Когда прокуроры и судьи становятся опаснее уголовников



Эксперты не нашли порезов на теле потерпевшего, но нож в крови. Откуда кровь?

Президиум Московского городского суда запросил материалы дела в отношении Главацкого Н.Д., чтобы проверить доводы защиты о грубейших нарушениях прав подзащитного в ходе судебных заседаний в судах первой и апелляционной инстанций (см. ниже кассационную жалобу).

Нижестоящие суды посчитали «законным» проведение осмотра места происшествия в жилище без постановления суда и в отсутствие лиц, там проживающих, в отсутствие их разрешения. Посчитали нормальным явлением, если протокол осмотра места происшествия будет без подписей участников следственного действия и с ложными сведениями о понятых. В общем, нарушение на нарушении. В ходе судов первой и апелляционной инстанций помощники прокурора и судьи так цинично нарушали требования законов, превышая свои должностные полномочия, что их действия можно расценить как более опасными, чем действия, инкриминируемые «уголовнику» Главацкому Н.Д. Надеемся, что президиум Мосгорсуд даст объективную оценку этим нарушениям.


В президиум Московского городского суда

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов Главацкого Николая

Дмитриевича (ордер № 001514 от 29

октября 2018 года прилагается)

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление мировой судьи судебного участка № 360

Басманного района города Москвы от 20 июля 2018 года и

апелляционное постановление Басманого районного суда города Москвы

от 13 августа 2018 года в отношении Главацкого Н.Д.

(в порядке п.1 ч.2 ст.401.3 УПК РФ)

Город Москва 30 октября 2018 года

20 июля 2018 года постановлением мировой судьи судебного участка № 360 Басманного района города Москвы Петровой А.В., исполняющей обязанности мирового судьи судебного участка № 359 Басманного района города Москвы (единолично) к Главацкому Николаю Дмитриевичу применена принудительная мера медицинского характера в виду принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением, на основании п. «а» ч.1 ст.97, п. «г» ч.1 ст.99, ч.4 ст.101 УК РФ.

Этим же постановлением он освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ч.1 ст.119, ст.116 УК РФ.

13 августа 2018 года апелляционным постановлением судьи Басманного районного суда города Москвы Вырышевой И.В. постановление мировой судьи судебного участка № 360 Басманного района города Москвы Петровой А.В., исполняющей обязанности мирового судьи судебного участка № 359 Басманного района города Москвы от 20 июля 2018 года изменено:

исключено из описательно-мотивировочной части постановления указание на совершение Главацким Н.Д. угрозы причинения тяжкого вреда здоровью, а также на нанесение побоев. В остальной части постановление от 20 июля 2018 года оставлено без изменения, а апелляционные жалобы защитников и Главацкого Н.Д. - без удовлетворения.

Считаю указанное постановление от 20 июля 2018 года и апелляционное постановление от 13 августа 2018 года незаконными и необоснованными по следующим основаниям:

I. Существенно нарушен уголовно-процессуальный закон и право Главацкого Н.Д. защиту.

В нарушение ч.1 ст.437 УПК РФ Гловацкий Н.Д. как лицо, судом признанное дееспособным, был лишен права лично участвовать в судебном заседании, давать показания по существу якобы совершения им деяний, предусмотренных ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ.

В нарушение положений ч.1 ст.437 УПК РФ Главацкий Н.Д. был лишен права на защиту: при наличии родных братьев и сестер, при наличии многочисленных заявлений родного брата Главацкого С.Д. о допуске его в качестве законного представителя Главацкого Н.Д., незаконно были назначены представители органа опеки и попечительства, у которых даже доверенности не было на защиту конкретного лица - Главацкого Н.Д.

Председательствующей по делу в качестве законного представителя Главацкого Н.Д. допущена, наряду с 3-мя адвокатами и законным представителем Главацкой М.Н. (жена Главацкого Н.Д.), представитель органа опеки и попечительства, в доверенности которой нет даже упоминания о том, что ей поручается от имени органа опеки и попечительства защита интересов именно Главацкого Н.Д. Кроме того, представители органа опеки и попечительства менялись в ходе судебных заседаний, приходила то одна, то другая сотрудница. Их участие в судебном разбирательстве было формальным, материалы уголовного дела они знали очень поверхностно, никаких действий по защите интересов Главацкого Н.Д. не предпринимали. В целом, все защитники Главацкого Н.Д. были едины во мнении, выраженном в многочисленны ходатайствах, что председательствующей и помощником прокурора представитель органа опеки и попечительства назначен без вынесения требуемого по закону мотивированного постановления и без обсуждения доводов защиты, чтобы в заседании появился еще один орган преследования Главацкого Н.Д., а не защиты его интересов.

