Что правильнее для здорового общества: «Неконкретность обвинения» или «доступ к доказательствам»?

January 18, 2019

 

        Обжаловал  постановление следователя  о  привлечении  Шестуна  А.В.  в  качестве  обвиняемого  по причине  его неконкретности  (общие  фразы,  намеки,  предположения,  без  конкретики  криминальных  действий).    В  ответ получил  вот  такой  отказ  (см.  в  конце),  мол,  я якобы желаю  получить  уже  на  стадии  предварительного  следствия   доступ  к  доказательствам  обвинения.

 

       Трудно  защищать  обвиняемого,  если  в  постановлении  о возбуждении  уголовного дела   и  в постановлении  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого  нет  описания  конкретных  действий,  инкриминируемых  ему  по  той  либо  иной  статье  УК  РФ.  Например,  пишут  в  обвинении  бывшему  главе  Серпуховского района  Московской области Шестуну  А.В.,  что он   незаконно  участвовал  в  предпринимательской  деятельности (ст.289  УК  РФ)  и  переписывают  текст  диспозиции   этой  статьи:  «Учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме, -…».    Но  при этом  не  указывают,  какое  предприятие  он  лично  учреждал,  в какой  форме (каким  образом) он  участвовал  в  управлении  коммерческой  организацией,  какие  льготы  и  преимущества  предоставлял  и  т.п.  Этого,  к  сожалению,  нет.    Ясно,  что  такое  неконкретное  обвинение  противоречит  закону,   в  частности,  ч.1  ст.171  УПК  РФ.  Верховный  Суд  Российской  Федерации  неоднократно   разъяснял,  что неконкретность обвинения,  без  указания  времени,  места,  способа  преступления – должна  влечь  возвращение  уголовного дела прокурору,  ибо  суд не  может  вынести  по  такому  обвинительному заключению  справедливой  и законный  приговор. 

 

        К  сожалению,  следственная  и  судебная  за  последние 10-15   сложилась  таким образом,  что  уголовные  дела  часто возбуждают  без обязательных  признаков  состава  того либо иного  преступления,  обвинение  предъявляют   без  указания  на  обязательные  признаки  вменяемого состава  преступления,  суды  по  предположениям  вначале  заключают  под  стражу  человека,  а  потом,  с  учетом  уже  настряпанных  томов  уголовного дела  и  принятых  судебных  решений  его  осуждают  к  большим  срокам  лишения  свободы.  Таким  образом,  в  зоне  оказывается  довольно-таки    солидный  процент  лиц,  чьи  действия  не содержат  состава  преступления.

 

        Этой  несправедливости  вполне  можно  избежать,  если  строго руководствоваться нормами  УПК РФ,  однако  ни  следствие,  ни надзирающие  прокуроры,  ни  суды  на  требования  УПК  РФ  смотрят  сквозь  пальцы. В  особенности это  относится  к  т.н.  «заказным  делам»,  то  есть  где есть  указание   и желание  засадить  человека  в  тюрьму  со  стороны  чиновников  высокого  ранга.

 

        В  УПК  РФ  есть  статьи,  гарантирующие  равность  сторон  обвинения  и защиты  в  ходе  как  предварительного  следствия,  так  и суда.  РАВНОСТЬ  сторон.  На  практике  она  выглядит  следующим образом: на  следствии  обвинение  имеет  доступ  ко  всем  материалам,  ко всем  свидетелям,   помощь  всех  организаций,  а  защита  фактически  лишена  на  этой  стадии  поговорить  со  свидетелями  (это будет  расценено  как  склонение  их  к  даче  ложных  показаний),  будет  получать  отказы  от  большинства  организаций,  будет лишена  знакомиться  с  материалами  дела  в  необходимом  объеме;    в  судах  обвинение  месяцами  и  иногда годами  предоставляет  доказательства обвинения¸  месяцами  ждем явки  свидетелей  в  суд,  а  защите  дают  пару-тройку  дней  на   представление  сотен  доказательств,  отказывают  в  вызовах  свидетелей  (только  если  сами  явятся),   тут же  записывая  отработанную  фразу:  «Защита  затягивает  рассмотрение  дела».  При этом  умудряются  эти нарушения  права  на защиту  истолковывать  таким  образом,  что  защита  нарушает  права  подзащитного на скорейшее  осуждение (!?).  И  такую  обвинительную  клоунаду  наблюдаем  почти  во всех  судах.  Такая  сложившаяся  судебная  порочная  система  не позволяет  объективно разобраться  в виновности  того либо иного лица  и  в  результате  много невиновных  попадают  в зоны.

 

       Не хотелось  бы,  чтобы  таким  образом  шло  расследование  в  отношении  Шестуна  А.В.  и  таким  вот  поверхностным  образом  решалась его судьба  в суде.   Дело  очевидно заказное,  возбуждено  по  инициативе губернатора  Воробьёва  и  генералов  ФСБ  РФ.   В  таком  деле  нужно скрупулезно  разбираться,  где  правда,  а где  навет.  По  таким  делам  лжи  всегда  больше,  чем   реальности.  Нередко  ложь  «прокатывает»  и  в  суде,  поданная  в виде   предположений,   которые  судьи  принимают  за  установленный  факт. 

 

       Чтобы  заранее  видеть  конкретную  правду  и  предполагаемую  ложь,  мы  и  пишем  жалобы и ходатайства.  Обвиняете  в  участии  в незаконном  предпринимательства,  покажите: где,  когда и  каким  образом   такое  участие было  совершено.   А  предположения,  чаще  всего ложные,  оставьте  себе для   туалетной  бумаги.

 

       Ну,  а  там, где  с  доказательствами  вины слабо  (тонко),  где  готовятся  осудить  человека  на  предположениях,  всё  прячут  от защиты под  лозунгом  секретности,   попыток  «несанкционированного  доступа»  и  т.п.  Такой  подход   в  большинстве  случаев не  служит  объективному  разбирательству  по делу  и не позволяет  вынести  справедливое  итоговое решение.  Все  же нужно  добиваться,  чтобы  нормы  УПК  РФ  строго соблюдались  и  закон  читался  буквально.

 

      Считаю,  что  «объективное  разбирательство»,  «конкретность обвинения»  -  более  важные  для  общества  понятия,  чем  «секретность» и «закрытый  доступ»  к  доказательствам,  которым  можно  заранее дать  объективную оценку.

 

     Адвокат                                              М.И.Трепашкин

 

14  января 2019 года.

 

 

 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
Поиск по тегам