Судебная коллегия


Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор суда 1 инстанции отменила, так как предварительным следствием и судом 1 инстанции не был установлен ущерб потерпевшим


18 июня 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила приговор судьи Пресненского районного суда города Москвы Кудряшовой М.А., которым Сухарева Т.В. и Рогожин В.Э были признаны виновными в совершении нескольких преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, и приговорены с применением ст.69 УК РФ (путем частичного сложения наказаний) соответственно к 5 и 4 годам лишения свободы, с содержанием в исправительной колонии общего режима. Апелляционные жалобы обвиняемых и защитников, а также апелляционное представление прокурора Никитиной рассматривали очень долго, судебное заседание закончилось примерно в 19 часов 30 минут. Судебная коллегия согласилась с доводами защиты в части, что на предварительном следствии и в суде первой инстанции так и не был установлен точный ущерб, якобы причиненный потерпевшим (нарушена, прежде всего, ст.220 УПК РФ).

Адвокат М.И.Трепашкин

В судебную коллегию по уголовным

делам Московского городского суда

(через Пресненский районный суд города

Москвы)

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемой

Сухаревой Татьяны Викторовны

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор Пресненского районного суда города Москвы

от 25 декабря 2017 года в отношении Сухаревой Т.В. и др.

(в порядке п.2 ч.2 ст.389.3 УПК РФ)

Город Москва 5 января 2018 года

25 декабря 2017 года приговором судьи Пресненского районного суда города Москвы Кудряшовой М.А. (единолично) Сухарева Татьяна Викторовна признана виновной в совершении 4-х преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, и ей назначено наказание по совокупности в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осужден к лишению свободы Рогожин В.Э.

Считаю указанный приговор от 25 декабря 2017 года несправедливым, незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

I. Суд первой инстанции не учел ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, что привело к неправильному применению уголовного закона.

II. Выводы суда в приговоре противоречат исследованным в судебном заседании обстоятельствам.

Из Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре» следует, что приговор является важнейшим актом правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

В этом же Постановлении указывается:

«1. Обратить внимание судов на то, что в силу положений статьи 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона».

В приговоре указано, что потерпевшие Скрипка, Тяпаева, Ильина и Почтеннов приобретали бланки страховых полисов ОСАГО, которые им якобы необходимы были по работе, но им были проданы поддельные бланки страховых полисов, и, следовательно, деньги этих потерпевших были у них похищены Сухаревой Т.В. с сообщниками путём обмана.

Вместе с тем, исследованные в судебном заседании доказательства еще раз подтвердили доводы защиты, что граждане

Скрипка Ольга Михайловна,

Золотова (Тяпаева) Инна Петровна,

Ильина Галина Александровна,

Почтеннов Юрий Николаевич незаконно признаны «потерпевшими», так как:

а) никакого ущерба не понесли, от сделок получали только прибыли, расплачиваясь за бланки полисов ОСАГО деньгами обманутых ими клиентов-страхователей,

б) занимались покупкой и перепродажей страховых полисов ОСАГО в период с 18 ноября 2013 года по май 2014 года незаконно, не имея лицензии на брокерскую деятельность и не являясь страховыми агентами компаний «СГ МСК» и «Гута-страхование».

Таким образом, было установлено, что Скрипка, Тяпаева, Ильина и Почтеннов приобретали бланки страховых полисов ОСАГО для нелегальной перепродажи, то есть для преступной деятельности. Суд эти противоправные действия «потерпевших» по нелегальному приобретению партий бланков страховых полисов ОСАГО в приговоре необоснованно записал, как «необходимые для работы».

В ходе допроса указанных «потерпевших» в судебном заседании установлено:

что у них не было лицензии на занятие брокерской деятельностью,

что никто из них не вел соответствующей необходимой по закону документации,

что никто из них не являлся страховым агентом «СГ МСК» и «Гута-страхование»,

то есть, что вся их деятельность по покупке и продаже бланков страховых полисов ОСАГО - является незаконной, нарушающей Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об образовании страхового дела в Российской Федерации», а сами «потерпевшие» занимались циничным обманом конечных потребителей, то есть являлись мошенниками.

Суд по приговору постановил взыскать с Сухаревой Т.В. и Рогожина В.Э. ущерб, который они якобы понесли в результате этой своей нелегальной деятельности.

Всеми без исключения доказательствами обвинения, в том числе показаниями «потерпевших» Скрипка, Ильиной, Тяпаевой и Почтенного установлено, что инициаторами сделок были сами названные потерпевшие.

Сухарева Т.В. как лицензированных страховой брокер, как предприниматель, размещала рекламу о своей деятельности в соответствии с Законом РФ от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Это подтверждено в ходе судебного разбирательства.