Те же нарушения были допущены и в суде апелляционной инстанции.

Часть 1 ст.437 УПК РФ гласит:

«…Законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, привлекается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя либо суда. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства».

У Главацкого Н.Д. есть близкие родственники (родные братья, проживающие в Москве, и другие из указанных в п.4 ст.5 УПК РФ), которых по прямому требованию закона суд обязан был допустить в качестве его законных представителей, если вдруг его интересы не смогла по уважительным причинам защищать супруга - Главацкая Марионила Николаевна.

Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2011 года № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» разъясняет:

«…11. В соответствии с частью 1 статьи 437 УПК РФ законными представителями лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, признаются близкие родственники, которыми могут быть родители, усыновители или другие указанные в пункте 4 статьи 5 УПК РФ лица. При отсутствии близких родственников либо их отказе от участия в деле законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства. Участие законного представителя является обязательным.

Суд обязан обеспечить законному представителю возможность осуществления его процессуальных прав, предусмотренных частью 2 статьи 437 УПК РФ, в том числе прав участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства, обжаловать решения суда, получать копии обжалуемых решений, знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, участвовать в заседаниях судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Кроме этого, подлежат разъяснению законному представителю его права инициировать ходатайства об изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера и участвовать при их рассмотрении на основании статьи 445 УПК РФ.

В случае необходимости суд может принять решение о допросе законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, в качестве свидетеля при его согласии, о чем выносит постановление (определение) и разъясняет ему права, указанные в части 4 статьи 56 УПК РФ. При допросе законный представитель предупреждается об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний».

Никто из близких родственников Главацкого Н.Д. не отказывался быть его законным представителем. В материалах дела не имеется их письменного отказа.

Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2011 года № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» разъясняет:

«…Если законный представитель действует в ущерб интересам представляемого им лица, он отстраняется судом от участия в деле, и законным представителем лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, признаются другие лица, указанные в пункте 4 статьи 5 УПК РФ, а при их отсутствии - орган опеки и попечительства».

Суд обязан соблюдать закон, а не изобретать новые законы, противоречащие тем, которые уже приняты законодательным органом России и действуют в настоящее время.

Даже если бы были законные основания для замены законного представителя - супруги Главацкой М.Н., то суд обязан был по закону привлечь в качестве законного представителя другого близкого родственника - родного брата Главацкого Сергея Дмитриевича, который проживает в городе Москве, систематически являлся в судебные заседания как в первой, так и в апелляционной инстанциях с соответствующими ходатайствами о допуске в качестве законного представителя (см. прилагаемый протокол судебного заседания за 31 мая 2018 года), а не тех, кто действовал, по мнению моего подзащитного и его защитников, в ущерб защите Главацкого Н.Д.

II. Существенно нарушен уголовный закон.

Как усматривается из материалов уголовного дела Главацкий Н.Д., находясь на кухне своей квартиры № 3 дома 8 по Большому Козловскому переулку, поздним вечером повздорил с нелегально проживающей в этой же квартире с тяжело больным ребенком Балаевой А.А. (зарегистрирована в Москве по Ленинскому проспекту, постоянно проживает в Швейцарии), после чего на шум в квартиру Главацкого Н.Д. прибежал сосед из другой квартиры № 4 - Четвериков Г.В., которому якобы Главацкий Н.Д. в это время нанес телесные повреждения - 2 ссадины тупым твердым предметом, похожим на нож.

Опрошенная до возбуждения уголовного дела Балаева А.А. указала, что причина конфликта между Главацким Н.Д. и Четвериковым Г.В. возникла после того, как Главацкий Н.Д. начал кричать на нее и ее больного сына и вмешался прибежавший на крики сосед из квартиры № 4 Четвериков Г.В. Этот же она подтвердила в судебном заседании.

С учетом изложенных очевидных доводов, необоснованно ложно записано, что Главацкий Н.Д. действовал «беспричинно» и «из хулиганский побуждений». Причина была. И мотив был очевиден - давние личные неприязненные отношения между Главацкий Н.Д. и Четвериковым Г.В.

