанных, заключенных под стражу или осужденных к лишению свободы по приговору суда предполагает, в частности, что они не могут быть полностью исключены из сферы общения людей, находящихся с ними в тесных личных, прежде всего родственных, отношениях (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 октября 2009 года N 1053-О-О)».

       Недопустимость запрещения контактов заключенного с семьей признается   многими  международно-правовыми актами. Так, требование законодательной регламентации свиданий арестованных с родственниками вытекает из положений утвержденного Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, в том числе из принципа 19, в силу которого задержанному или находящемуся в заключении лицу предоставляется право на посещение его членами семьи и переписку с ними, возможность сноситься с внешним миром согласно разумным условиям и ограничениям, содержащимся в законе и установленных в соответствии с законом правилах.

       Статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантируя каждому право на уважение его частной и семейной жизни, также допускает вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права в случаях, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности либо защиты прав и свобод других лиц.

       Европейский Суд по правам человека признает вмешательство в указанное право допустимым при любом законном помещении под стражу, в частности при применении к подозреваемым и обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу, что обусловливает наложение на них ограничений в отношении свиданий с родственниками и иными лицами. По его мнению, для уточнения обязанностей, которые статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод возлагает на национальные власти в данной сфере, нужно учитывать нормальные и разумные требования тюремного заключения и пределы свободы усмотрения, им предоставляемой, когда они регулируют общение заключенного с семьей, имея при этом в виду, что любое заключение влечет по своей природе ограничение частной и семейной жизни заинтересованного лица (постановления от 27 апреля 1988 года по делу "Бойл и Райс (Boyle and Rice) против Соединенного Королевства", от 11 июля 2000 года по делу "Дикме (Dikme) против Турции" и от 28 сентября 2000 года по делу "Мессина (Messina) против Италии"). В Постановлении от 28 сентября 2000 года по делу "Мессина (Messina) против Италии" Европейский Суд по правам человека также указал, что, хотя содержание под стражей предполагает ограничение частной и семейной жизни, содействие со стороны администрации места содержания под стражей в поддержании действенных контактов заключенного с его близкими родственниками является важнейшим элементом права заключенного на уважение его семейной жизни, о