Потерпевшие, как оказалось, все 4 человека без лицензии на занятие брокерской деятельностью и не имеющие договоров действовать как страховые агенты от конкретных страховых кампаний, то есть не имеющие право получить полисы официально в соответствующих страховых кампаниях, имея умысел на незаконную деятельность в сфере страхования, искали бланки страховых полисов ОСАГО по объявлениям в Интернете в брокерских кампаниях, где можно было их купить без лицензии, и в этой связи обратились к Сухаревой Т.В. как страховому брокеру с просьбой продать им определенное количество бланков страховых полисов ОСАГО.

Скрипка О.М., как усматривается из приговора, трижды по своей инициативе покупала без какого-либо документального оформления, бланки страховых полисов ОСАГО. Все 3 сделки в соответствии со ст.17 УК РФ следует рассматривать как самостоятельные эпизоды и квалифицировать каждый из них по ч.1 ст.159 УК РФ как завершенное преступление (если следовать показаниям Скрипка О.М.). Ибо у нее не было ни умысла приобрести конкретно 300 бланков страховых полисов ОСАГО, ни денег на приобретение сразу такого количества полисов. Она увеличивала свой доход (за счет обманутых ею автострахователей) от сделки к сделке.

По такой же схеме работала Ильина, увеличивая обороты от сделки к сделке, и Почтеннов.

Не установлены признаки организованной преступной группы.

Часть 3 статьи 35 УК РФ указывает:

«…3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Никакой устойчивости «группы» не усматривается ни из обвинения, ни из материалов дела. Кириллов и Бельченко действовали сами по себе, Рогожин работал на заработной плате в фирме Сухаревой как курьер и получал деньги за различную работу.

1. Сухарева Т.В. - предприниматель, официальный страховой брокер, имела на законных основаниях лицензию на эту деятельность.

2. Рогожин В.Э. работал курьером в фирме Сухаревой Т.В. на заработной плате. Он развозил все, что она ему передавала для других фирм и физических лиц.

Он не вел вообще никаких переговоров с Сухаревой Т.В., что будет заниматься с кем-либо сбытом фальшивых полисов ОСАГО,

никогда не обсуждал каких-либо планов о совместной преступной деятельности.

Никогда не делил с ней денег (поэтому в приговоре не указано, кто и сколько денег получал от перепродажи бланков страховых полисов)

3. Бельченко А.В. к сделкам Сухаревой Т.В. вообще отношения не имеет. Он был привлечен Кирилловым Н.И. после ссоры с Сухаревой Т.В. по просьбе Сарыкина (что подтвердили в ходе предварительного расследования Кириллов и Сарыкин).

4. Кириллов Н.И. - работал самостоятельно в качестве страхового агента нескольких страховых компаний, реализовывая как настоящие страховые полисы ОСАГО, так и поддельные, которые он покупал у Сарыкина, Аскерова и иных лиц. Деятельность Кириллова Н.И. заключалась в получении прибыли от покупки и продажи полисов. Часть полисов он купил и продал страховому брокеру Сухаревой Т.В. Деньги от прибыли Сухаревой Т.В. они никогда не делили. Хочу подчеркнуть, что Сухарева Т.В. была лишь одним из источников сбыта бланков страховых полисов ОСАГО для Кириллова Н.И. и только в период с конца декабря 2013 года по, примерно, 8 марта 2014 года. Кириллов Н.И. занимался такой же деятельностью, как и «потерпевшие» Скрипка, Ильина.

Кириллов Н.И. не подчинялся Сухаревой Т.В., не делил с нею деньги от реализации бланков страховых полисов ОСАГО (после их продажи), никак не зависел от нее. Период продажи Сухаревой Т.В. бланков полисов ОСАГО ограничен с конца декабря 2013 года по первую декаду марта 2014 года, то есть несколько продаж на протяжении 2-х с половиной месяцев, которые, кстати, не вменяются им по данному делу.

Кириллов Н.И. не знал, что Сухарева Т.В. продавала полисы Скрипка, Ильиной, Золотовой (Тяпаевой), которых он вообще не знает и о них не слышал (как и они о Кириллове). Его не интересовало, по какой цене она продаст эти бланки и кому именно, ибо это был ее личный бизнес. Юридическим абсурдом выглядит утверждение обвинения, что Кириллов Н.И. являлся исполнителем похищения денежных средств у тех людей, которых он не знал, с которыми никогда не встречался и о которых даже не слышал.

Ложью в приговоре является то, что Сухарева Т.В. поручала Кириллову Н.И. привлечь для участия в «группе» Бельченко А.В., так как привлечь Бельченко А.В. для развоза поддельных бланков страховых полисов ОСАГО Кириллову Н.И. порекомендовал Сарыкин С.С. уже после того, как Кириллов поссорился с Сухаревой Т.В., то есть после первой декады марта 2014 года.

Сухарева Т.В. до ссоры лишь дала Кириллову Н.И. координаты Почтенного Ю.Н., который обратился к ней за поддельными бланками страховых полисов ОСАГО, но в дальнейшем была не в курсе их сделок, так как в первой половине марта 2014 года она поссорилась с Кирилловым Н.И. и больше с ним ни в какие контакты она не вступала. С Почтенновым Сухарева Т.В. ни в каких сделках не участвовала.

В приговоре ошибочно записано, что якобы Кириллов Н.И. стал поставлять бланки страховых полисов ОСАГО еще до 23 декабря 2013 года и что они поссорились с Сухаревой Т.В. в апреле 2014 года. Данными ПТП и показаниями свидетелей (Сапроновой, Скачкова и др.) доказывается, что сделки с бланками у Сухаревоцй и Кирилловым были в январе (когда Тяпаева прибыла в Москву разбираться по факту получения якобы поддельных бланков полисов ОСАГО и задержали Рогожина) и в феврале 2014 года, а уже в первой декаде марта 2014 года, они поссорились. По этой причине Кириллов Н.И. не мог делиться какими-то прибылями с Сухаревой Т.В., в том числе от сделок с Почтенновым Ю.Н. Фигурирующая в разговорах при сделках Кириллова Н.И. с Почтенновым Ю.Н. женщина по имени «Екатерина» оказалась Екатериной Швайко, подругой Кириллова Н.И., а не Сухаревой Т.В., как предположили оперативники и следователь.

Не установлено признаков устойчивости группы, не говоря о каких-либо доказательствах этого важного для квалификации признака.

Не установлены признаки стабильности и сплоченности группы, которые опровергаются даже доказательствами обвинения.

Рогожин В.Э., согласно обвинению, на протяжении всего 1 (одного) месяца передал как курьер 6 раз бланки страховых полисов ОСАГО и документы к ним 3 гражданам:

Скрипка - 1 раз,

Ильиной - 4 раза и

Тяпаевой - 1 раз.

Как только случился казус с Тяпаевой, Рогожин больше не притронулся к бланкам полисов ОСАГО в офисе Сухаревой Т.В.

Это указывает на то, что «устойчивости», «подчиненности», «строгой дисциплины» да еще в придуманной организованной группе, якобы действовавшей на протяжении «длительного времени», - не имелось.

Временной промежуток участия Кириллова Н.И. в сделках с Сухаревой Т.В. (по версии обвинения) тоже небольшой: 1 месяц в 2013 году и 1 месяц в 2014 году. При том, эти действия имели эпизодический характер, а всего 11 передач бланков полисов ОСАГО. В действительности, участие Кириллова Н.И. усматривается лишь в 3-х передачах Почтеннову Н.И. в период с 16 марта по 13 апреля 2014 года, к которым Сухарева Т.В. отношения не имеет.

Все изложенное подтверждается как показаниями Сухаревой Т.В., так и показаниями Рогожина В.Э., оглашенными показаниями Кириллова Н.И., свидетеля Сарыкина С.С. и других свидетелей по делу.

Следует считать надуманным, бездоказательным факт изложения в обвинении о якобы действии «организованной преступной группы» во главе с Сухаревой Т.В. Если внимательно посмотреть обстоятельства дела, то там нет достаточных доказательств даже под группу лиц по предварительному сговору.

Бездоказательной является запись в приговоре Сухаревой Т.В. , что она в неустановленное следствием время, но не позднее 18 ноября 2013 года, при неустановленных обстоятельствах, с целью совершения ряда преступлений, основываясь на общности интересов, общих преступных замыслах, а также находясь в длительных деловых отношениях с Кирилловым Н.И., вступила с ним в преступный сговор, направленный на создание устойчивой и сплоченной организованной группы, с распределенными преступными ролями, в целях хищения имущества граждан путём мошенничества, сопряженного с обманом последних, заключающегося в продаже им заведомо поддельных бланков полисов обязательного страхования автогражданской ответственности (далее – ОСАГО) под видом подлинных от имени подставных юридических лиц и последующем распределении полученных от потерпевших преступным путем денежных средств между участниками организованной группы.

Во исполнение своего преступного замысла, в неустановленное следствием время, но не позднее 21 ноября 2013 г., она (Сухарева Т.В.), с целью расширения преступной деятельности и набора новых участников организованной группы, привлекла находящегося с ней в длительных деловых отношениях Рогожина В.Э., а впоследствии соучастник Кириллов Н.И., действуя по её (Сухаревой Т.В.) указанию, в неустановленное следствием время, но не позднее 16 марта 2014 г. подыскал Бельченко А.В., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с которыми объединились в устойчивую и сплоченную организованную группу, объединенную единством умысла, направленного на хищение путем обмана денежных средств граждан и общностью преступных намерений, и отличающуюся: