МАЛОГРАМОТНОСТЬ или ЦИНИЗМ руководителя уголовно-судебного управления прокуратуры города Москв



«Самая острая боль та, что беспокоит сейчас»

Арабская пословица

Снова хочу вернуться к обсуждению той важной проблемы, о которой пишу уже не один год (http://www.trepashkin.com/news/articles?id=179). Проблема эта болезненная для многих граждан, которые стали объектом уголовного преследования. На мои предыдущие публикации я получил немало писем, которые подтверждают то, что в России часто встречаются случаи, когда судьи (при прокурорском надзоре, осуществляемом их помощниками в судах) вместо освобождения подсудимого от уголовного преследования на основании ст.254 УПК РФ, несмотря на ходатайства этого подсудимого о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности, продолжают незаконное уголовное преследование - доводят судебное разбирательство до обвинительного приговора, назначают наказание и тут же освобождают уже осужденного от этого наказания.

Зачем они это делают? Ведь преступить закон, значит совершить самим преступление. Мы, защитники, как и все граждане России понимаем, что за этот беспредел не будут привлекать к ответственности ни судей, ни прокуроров, у них надежный иммунитет от уголовного преследования за такие преступления. Однако, мы не может не отстаивать права граждан (подследственных, подсудимых), защищая их от незаконного уголовного преследования и незаконного наказания.

Уже не один год боремся за незаконно осужденного Сальникова Вадима. В отношении него была совершена откровенная правовая вакханалия, ничего общего не имеющая с понятием законности и справедливости. Тем не менее, судьи от Чертановского района г.Москвы и до Верховного Суда РФ упрямо отстаивают свою «стабильность судебных решений», игнорируя при этом даже последнее Постановление Конституционного Суда РФ, обязывающего судью прекратить уголовное преследование на стадии именно судебного разбирательства, в случае истечения срока давности уголовного преследования, если подсудимый об этом ходатайствует (см. http://www.bezzakonov.net/single-post/2018/01/02/0001).

После того, как Постановление Конституционного Суда РФ без правовой мотивации отказался исполнять заместитель Председателя Верховного Суда РФ Рудаков С.В., в порядке ст.415 УПК РФ мы обратились в Генеральную прокуратуру РФ. Как ни как ВЫСШИЙ ОРГАН ПО НАДЗОРУ ЗА ЗАКОННОСТЬЮ в государстве - Российской Федерации.

Ответ был двузначным. С одной стороны, Генеральная прокуратура поручила прокуратуре города Москвы проверить изложенные доводы жалобы для принятия решения о возбуждении надзорного производства но новым обстоятельствам, составления заключения по результатам проверки и направлении надзорного представления. С другой стороны, чиновник Генеральной прокуратуры РФ, в нарушение УПК РФ и соответствующей Инструкции Генеральной прокуратуры РФ, обозвал мою жалобу, направленную в соответствии со ст.415 УПК РФ, ОБРАЩЕНИЕМ. Этот противозаконный прокурорский трюк дает право на нарушение процессуальных сроков принятия решения по жалобе, то есть на затяжку ее рассмотрения.

Из прокуратуры города Москвы, куда была направлена моя жалоба для проверки ее доводов, пришел ответ за подписью и.о. начальника уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы А.Ю.Царева (см. ниже). Прочитав ответ, долго размышлял, то ли такие малограмотные прокуроры типа Царева А.Ю. пошли, то ли у них уже цинизм по отношению к гражданам зашкаливает? Пришел к выводу, что второе, Цинизм по отношению к гражданам, к их правам, законности, цинизм по отношению к Постановлению Конституционного Суда РФ. Цинизм прокурора Царева А.Ю., который обязан по статусу надзирать за законностью. И как нам с этим бороться? Кто сможет подсказать свое видение в решении проблемы? Буду благодарен ответам в комментариях.

Цинизм прокурора Царева А.Ю. проявился еще и в том, что лишение Сальникова В.Ю. его конституционного права на прекращение уголовного преследования в связи с истечением срока давности, влекущее отсутствие судимости, он (прокурор) в своем ответе объясняет «заботой» о праве Сальникова В.Ю., не признающего свою вину в совершении преступления (напомню, Сальников В.Ю. пришел к знакомому в гости, а его обвинили в незаконном проникновении в жилище), на дальнейшее судебное разбирательство (помимо, его воли) и получение обвинительного приговора и судимости (правда, с освобождением от наказания).

Уже не первый раз сталкиваюсь с тем, что прокуроры ссылаются при отказе на непризнание вины подсудимым. Они даже не знают, что такого основания для отказа в применении ст.254 УПК РФ - НЕТ! Откуда они это в выковыривают? Сами ответить не могут. Тупо ссылаются и все.

Ну, а я решил пройти еще один круг - написал снова в Генеральную прокуратуру РФ уже жалобу на незаконность ответа и.о. начальника уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы А.Ю.Царева (см. ниже). Зная отрицательное отношение нынешних прокуроров к соблюдению законности (уже писал аналогичную жалобу по делу Кузнецова В.М.), надежд на положительное решение мало. Но я все еще надеюсь, что жалоба может поспасть к незначительной части сотрудников прокуратуры, которые еще понимают смысл слова «законность» и будет принято справедливое решение.

Адвокат

М.И.Трепашкин

18 февраля 2018 года.


-----------------------------------------------------------------------------------

Генеральному прокурору Российской

Федерации

Чайке Ю.Я.

-----------------------------------

125993, гор.Москва, ул.Б.Дмитровка, д.15-а

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин

и партнеры» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича, рег.№

77/5012 в реестре адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов обвиняемого Сальникова

Вадима Юрьевича (ордер прилагается).

Постановление Конституционного Суда РФ

дало разъяснение по спорному вопросу, однако

оно оказалось неисполненным

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

на приговор Чертановского районного суда гор.Москвы

от 30 апреля 2015 года и последующие судебные решения

в отношении Сальникова В.Ю.

(в соответствии с п.3 ч.4 ст.413 и ст.415 УПК РФ)

Город Москва 31 декабря 2017 года

Прошу в соответствии со ст.ст.415-416 УПК РФ возбудить производство по уголовному делу в отношении Сальникова Вадима Юрьевича ввиду новых обстоятельств (п.1 ч.4 ст.413 УПК РФ), имеющих существенная значение для дела, и направить его с заключением в суд в соответствии со ст.417 УПК РФ.

Суть жалобы:

А. Приговор суда.

30 апреля 2015 года приговором судьи Чертановского районного суда гор.Москвы Ермишиной И.А. (единолично) Сальников Вадим Юрьевич признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных

п. «а» ч.3 ст.111,

п. «г» ч.2 ст.112 и

ч.2 ст.139 УК РФ, и ему было назначено наказание:

- по п. «а» ч.3 ст.111 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 6 лет;

- по п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года,

- по ч.2 ст.139 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработка в доход государства 10%. На основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ Сальников В.Ю. освобожден от наказания, назначенного по ч.2 ст.139 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Задолго до вынесения приговора Сальникову В.Ю. - 26 февраля 2015 года истек срок давности привлечения к уголовной ответственности по ч.2 ст.139 УК РФ.

Не признавая свою вину, но будучи извещен защитником о праве заявить ходатайство о прекращении уголовного преследования по не реабилитирующим основаниям, подсудимый Сальников В.Ю. и я как его защитник многократно подавали ходатайства о прекращении уголовного преследования Сальникова В.Ю. по ч.2 ст.139 УК РФ на основании ч.1 ст.254 УК РФ:

12 марта 2015 года (отказано с мотивировкой необходимости исследовать доказательства по этому составу преступления),

27 марта 2015 года (отказано, не согласен прокурор и нет мнения потерпевших),

15 апреля 2015 года (отказано со ссылкой на ч.8 ст.302 УПК РФ, хотя подсудимый просил прекратить уголовное преследование до приговора),

20 апреля 2015 года (отказано).

Копии всех 4-х ходатайств прилагаются.

27 июля 2015 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, рассмотрев апелляционную жалобу защиты, своим апелляционным определением оставила приговор без изменения, указав, что суд первой инстанции обязан был руководствоваться именно ч.8 ст.302 УПК РФ вне зависимости от желания подсудимого прекратить уголовное преследование на основании ч.1 ст.254 УПК РФ.

28 октября 2015 года постановлением судьи Московского городского суда Свиренко О.В., а

29 января 2016 года постановлением судьи Верховного Суда РФ Колышницына А.С. было отказано в передаче моих кассационных жалоб от 24 августа 2015 года и от 10 декабря 2015 года соответственно для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Эти судьи утверждали, что суд не должен был руководствуется ч.1 ст.254 УПК РФ, несмотря на ходатайства подсудимого и его защитника, а обязан был вынести обвинительный приговор на основании ч.8 ст.302 УПК РФ и освободить Сальникова В.Ю. уже от уголовного наказания.

15 сентября 2016 года письмом № 5-УКС15-2640 их мнение признал законным и обоснованным заместитель Председателя Верховного Суда РФ Рудаков С.В.

Таким образом, между защитой и судьями возникла спорная ситуация, какой нормой права необходимо было руководствоваться: ч.1 ст.254 или ч.8 ст.302 УПК РФ.

Подсудимый Сальников В.Ю. и я как его защитник настаивали на применении ч.1 ст.254 УК РФ и просили освободить Сальникова В.Ю. от уголовного преследования в связи с истечением с роков давности привлечения к уголовной ответственности по ч.2 ст.139 УК РФ.

Обвинение и судья Ермишина И.А. отказывали нам в ходатайствах на протяжении 2-х месяцев и ссылались при этом на необходимость руководствоваться ч.8 ст.302 УПК РФ, несмотря на возражения подсудимого. Сальников В.Ю. после истечения сроков давности подвергся дальнейшему уже незаконному уголовному преследованию, в отношении него был вынесен обвинительный приговор, хотя он и был освобожден от отбывания по нему наказания. Вышестоящие суды посчитали такое решение судьи Ермишиной И.А. верным и оставили обвинительный приговор в этой части «законным и обоснованным», породив прецедент, противоречащий Поступлению Конституционного суда РФ.

Б. Новые обстоятельства, установленные после вступления приговора в законную силу.

2 марта 2017 года вышло Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 4-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Ю.Глазкова и В.Н.Степанова», которым было дано разъяснение, что в соответствии с ч.1 ст.254 УК РФ судья обязан прекратить уголовное преследование в отношении подсудимого, если последний об этом ходатайствует, независимо от признания им своей вины, а если суд первой инстанции это требование не соблюдает, выносит приговор и освобождает уже осужденного от наказания, то такой приговор подлежит отмене как незаконный.

Следовательно, судьи Ермишина Е.А., Гордеюк Д.В., Агамова Д.Г., Мартынова Л.Т., Колышницын А.С. и Рудаков С.В. необоснованно ссылались на ч.8 ст.302 УПК РФ.

Обвинительный приговор судьи Чертановского районного суда города Москвы Ермишиной И.А., все последующие судебные решения, в том числе письмо № 5-УКС15-2640 заместителя Председателя Верховного Суда РФ Рудакова С.В. вынесены в противоречие с Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 марта 2017 года № 4-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Ю.Глазкова и В.Н.Степанова» (текст прилагается), что является нарушением ст.79 Федерального Конституционного закона № 1-ФКЗ от 21 июля 1994 года «О Конституционном Суде Российской Федерации».

В. Дополнительные обоснования жалобы.

Прекратить уголовное преследование в случае, если обнаружится, что срок давности уголовного преследования истек, является не только правом, но и обязанностью суда, который обязан исполнить требование закона.

Именно на это указывал многократно в своих разъяснениях (в соответствии со ст.126 Конституции России) и конкретных решениях Верховный Суд Российской Федерации. Это разъяснено в Постановлении Конституционного суда РФ от 2 марта 2017 года № 4-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Ю.Глазкова и В.Н.Степанова»:

«…Основанная на взаимосвязанных положениях пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 УПК Российской Федерации судебная практика также исходит из того, что при у