Проект прений по делу Мурашкина С.А.



В Коптевский районный суд города Москвы

председательствующей по делу

судье Петровой А.Г.

------------------------------------------------------

125130, г. Москва, ул.Космодемьянских Зои и

Александра, дом 31, корпус 2

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемого

Мурашкина Сергея Анатольевича

«Arbitrium liberum» («Доказательства взвешивают, а не считают»)

ВЫСТУПЛЕНИЯ В ПРЕНИЯХ

и формулировки решений по вопросам, указанным

в пунктах 1-4 части первой статьи 299 УК РФ

(в соответствии со ст.292 УПК РФ)

тезисы

Город Москва « » марта 2018 года

Ваша честь!

По результатам судебного разбирательства можно сделать один вывод:

Мурашкин С.А. невиновен в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, и невиновен в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ, поэтому подлежит оправданию по обоим вмененным ему предварительным следствием составам преступлений.

Исследованные в судебном заседании доказательства еще раз подтвердили доводы защиты, изложенные еще в отношении к обвинению, о том, что Мурашкин С.А. не имеет отношения к деяниям, совершенным Черпаковым С.И. в апреле-мае 2010 года (квалифицированы следствием как подделка документов), а также в 2011 году (подача исковых заявлений в арбитражный суд о возвращении задолженности и подача заявления о банкротстве, которые квалифицированы следствием по ст.303 УК РФ), а также не обнаружилось признаков каких-либо мошеннических действий, образующих покушения Мурашкиным С.А. на имущество ОАО «ПРП».

В целом об обвинении и по результатам судебного разбирательства можно сказать 2-мя короткими фразами:

Украл Сидоров, а обвиняемым сделан Петров.

Роль Петрова определена была предварительным следствием моему подзащитному Мурашкину Сергею Анатольевичу.

То не складно, что сшито не ладно.

Все фразы о какой-то «подконтрольности» моему подзащитному Мурашкину С.А. чужого предприятия - ООО «ТЦ Армейский», о покушении завладеть имуществом Минобороны России, а также о том, что договор о совместной деятельности заведомо был фиктивным - умышленная противоправная (преступная) подгонка обвинения путем фальсификаций, которая видна даже стороннему лицу, ибо «подконтрольность» должна подтверждаться конкретными доказательствами и фактическими обстоятельствами, а не голыми бездоказательными фразами заинтересованных лиц. Я изложил этот постулат в отношении к обвинению 27 ноября 2017 года и он остался непоколебимым в ходе судебного разбирательства, ибо сторона обвинения не представила

ни одного доказательства,

ни одного фактического обстоятельства, что Мурашкин С.А. хотя бы каким-то, пусть самым косвенным образом имел отношение

к управлению,

руководству указанным предприятием, либо

имел возможность получать от него деньги, либо

имел там какие-то дивиденды лично либо через родственников или знакомых.

В части якобы «подконтрольности» ООО «ТЦ «Армейский» Мурашкину С.А. обвинение базировалось на данных, которые в обиходе называются ОБС («Одна бабка сказала»), а на юридическом языке - на предположительных показаниях

Лазарева Д.В. (не имеющего отношения к ООО «ТЦ Армейский»),

Короткова К.Г. (также не имевшего отношения к ООО «ТЦ Армейский»). Эти лица ссылаются лишь на то, что им якобы говорил Мурашкин С.А. о том, что ООО «ТЦ Армейский» ему подконтрольно. Но Мурашкин С.А. не подтверждает такие разговоры. Следовательно, источник их сведений не установлен. Их показания в этой части необходимо признать недопустимыми доказательствами на основании ст.75 УПК РФ. Хотел бы обратить внимание суда, что показания этих лиц являются откровенным оговором по просьбе следователя, что требует отдельного расследования. Тем более, что эти сведения не только не подтверждаются какими-либо иными доказательствами и обстоятельствами, но и опровергаются ими.

При всем том, что генеральный директор ООО «ТЦ Армейский» Черпаков С.И. не подтверждает, что Мурашкин С.А. имел какое-либо отношение к его фирме.

Не подтвердили это последующие руководители ООО «ТЦ Армейский»:

- Кукуев В.В., генеральный директор ООО «ТЦ Армейский» в 2012-2013 гг.,

- Мазанов Д.Н., генеральный директор ООО «ТЦ Армейский» в 2014-2015 гг.,

- Афонин Д.В., учредитель ООО «ТЦ Армейский» и др.

С чего вдруг обвинение утверждает о том, что фирма руководителей в рахное время и учредителей Черпакова С.И., Кукуева В.В., Мазанова Д.Н., Афонина Д.В. является «подконтрольной» Мурашкниу С.А.?

Нет ни одного документального подтверждения, что Мурашкин С.А. имел хотя бы косвенное отношение к ООО «ТЦ Армейский», не говоря уже о контроле над этим предприятием. Однако, об этом я скажу чуть дальше.

Именно такие дела, как обвинение Мурашкина С.А. в мошенническом хищении по данному уголовному делу, Президент России Путин В.В. назвал конкретным словом: «Сумасшествие».

Общие замечания по результатам исследованных доказательств обвинения:

а) очевидно имеется объективное вменение по сумме якобы совершенного хищения и по сумме, на которую якобы «покушался» Мурашкин С.А.;

б) совершенно не раскрыто (не отражено, не видно), как Мурашкин С.А. контролировал ООО «ТЦ Армейский», если он не мог произвести там ни одного руководящего действия, не мог дать кому-либо указания, не являлся ни руководителем, ни учредителем этого предприятия, там не работали его родственники либо друзья. Мурашкин С.А. не имел и не имеет каких-либо полномочий и возможностей получить от ООО «ТЦ Армейский» хотя бы копейку;

в) следователем неправильно применен уголовный закон, ибо нельзя вменять как хищение ту сумму, на которую были реально выполнены работы для потерпевшей стороны. И это установлено судом;

г) нарушены положения ст.90 УПК РФ касательно действительности договора подряда от 23 ноября 2011 года, так как арбитражный суд установил, что эта сделка была одобрена советом директоров 15 октября 2009 года, что подтверждается протоколом № 09/10/15 (действительность его не оспаривается);

д) указан признак другой части ст.159 УК РФ, отсутствующий в диспозиции ч.4 ст.159 УК РФ, которая вменяется Мурашкину С.А. Необоснованно указано «с использованием своего служебного положения» В ч.4 ст.159 УК РФ такого признака нет;

е) неправильно применен уголовный закон в части квалификации как оконченное хищение денег в сумме более 10 млн.рублей, которая никогда не передавалась ни ему, ни кому-либо другому, что явно следует из зачитанного текста обвинения;

ж) обвинение было построено на недопустимых доказательствах;

з) обвинительное заключение было составлено с нарушением ст.220 УПК РФ и с явными элементами фальсификации.

Уголовное дело было передано для рассмотрения в Коптевский районный суд города Москвы с нарушением подсудности.

Кроме того, в судебном заседании подтвердились факты откровенной фальсификации показаний свидетелей обвинения, изложенные в обвинительном заключении следователем. Это явное превышение следователем своих должностных полномочий, что должно влечь уголовную ответственность. Надеюсь, что суд отреагирует на эти факты в соответствии с ч.4 ст.29 УПК РФ.

Более конкретно по сути обвинения Мурашкина С.А. и представленных обвинением в суд доказательствах:

I. Касательно обвинения Мурашкина С.А. по ч.4 ст.159 УК РФ (как оконченного преступления в последней редакции статьи УК РФ).

Я особо подчеркиваю редакцию ч.4 ст. 159 УК РФ, ибо в ходе предварительного расследования Мурашкину С.А. предъявляли обвинение в такой ее редакции, которой никогда не существовало. По моей жалобе обвинение было изменено.

Кроме того, вопрос о редакции части 4 статьи 159 УК РФ возникал по причине того, что следователь и надзирающие прокуроры до окончания предварительного расследования так и не ответили на мои ходатайства разъяснить обвиняемому Мурашкину С.А., в каком году было совершено им «мошенничество» как оконченный состав преступления:

- в 2009 году, когда составлялся договор подряда? Замечу, что не фиктивный, а реальный договор подряда, что установлено рядом судебных решений, вступивших в законную силу;

- в 2010 году, когда Черпаков С.И. начал производить ремонт и сделал в период с 30 апреля по 17 мая, как он стал указывать на повторных допросах, приписки, изготовив лично и подписав документы с превышением объема ремонтных работ?

- в 2011 году, когда Черпаков С.И. подал гражданских иск в арбитражный суд Новосибирской области и выиграл суд на сумму 42 млн. 429 тыс. 93 рубля 71 коп. ?

- в 2012 году, когда началась процедура банкротства ОАО «ПРП» по ряду задолженностей перед многими организациями (предприятиями), где ООО «ТЦ Армейский» считалось кредитором 3 очереди?

- в 2013 году? Когда неизвестно, кто и что делал.

- в 2014 году, когда конкурсный управляющий Федотовских М.Е. по решению арбитражного суда Новосибирской области от 18 ноября 2011 года перечислил часть задолженности со счета ОАО «ПРП» в Екатеринбурге на счет ООО «ТЦ Армейский» в Новосибирске? (Отмечу, что Главная военная прокуратура ответила, что эти деньги к хищению, якобы совершенному Мурашкиным С.А., - отношения не имеют).

Длящимся и продолжаемым мошенничество в данном случае не может быть, ибо задействованы разные лица и совершаются ими совершенно разные действия в разные годы. А перечисляются деньги по гражданско-правовому спору в сфере предпринимательства (появляется их обладатель и распорядитель) лишь 18 декабря 2014 года. И это лишь как последствие предыдущих действий генерального директора ООО «ТЦ Армейский» Черпакова С.И. в период с декабря 2009 года по 17 мая 2010 года (именно тогда по тексту обвинения образовалась сумма задолженности 42.429.093 рубля 71 копейка).

В судебном заседании также не было установлено, когда же совершены именно мошеннические (хищение или получение права на имущество ОАО «ПРП» путем обмана), хотя эти обстоятельства имеют важнейшее значения для квалификации деяний, для определения, в какой редакции действовала вменяемая статья 159 УК РФ.

Насколько обоснованно с точки зрения уголовного права в обвинении указано, что Мурашкин С.А. совершил хищение в период с июля 2009 года по 16 декабря 2014 года в г.Москве и в г. Новосибирске?

С точки зрения уголовного права, такое указание было бы закономерно, если уже с июля 2009 года стали известны факты какого-либо хищения. И за весь период должны быть установлены именно хищения, то есть в 2010 году, в 2011 году, в 2013 году и в 2014 году. При том, за каждый год должна быть установлена сумма похищенного путем мошенничества, которая в итоге может быть объединена при установлении единой цели действий. Обвинение взяло произвольно период времени с момента заключения договора подряда ОАО «ПРП» с ООО «ТЦ Армейский» (что не является хищением) и до окончания даже не их спора за оплату ремонтных работ (судебное решение вступило в силу еще в 2011 году), а с момента получения юридическим лицом - ООО «ТЦ Армейский» части причитающейся им по суду суммы долга. Это еще раз подтверждает, что в обвинении не указана точная дата и место совершения Мурашкиным С.А. именно хищения.

Мурашкин С.А. как обвиняемый, как подсудимый в соответствии с УПК РФ имеет право знать ответы на эти вопросы. Указание о времени совершения мошенничества как оконченного состава преступления - обязанность органа предварительно расследования. Однако, оглашенное обвинение не дало ответы на указанные вопросы о времени совершения преступления. А ведь они имеют важнейшее значение как для квалификации действий Мурашкина С.А., так и для подсудности дела.

Не буду заниматься ликбезом, однако считаю уместным упомянуть положения ст.9 Уголовного кодекса Российской Федерации:

Статья 9 УК РФДействие уголовного закона во времени»).

1. Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

2. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Орган предварительного расследования в лице следователя ГВСУ СК РФ Багирова Т.С. квалифицировал деяния Мурашкина С.А. именно по последствиям, в нарушение ч.2 ст.9 УК РФ. А это повлекло нарушение подсудности при направлении уголовного дела в суд.

В арбитражный суд Новосибирской области Черпаков С.И. обратился еще в 2010 году, когда действовала одна редакция ст.159 УК РФ, когда подавал заявление о банкротстве - другая. Это если исходить из того, что это были мошеннические действия. Тем не менее, органы предварительного расследования и Главная военная прокуратура квалифицировали их по ст.303 УК РФ. Спрашивается, на каком тогда основании Мурашкина С.А., якобы посоветовавшего Черпакову С.И. обратиться в суд, то есть совершить деяние, подпадающее под признаки ст.303 УК РФ, обвиняют не по ст.303 УК РФ (как подстрекателя), а по ст.159 УК РФ? Отвечу, исключительно в целях фабрикации обвинения в отношении невиновного Мурашкина С.А.

Это как бы общие вопросы отношения к обвинению. По конкретным обстоятельствам:

Мурашкин С.А. обвиняется органами предварительного расследования в том, что им лично как исполнителем преступления в период с июля 2009 года по 16 декабря 2014 года в городе Москве и в городе Новосибирске, с использованием своего служебного положения (в период с июля 2009 года по 18 ноября 2011 года) совершено мошенничество, то есть

хищение чужого имущества и

приобретение права на чужое имущество,

путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере, на денежные средства ОАО «ПРП» в сумме 42.429.093 рубля 71 копейка, чем он нарушил имущественные интересы учредителя - Российской Федерации в лице

Минобороны России, а также

субхолдинга ОАО «Оборонстрой» и