Судебная коллегия

June 21, 2018

           Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Московского городского суда   приговор  суда  1  инстанции отменила,  так  как  предварительным  следствием  и  судом   1  инстанции  не  был  установлен  ущерб  потерпевшим   

 

         18 июня 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила приговор судьи Пресненского районного суда города Москвы Кудряшовой М.А., которым Сухарева Т.В. и Рогожин В.Э были признаны виновными в совершении нескольких преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, и приговорены с применением ст.69 УК РФ (путем частичного сложения наказаний) соответственно к 5 и 4 годам лишения свободы, с содержанием в исправительной колонии общего режима. Апелляционные жалобы обвиняемых и защитников, а также апелляционное представление прокурора Никитиной рассматривали очень долго, судебное заседание закончилось примерно в 19 часов 30 минут. Судебная коллегия согласилась с доводами защиты в части, что на предварительном следствии и в суде первой инстанции так и не был установлен точный ущерб, якобы причиненный потерпевшим (нарушена, прежде всего, ст.220 УПК РФ).

 

               Адвокат                М.И.Трепашкин  

                                                                   В   судебную  коллегию  по  уголовным 

                                                                   делам Московского  городского  суда

                                                                   (через  Пресненский   районный суд города 

                                                                   Москвы)

 

                                                              от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                                   города Москвы Трепашкина Михаила

                                                                   Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                                   адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                                   коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,      

                                                                   ул.Арбат, дом 35, офис 574,  …

 

                                                                   в защиту интересов обвиняемой

                                                                   Сухаревой  Татьяны  Викторовны

 

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ  ЖАЛОБА

на приговор  Пресненского  районного  суда  города  Москвы

от 25 декабря 2017 года в  отношении  Сухаревой  Т.В. и др.

(в  порядке  п.2  ч.2  ст.389.3 УПК  РФ) 

 

Город Москва                                                                                5  января  2018 года

 

         25 декабря 2017 года приговором  судьи  Пресненского районного  суда города Москвы   Кудряшовой  М.А. (единолично) Сухарева Татьяна  Викторовна признана  виновной в  совершении  4-х преступлений,  предусмотренных ч.4  ст.159  УК РФ,   и  ей назначено наказание  по  совокупности в  виде  лишения  свободы  сроком  на 5  (пять)  лет,  с отбыванием  наказания  в  исправительной колонии  общего режима.

          Этим  же приговором  осужден  к  лишению  свободы  Рогожин  В.Э.

 

         Считаю  указанный  приговор от  25  декабря 2017  года  несправедливым,    незаконным  и необоснованным  по  следующим  основаниям:

 

         I.         Суд первой инстанции не учел ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, что привело к неправильному применению уголовного закона.

        II.         Выводы суда в приговоре противоречат исследованным в судебном заседании обстоятельствам.

 

          Из  Постановления Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации от 29 ноября 2016 года  №  55 «О  судебном  приговоре»  следует,  что приговор  является важнейшим актом правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

         В  этом  же  Постановлении  указывается:

         «1. Обратить внимание судов на то, что в силу положений статьи 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона».

 

       В  приговоре  указано,  что  потерпевшие  Скрипка,  Тяпаева,  Ильина  и  Почтеннов  приобретали бланки  страховых  полисов  ОСАГО,  которые  им якобы необходимы  были по работе,  но  им  были проданы  поддельные  бланки  страховых   полисов,  и,  следовательно,   деньги  этих  потерпевших  были  у  них  похищены  Сухаревой  Т.В.  с  сообщниками путём  обмана. 

 

       Вместе  с  тем,  исследованные  в  судебном  заседании  доказательства  еще  раз  подтвердили  доводы  защиты,  что  граждане 

        Скрипка  Ольга  Михайловна, 

        Золотова  (Тяпаева)  Инна  Петровна, 

        Ильина  Галина Александровна, 

         Почтеннов Юрий  Николаевич     незаконно признаны «потерпевшими»,  так  как:  

       а)   никакого  ущерба не  понесли,  от  сделок  получали  только прибыли,  расплачиваясь  за  бланки  полисов  ОСАГО  деньгами  обманутых  ими  клиентов-страхователей,

       б)  занимались  покупкой  и  перепродажей  страховых полисов  ОСАГО   в  период  с  18  ноября  2013  года  по  май  2014  года незаконно,  не  имея  лицензии на  брокерскую  деятельность  и не  являясь  страховыми  агентами  компаний  «СГ МСК»  и  «Гута-страхование».

       Таким  образом,  было  установлено,  что  Скрипка,  Тяпаева,  Ильина  и  Почтеннов  приобретали  бланки  страховых полисов  ОСАГО  для  нелегальной  перепродажи,  то  есть для  преступной  деятельности.  Суд  эти  противоправные  действия  «потерпевших»  по  нелегальному  приобретению партий бланков  страховых  полисов ОСАГО в приговоре необоснованно  записал,  как  «необходимые  для работы».

 

        В  ходе  допроса  указанных  «потерпевших»  в  судебном  заседании установлено:   

         что  у  них не  было   лицензии на занятие  брокерской  деятельностью,

         что никто из  них  не  вел  соответствующей   необходимой  по закону документации,

         что никто из  них не  являлся   страховым  агентом  «СГ  МСК»  и  «Гута-страхование», 

         то  есть,  что  вся  их  деятельность  по  покупке  и продаже  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  -  является  незаконной, нарушающей  Закон  Российской  Федерации  от  27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об  образовании  страхового дела в  Российской  Федерации»,  а  сами  «потерпевшие» занимались  циничным обманом  конечных  потребителей,  то  есть  являлись  мошенниками.

         Суд  по  приговору  постановил  взыскать  с  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э.   ущерб,  который  они  якобы  понесли  в результате  этой  своей нелегальной  деятельности.   

      

          Всеми  без  исключения   доказательствами  обвинения,  в   том  числе  показаниями  «потерпевших» Скрипка,  Ильиной,  Тяпаевой  и  Почтенного   установлено,  что  инициаторами  сделок  были  сами  названные  потерпевшие.

       Сухарева  Т.В.  как  лицензированных страховой  брокер,    как  предприниматель,  размещала  рекламу  о  своей  деятельности в  соответствии  с  Законом РФ от  27 ноября 1992 года № 4015-1  «Об  организации  страхового дела  в  Российской  Федерации».  Это  подтверждено в  ходе  судебного  разбирательства.

        Потерпевшие,  как  оказалось,  все  4  человека без  лицензии на  занятие  брокерской  деятельностью  и   не  имеющие  договоров  действовать  как  страховые  агенты  от  конкретных  страховых  кампаний,  то  есть  не  имеющие  право  получить  полисы  официально  в  соответствующих   страховых  кампаниях,  имея  умысел на незаконную  деятельность  в  сфере  страхования,   искали  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  по  объявлениям в  Интернете  в  брокерских  кампаниях,  где  можно  было их  купить  без  лицензии,  и  в  этой  связи  обратились  к  Сухаревой  Т.В.  как  страховому брокеру  с  просьбой  продать  им  определенное  количество  бланков  страховых  полисов  ОСАГО.

 

        Скрипка  О.М.,  как  усматривается  из  приговора,  трижды  по  своей  инициативе  покупала  без  какого-либо  документального оформления,  бланки  страховых  полисов  ОСАГО.  Все  3  сделки в  соответствии  со  ст.17  УК  РФ  следует  рассматривать  как  самостоятельные  эпизоды   и  квалифицировать каждый  из них  по  ч.1  ст.159  УК  РФ  как  завершенное  преступление  (если  следовать  показаниям  Скрипка  О.М.). Ибо  у  нее  не  было  ни умысла  приобрести  конкретно   300  бланков  страховых  полисов  ОСАГО,  ни  денег  на  приобретение  сразу  такого количества  полисов.    Она  увеличивала  свой  доход  (за  счет  обманутых  ею  автострахователей)  от  сделки  к  сделке.

       По  такой  же  схеме  работала  Ильина,  увеличивая  обороты  от сделки  к  сделке,   и  Почтеннов.   

 

         Не  установлены  признаки   организованной  преступной группы.

         Часть  3  статьи  35  УК  РФ  указывает:

         «…3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

 

         Никакой  устойчивости  «группы»  не  усматривается  ни  из обвинения,  ни  из  материалов  дела.   Кириллов и  Бельченко  действовали  сами  по  себе,  Рогожин  работал  на заработной  плате  в  фирме  Сухаревой как  курьер  и  получал  деньги  за  различную работу.

 

       1.      Сухарева Т.В. - предприниматель, официальный страховой брокер, имела на законных основаниях лицензию на эту деятельность.

       2.      Рогожин В.Э. работал курьером в фирме Сухаревой Т.В. на заработной плате. Он развозил все, что она ему передавала для других фирм и физических лиц.

        Он не вел вообще никаких переговоров с Сухаревой Т.В., что будет заниматься с кем-либо сбытом фальшивых полисов ОСАГО,

        никогда не обсуждал каких-либо планов о совместной преступной деятельности.      

        Никогда не делил с ней денег (поэтому в приговоре не указано, кто и сколько денег получал от перепродажи бланков страховых полисов)

      3.      Бельченко А.В. к сделкам Сухаревой Т.В. вообще отношения не имеет. Он был привлечен Кирилловым Н.И. после ссоры с Сухаревой Т.В. по просьбе Сарыкина (что подтвердили в ходе предварительного расследования Кириллов и Сарыкин).

 

      4.      Кириллов Н.И. - работал самостоятельно в качестве страхового агента нескольких страховых компаний, реализовывая как настоящие страховые полисы ОСАГО, так и поддельные, которые он покупал у Сарыкина, Аскерова и иных лиц. Деятельность Кириллова Н.И. заключалась в получении прибыли от покупки и продажи полисов. Часть полисов он купил и продал страховому брокеру Сухаревой Т.В. Деньги от прибыли Сухаревой Т.В. они никогда не делили. Хочу подчеркнуть, что Сухарева Т.В. была лишь одним из источников сбыта бланков страховых полисов ОСАГО для Кириллова Н.И. и только в период с конца декабря 2013 года по, примерно, 8 марта 2014 года. Кириллов Н.И. занимался такой же деятельностью, как и «потерпевшие» Скрипка, Ильина.

        Кириллов Н.И. не подчинялся Сухаревой Т.В., не делил с нею деньги  от  реализации бланков  страховых  полисов  ОСАГО (после  их  продажи),  никак  не  зависел  от нее.  Период  продажи  Сухаревой  Т.В. бланков  полисов  ОСАГО    ограничен  с  конца  декабря  2013 года  по  первую  декаду  марта  2014 года,  то  есть  несколько  продаж  на  протяжении  2-х  с  половиной  месяцев,  которые,  кстати, не  вменяются  им  по  данному  делу.

        Кириллов  Н.И. не знал,  что  Сухарева  Т.В.  продавала  полисы  Скрипка,  Ильиной,  Золотовой  (Тяпаевой),  которых  он  вообще не знает  и  о  них  не  слышал  (как  и  они  о  Кириллове).  Его не  интересовало,  по  какой  цене  она продаст  эти  бланки  и  кому  именно,  ибо   это  был   ее   личный  бизнес.   Юридическим  абсурдом  выглядит  утверждение  обвинения,  что  Кириллов  Н.И.  являлся  исполнителем  похищения денежных  средств  у  тех  людей,  которых  он  не знал, с  которыми  никогда не  встречался  и  о  которых  даже не  слышал.   

        Ложью   в  приговоре  является  то,  что  Сухарева  Т.В.  поручала  Кириллову  Н.И.  привлечь  для  участия  в  «группе»   Бельченко  А.В.,  так  как  привлечь  Бельченко  А.В.  для  развоза  поддельных  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  Кириллову Н.И.  порекомендовал  Сарыкин С.С. уже  после  того,  как  Кириллов  поссорился  с  Сухаревой  Т.В.,  то  есть  после  первой  декады  марта  2014 года.

        Сухарева  Т.В.  до  ссоры  лишь дала  Кириллову  Н.И.  координаты  Почтенного  Ю.Н.,  который  обратился  к  ней  за  поддельными  бланками  страховых полисов  ОСАГО,  но  в  дальнейшем  была не  в  курсе  их  сделок,  так  как  в  первой  половине  марта  2014 года  она  поссорилась  с  Кирилловым  Н.И.  и  больше  с  ним  ни  в  какие  контакты  она не  вступала.  С  Почтенновым  Сухарева  Т.В.  ни  в  каких  сделках не  участвовала.

         В  приговоре ошибочно записано,  что  якобы  Кириллов  Н.И.  стал  поставлять  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  еще  до  23  декабря  2013 года  и  что  они  поссорились с  Сухаревой  Т.В.   в  апреле  2014 года.    Данными  ПТП  и  показаниями  свидетелей (Сапроновой,  Скачкова  и  др.) доказывается,  что  сделки  с  бланками  у  Сухаревоцй  и  Кирилловым были в  январе (когда  Тяпаева  прибыла  в  Москву  разбираться  по  факту  получения  якобы  поддельных  бланков  полисов  ОСАГО  и  задержали Рогожина) и  в  феврале   2014 года,  а  уже  в  первой  декаде марта  2014 года,   они  поссорились.  По  этой  причине  Кириллов  Н.И. не мог  делиться  какими-то  прибылями  с  Сухаревой  Т.В.,  в  том  числе  от  сделок  с  Почтенновым  Ю.Н.    Фигурирующая в  разговорах    при  сделках  Кириллова  Н.И.  с  Почтенновым  Ю.Н.  женщина  по  имени  «Екатерина»  оказалась  Екатериной  Швайко, подругой  Кириллова Н.И.,  а не  Сухаревой  Т.В.,  как  предположили  оперативники  и следователь.   

 

        Не  установлено  признаков  устойчивости группы,  не говоря  о  каких-либо доказательствах  этого  важного  для  квалификации  признака.

         Не  установлены  признаки стабильности  и  сплоченности группы, которые    опровергаются   даже  доказательствами  обвинения. 

          Рогожин  В.Э.,  согласно обвинению,  на  протяжении  всего 1 (одного)  месяца  передал   как  курьер  6  раз   бланки  страховых полисов  ОСАГО  и  документы  к ним  3  гражданам: 

           Скрипка  -  1  раз, 

           Ильиной - 4  раза и

           Тяпаевой -  1  раз.

     Как  только  случился  казус  с  Тяпаевой,  Рогожин больше не  притронулся  к  бланкам  полисов  ОСАГО  в  офисе  Сухаревой  Т.В.

      Это  указывает на  то,  что  «устойчивости», «подчиненности»,  «строгой  дисциплины»  да  еще  в  придуманной  организованной группе,  якобы  действовавшей на протяжении  «длительного  времени»,  -    не  имелось.

 

         Временной  промежуток  участия  Кириллова  Н.И.  в  сделках  с  Сухаревой  Т.В.  (по версии  обвинения)  тоже небольшой:    1  месяц  в  2013  году  и  1  месяц  в  2014  году.  При  том,  эти действия  имели   эпизодический  характер,  а всего   11  передач  бланков  полисов  ОСАГО.  В  действительности,  участие  Кириллова  Н.И.  усматривается  лишь  в  3-х  передачах  Почтеннову  Н.И.  в  период  с  16  марта  по  13  апреля  2014  года,  к  которым  Сухарева  Т.В.  отношения  не  имеет.

         Все  изложенное  подтверждается  как  показаниями  Сухаревой  Т.В.,  так  и  показаниями  Рогожина  В.Э., оглашенными показаниями Кириллова  Н.И.,  свидетеля  Сарыкина  С.С. и  других свидетелей  по делу.

 

        Следует  считать   надуманным,  бездоказательным  факт  изложения в  обвинении  о якобы действии  «организованной преступной группы»  во  главе  с  Сухаревой  Т.В.  Если  внимательно посмотреть  обстоятельства  дела,  то  там  нет  достаточных  доказательств  даже  под  группу  лиц  по  предварительному  сговору.

 

     Бездоказательной  является запись  в  приговоре  Сухаревой  Т.В. ,  что она  в неустановленное следствием время, но не позднее 18 ноября 2013 года, при неустановленных обстоятельствах, с целью совершения ряда преступлений, основываясь на общности интересов, общих преступных замыслах, а также находясь в длительных деловых отношениях с Кирилловым Н.И., вступила с ним в преступный сговор, направленный на создание устойчивой и сплоченной организованной группы, с распределенными преступными ролями, в целях хищения имущества граждан путём мошенничества, сопряженного с обманом последних, заключающегося в продаже им заведомо поддельных бланков полисов обязательного страхования автогражданской ответственности (далее – ОСАГО) под видом подлинных от имени подставных юридических лиц и последующем распределении полученных от потерпевших преступным путем денежных средств между участниками организованной группы.

        Во исполнение своего преступного замысла,  в неустановленное следствием время, но не позднее 21 ноября 2013 г., она (Сухарева Т.В.), с целью расширения преступной деятельности и набора новых участников организованной группы, привлекла находящегося с ней в длительных деловых отношениях Рогожина В.Э., а впоследствии соучастник Кириллов Н.И., действуя по её (Сухаревой Т.В.) указанию, в неустановленное следствием время, но не позднее 16 марта 2014 г. подыскал  Бельченко А.В., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с которыми объединились в устойчивую и сплоченную организованную группу, объединенную  единством умысла, направленного на хищение путем обмана денежных средств граждан  и общностью преступных намерений, и отличающуюся:

         - направленностью на совершение тяжких преступлений – мошеннических действий в составе организованной группы, заключающихся в хищении путём обмана граждан денежных средств, полученных от них в качестве оплаты за реализованные заведомо поддельные бланки полисов ОСАГО под видом подлинных;

         - стабильностью состава и сплоченностью ее членов, осведомленностью каждого о преступном характере планируемых к совершению и совершаемых преступных действий;

         - постоянством форм, методов, навыков и способов совершения преступных деяний;

         - тщательностью подготовки (с приисканием средств) и планирования совершения преступлений с определением ролей и обязанностей для каждого из участников группы;

         - дисциплиной всех членов группы, предупреждением и исключением при планировании преступлений различного рода возможностей совершения несогласованных действий, а равно возможностей изобличения и задержания;

         - высокой степенью обеспечения и соблюдения мер конспирации при осуществлении преступной деятельности, как при подготовке и непосредственном совершении преступных деяний, так и при сокрытии следов преступлений.

         В целях реализации единого для всех участников организованной  группы преступного умысла, направленного на  хищение чужого имущества путём обмана,  в период времени, предшествующий 18 ноября 2013 года, она (Сухарева Т.В.), как организатор группы, совместно с остальными её членами определила роли и степень участия в преступлениях каждого из соучастников, разработала схему совершения преступления, определив объект преступных посягательств, и разработала преступный план, заключающийся в размещении в сети Интернет объявлений с предложением сотрудничества со страховыми агентами по передаче им бланков полисов ОСАГО, приискании подставных организаций, от имени которых будут действовать участники организованной группы, приобретении поддельных бланков полисов ОСАГО – бланков полисов-«двойников», серии и номера которых должны совпадать с существующими подлинными и действительно отгруженными в конкретные страховые организации бланками; в продаже от имени подставных организаций поддельных бланков полисов ОСАГО страховым агентам под видом подлинных и  распределении между соучастниками организованной группы денежных средств.

         По мере вступления в организованную группу новых участников (Бельченко А.В. и Рогожина В.Э.), она (Сухарева Т.В.), а также Кириллов Н.И., сообщали им преступный план, разработанный ею (Сухаревой Т.В.) при вышеуказанных обстоятельствах.

         В целях осуществления преступного замысла она – Сухарева Т.В., распределила преступные роли, отведя:

         - себе – роль организатора, возложив на себя обязанности: планировать совершение преступлений и координировать действия участников группы, распределять роли между ними;размещать в сети Интернет объявления о предложении сотрудничать со страховыми агентами в сфере обязательного страхования автогражданской ответственности, вести переговоры (как по телефону, так и посредством электронных писем) с будущими потерпевшими, с целью введения их в заблуждение относительно подлинности реализуемых им бланков полисов ОСАГО; приискать подставную организацию, от имени которой будут действовать участники организованной группы, а также приискать печать данной организации для проставления её оттисков в акты приёма-передачи бланков полисов ОСАГО с целью придания своим действиям видимости законной сделки, убеждения в этом потерпевших и избежать привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления; привлекать лиц, неосведомленных о преступных намерениях участников организованной группы, для облегчения достижения преступного результата; организовать доставку потерпевшимподдельных бланков полисов ОСАГО курьерами; распределять похищенные денежные средства между соучастниками.

          - Кириллову Н.И. – роль исполнителя, возложив на него обязанности: приискать источники приобретения поддельных бланков полисов ОСАГО, проверять на сайте Российской ассоциации автостраховщиков серии и номера поддельных бланков полисов-«двойников», которые должны были совпадать с существующими подлинными и действительно отгруженными в конкретные страховые организации бланками; приобретать квитанции к данным поддельным полисам ОСАГО, при необходимости - приискать печати и штампы страховых компаний, проставлять их оттиски в поддельные бланки полисов ОСАГО; приискать подставную организацию, от имени которой будут действовать участники организованной группы, а также приискать печать данной организации для проставления её оттисков в договор на оказание услуг и акты приёма-передачи бланков полисов ОСАГО с целью придания своим действиям видимости законной сделки, убеждения в этом потерпевших и избежания уголовной ответственности за совершение преступления; организация доставки потерпевшим  поддельных бланков полисов ОСАГО курьерами

           - Рогожину В.Э., Бельченко А.В. - роли непосредственных исполнителей при совершении преступлений, возложив на них курьерские  обязанности: доставлять потерпевшим заведомо поддельные бланки полисов ОСАГО, предоставлять потерпевшим на подпись акты приёма-передачи поддельных бланков полисов ОСАГО, а при необходимости – договоров на оказание слуг, составленных от имени подставных организаций; получать от потерпевших денежные средства за реализованные им заведомо поддельные бланки поддельных бланков полисов ОСАГО и передавать денежные средства организатору группы или Кириллову Н.И. для передачи ей (Сухаревой Т.В.) для последующего распределения преступного дохода среди соучастников.

           Так, в период времени, предшествующий 18 ноября 2013 года, точные дата и время не установлены, она (Сухарева Т.В.), осуществляя свои преступные намерения, и действуя в интересах организованной группы, в соответствии с распределенными ролями, имея корыстный умысел, направленный на получение незаконного дохода, организовав при вышеописанных обстоятельствах организованную группу в целях совершения нескольких однотипных тяжких преступлений, действуя согласно вышеуказанному, разработанному ею (Сухаревой Т.В.) преступному плану,  являясь страховым брокером и будучи осведомленной о том, что в субъектах России у страховых агентов возник дефицит бланков полисов ОСАГО, разместила в сети Интернет объявление о предложении сотрудничества с региональными страховыми агентами и готовности передать им на реализацию бланки полисов ОСАГО».

 

        Чистый  вымысел,  что  группа  отличалась  следующими  признаками: 

        - направленностью на совершение тяжких преступлений;

        - стабильностью состава и сплоченностью ее членов, осведомленностью каждого о преступном характере планируемых к совершению и совершаемых преступных действий;

        - тщательностью подготовки (с приисканием средств) и планирования совершения преступлений с определением ролей и обязанностей для каждого из участников группы;

        - дисциплиной всех членов группы, предупреждением и исключением при планировании преступлений различного рода возможностей совершения несогласованных действий, а равно возможностей изобличения и задержания;

        - высокой степенью обеспечения и соблюдения мер конспирации при осуществлении преступной деятельности, как при подготовке и непосредственном совершении преступных деяний, так и при сокрытии следов преступлений.

 

         Фактически  все  обвинение  Сухаревой  Т.В.  построено на  фантазиях  и  предположениях.

        Из  анализа  конкретных доказательств  по делу  не  усматривается  наличие  основополагающих  признаков  организованной преступной группы. 

 

        Из  официального  комментария к  Уголовному  кодексу  Российской  Федерации под  редакцией Чучаева  А.И.  следует,  что  устойчивость  организованной  группы  -  это  обязательный  и главный признак.  «Об  устойчивости  может свидетельствовать наличие лидера, внутригрупповые нормы поведения, структурированность. Внешним выражением устойчивости является длительность существования группы».

       Судя  по  обвинению (по  их  описанию),  в  данном  деле:

       Сухарева  Т.В.  приобретала  по  одной  цене  и  сбывала  по  более  высокой  бланки  страховых  полисов  ОСАГО;

       Кириллов  Н.И.,  занимаясь  сбытом  настоящих  и поддельных  бланков  страховых  полисов  ОСАГО,  в  нескольких  случаях  продал  такие  бланки  Сухаревой  Т.В.;

       Рогожин  В.Э.,  работая   в  фирме  Сухаревой  Т.В.,  в  нескольких  случаях  за  относительно  короткий  промежуток  времени  с  конца  ноября  по 20  декабря  2013 года  (менее  одного месяца)  передал  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  Скрипке, Ильиной  и  Тяпаевой  (Золотовой).  

       Это  -  не  структурированность  преступной группы,  как она  описана  в  разъяснениях  Верховного Суда  РФ.

 

       Денег  от  реализации  поддельных  полисов  не  делили  («общака»  у  них не  имелось),  в  подчинённости  по  отношению  к  Сухаревой  Т.В.  не  находились  ни  Кириллов,  ни  Рогожин,  в  любой  момент  могли  уйти  в  другие  структуры.  Не  было  никакой  структурированности,  подчиненности,   иерархичности  в  действиях   обвиняемых  по делу  лиц.  Кроме  того,  ни  с  одним  лицом  Сухарева  Т.В. не договаривалась,  что  они  будут  совместно заниматься  преступной  деятельностью,  получать и делить денежные  средства.  Никаких  планов  обмануть  какого-то  конкретного лица  они не  обсуждали.

 

        В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.  № 29  организованная группа характеризуется устойчивостью и наличием в ее составе организатора (руководителя),  а  также  заранее разработанного плана совместной преступной деятельности,  где  четко  были  бы распределены функции между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

 

        Квалифицирующий признак «совершение преступления в составе организованной группы» так же, как и сама диспозиция уголовно-правовой нормы, подлежит доказыванию с представлением и изложением доказательств. Отсутствие последних в материалах уголовного дела исключает применение в действиях лиц квалифицирующего признака  «организованная  преступная группа».

 

        Придуманным является  якобы  причиненный ущерб  в  размере:

        1.982.000  рублей  - Ильиной  Г.М.,

        800.000  рублей     -  Золотовой (Тяпаевой)  И.П.,

        1.040.000  рублей  -  Почтеннову  Ю.Н.,

        600.000  рублей      - Скрипка  О.М. 

 

         Из  обвинения не  следует,  каков  характер  этого  ущерба,  как  он  образовался,  если  все  «потерпевшие»  имели  только прибыль.  При  том,  значительную.

         В  материалах  уголовного дела  нет  ни одного доказательства,  которое  указывало  бы  на причинение   реального ущерба  названным  4-м  «потерпевшим».  

         Обвинение  неправильно  определило  понятие  «ущерба»,  которое  дается  в  гражданском  праве  и  в  словарях  русского  языка.

 

          УЩЕРБ — муж. урон, убыток, трата, убыль, умаленье. Причинить кому ущерб. Я понес ущерб на шерсти. Натуга в ущерб здоровью. Воды на ущербе, пора морского отлива, или убыль пойменных, вешних вод. Ущерб луны, убыль, состоянье и пора (две недели) от… …   Толковый словарь Даля

          УЩЕРБ — 1) убытки, непредвиденные расходы, утрата имущества и денег, недополученная выгода; 2) вред, наносимый деятельностью, действиями одного хозяйствующего субъекта другим субъектам или природе, окружающей среде, людям. Различают имущественный ущерб в …   Экономический словарь

         Если  исходить  из  понятия  русского  языка,  человеческой  логики  и  положений уголовного  права  России,  а  также  из  обстоятельств  дела,  то  ущерба,  то  есть  потери,  убытка,  урона,  уменьшения  дохода,  не  полученной  прибыли,  -  никому  из  «потерпевших»  по  делу  не  причинено

 

        Как  усматривается  из  материалов  уголовного дела,  «потерпевшие» систематически  приобретали  и  реализовывали  в  целях наживы  указанные  полисы  ОСАГО  различным  гражданам,  конечным  потребителям.  Все  они утверждают,  что фактически  все  приобретенные  ими, в  частности,  у  Сухаревой  Т.В.  полисы  ОСАГО  они  реализовали,  получив  при этом   деньги,  рассчитавшись  за  бланки  и  присвоив свои  20-25%  за  сбыт  названных  полисов.  Ни  один  из  названных  заявителей  не  остался  без  прибыли.

        Однако,  после  вызова  в  правоохранительные  органы, все  заявители  по  данному  уголовному  делу начали  вдруг писать,  что им  якобы причинен  ущерб  в  особо  крупном размере  и  назвали  общую  сумму  якобы  имевшего место  оборота  фальшивых  полисов  ОСАГО.   При этом  заявители  не  указывают,  каким  образом  их  прибыли,  исчисляемая  сотнями  тысяч  рублей,   превратились  в  ущерб.

 

        Статья  42  УПК  РФ  гласит:  «Потерпевшим  является  физическое  лицо,  которому  преступлением  причинен  физический,  имущественный,  моральный  вред,  а  также  юридическое  лицо  в  случае  причинения  преступлением  вреда  его  имуществу  и  деловой  репутации».

 

        При  отсутствии  потерпевшего,  которому  причинен вред,   не может  быть  такого  состава преступления  как мошенничество  (ст.159  УК  РФ).

 

        В  Определении Конституционного Суда РФ от 16 апреля 2009 года № 422-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тараненко Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации"  указывается:

        «При этом под хищением, согласно примечанию 1 к статье 158 УК Российской Федерации, в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».  

       Ущерб  не  причинен  посредникам-«потерпевшим»,  которые не  являлись  конечными  потребителями  и  рассчитывались не  своими  деньгами  за  бланки  полисов  ОСАГО.

 

            Чтобы  показать  сразу  же,  что  обвинение  Сухаревой  Т.В.  в  хищении  денежных  средств  у Почтеннова  Ю.Н.,  Скрипка  Т.В.,  Ильиной  Г.М.,  Золотовой  (Тяпаевой)   И.Н.  -  это  умышленные  выдумки,  я  приведу  несколько  примеров:

 

         Из  обвинения  следует,  что  Сухарева  Т.В.  совместно  с  Кирилловым  Н.И.  и  Рогожиным  В.Э.  в  составе  организованной  преступной группы  21  ноября,  2, 8 и  13  декабря  2013 года (то  есть за  короткий  промежуток  времени)  продали  Ильиной  Г.М.  по  просьбе  последней  991   бланков  страховых  полисов  ОСАГО  «СГ  МСК»  на  сумму  1.982.000  рублей,  которые  оказались  фальшивыми,  в  том  числе  5  шт.  с  конкретными  номерами 0658999267,  0659002156, 0659000683,  0658999327 и  0659000684,  а  остальные – неизвестны,  их  в  наличии  нет  и не  было.  Они  просто придуманы.

       При  этом бланки  страховых  полисов № №  0659000683  и  0659000684   продала  жителю  города Саранска Черняеву  В.Ю.  в  2013 году некая  Щитинникова Н.Н.  и  следователь  Усольцева  О.А.  просто решила,  что эти   бланки  от  Сухаревой  Т.В.,  поэтому  приобщила  их  к  материалам  уголовного дела  в  качестве  вещественных  доказательств.    Когда  её  внимание  обратили на  то,  что  страховой  полис  с  номером 0659000684   был  выписан  на  имя  Черняева  В.Ю.  еще  10  октября  2013 года,  этот  полис  исчез  из  материалов  уголовного дела.

       Страховых  случаев  по  этим  полисам  не  было. 

       Как  можно   писать,  что  бланк  полиса  с  номером   0659000684  был  реализован  через  Ильину  Г.М.  в  период  с  21  ноября  по 13  декабря  2013 года,  если  именно  этот полис  был  оприходован  10  октября  2013 года ?

                    (лист 70,  абзац 4  обвинительного заключения).

 

       Согласно  обвинению,  Сухарева  Т.В.  продавала  в период  с  18  ноября  по  20  декабря 2013 года  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  «СГ  МСК»,  в  частности  с  номерами 0658999267,  0659002156, 0659000683,  0658999327,   0659000684.  При  этом,  Скрипка  О.М.  и  еще  ряд  свидетелей  обвинения  показывают,  что  полисы  они  проверяли  по  базе  данных  Российского  союза  автостраховщиков (РСА)  и  там  эти номера  подтверждались.

       Я  тоже  решил проверить  по  указанной  базе  РСА,  за  какой  компанией  числятся  те  страховые  полисы, номера  которых  указаны  в  обвинении.  И  установил,  что  все  эти номера  страховых  полисов  принадлежат  вовсе  не  СГ  МСК,  как  утверждает обвинение,  а  ВСК.  Прошу  суд  обратить на  это особое  внимание.

      Кроме  того,  если верить приобщенному  обвинением акту приема-передачи № 70 от 2  декабря  2013 года,  полисы ОСАГО ССС 0658999267  (выписанный впоследствии Максимкину), №№ 0659000683, 0659000684 (выписанные впоследствии Черняеву), ССС 0658999327 (выписанный впоследствии Вельмову) -  том 1 л.д.193-195,   были переданы  Ильиной 2 декабря 2013 года.  Полис ССС 0658999327 Вельмову   и  ССС 0658999267 оформила страховой агент Костерина, которая, согласно ее показаниям (том 3  л.д.142-143),  получила их от Ильиной в ноябре 2013 года, т.е. ранее той даты, когда бланки полисов получила Ильина. Согласно показаниям другого страхового агента Артамоновой (том 3, л.д.139-140), -  полис ССС 0658999267 Максимкину выписывала она  лично. А  получила  она  бланк  этого  полиса  от Ильиной в ноябре 2013 года, опять же ранее самой Ильиной,  чего  быть  логически  не может.  Снова  можно говорить  о признаках  фальсификации  акта  как  доказательства  вины  Сухаревой  Т.В.

 

       Литературными  предположениями  является  обширное описание  в  постановлении о  привлечении  Сухаревой Т.В. в  качестве  обвиняемой от  15  февраля  2016 года  (по  другому  уголовному  делу,  которое  потом  просто  соединили  с  данным  делом),  что  Сухарева  Т.В.  создала  организованную  преступную группу,  с  дисциплиной  всех  членов  группы,  с  высокой  степенью  обеспечения  и  соблюдения  мер конспирации  и  т.п. 

 

        С  учетом  того,  что  Рогожин  В.Э.,  как  это  следует  из  обвинения,   был  вовлечен  в  группу  21  ноября  2013 года,   а  бланки страховых полисов  Сухарева  Т.В.  передавала     18  и  25  ноября  2013    через   Скачкова  А.Е.,  сотрудника  службы  безопасности  в  фирме  Сухаревой  Т.В.,  без    какого-либо участия   в этом  Рогожина  В.Э.,  два  эпизода  мошенничества  на  сумму  соответственно  200.000  и  200.000  рублей Рогожину  В.Э.   вменяется  вообще  без  каких-либо  правовых  оснований.

          В  обвинении  записано,  что  Сухарева  Т.В.  уже  с  первой  же  сделки  с  гр-кой  Скрипка  О.М.  от  18  ноября  2013 года    распределила  деньги  в сумме  200.000  рублей  между  соучастниками,  в  том  числе  Рогожиным  В.Э.   Однако,  Рогожин  В.Э.  никогда  не  участвовал  в  таком  дележе  и  никогда не получал  доли  от  таких  сделок.  

 

        Сухарева  Т.В.  покупала  у  Кириллова  Н.И.  бланки  страховых полисов  ОСАГО   «Росгострах»  и  «Евросиб»  в  период  после  23  декабря   2013 года  и до марта  2014 года. Это  подтверждается  данными  ПТП  и,  кроме  того,   зафиксировано  в  электронной  переписке  между  Сухаревой  Т.В.  и  Кирилловым  Н.И.  До  23  декабря  2013  года никаких  полисов  у него не покупала.

          Свидетель Скачков  утверждает,  что  через него  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  «СГ  МСК»  -  не  передавались  в  ноябре  2013 года,  были  бланки  других  страховых  компаний  (вначале  «Россия»,  а  потом «Росгосстрах»).

 

            Нарушены  положения  ст.17  УК  РФ.

            Как следует из формулировки обвинительного заключения в отношении Сухаревой  Т.В. по эпизодам предъявленного ей обвинения в совершении преступления, предусмотренных ч.4 ст.159 УК  РФ,   с  «потерпевшей»  Скрипка  О.М., подсудимая совершала несколько  указанных  действий вмененного  одним  эпизодом  преступления,  как  якобы совершенного

         с  единым преступным умыслом  и

         одним  составом  организованной преступной группы.

 

        Однако,  18  ноября 2013 года  Сухарева  Т.В.,  получив  накануне от  Кириллова  Н.И.  за  определенную  им  сумму  100  полисов  ОСАГО  «СГ  МСК»,  в  автомашине  Скачкова   А.Е.  (неосведомленного  о преступном   характере  сделки) по  адресу: г.Москва,  ул.Таганская, дом 3,  торговый  центр  «Таганский  Пассаж»,   передала  лично  Скрипка  О.М.  все  100  полисов  ОСАГО  за  200.000  рублей,  которые  последняя  реализовала   до  25  ноября  2013 года в  гор.Новороссийске.

       Сделка  была  завершена,  претензий  друг  к  другу не  имелось.

 

       Не  позднее 25  ноября  2013 года  Скрипка  О.М.  по  своей  инициативе  попросила  Сухареву  Т.В.  снова  найти  ей  100  полисов  ОСАГО на  такую  же  сумму.   25  ноября  2013 года  Скачков  А.Е.  по  просьбе   Сухаревой  Т.В.  отвез  на  тот же  адрес  (г.Москва,  ул.Таганская,  дом 3,  торговый  центр  «Таганский  Пассаж»)  и  передал  Скрипка  О.М.,  100  бланков страховых полисов  ОСАГО,  а  полученные  от  нее  200.000  рублей  привез  Сухаревой  Т.В.  Эти  полисы,  согласно  обвинения,  Сухарева  Т.В.  получила  от  Кириллова  Н.И.  Эти  полисы  Скрипка  О.М.  также  реализовала.

       Сделка  была  завершена,  претензий  друг  к  другу не  имелось.

 

       Не  позднее 7  декабря  2013 года  Скрипка  О.М.  по  своей  инициативе  попросила  Сухареву  Т.В.  снова  найти  ей  100  полисов  ОСАГО на  такую  же  сумму.   Кириллов  Н.И. находит  и  покупает  эти полисы,  после  чего  отдает  Сухаревой  Т.В.  7  декабря  2013 года  Рогожин В.Э.,  исполняя роль курьера,  отвез  100  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  по  адресу: г.Москва,  Павелецкая  пл., дом 1,  вокзал,  где  передал их  гражданке  Скрипка  О.М.,  а  полученные  от  нее  200.000  рублей  привез  Сухаревой  Т.В. 

       Сделка  была  завершена,  претензий  друг  к  другу не  имелось.

 

       Таким  образом,  если  эти  три  сделки  считать  все  же  мошенническими,  то:

       а)   все  три  имеют  завершенность умысла,  то  есть должны  рассматриваться  как  три  самостоятельных  эпизода;

      б)  каждая  последующая  сделка  совершалась  по инициативе  Скрипка  О.М.;

       в)  первые  две  сделки  на  сумму  400.000  рублей совершены  с  участием  (согласно  обвинения) 

         Сухаревой  Т.В.  и 

         Кириллова  Н.И. 

    и  без  какого-либо  участия  курьера  Рогожина  В.Э.

 

       третья  сделка на  сумму  200.000  рублей совершена  уже  с  участием  как курьера  г-на Рогожина  В.Э.

 

       Рогожин  В.Э.  в дележе  прибыли,  полученной  от  покупки  и  перепродажи  бланков  страховых  полисов  ОСАГО    участия вообще  никогда  не принимал.       В  сделках  Сухаревой  Т.В.  со  Скрипка О.М.  он  не  являлся  участником, не  делил  никаких  денег   и лишь  один раз  подвез  100  страховых  полисов  ОСАГО  как  курьер  и  передал  их  Скрипка  О.М.,   а  об  остальных   2-х сделках даже  не  был  осведомлен.   Очевидно,  что  имеет  место  быть  «объективное  вменение».

 

        Следователь  Усольцева  О.А. пишет  в  обвинительном  заключении,  что  Сухарева   Т.В.   в  составе  организованной группы  с  Кирилловым  Н.И.  и  Рогожиным В.Э.  похитила  денежные  средства   Скрипка О.М.  в  крупном  размере -  600.000  рублей,  чем  причинила  последней  ущерб на  указанную  сумму,  чем совершила  преступление, предусмотренное  ч.4  ст.159  УК  РФ.

         Как  известно,  при  квалификации  групповых  преступлений  каждому  члену  группы  вменяются лишь  те  эпизоды,  в  которых он  принимал  участие (следуя  обвинительному  заключению,    с учетом  распределенных  ролей). 

 

        Соответственно,   Рогожину В.Э. как официальному  курьеру фирмы  Сухаревой  Т.В.     нельзя  было  вменять  2  эпизода  со  Скрипка  О.М.,  ибо он  там  никакого участия  вообще  не принимал  и  о них  ему  не  было известно.

       

         Следовательно,  с  учетом  положений  ст.17  УК РФ  и ряда  разъяснений  Верховного Суда  РФ,  каждую  продажу  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  следует  рассматривать  как  отдельное  преступление  по  соответствующей  части  ст.159  УК  РФ.


         Хотел  бы  обратить внимание  суда  на  эпизоды  с  Почтенновым  Ю.Н.,  вмененные моей  подзащитной  Сухаревой  Т.В.   Их  три:

        16  марта  2014 года,

        30  марта  2014 года,

        13  апреля  2014 года.  

       Как  усматривается  из  материалов  уголовного дела,  в  частности  из  данных ПТП  (прослушивания  телефонных  переговоров),  в   первой  декаде  марта  2013 года  Сухарева  Т.В.  поссорилась  с  Кирилловым  Н.И.  и  перестала  с  ним  совершать  сделки.

       Кириллов  Н.И.,  занимаясь  самостоятельно сделками   по купле-перепродаже бланков  страховых полисов  ОСАГО,   через  Сарыкина  С.С.  нашел  для  своих  сделок  курьера Бельченко  А.В.  и  занимался  в  марте-апреле 2014 года указанными сделками без  участия  Сухаревой  Т.В.:       

        16  марта  2014 года  Бельченко  А.В.   получил  от  Кириллова  Н.И.   и  передал  Почтеннову  Ю.Н.  200  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  за  300.000  рублей;

        30  марта  2014 года  Бельченко  А.В.   получил  от  Кириллова  Н.И.  и  передал  Почтеннову  Ю.Н.  250  бланков  стразовых  полисов  ОСАГО  за  350.000  рублей;

        13  апреля  2014 года  Бельченко  А.В.   получил  от  Кириллова  Н.И.  передал Почтеннову  Ю.Н.  150  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  за  390.000  рублей.

        В  обвинении  указано,  что  Кириллов  Н.И.  в  соответствии  с  указаниями  Сухаревой  Т.В.  распределял  похищенные  деньги.  Однако,  во-первых,  Сухарева  Т.В.  не  была  осведомлена  об этих  сделках;   во-вторых,   не  указано,  кто,  когда   и  сколько  получил.  Бельченко  А.В.  был  вовлечен  в  эту  деятельность не  Сухаревой  Т.В.,  а  Сарыкиным  С.С.     Сухарева  Т.В.  в  этих  эпизодах  с  Почтенновым  Ю.Н. не  участвует  вообще.  Однако,  ей  незаконно вменяется  хищение  1.040.000  рублей. 

       Указание  на  то,  что  якобы  Сухарева  Т.В. руководила  этими  сделками -  чистой  воды  фабрикация.

 

        При  вынесении  обвинительного приговора  судом  не  учтены:

        -  давность  вменяемых  Сухаревой  Т.В. деяний  (4  года  назад),

        -  исключительно положительные  характеристики  Сухаревой  Т.В.,   которая  ранее  к  уголовной  ответственности не привлекалась,    подписку  о  невыезде  и надлежащем  поведении  соблюдала,

        -  наличие тяжких  заболеваний,  в  том  числе  остеохондроз  позвоночника  и  гнойно-слизистый  бронхит,

        -  длительное  незаконное содержание Сухаревой  Т.В.  под  стражей  и домашним  арестом  по  данному  уголовному делу.  Незаконность  признана  как  решением  Европейского  суда  по  правам человека, так  и  Президиумом  Верховного Суда  РФ,

        -  вменяемые  Сухаревой  Т.В.  деяния  относятся  к  сфере  ее  предпринимательской  деятельности как  страхового  брокера  и руководителя  ряда   фирм.   

 

        Дополнительные  доводы  апелляционной  жалобы  будут  изложены  после  получения  текста приговора  и  ознакомления  с  протоком  судебного заседания.

 

        На  основании  выше  изложенного,  руководствуясь   ст.46  Конституции  Российской  Федерации,  главой 45.1  Уголовно-процессуального  кодекса  РФ,  -

 

 

П Р О Ш У:

 

  1.         Отменить   приговор   Пресненского  районного  суда города  Москвы от  25  декабря 2017 года  по  изложенным  в  жалобе  основаниям.

  2.         Прекратить  уголовное  преследование  Сухаревой  Т.В.  по  4-м  преступлениям,  квалифицированным  по  ч.4  ст.159  УК  РФ,  за  отсутствием  в  ее  действиях  состава  указанных  преступлений.

 

                     Приложение:  ордер  № 001179 от  31 декабря  2017 года, на  1  листе.

 

 

       Адвокат                 

                                     

                                                           М.И.Трепашкин

 

 

                                                                   В   судебную  коллегию  по  уголовным 

                                                                   делам Московского  городского  суда

                                                                   (через  Пресненский   районный суд города 

                                                                   Москвы)

 

                                                              от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                                   города Москвы Трепашкина Михаила

                                                                   Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                                   адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                                   коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,            

                                                                   ул.Арбат, дом 35, офис 574,  …

 

                                                                   в защиту интересов обвиняемой

                                                                   Сухаревой  Татьяны  Викторовны

 

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ  ЖАЛОБА

дополнительная

на приговор  Пресненского  районного  суда  города  Москвы

от 25 декабря 2017 года в  отношении  Сухаревой  Т.В. и др.

(в  порядке  п.2  ч.2  ст.389.3 УПК  РФ) 

 

Город Москва                                                                                   9  апреля 2018 года

 

 

         25 декабря 2017 года приговором  судьи  Пресненского районного  суда города Москвы   Кудряшовой  М.А. (единолично)  Сухарева Татьяна  Викторовна признана  виновной в  совершении  4-х преступлений,  предусмотренных ч.4  ст.159  УК РФ,   и  ей назначено наказание  по  совокупности в  виде  лишения  свободы  сроком  на 5  (пять)  лет,  с отбыванием  наказания  в  исправительной колонии  общего режима.

          Этим  же приговором  осужден  к  лишению  свободы  Рогожин  В.Э.

 

         Считаю  указанный  приговор от  25  декабря 2017  года  несправедливым,    незаконным  и необоснованным  по  следующим  основаниям:

 

       Нельзя  признать  законным  приговор,  если  некоторые  судебные заседания проводились не  только  в  отсутствие  защитников  -  адвокатов  по  соглашению  (судья  Кудряшова     необоснованно   принудительно назначала    «бесплатных» защитников,     несмотря  на  возражения  подсудимой),  но  и в  отсутствие  одного из  подсудимых.     

 

        Из  материалов  уголовно дела  следует,  что  в  2013-2014  гг.  на  территории  ЮВАО  города  Москвы  действовало  организованное  преступное  сообщество,  участники  которого  изготовляли  за  границей  (Приднестровье) десятки  тысяч поддельных  бланков  страховых  полисов  ОСАГО,  которые   иностранный  гражданин  Ларнер  Грегоре  систематически доставлял  контрабандным    путем  в  Россию  (на  автобусах,  как  показал  в судебном  заседании  оперативный  сотрудник  Кудряшов),   после  чего  при  участии  Леонова  О.Н.,  Аскерова  Ф.М.,  Сарыкина  С.С.  и других   сбывали  эти  банки   в  Российской  Федерации,    в основном  на  территории  ЮВАО  города  Москвы  (где  имелись  контакты  с  правоохранительными  органами),  как большими  партиями,  так  и  малоэкземплярной  продажей,  используя  при этом  не  менее  19  автомашин  «Газель».  Как  показала  в  судебном  заседании  свидетель  Лоцманова Л.В.,  сожительница  упомянутого выше  Леонова О.Г. ,  только  у  нее  в  квартире  хранилось более  35.000  бланков  поддельных  полисов ОСАГО,  которые  были изъяты  сотрудниками  УВД  ЮВАО  ГУ  МВД  России  по городу  Москве и  до  сих  пор  судьба  их неизвестна.  Действия  указанных   лиц (членов  разветвленного  сообщества),  причинившие  огромный  ущерб  интересам  страховых  компаний  и  отдельным  гражданам,   были  квалифицированы  по  ст.327  УК  РФ  и  уголовные  дела  в  отношении  них  были  вскоре прекращены. 

        Установлено,  что  поддельные  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  приобретали  и  распространяли под  видом настоящих по  регионам  России    многие  страховые  агенты  и  брокерские  фирмы,  получая  немалую  прибыль.

        Так  как  в  СМИ  получили  огласку оперативные мероприятия  в отношении  международной  контрабандной группы  по  изготовлению за границей поддельных  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  и распространению  их  в  России  после  нелегально  ввоза,   а  уголовное  дело  в  отношении  них  было в  итоге прекращено  по  неизвестным  нам причинам,  то  сотрудникам  правоохранительных  органов  нужно  было  как-то отчитаться перед  общественностью.  Так  появилось  уголовное дело в  отношении  официального,  лицензированного  страхового  брокера  -  предпринимательницы  Сухаревой  Т.В.,  действия  которой  были  квалифицированы  уже  не  по  ст.327  УК  РФ  (как  в  отношении  участников  указанного выше  сообщества),  а  по  ч.4  ст.159  УК  РФ.

      Поводом  для  обвинения  Сухаревой  Т.В. послужило  то,  что  работавший  в  ее  офисе  в  2013  году  в  качестве  страхового  агента  Кириллов  Н.И.,  уже  работая  самостоятельно,  покупал у   Аскерова  Ф.М.  и Сарыкина С.С.  поддельные  полисы,  которые  сбывал  различным  лицам,  в  том  числе в  феврале  2014  года  предлагал  и  Сухаревой  Т.В.,  что  было  зафиксировано  прослушиванием  телефонных  переговоров  и  о  чем  показала  свидетель  Сапронова  О.В.

      У  Сухаревой  Т.В.    провели  обыски, было изъято  в  офисе  1.000  шт.  страховых  полисов  ОСАГО,  денежные  средства  (по  протоколу  855.000  рублей),    после  чего  ее  заключили под  стражу.  Однако,  дальнейшим расследованием  было  установлено,  что  все  1.000  страховых  полисов  ОСАГО  -  ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ,  получены  Сухаревой  И.В.  как  страховых  брокером  на законных основаниях,  а  деньги  в  сумму  855.000  рублей – часть  денег,  взятых  Сухаревой  Т.В. взаймы  у своей  матери  на предвыборную  компанию.   Деньги  ни  при  каких  обстоятельствах не могли  быть  ПО  ЗАКОНУ   вещественными  доказательствами.  Однако,  их  признали  таковыми  и наложили  арест,  вместо  возврата  Сухаревой  Л.В. 

      Для  искусственного создания  доказательств вины  Сухаревой  Т.В.   использовали  попавшихся  на нелегальной  реализации  бланков  страховых  полисов  ОСАГО   граждан Скрипка,  Тяпаевой,  Ильиной  и  Почтеннова.  Ни  один  из  этих  лиц  не  имел  право  заниматься  реализацией  бланков  страховых  полисов  ОСАГО,  ибо не  имели ни  агентских  договоров,  ни  лицензий  на  занятие  брокерской  деятельностью. Чтобы  не  нести ответственность  за   незаконное предпринимательство,   они пошли на  сделку  и  оговорили  Сухареву  Т.В.   За  это  они получили  возможность  с  помощью  суда   требовать еще  дополнительные  суммы  денег  с  Сухаревой  Т.В.  и  Рогожина  В.Э. якобы  за  моральные  и  материальный   ущерб,  понесённый  от незаконного  предпринимательства. 

       Судья  Кудряшова М.А.  изложила  откровенную  фальшь,  записав в  приговоре,  что бланки  страховых  полисов  ОСАГО  были необходимы  для  работы  потерпевшим  Скрипка,  Ильиной,  Тяпаевой  и  Почтеннову,  ибо никто из  них не мог  получить  бланки  официально  из-за  отсутствия  агентских  договоров  либо  лицензий на брокерскую  деятельность.  По  этой причине  никто  из  4-х  т.н. «потерпевших»   не  вел  какой-либо документации,  которую обязательно должны  вести  в  соответствии  с  Законом  «О  страховой  деятельности  в  Российской  Федерации»  и хранить  в течение  5  лет.  А т.н.  «акты  приема-передачи»,  представленные  Ильиной,  были  сделаны  уже  после  возбуждения  уголовного дела.    Несмотря  на  то,  что  Ильина  показывает,  что  якобы  Рогожин  В.Э.  подписывал  эти  акты,  экспертизами    не подтверждено,  что  подписи  сделаны  именно  Рогожиным  В.Э.,  ее  показания  опровергаются  этими  экспертизами.

 

       Судья  Кудряшова  М.А.  переписала  обвинительное  заключение   в  приговор,  не  учитывая  отсутствия  доказательств   существования  организованной преступной группы,  отсутствия  ущерба потерпевшим  и  других обстоятельств,  изложенных  в  обвинении. 

 

         При  вынесении  обвинительного приговора   в  отношении  Сухаревой  Т.В.  были грубо нарушены  положения  УПК  РФ  и  ее  права  как  обвиняемой,  гарантированные  этим  федеральным  законом:

 

          I.    Суд 1 инстанции необоснованно признал поддельными бланки страховых полисов, которые не исследовались ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании. Поскольку вмененные Сухаревой Т.В. как поддельные бланки страховых полисов ОСАГО не исследовались в соответствии со ст.240 УПК РФ в ходе судебного заседания, на них нельзя было ссылаться в приговоре.

          Следовало  бы  также  учесть,  что исходя  из  показаний  свидетеля  -  начальника  службы  безопасности  Скачкова  А.Е.,  он  передавал по  просьбе  Сухаревой  Т.В.  гр-ке  Скрипка  О.М.  настоящие  бланки  страховых  полисов  ОСАГО  и  вовсе  не ОАО  «СГ МСК»,  а  других  страховых  компаний («Россия» и «Росгосстрах»).

 

          Нарушением  ч.4  ст.14  и  ч.4  ст.302  УПК  РФ  является  вменение  Сухаревой  Т.В.  реализацию  бланков  страховых полисов  ОСАГО,  поддельность  которых не  установлена  экспертным  путем.

 

         II.   Судом 1 инстанции было нарушено право Сухаревой Т.В. на представление доказательств защиты:

 

         1.          Судом необоснованно было отказано в приобщении ряда служебных документов фирмы Сухаревой Т.В., прежде всего рабочей тетради, в которой было отражено, сколько бланков и каких страховых компаний передавалось конкретно потерпевшей Скрипка О.М. осенью 2013 года. Из записей следовало, что передавались официальные (действительные) бланки, отраженные в документации фирмы Сухаревой Т.В. Тетрадь была изъята правоохранительными органами, но потом возвращена Сухаревой Т.В., чтобы не нарушать уже придуманное обвинение. Следует заметить, что Скрипка О.М. в своих первых показаниях указывала, что она один раз приобрела у Сухаревой Т.В. всего 80 бланков страховых полисов ОСАГО и больше не приобретала.

 

         2.          Судом необоснованно было отказано в приобщении с последующей оценкой ряда заключений специалистов, которые доказывали, что потерпевшая Ильина предоставила акты приема-передачи бланков полисов ОСАГО, которые сама же и изготовила после возбуждения уголовного дела. В этих актах она указала произвольно номера бланков, которые следствие сразу расценило как фальшивые (двойники), якобы полученные от Сухаревой Т.В. При этом не учтено, что прохождение этих актов через Ильину как страхового агента либо брокера не подтверждается ни одним иным документом, которые по закону о страховой деятельности ОБЯЗАТЕЛЬНЫ.

 

         III.    Суд не дал оценку тому факту, что экспертизы по исследованию бланков полисов ОСАГО проведены по делу с грубейшими нарушениями положений ст.198 УПК РФ, в связи с чем их необходимо были признать недопустимыми как доказательства вины Сухаревой Т.В.

         Нарушение  было существенным,  ибо у  Сухаревой  и  ее  защитником  было  масса  вопросов  по  существу  экспертизы,  имеющих  существенное значение  для  выводов эксперта,   и,  кроме  того,  сомнение  вызывал  используемый  образец  для  исследования,  который  был  получен  не  на  фабрике  Гознака,  а в  страховой  компании,  которая  могла  выдать  не  гознаковский  образец.

 

         IV.    На стадии предварительного расследования необоснованно неоднократно было отказано в проведении очных ставок между Сухаревой Т.В. и Кирилловым Н.И. для устранения противоречий и неточностей в их показаниях.

         Необходимо  было  уточнить  обстоятельства  их   разлада  в  марте  2014  года,  выяснить  даты  и  количество  передаваемых  бланков  страховых  полисов  ОСАГО  (показания  Кириллова  Н.И.  были  не  конкретными  и  не логичными) и   ряд  других  важнейших  для  квалификации  обстоятельств.  Кириллов  Н.И. всегда  показывал,  что он   покупал  по одной  цене  и  перепродавал  по  более  высокой  цене  бланки  страховых  полисов  ОСАГО,  поэтому  в  дележе  с  кем-либо денежных  средств   никогда не  участвовал.  Орган  следствия  обвинение  строил   на том,  что  якобы  Кириллов  Н.И.  говорил  Бельченко,  что  он делится  деньгами  с  Сухаревой  Т.В.

         В  многократных  ходатайствах  защиты  в  проведении  очных  ставок  было отказано.

         На  предварительном  слушании  по делу  Кириллов  Н.И.  отказался  от своих  показаний,  данных на предварительном  следствии,  заявил,   что  сбытом  поддельных  бланков  занимался  самостоятельно,  с  Сухаревой  Т.В. разговаривал на  эту  тем  лишь  в  феврале  2014  года,  но  в  начале  марта  они  поссорились  и больше  он  с ней  дел не имел,  деньги  с  ней             никогда не  делил.   Однако,  в  приговоре  суд  сослался  не на  те  показания  Кириллова  Н.И.,  которые  он  давал  в суде,  а  на  те,  которые  он  давал  на  стадии  предварительного расследования,  в противоречие   с  данными  ПТП,  показаниями   Сухаревой  Т.В.,  Рогожина  В.Э.,  свидетелей Скачкова,  Сапроновой,  Сарыкина,  Аскерова.

 

         V.     Судом первой инстанции не было учтено, что обвинение по конкретному уголовному делу № 96410, которое рассматривалось в суде 1 инстанции, Сухаревой Т.В. не предъявлялось в том объеме, как указано в обвинительном заключении.

        В  основу  обвинительного заключения  было положено  постановление  о привлечении  моей  подзащитной  Сухаревой  Т.В.    в  качестве  обвиняемой  от  16  февраля 2016  года  (лист  465  обвинительного заключения).   

           В  обвинительном  заключении  указывается:

         «16 февраля 2016 г.  Сухаревой  Т.В. предъявлено  обвинение  в  совершении  преступлений,  предусмотренных  ч.4  ст.159,  ч.4  ст.159,  ч.4  ст.159,  ч.4  ст.159 УК  РФ.  /том № 14  л.д.19-39/».

          Однако,  это  обвинение Сухаревой  Т.В.  предъявлялось  по  другому уголовному  делу  № 32782,    которое позже  было  соединено  в  одно производство  с  уголовным  делом  №  96410,  но  по  этому  делу  после  соединения  2-х  уголовных  дел  обвинение  Сухаревой  Т.В.  не  было  предъявлено.

 

         Обвинение  Сухаревой  Т.В.  в  рамках расследования  уголовного дела  №  32782  предъявлено не  уполномоченным  лицом, по  причине  чего  все  доказательства,  которые  были  получены  в  ходе  расследования  уголовного дела  №  32782  по  закону  нельзя  признать допустимыми.

           4  мая  2017 года,  отказывая  мне  в  ходатайстве  о  возвращении  уголовного дела прокурору,    помощник  прокурора Никитина сослалась  на  другое постановление  -  от  10  июля  2014  года (том 8  л.д.166-168),  которое  не  соответствует  объему  вменяемых  Сухаревой  Т.В.  действий,  указанных  в  обвинительном заключении  по  данному  уголовному  делу  с  №  96410.

          Так  как  по  данному  уголовному  делу  №  94610    Сухаревой  Т.В.  не  предъявлялось  обвинение  в  том  объеме,  который  описан  в  обвинительном  заключении,  то очевидно имелись  препятствия  рассмотрения  его  в  суде и  для вынесения  законного и  обоснованного решения.

 

         Уголовное  дело  №  32782  (по  которому  ей  предъявлено обвинение)   расследовалось  с нарушением  ст.152  УПК  РФ,  то  есть  с нарушением  территориальной  подсудности.   Следовательно,  все  доказательства,  которые  были  получены  в  ходе  расследования  уголовного дела  №  32782,  по  закону  и,  прежде  всего,  по  Конституции  России, - нельзя  признать допустимыми.

 

         По  делам  о  мошенничестве   местом  совершения  преступления  считается   место  передачи  потерпевшим  денежных  средств  обвиняемому.  С  этого  времени  он  имеет  возможность распоряжаться  денежными средствами.

      Согласно  тексту  постановления о  привлечении  Сухаревой  Т.В.  в  качестве  обвиняемой   от  15  февраля  2016 года  по  4  преступлениям  по  ч.4  ст.159  УК  РФ передача  денег,  якобы  похищенных  ею  путем  обмана  у  потерпевших,  осуществлялась  по  следующим  адресам:

 

         I.   Место передачи денег гр-кой Скрипка О.М.:

    1 эпизод:  18  ноября 2013 года    200.000  рублей  по  адресу:  город  Москва,   ул.Таганская, дом 3.

     2  эпизод:  25  ноября  2013 года   200.000  рублей  по  тому  же  адресу.

     3  эпизод:  7 декабря  2013 года 200.000  рублей   по  адресу:   Павелецкая   площадь, дом 1а

        Итого:  на  сумму   600.000  рублей  -  не  на  территории  ЮВАО  города  Москвы.

 

         II.  Место передачи денег гр-кой Ильиной Г.А.:

     1  эпизод:  21  ноября 2013 года   596.000  рублей  по  адресу:  город  Москва,    Леонтьевский  переулок,    дом 7,  строение 3

      2  эпизод:  2  декабря  2013 года   290.000  рублей  по  тому  же  адресу.

      3  эпизод:   8 декабря  2013 года 296.000  рублей   по   тому  же  адресу.

      4  эпизод:  13 декабря  2013 года 800.000  рублей   по   тому  же  адресу.

     Итого:  на  сумму  1.982.000  рублей -  не  на  территории  ЮВАО  города  Москвы.

 

         III. Место передачи денег гр-кой Золотовой (Тяпаевой) И.П.:

       1  эпизод:  20 декабря 2013 года   800.000  рублей  по  адресу:  город  Москва,    ул.Смоленская, дом 8.

    Итого:   800.000  рублей -  не  на  территории  ЮВАО  города  Москвы.

 

         IV. Место передачи денег гр-ну Почтеннову Ю.Н.:

        1  эпизод:  16  марта  2014 года   300.000  рублей  по  адресу:  город  

                          Щербинка,  ул.Железнодорожная, дом 44

        2 эпизод:  30  марта  2014 года   350.000  рублей  по  тому  же  адресу.

        3  эпизод:    13  апреля  2014 года   390.000  рублей   по   тому  же  адресу.

      Итого:  на  общую  сумму   1.040.000  рублей -  не  на  территории  ЮВАО  города  Москвы.

 

  Уголовное  дело  в  отношении  Сухаревой  Т.В.  расследовалось с  нарушением  ст.152  УПК  РФ,  то  есть  с нарушением  территориальной  подсудности.

         В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности  является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства  РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

 

         Статья 152  УПК  РФ  («Место производства предварительного расследования»)  гласит:

         «1. Предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей…

         3. Если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

         4. Предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.

         5. Следователь, дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего следователь передает уголовное дело руководителю следственного органа, а дознаватель - прокурору для направления по подследственности.

         6. По мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении».

 

          На  подобные нарушения  указывал Московский  областной  суд,  отменяя  апелляционным  определением от 3 сентября 2013 года по делу № 22-5559  решение  суда  первой  инстанции,  а  также президиум  Верховного  суда  Республики  Бурятия,  указав    в  надзорном  постановлении  от  24  января  2014 года  следующее: 

         «…уголовное дело по обвинению Т. относится к подсудности Октябрьского районного суда. В нарушение требований процессуального закона оно было рассмотрено Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ, при этом какие-либо сведения об изменении территориальной подсудности данного дела отсутствуют.

         Аналогичное нарушение допущено и органами предварительного расследования при определении территориальной подследственности.

         Таким образом, допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора суда. При этом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку нарушения, связанные с нарушением подследственности повлекли за собой составление обвинительного заключения, не имеющего юридической силы, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

 

          В ходе производства предварительного расследования существуют определенные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством требования, позволяющие определить полномочия того или иного органа предварительного расследования, который имеет право на производство следственных или иных процессуальных действий, а также компетенцию данного органа предварительного расследования на производство самого предварительного расследования. Данное положение характеризуется подследственностью по уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.7 УПК производство предварительного расследования с нарушением признаков подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства РФ и влечет признание недопустимыми полученных таким путем доказательств ("Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации", постатейный, отв. ред. В.М.Лебедев, рук. авт. кол. В.А.Давыдов, "НОРМА", "ИНФРА-М", 2014).

         Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 июля 2002 года № 180-О «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 132 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР» разъяснил:

         «…В своем запросе заявитель указывает, что положения части первой и второй статьи 132 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют прокурору произвольно определять территориальную подследственность, а нарушение территориальной подследственности влечет признание недопустимыми всех полученных в ходе расследования доказательств. По мнению заявителя, это свидетельствует о несоответствии данных норм статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

         …Согласно части второй статьи 132 УПК РСФСР следователь, установив, что данное дело ему неподследственно, обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности; вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

         Как вытекает из приведенных положений уголовно-процессуального закона, прокурор при решении вопроса о подследственности конкретного дела не может действовать произвольно и не освобождается от обязанности следовать предписаниям закона, в том числе тем, которые закрепляют правила определения территориальной подследственности. Таким образом, они не допускают возможность предоставления полномочий по собиранию доказательств, а также по выполнению иных процессуальных действий и принятию решений тем органам и должностным лицам, которые в силу закона не управомочены осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

         Следовательно, нет оснований полагать, что гарантируемые статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации право обвиняемого считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, и право не быть осужденным на основе доказательств, полученных с нарушением закона, были нарушены нормами частей первой и второй статьи 132 УПК РСФСР».

 

         Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст.381 УПК РФ) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст.7 УПК РФ ).

         Территориальная (местная) подследственность призвана разграничить компетенцию органов расследования одного уровня и ведомства в зависимости от места совершения предполагаемого преступления (ст.152 УПК РФ). Это место определяется территорией, на которой совершено последнее деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, вне зависимости от места наступления преступных последствий. Распределение территории между одноименными органами расследования устанавливается ведомственными нормативными актами с учетом административно-территориального деления.

         Однако далеко не во всех случаях следы преступления, свидетели и сам обвиняемый находятся в том районе, где совершено преступление. Поэтому в целях обеспечения полноты, объективности и быстроты расследования предусмотрены исключения из общего правила территориальной подследственности. Для этого руководитель следственного органа или прокурор вправе передать дело в другой территориальный орган расследования по месту совершения наиболее тяжкого из преступлений, по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей (ч. ч. 3, 4 ст. 152 УПК РФ).

         Передача уголовного дела по подследственности регулируется ч. 3 ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ст. 155 УПК РФ.Уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя следственного органа (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания - через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151). Орган расследования, установив, что уголовное дело ему неподследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает дело руководителю следственного органа или прокурору для определения подследственности, о чем выносится мотивированное постановление. Передавая дело от одного органа расследования другому, прокурор и руководитель следственного органа обязаны соблюдать правила предметной и персональной подследственности.

 

         Даже в случае передачи уголовного дела по подсудности, нарушение территориальной подследственности на стадии предварительного расследования должно влечь возвращение уголовного дела прокурору, ибо составленное обвинительное заключение не может быть признано имеющим юридической силы.

 

         Таким образом, очевидно, что уголовное дело № 32782 в отношении Сухаревой Т.В. расследовалось незаконно, не уполномоченным лицом, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и должно было влечь признания полученных при этом доказательств - НЕДОПУСТИМЫМИ.

 

         VI.      Суд первой инстанции незаконно указал в приговоре:

 

 

         Эта  формулировка  подлежит  исключению  из  приговора  по  следующим основаниям:

 

          Во-первых,  обеспечительная  мера в  виде наложения  ареста на  указанные   комнату  и  квартиру   была  принята   лишь  до  9  мая  2015  года (том  3,  л.д.249  и  254).  В  дальнейшем  срок  ареста  на  имущество не  продлевался  и  арест на него  не  накладывался. 

          Следовательно,  суд не  мог  оставить  «без  изменения»  ту  обеспечительную меру,   срок  действия  которой  истек   почти 3  года назад.

 

          Во-вторых,  арест  на  указанное  недвижимое  имущество  больше не налагался,  в  том  числе  при  поступлении  уголовного  дела  в  суд,  в  ходе предварительного слушания  по делу  и  в  ходе  судебного разбирательства.  

 

          Денежные  средства  в  сумме  855.000  рублей  не  являются   вещественными  доказательствами по делу  и не  имеют отношения  к  какой-либо противоправной  деятельности Сухаревой  Т.В.  Массой  доказательств  установлено,  что    денежные  средств  были получены  Сухаревой  Т.В.  взаймы  от  Сухаревой  Л.А.  на  предвыборную   компанию.   Кроме  того,  следует  учесть,  что  по  делу  был наложен  арест  и  признаны  «вещественными  доказательствами»  вовсе  не  те  деньги,  которые  изымались  в  офисе у  Сухаревой  Т.В.  В  протоколе обыска  и  в  обвинительном  заключении  переписаны  все  номера  купюр,  которые  изымались  у  Сухаревой  Т.В.    Однако,  те  деньги  (как  и  еще  5  млн. рублей, находившихся  с 1.000  оприходованных полисов  в  офисе  в ожидании  сдачи  в  страховую  компанию) -  были  похищены  сотрудниками полиции.  Когда  мы  начали  писать жалобы  по  факту совершения  преступления,  деньги  в   сумме  855.000  рублей   появились в сейфе  следователя,  но  уже  иные  купюры.  Так  как  деньги  в  сумме  855.000  рублей   были  получены  Сухаревой  Т.В.  на  выборную  компанию   у  Сухаревой  Л.А.  и не  имеют отношения  к  противоправной деятельности,  они подлежат  возврату последней.

 

        Другие доводы  о несостоятельности  обвинительного приговора в  отношении  Сухаревой  Т.В.  будут изложены непосредственно  в  судебном заседании суда  апелляционной инстанции.

 

        На  основании  выше  изложенного,  руководствуясь   ст.46  Конституции  Российской  Федерации,  главой 45.1  Уголовно-процессуального  кодекса  РФ,  -

 

П Р О Ш У:

 

         1.          Отменить приговор Пресненского районного суда города Москвы от 25 декабря 2017 года по изложенным в жалобе дополнительным основаниям.

         2.          Прекратить уголовное преследование Сухаревой Т.В. по 4-м преступлениям, квалифицированным по ч.4 ст.159 УК РФ, за отсутствием в ее действиях состава указанных преступлений.

 

 

       Адвокат                 

                                     

                                                                              М.И.Трепашкин

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив