История Академии ФСБ России



Первые годы после революции

Создавая Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности при СНК РСФСР, руководство страны считало это временной мерой, направленной против контрреволюционных выступлений внутри государства. Но действительность сломала планы правительства и потребовала самого серьезного внимания к организации и укреплению не только армии, но и других силовых структур, в том числе и органов госбезопасности.

В то время перед ВЧК встал серьезный вопрос подбора сотрудников. Возглавили Комиссию революционеры-профессионалы (Ф.Э. Дзержинский, М.С. Кедров, И.К. Ксенофонтов, М.Я. Лацис, В.Р. Менжинский, Я.Х. Петерс, В.В.Фомин и др.), имевшие большой опыт противодействия органам безопасности царского времени, и отлично знавшие, что такое слежка, аресты, побеги из тюрем и ссылок. Воинские подразделения ВЧК состояли из профессиональных военных либо из людей, получивших боевой и служебный опыт в годы Первой мировой войны. Оперативные же подразделения и службы начинали «с чистого листа».


Ф.Э. Дзержинский с товарищами

Трудности в подборе оперативного состава и следователей заключались в том, что сразу после революции новая власть категорически отвергала опыт деятельности Департамента полиции, Отдельного корпуса жандармов, других правоохранительных органов царской России, исключала возможность использования их сотрудников, а также форм и методов борьбы с политическими противниками.

В ЧК направлялись рабочие, крестьяне, солдаты и матросы, идейно убежденные, преданные делу революции, но не имевшие, как правило, даже примерного представления о своей будущей профессии. Крайне невысоким был у них и общеобразовательный уровень. Подготовка многих сотрудников началась с ликвидации неграмотности. Эта работа велась постоянно, в губчека создавались специальные кружки и школы, проводились индивидуальные занятия.

Политическая, военная и оперативная обстановка в стране постоянно осложнялась. Стало ясно, что о ликвидации ВЧК как временной организации говорить рано. Шла Гражданская война, усиливалась разруха, контрреволюция перешла от открытых к скрытым, тайным формам борьбы с Советской властью. Соответственно расширялись сферы деятельности сотрудников органов безопасности, создавались новые структуры, повышались требования к сотрудникам.

При назначении чекистов на конкретную должность все чаще учитывалось наличие у них специальных знаний и навыков, необходимых в работе. Ф.Э. Дзержинский отмечал, что, например, уполномоченный по политическим партиям обязан хорошо знать программы различных партий; в состав комиссий по религиозным делам необходимо включать лиц, знакомых со спецификой ведения следствия по делам верующих; в транспортных органах обязательно наличие знаний военного дела и железнодорожных правил. В «Инструкции следователям чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» подчеркивалось, что следователи должны иметь юридическое образование и обладать такими личными качествами, как выдержка, вежливость, корректность, а главное - наблюдательность.

Особое внимание уделялось подбору руководителей, которые должны были быть более подготовленными, образованными, глубже понимать сущность политики партии, обладать организаторскими способностями, навыками работы в коллективе и с коллективом.

Возрастающие требования к профессиональным и личным качествам оперативного состава и руководителей не могли быть реализованы только в процессе практической деятельности. Особенно это касалось разведывательной, контрразведывательной и юридической подготовки. Нужны были специальные учебные заведения с четкой системой обучения и повышения квалификации сотрудников органов безопасности.

Серьезным шагом в создании системы подготовки кадров было открытие курсов ВЧК. Впервые этот вопрос был поставлен Коллегией ВЧК 5 апреля 1918 г. Члены Коллегии высказались за образование специальных курсов для разведчиков и комиссаров с привлечением к преподаванию на них опытных руководителей.

Открытие курсов ВЧК состоялось в сентябре 1918 г. Их слушателями стали сотрудники чрезвычайных комиссий, а также партийные и советские работники. В принятом Положении об инструкторских курсах при ВЧК отмечалось, что они должны готовить заведующих отделами ЧК, следователей, комиссаров, разведчиков и организаторов-инструкторов.


Первыми учебными пособиями чекистов стали подготовленные в 1918 г. документы, регламентировавшие обязанности и права сотрудников ВЧК: «Инструкция следователям ВЧК», «Инструкция для следователей и комиссаров дежурных отделов», «Инструкция по борьбе со спекуляцией», «Обязанности работающих по политическому розыску», «Правила производства дознания», «Инструкция для наружного наблюдения разведчика», «Краткие указания для ведения разведки», «Инструкция пограничным ЧК и комиссарам Комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» и др.

К проведению занятий привлекались руководящие сотрудники и члены Коллегии ВЧК.

Зарождение школы

Окончание Гражданской войны, переход к НЭПу потребовали коренной перестройки всей системы подготовки сотрудников органов безопасности. Учитывая важность повышения уровня подготовки кадров, Ф.Э. Дзержинский писал: «Прошли те времена, когда мы противопоставляли контрреволюции только беззаветную смелость сотрудников органов безопасности и большевистскую преданность. Теперь к этим ценным качествам необходимо добавить хорошую выучку, образованность, отличное знание своего дела».

В первую очередь было признано целесообразным увеличить срок обучения на курсах до трех месяцев, установить для них постоянные штат и структуру. 29 января 1921 г. на основании постановления Президиума ВЧК организуются курсы по подготовке сотрудников для службы в органах ВЧК.


Занятия на курсах по подготовке работников для органов ВЧК начались 26 апреля 1921 г. Постепенно накапливался опыт подготовки кадров, совершенствовалось практическое обучение. Отсутствие учебных пособий повышало роль лекций и непосредственного общения преподавателей с курсантами, заставляло искать новые формы занятий. Одной из довольно эффективных форм стало проведение практических занятий в специализированных группах с привлечением к обучению курсантов оперативных работников.

Курсанты распределялись по следующим секциям: Особого и Секретного отделов, по борьбе с бандитизмом, по транспорту, по оперативной и секретной работе, статистическо-регистрационной и экономической. Распределение курсантов по секциям производилось представителями оперативных отделов ВЧК совместно с администрацией курсов.

Во время практических занятий оперативные работники выявляли способности курсантов и возможные направления последующей деятельности каждого из них в определенной должности в органах и войсках ВЧК.

Был пересмотрен первоначальный подход к использованию опыта работы и специалистов дореволюционных правоохранительных органов. В качестве преподавателей на курсы стали приглашать известных работников жандармерии, полиции и разведки, которые вели обучение по «старорежимным» учебникам. Более того, в основу деятельности ряда служб ВЧК были положены методы и приемы царской тайной полиции. Например, инструкция, принятая 1-й Всероссийской конференцией ЧК и закрепившая основы работы наружного наблюдения, многое заимствовала из инструктивных документов филерской службы, в том числе организационные принципы, терминологию и конкретные методы работы.


Стали формироваться фонды новых учебных пособий, нормативных материалов. Среди тех, которые сохранились, можно отметить «Необходимое руководство для агентов чрезвычайных комиссий» (1918), «Краткие сведения из агентурной разведки» (1919), «Инструкция для комиссаров чрезвычайных комиссий» (1920), «Исторический обзор белогвардейского заговора в Петрограде» (автор П.А.Карусь) и др. Курсантам было рекомендовано чтение журналов «Красная новь», «Под знаменем марксизма», «Печать и революция», «Книга и революция», «Октябрь», «Молодая гвардия».

Большое внимание на курсах уделялось военному делу и физической подготовке слушателей. Учебные программы предусматривали отработку навыков владения оружием, стрельбы, строевую и физическую подготовку. Слушатели участвовали в военных парадах, в войсковых операциях с участием сотрудников органов безопасности.

Обсуждение всех принципиальных вопросов внутренней жизни происходило на заседаниях постоянно созываемого Академического совета курсов ГПУ (в связи с реорганизацией ВЧК в ГПУ курсы ВЧК были преобразованы в курсы ГПУ).

В 1922 г. принимается утвержденное Коллегией ГПУ Положение о Высших курсах, в котором определяются организация и аппарат управления, задачи отделов. В Положении отмечалась ведущая роль Высших курсов в организационном и учебно-методическом становлении всей системы подготовки кадров органов госбезопасности. Созданный на Высших курсах учебно-инструкторский отдел разрабатывал планы, программы для всей сети курсов и школ при местных органах ГПУ. Вопросы учебного процесса решались на Учебном совете, в который входили представители Высших курсов и сотрудники оперативных отделов центрального аппарата ГПУ. Совет лекторов, состоявший из начальника курсов, начальника учебной части, лекторов и преподавателей, обсуждал методику преподавания, составлял учебные планы, программы, лекции, распределял время занятий, осуществлял воспитательную работу.

В зависимости от реальных угроз безопасности страны усиливалась специализация в подготовке кадров оперативного состава органов ГПУ. Ф.Э. Дзержинский уделял большое внимание укреплению и обеспечению безопасности железнодорожного транспорта, имевшего важнейшее народнохозяйственное значение для возрождения экономического потенциала страны. Соответственно укреплялись аппараты сотрудников органов безопасности на транспорте, для которых нужно было готовить чекистов-транспортников. Приказом ГПУ от 23 марта 1923 г. была открыта 1-я Московская школа Транспортного отдела ГПУ, названная именем Ф.Э. Дзержинского, которая затем была переименована в Центральные транспортные курсы ГПУ. История курсов примечательна тем, что впоследствии они станут одними из наиболее специализированных курсов Центральной школы ОГПУ.


Москва, Б. Кисельный пер., д. 11. Здесь в 1922 – 1925 гг. размещалась 1-я Московская школа ТО ОГПУ, а в 1925 – 1930 гг. Школа ОГПУ им. Ф.Э. Дзержинского

В ноябре 1923 г. создается Высшая пограничная школа ОГПУ, и основная подготовка оперативных сотрудников для пограничных войск передается во вновь созданное учебное заведение.


5 выпуск VII роты Школы ТО ОГПУ им. Ф.Э. Дзержинского. 1927г.

В июле 1929 г. Высшие курсы ОГПУ преобразовываются в школу по переподготовке работников внутренних органов. Отбор в учебное заведение органов государственной безопасности стал еще более тщательным. Для командируемых на учебу стаж службы в ОГПУ увеличился до 5 лет.


В связи с созданием школы по переподготовке кадров внутренних органов ОГПУ в августе 1929 г. подготовка кадров ОГПУ при Высшей пограничной школе ликвидируется и все обучение сотрудников для Секретного отдела (СО), Экономического отдела (ЭКО) и Информационного отдела (ИНФО) ОГПУ СССР сосредоточивается во вновь сформированной школе. В начале 1920-х годов кроме курсов лекций и нормативных документов появляются первые учебные пособия. Заслуживает внимания, например, такая работа, как «Канва агентурной разведки» (1921). Особо плодотворной была вторая половина 20-х годов. Появляется ряд работ М.Е. Климова: «Техника контрразведывательной службы» (1925), «Экономическая контрреволюция» (1928), «Краткие очерки антисоветских политпартий» (1928), «Очерки по истории карательных органов» (1928) и другие.


В годы суровых испытаний Великой Отечественной войны

22 июня 1941 г. начальник Высшей школы НКГБ комбриг Н.К. Давыдов издал приказ, в котором говорилось, что с 13 часов 22 июня 1941 г. в г. Москве и Московской области объявлено «угрожаемое положение». В Школе были проведены необходимые мероприятия: введено усиленное дежурство штаба МПВО, созданы дежурные подразделения, взяты под усиленную охрану объекты Школы, склады вооружения, линии связи, транспорта и т. п. Личный состав был срочно вызван из отпусков и командировок.


Н.К. Давыдов

В первые дни войны приказом наркома внутренних дел СССР была создана Особая группа при НКВД, которой поручалась организация разведывательно-диверсионной работы и партизанской войны в тылу немецко-фашистских войск. Группа была сформирована на базе Первого (разведывательного) управления Наркомата госбезопасности СССР. В нее подбирали оперативных сотрудников, имевших опыт разведывательной работы за рубежом и партизанских действий в период гражданской войны в Испании. Возглавил группу заместитель начальника Первого управления П.А. Судоплатов. 26 июня в специальный отряд при этой группе было откомандировано 140 слушателей основного отделения Высшей школы. 16 октября 1941 г. отряд был преобразован в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН).


Слушатели ВШ НКВД СССР с бойцами ОМСБОНа. 1942 г.

Командовал спецотрядом, а затем ОМСБОНом выпускник Высшей школы В.В. Гриднев, чекист с 1921 г., сотрудник внешней разведки.