Во-первых, установлено достоверно, что между пожилым пенсионером Главацким Н.Д. и здоровым молодым мужчиной Четвериковым Г.В. на протяжении многих последних лет существует конфликт на бытовой основе из-за пользования комнатами квартиры № 4. В ходе этих конфликтов пенсионер Главацкий Н.Д., будучи намного меньше и слабее Четверикова Г.В., неоднократно подвергался избиениям в своей же квартире, получал черепно-мозговые травмы, однако уголовное дело по заявлениям Главацкого Н.Д. либо не возбуждалось, либо прекращалось по срокам давности (очень медленно проводили доследственные проверки, на протяжении более 2-х лет, копии постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Четверикова Г.В. приобщены к материалам уголовного дела).

Четвериков Г.В. неоднократно грозился сфабриковать в отношении Главацкого Н.Д. уголовное дело, о чем были осведомлены многие свидетели и, кроме того, это отражено в отказных материалах по заявлениям Главацкого Н.Д.

Таким образом, огромной совокупностью доказательств бесспорно подтверждается факт того, что между Главацким Н.Д. и Четвериковым Г.В. имелись давние личные неприязненные конфликтные отношения на бытовой почве как соседей по лестничной площадке. По этой причине утверждать, что 16 августа 2016 года Главацкий Н.Д. якобы «из хулиганских побуждений» нанес Четверикову Г.В. две ссадины (осаднения) - не только незаконно, но является грубой искусственной подгонкой признаков состава преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции указал, что «мировым судьей действия Главацкого Н.Д. квалифицированы правильно по ч.1 ст.119 и ст.116 УК РФ» (абзац 2 лист 4 апелляционного постановления).

В-третьих, в самом постановлении о возбуждении уголовного дела от 18 августа 2016 года (копия прилагается) имеются взаимоисключающие квалифицирующие признаки:

то указано «беспричинно»,

то «в ходе неприязненных отношений»,

то «из хулиганских побуждений».

Эти противоречия - результат умышленной подгонки признаков состава преступления.

Еще раз хочу подчеркнуть, что все конфликтные ситуации на протяжении многих последних лет между Главацким Н.Д. и Четвериковым Г.В. возникали на почве личных неприязненных отношений из-за бытовых споров по пользованию комнатами коммунальной квартиры. Говорить при этом о каких-то «хулиганских побуждениях» - неправомерно.

Статья 116 УК РФ («Побои») в ред. Федерального закона от 07.02.2017 года № 8-ФЗ гласит:

«Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, -

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Ни один из этих признаков в действиях Главацкого Н.Д. не усматривается. Ибо конфликт на почве личных неприязненных отношений не является признаком объективной стороны указанного состава преступления, где речь идет о хулиганстве. Хулиганский побуждений не установлено.

На момент совершения событий, описанных в постановлении о возбуждении уголовного дела от 18 августа 2016 года действовала другая редакция статьи 116 УК РФ:

«Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы -

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки) опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство";», однако и под действия этой редакции статьи 116 УК РФ действия Главацкого Н.Д. не подпадают, ибо беспричинных, хулиганских мотивов у него не имелось.

Какая редакция статьи 116 УК РФ вменялась Главацкому Н.Д. – неизвестно.

Уголовное дело в отношении Главацкого Н.Д. по ст.116 УК РФ возбуждено явно незаконно и подлежало прекращению.

В апелляционном постановлении остались неясности, противоречия:

В абзаце 2 на листе 6 записано: «…мировым судьей действия Главацкого Н.Д. квалифицированы правильно по ч.1 ст.119 и ст.116 УК РФ».

Далее, в этом же абзаце, а также в постановительной части апелляционного постановления указано, что «нанесение побоев» подлежит исключению из обвинения как излишне вмененные.

Остались неясности, ибо в тексте апелляционного постановления есть противоречивые формулировки:

- Побои исключены из обвинения, и

- действия Главацкого Н.Д. судом первой инстанции квалифицированы по ст.116 УК РФ (Побои) правильно.

Что в итоге остается? Чему верить?

III. Суд первой и апелляционной инстанций не учел важные обстоятельства, имеющие существенно значение для дела.

Признаков состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, в действиях Главацкого Н.Д. не имеется, а заявитель Четвериков Г.В. не только совершил обыкновенный заведомо ложный донос в целях фабрикации материалов для уголовного преследования Главацкого Н.Д., но и грубо фальсифицировал доказательства. В этом ему помогала Балаева А.А.

В частности, в заявлении от 17 августа 2016 года Четвериков Г.В. указал, что Главацкий Н.Д. 16 августа 2016 года ножом нанес ему порезы, угрожая убить.

В ходе дальнейших показаний он заявлял, что Главацкий Н.Д. многократно тыкал ему ножом в грудь, что было «много крови». Такие же показания стала давать через год после событий и Балаева А.А.

Однако:

а) Четвериков Г.В. сразу же после получения телесных повреждений был доставлен в ГКБ № 29 и помещен на стационар. Осмотром его тела не было найдено:

- ни одного пореза,

- ни одного повреждения от удара острием ножа,

- ни одной раны, которая могла кровоточить,

- ни одной капли крови на месте совершения деяний и якобы проводимой перевязки Четверикова Г.В. в квартире,

- ни одного бинта либо иных перевозочных средств со следами крови;

б) согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на теле Четверикова Г.В., обнаруживались 2 ссадины (осаднения), причиненные по касательной (под углом) твердым тупым предметом.

Во-первых, нож не является «твердым тупым предметом».

Во-вторых, осаднения размером от 4 до 6 см были без признаков кровотечения;

в) согласно заключению специалиста, при поверхностных осаднениях на левой половине передней части грудной клетки и тыльной поверхности левого предплечья «без признаков кровотечения» не может наблюдаться выраженного кровотечения, так как повреждения распространяются не глубже сосочкового слоя кожи, где кровеносные сосуды представлены лишь капиллярами. Поэтому в первые часы после травмы поверхность осаднений влажная, красноватая за счет скопления на поверхности ссадины сыворотки крови, кровеносных телец и фибрина. Однако кровотечения нет.

Изложенное дает основания считать, что Четвериков Г.В. и Балаева А.А. записали заведомо ложные данные о том, что:

- «было много крови»,

- Четвериков Г.В. был ПОРЕЗАН ножом,

- Главацкий Н.Д. тыкал (ударял) ножом Четверикова Г.В.,

- кровь на ноже, якобы обнаруженном на кухне, оказалась именно от этих ударов Главацкого Н.Д.

Судьи первой и апелляционной инстанций не дали должной оценки явным и серьезным противоречиям между показаниями 3-х явно заинтересованных лиц (друзей) Четверикова Г.В., Абдулаева С.-М.З. и Балаевой А.А. и выводами врачей и судебно-медицинских экспертов, которые опровергли показания этих 3-х лиц. Судья апелляционной инстанции Вырышева И.В. переписала показания названных 3-х лиц с указанием «порезов», «ударом ножом в грудь», но умышленно не раскрыла содержание судебно-медицинской экспертизы об отсутствии порезов и ударов ножом в грудь, а также содержание медицинского осмотра Четверикова Г.В. сразу после случившегося.

Установлено, что нож принадлежал семье Балаевой (так она показала в судебном заседании) и на нем нет отпечатков пальцев рук Главацкого Н.Д., а также иных биологических следов, происходящих от Главацкого Н.Д.

Как большое количество крови на ноже попало на лезвие через рубашку, если она не была порезана, а на месте разрыва на ней (порвана рубаха Балаевой А.А., что она подтверждает) нет даже капли крови? Суд этому обстоятельство не исследовал и оценку ходатайству защиты не дал.

Судьи Петрова А.В. и Вырышева И.В. в целях вынесения заведомо неправосудного решения умышленно проигнорировали грубейшие нарушения норм УПК РФ при проведении ряда следственных действий, в частности:

Записанные в протоколе осмотра места происшествия от 16 августа 2016 года как якобы присутствующие «понятые» Кусков А.Е. и Сазанов И.С. в данном следственном действии вообще не участвовали, следователь записал придуманные данные об этих «понятых» в протоколе осмотра. Фальсификация в протоколе осмотра места происшествия подтверждается следующими имеющимися в уголовном деле доказательствами защиты:

1) указанный в качестве понятого Кусков Антон Евгеньевич, зарегистрированный якобы по адресу: город Москва, ул.Белореченская, дом 7, кв.101 не только не проживает по указанному адресу, то там нет даже такой квартиры (копии подтверждающих официальных документов из МВД РФ приобщены к материалам дела, но суды первой и апелляционной инстанций не дали им оценки). Отмечу, что на период 16 августа 2016 года её тоже не было;

2) указанный в качестве второго понятого Сазанов Игорь Сергеевич, зарегистрированный якобы по адресу: Московская область, город Дмитров, ул.Летная, дом 17, кв.32, также не проживает по указанному адресу, ибо нет такой улицы в городе Дмитрове Московской области и не было на период 16 августа 2016 года. По общедоступным данным в городе Дмитрове Московской области 12 улиц начинаются с буквы «л». Однако, среди них нет ни Лётной ни Летней улицы. Мною было направлено письмо «понятому» Сазанову И.С. по указанному в протоколе осмотра адресу, которое было возвращено с пометкой «за ненахождением адреса» (копия направленного письма и возвращенное письмо в конверте с пометкой о причине возврата приобщены к делу). Комитет по управлению муниципальным имуществом Дмитровского муниципального района Московской области также подтвердил отсутствие улиц Летная либо Летняя (копия ответов приобщены к материалам уголовного дела);

3) в протоколе осмотра места происшествия от 16 августа 2018 года нет ни одной подписи участника следственного действия - эксперта Хайруллина Х.Р. Нарушена ч.7 ст.166 УПК РФ;

4) в протоколе осмотра места происшествия от 16 августа 2018 года нет подписи участников следственного действия - эксперта Хайруллина Х.Р. и обоих понятых в разделе, где они должны быть предупреждены о применении технических средств (нарушение ч.5 ст.166 УПК РФ);

5) в протоколе осмотра места происшествия от 16 августа 2018 года нет подписи участников следственного действия - эксперта Хайруллина Х.Р. и одного понятого в разделе, где им разъясняются права и обязанности (нарушение ч.6 ст.166 и ч.4 ст.170 УПК РФ);

6) в протоколе осмотра места происшествия от 16 августа 2018 года нет подписи участников следственного действия - понятых в приложениях к протоколу, хотя приложения являются неотъемлемой частью протокола, и не приложены негативы (нарушение ч.8 ст.166 УПК РФ).

7) Грубейшим образом нарушена которая ч.5 ст.177 УПК РФ, гласит:

«…5. Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 настоящего Кодекса».

Осмотр места происшествия в квартире Главацкого Н.Д. происходил без судебного решения, без согласия проживающих там лиц и даже без их участия.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.8 Постановления от 1 июня 2017 года № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (ст.165 УПК РФ)» указал:

«..С учетом положений части 5 статьи 177 УПК РФ на производство осмотра жилища требуется разрешение суда, если хотя бы одно из проживающих в нем лиц возражает против осмотра».

Протокол осмотра места происшествия в жилище Главацкого Н.Д. от 16 августа 2016 года на основании ст.75 УПК РФ необходимо признать недопустимым доказательством, с учетом перечисленных выше нарушений закона при проведении данного следственного действия.

Не учтено, что следователем неправильно определено время инкриминируемого Гловацкому Н.Д. общественно опасного деяния. Следователь записала время произвольно, без учета иных доказательств (показаний Главацкого Н.Д., показаний сотрудников полиции и данных станции «Скорой помощи».

В частности, как усматривается из постановления о направлении уголовного дела в суд для применения к Главацкому Н.Д. принудительной меры медицинского характера, а также из других материалов дела, которые писались дознавателем, а затем следователем, вменяемые моему подзащитному общественно опасные деяния, содержащие признаки ст.116 и ч.1 ст.119 УК РФ, якобы были совершены;

- примерно в 21 час 00 минут (ст.116 УК РФ),

- примерно в 21 час 05 минут (ч.1 ст.119 УК РФ).

Свидетель Балаева А.А. утверждает, что сразу после произошедших событий (после конфликта) она выбежала на лестничную площадку и вызвала «Скорую помощь», а также позвонила в полицию.

Сообщение ГБУ гор.Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им.А.С.Пучкова» Департамента здравоохранения города Москвы о том, что вызов был 16 августа 2016 года только в 21 час 50 минут к гр-ну Четверикову Геннадию Владимировичу, 47 лет, по адресу: Козловский Б. пер., дом 8, кв.3, в связи с поступившим сообщении о ножевом ранении руки (данные приобщены к делу). Следовательно, время вменяемых деяний НЕ УСТАНОВЛЕНО, а постановление следователя с неверным (ложным) временем общественно опасных действий Главацкого Н.Д. - является незаконным, материалы всего дела подлежат возвращению прокурору для дополнительного расследования (для устранения препятствий рассмотрения дела в суде).

Мой подзащитный Главацкий Н.Д. многократно указывал на досудебной стадии и дознавателю и следователю, что время указано не верно, он в 21 час - 21 час 05 минут спал у себя в комнате и вообще даже не выходил на кухню. Главацкий Н.Д. МНОГОКРАТНО просил следователя запросить данные о времени вызова «Скорой помощи». Но в этом было отказано. Во-первых, следствие стремилось скрыть, что чужие люди (Четвериков и Балаева) так поздно находились в квартире Главацкого Н.Д. Во-вторых, как утверждает Главацкий Н.Д., Четвериков специально после конфликта поцарапал себе руку ножом, который находился в комнате Абдулаева, и вызвал скорую помощь. На ноже нет отпечатков пальцев или каких-либо биологических следов Главацкого Н.Д. Находящийся в деле в качестве «вещественного доказательства» нож никогда не был на кухне Главацкого Н.Д.

«Потерпевший» Четвериков Г.В. утверждал в ходе допросов по делу, что он автомашиной скорой медицинской помощи был доставлен в ГКБ № 29. Однако, в приобщенной к делу выписке вызова «Скорой помощи» есть запись: «оставлен на месте, …».

В качестве доказательств защиты к материалам уголовного дела была приобщена надлежащим образом заверенная копия протокола ЦАО № 0539767 о доставлении лица, совершившего административное правонарушение, согласно которому 16 августа 2016 года в 23 часа 05 минут в ОМВД по Басманному району города Москвы инспектором Вольковой был доставлен Главацкий Н.Д. за нецензурные выражения в общественном месте по адресу: гор.Москва, Большой Козловский пер, дом 8, кв.3 (ст.20.1 КоАП РФ), а также копия постановления по делу об административном правонарушении с регистрационным № 1381.

Как усматривается из показаний свидетеля обвинения Вольковой Г.Ю. ею и водителем Бодровым Д.Г. 16 августа 2016 года примерно в 21 час 50 минут поступило сообщение от дежурного о происшествии в Большом Козловском переулке, а примерно в 21 час 55 минут был задержан и доставлен в ОВД гр-н Главацкий Н.Д. (том 1 л.д.7, том 2 л.д.52-53).

Приобщенный протокол доказывал, что Главацкий Н.Д. в 22 часа 40 минут находился дома и его винили лишь в том, что он нецензурно выражался. Версию о нападении с ножом да еще в 21 час - придумали позже.

Суды первой и апелляционной инстанций не дали оценки этим доказательствам защиты.

Уголовное дело в отношении Главацкого Н.Д. по ч.1 ст.119 УК РФ специально фабриковалось группой лиц в составе Четверикова Г.В., Балаевой А.А. и ее дяди Абдулаева, с которыми у Главацкого Н.Д. давние неприязненные отношения из-за пользования комнатами квартиры (документы имеются в материалах уголовного дела).

Допрошенные многочисленные свидетели из этого же дома и другие, знающие Главацкого Н.Д., пояснили, что конфликты у Главацкого Н.Д. были исключительно в квартире и никогда за ее пределами. Главацкого Н.Д. в доме, а также в различных организациях, где он работал и работает, знают как отзывчивого, контактного, дружелюбного человека, никогда не видели его агрессивным и опасным. Родственники показали, что Главацкий Н.Д. никогда не представлял для кого-либо из окружения опасности, а тем более для себя лично.

Часть 1 статьи 119 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью») гласит:

«1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, - …».

В материалах дела нет ни одного обстоятельства, которого давало бы основания считать угрозу убийства реальной, осуществимой:

- порезов ножом не обнаружено. Позже записали, что был какой-то тупой предмет, похожий на нож, которым Четверикову Г.В. причинены две ссадины (осаднения, царапины) размером от 4 до 6 см.;

- Главацкий Н.Д. - пожилой человек, пенсионер, не отличающийся ни большим ростом, ни силой, в то время как Четвериков Г.В. - молодой мужчина, весом и ростом значительно больше Главацкого Н.Д. Как показали сами свидетели Абдулаев, Балаева, а также потерпевший Четвериков, последний даже не дал Главацкому Н.Д. подняться с табуретки.

Высказывание угрозы убить Четверикова Г.В. - выдумка последнего, ни чем не подтверждаемая, что очевидно было с самого начала как дознавателю, так и следователям.

По делу не допрошены многие свидетели из близкого окружения Главацкого Н.Д. (соседи по дому, друзья, близкие родственники), которые осведомлены о бытовом конфликте Главацкого Н.Д. с Четвериковым Г.В. на протяжении ряда лет, об избиениях Главацкого Н.Д., в том числе с причинением ему ЗЧМТ из-за квартиры, о спокойном характере Главацкого Н.Д. и отсутствии агрессивности в его характере, опасности в поведении.

IV. Не учтены нарушения положений п.3 ч.4 ст.439 УПК РФ.

А) При составлении итогового документа - постановления о применении принудительных мер медицинского характера существенно нарушены положения уголовно-процессуального закона - п.3 ч.4 ст.439 УПК РФ, где изложены такие требования:

«…4. В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера должны быть изложены:

…3) доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны».

Мною как защитником Главацкого Н.Д. излагались доводы об отсутствии в действиях Главацкого Н.Д. каких-либо опасных деяний, которые подпадали бы под квалификацию их по ст.116 и ч.1 ст.119 УК РФ. При этом нами приобщались доказательства отсутствия признаков деяний, подпадающих под ст.116, ч.1 ст.119 УК РФ:

- заключение специалиста – эксперта по судебной медицине из ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Министерства обороны Российской Федерации Широковой Любовь Владимировны, со стажем работы 18 лет, об отсутствии у Четверикова Г.В. телесных повреждений, при которых могло быть выделение хотя бы небольшой части (несколько капель) крови. Копия приобщена к материалам уголовного дела;

- большое количество документов, свидетельствующих о наличии у Главацкого Н.Д. с Четвериковым Г.В. давних личных неприязненных отношений;

- указывалось на справку ГКБ № 29 г.Москвы о том, что у потерпевшего Четверикова Г.В. при поступлении в указанную больницу не обнаружено ни одного пореза, а также ни одного телесного повреждения с признаками крововыделения, что подтверждает фабрикацию обвинения в отношении Главацкого Н.Д.;

- указывалось на заключение эксперта экспертизы телесных повреждений № 1 ГБУ г.Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы» № 8477м/10069 от 2 ноября 2016 года (том 1 л.д.88-89), согласно которому у потерпевшего не обнаружено ни одного пореза, ни одного телесного повреждения с признаками крововыделения, что дает основания признать ложными показания заинтересованных лиц: Четверикова Г.В., Балаевой А.А. и Абдулаева С.-М.З.;

- заключением экспертов об отсутствии отпечатков пальцев рук либо иных биологических следов Главацкого Н.Д. на ноже;

- ряд документов из учреждений психиатрии о прохождении Главацким Н.Д. обследования в период времени, предшествующей вменяемым деяниям и в период расследования уголовного дела, что не было направлено на судебно-психиатрическую экспертизу и не учтено в качестве доказательств аргументов защиты;

- протокол ЦАО № 1000215 от 16 августа 2016 года, согласно которому Главацкий Н.Д. в 22 часа 40 минут находился у себя в квартире по Б.Козловскому переулку дома № 8, а не в отделении полиции (следствие утверждает, что Главацкий Н.Д. в период с 21 часа до 21 часа 30 минут был доставлен в ОВД по району Басманный, поэтому и осмотр места происшествия в его квартире проводился без участия его самого либо членов его семьи.

- показания ряда свидетелей защиты: Епимахова, Быковой и др. (см. приложение - ходатайство Главацкого Н.Д. от апреля 2018 года).

и многие другие доказательства защиты.

Суды первой и апелляционной инстанций не мотивировали в достаточной степени, по каким причинам были отвергнуты показания свидетелей защиты Седловской Е.В., Быковой И.Г., Быкова В.В., Стаховой Т.И., Главацкого С.Д., заключения специалистов Широковой Л.В. и Пустовалова Л.В. Тем более, что заключение специалиста Широковой Л.В. полностью подтверждается и согласуется с заключением судебно-медицинской экспертизы, содержанием медицинской справки и историей больного Четверикова Г.В. из ГКБ № 29 (копии всех этих документов прилагаются).

Мои доводы и доказательства, доводы Главацкого Н.Д., доводы адвоката Петровой Т.Н. и законного представителя Главацкой М.Н. оказались не изложенными в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения к Главацкому Н.Д. принудительной меры медицинского характера, чем грубо нарушены положения п.3 ч.4 ст.439 УПК РФ, существенно затрагивающие конституционные права Главацкого Н.Д. на защиту.

Б) Фальсификации в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера..

Верховным Судом Российской Федерации неоднократно констатировалось, что не может быть признан законным приговор, вынесенный на основании сфальсифицированного обвинительного заключения. Это же положение применимо и к постановлению о направлении уголовного дела в суд для применения в отношении Главацкого Н.Д. меры медицинского характера.

Я обращал внимание суда на фальсификацию следователя в показаниях свидетеля Балаевой А.А. от 14 августа 2016 года (том 2 л.д.19-22).

Следователь Майорова О.А. в итоговом постановлении, указывая на эти показания Балаевой А.А., записала:

«До приезда скорой она обрабатывала раны Четверикова Г.В. После чего она с ребенком вышла на лестничную площадку к лифту и начала звонить в скорую помощь…» (лист 7 постановления).

Если мы откроем том 2 и прочитаем показания Балаевой А.А. на листах с 19 по 22, то там не обнаружим показаний «До приезда скорой она обрабатывала раны Четверикова Г.В.».

Подобные показания появились на очной ставке уже в конце 2017 года после того, как мы как защитники Главацкого Н.Д. обратили внимание, что у Четверикова Г.В. не имелось крововыделяемых повреждений, не обнаружено ни одного пореза или ножевого ранения.

Следователь Майорова О.А., превышая свои должностные полномочия, ложно записала показания свидетеля Балаевой А.А. от 14 августа 2016 года в целях фабрикации вины Главацкого Н.Д.

V. Допущены существенные нарушения УПК РФ на досудебной стадии.

1. В ходе предварительного расследования дела грубо нарушены положения ст.159 УПК РФ («Обязательность рассмотрения ходатайства»), гласящей:

«1. Следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 настоящего Кодекса.

2. При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела»

Нарушались положения ст.73 УПК РФ («Обстоятельства, подлежащие доказыванию») которая гласит:

«1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

…5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

…7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;…».

В ходе предварительного расследования мною, а также Главацким Н.Д. и его другими защитниками неоднократно заявлялись ходатайства о проведении дополнительной или повторной экспертизы для выяснения основополагающего вопроса:

Откуда взялась кровь Четверикова Г.В. на ноже, если и врачами «Скорой помощи», и врачами ГКБ № 29 г.Москвы (куда Четверикова Г.В. доставили сразу с места происшествия) и экспертами экспертизы телесных повреждений № 1 ГБУ г.Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы» установлено: У Четверикова Г.В. не имеется порезов и телесных повреждений с признаками кровотечения?

Статья 207 УПК РФ («Дополнительная и повторная судебные экспертизы») гласит:

«1. При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту.

2. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

3. Дополнительная и повторная судебные экспертизы назначаются и производятся в соответствии со статьями 195 - 205 настоящего Кодекса».

В нарушение ст.159 УПК РФ следователем было отказано в проведении этой экспертизы. Басманная межрайонная прокуратура города Москвы, к сожалению (и возмущению), не отреагировала на это существенное нарушение федерального закона.

2. В нарушение ст.159 УПК РФ было отказано в допросе многих важных свидетелей, показания которых должны были учитываться при проведении судебно-психиатрической экспертизы ,а также существенно влияли на правильную квалификацию исследуемых действий Главацкого Н.Д.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы противоречит обстоятельствам дела:

а) не установлено ни одного обстоятельства, которое указывало бы на протяжении многих лет, что Главацкий Н.Д. совершал какие-то действия, опасные для него лично;

б) не дано оценке то обстоятельство, что конфликты с Главацким Н.Д. происходили исключительно:

- в его коммунальной квартире,

- при провоцирующих, а чаще насильственных действий со стороны соседей по квартире Абдулаева и Четверикова.

Если внимательно посмотреть описание объективной стороны каждого из вмененных Главацкому Н.Д. 2-х самостоятельных составов преступлений, то они идентичны, за исключением итоговой квалификации.

И возникают вопросы:

Почему 2 раза повторяется одно и то же обвинение, а квалификация пишется разная?

Получается, что вопреки положениям ч.2 ст.6 Уголовного кодекса Российской Федерации и Постановления Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 года № 3-П, одни и те же деяния Главацкого Н.Д. квалифицированы сразу по 2-м статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, в нарушение ст.50 Конституции России, закрепивший международный принцип non bis in idem.

По мнению Конституционного Суда РФ, принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией и регулируется уголовным законодательством РФ, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в нем нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также исключает двойной учет одного и того же обстоятельства.

Если в обвинении описывается не одно и то же деяние, а разные деяния, относящиеся к разным составам преступлений, то они должны быть описаны по разному (объективная сторона) и носить конкретный характер.

Прошу суд обратить внимание на неконкретность обвинения, что является препятствием для рассмотрения уголовного дела, ибо суд вместо органа предварительного расследования должен будет конкретизировать деяния и менять объем обвинения.

Как указал Верховный суд России: Устранение препятствий к рассмотрению уголовного дела после возвращения его судом в порядке ст. 237 УПК может выразиться в уменьшении объема обвинения (Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2006 г. N 3-О06-24).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации к основаниям возврата уголовного дела прокурору отнес в том числе "неточность" и "неконкретность обвинения" (Постановление Пленума ВС РФ: абз. 2 п. 25 от 28 декабря 2006 г. N 64; абз. 2 п. 3 от 9 декабря 2008 г. N 25 и др.).

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда" разъясняется: