Информация по делу Черенкова С.В. и Похилюка С.М. - жертв преступного сообщества ГУЭБ и ПК, а также следователей МВД России

December 23, 2017

25  февраля  2016 года

 

Допрос  основного  свидетеля  обвинения  Алфёрова  В.Е.

 

     Суть обвинения:

      25  февраля  2016 года  в  Пресненском  районном суде  города  Москвы продолжился  уголовный  процесс  по  уголовному  делу  в  отношении  Черенкова  С.В. и Похилюка  С.М.,  обвиняемых  в  покушении  на  мошенничества  в  особо  крупной  размере  (ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ). Они обвинялись  в  том,  что  за  1.200.000  долларов  США    пытались  продать место  в  Высшем  совете  партии «Единая  России»  руководителю  Qiwi  Романенко  А.Н.,  и  26  сентября  2014 года  были  осуждены  судьей  Долгополовым.   После  отбытия  ими   2  года  в местах  лишения  свободы,  президиум  Московского городского  суда  по  жадобам  адвокатов  отменил  обвинительный  приговор  и  вернул  дело на  новой  судебное  рассмотрение  по  причине  множественных нарушений  УПК  РФ.

 

      Что  происходило на  судебном  заседании 25  февраля  2016 года.

 

        К  удивлению  всех  адвокатов  явился  главный  свидетель обвинения  Алфёров  Вадим  Евгеньевич,  по заявлению  которого и  было  возбуждено  уголовное  дело  в  отношении  Черенкова С.В. и  Похилюка  С.М. 

       В  самом начале  допроса  Алфёров  В.Е.   заявил,  что  гр-не  Камалдинов  Виктор  и  Трепашкин  Михаил   осуществляют  его  незаконное  преследование,  публикую  в  СМИ  материалы о  том,  что  он  является  штатным  провокатором  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России.  В  действительности,  он  систематически   отыскивает  мошенников  и  через  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  засаживает  их  в  тюрьму.  Именно  так  он  поступил  с    Логуновым В.Н. и  Голованчиковым М.А.,  Дынником  Г.С.  и  Бараном  О.М.,  Великой  Е.В.,  Надеевой  Ю.Г.  и  Чубаровой  П.Ю.,  а  также  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.   После  перечисления  каждого из этих  4-х  дел  Алфёров  В.Е.  как-то торжественно  подчёркивал  «Сидят!».  Не отрицал  он  своего  участия  и  в  других  подобных  делах.  «Мне  очень не  нравятся  мошенники», -  заявил  в суде  Алфёров.  На  это  адвокатом  Трепашкиным  М.И.  был  задан  вопрос:  А   вы  не забыли что на  Вас  также поступало   заявление  о групповом  мошенничестве  со  стороны потерпевшего  Машевского?  (http://pasmi.ru/archive/107986 ).  Гр-н  Алфёров  В.Е.  заявил,  что он не помнит  такого  дела.

         На  вопросы,  касающиеся   деталей разговоров  с  Черенковым  С.В.  и  Похилюком  С.М.  (как  втягивал  их  в  авантюру),  участия  в  оперативно-розыскных мероприятиях  -  Алфёров  В.Е.  заявлял,  что он ничего  уже не помнит.  При  том,  он  систематически  утверждал,  словно  крутил  шарманку:  «Не  помню, не  помню»   еще  до  того,  как  ему  успевали  адвокаты  задать  вопросы.  Адвокат  М.Габрилович   обратилась  к  председательствующему  Шипикову  А.И.  с  предложением,  предупредить  свидетеля  еще раз  об ответственности за  отказ  давать показания.

          Немало  времени  ушло на  то,  чтобы  выяснить  у  свидетеля  Алфёрова  В.Е.:  Просил  его   Романенко А.Н.  купить должность  в  Высшем  совете  партии  «Единая  Россия»  или нет?  Отвечая  на  эти  вопросы,  Алфёров  В.Е.  постоянно  менял  показания.  Вначале  он  заявлял,  что Романенко  А.Н.  ему  сказал,  что  должность  в  Высшем  совете  «Единой  России»  ему  не нужна  и  что  такая  покупка  незаконная,  он не  уполномочивал  его  (Алфёрова)  совершать  какие-либо действия  в   его интересах.  На  вопросы  адвокатов,  по  каким же причинам  он  сообщил  тогда  ложные  сведения   Черенкову  и  Похилюку,  что  якобы  Романенко  А.Н. нужна  такая  должность и что он готов внести деньги на  её  покупку,  Алфёров  В.Е.  стал  утверждать,  что он  сообщил  верные  сведения.  «Так  значит,  Романенко  А.Н.  дал  согласие  на  действия  от его  имени для  покупки  должности?», -  вопрос  адвоката  Габрилович.  «Нет,  ему  должность не  нужна  была  и он  доверенности мне  не  давал», -  прозвучало  в  ответ  от  Алфёрова.  Адвокат  Трепашкин  задал  вопрос:  Зачем  же  Вы  тогда  провоцировали  Черенкова  и  Похилюка  на совершение действий  по  покупке  должности  в  «Единой  России»,  ели  она не  нужна  была  ни  Вам,  ни  Романенко,  и  последний не  давал  Вам  каких-либо  поручений  действовать  в  его интересах?  Чуть ли не хором  и  Алфёров  и  заместитель  Пресненского  межрайонного прокурора  города Москвы Юрздицкий  К.А.   запротестовали,  что  тут нет  провокации.  Хотя  подстрекательство  на   неправомерные действия  усматривалось   чётко.  Тут  можно  делать лишь один  вывод:  ни  прокуратура,  ни  тем  более  сам  Алфёров  В.Е. не понимают,  что такое  провокация.   Поэтому  и  стряпали дела  путем  откровенной  провокации.

        В  целом,  по  оценке  почти  всех  участвующих  в  процессе  лиц,  сложилось  мнение  об   Алфёрове,  как  лживом скользком  человеке  и штатном  провокаторе  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России.

        В  ходе  допроса  он  многократно  подчеркивал,  что  их  с  «Романенко Андреем  связывает  давняя  дружба»,  а  их  общего знакомого  генерала  Колесникова  он  видел лишь один раз (это на  вопрос,  почему  он  писал  заявления  на  имя  заместителя  ГУЭБ и  ПК  Колесникова,  а не  начальника  Сугробова). 

     Алфёрову  В.Е.  также  задали  вопрос,  почему  понятые,  которые  в  отличие  от него  (Алфёрова)  все  помнят,   в судебном  заседании не подтвердили его  показания  о проводимых  до  21  января  2014 года  оперативно-розыскных  мероприятиях  с  их  участием,  он  ответил:  «А  вы  их  запугали». 

     По ходатайству  защиты  были оглашены  показания  Алфёрова  В.Е. на предыдущем  суде  в связи  с наличием  противоречий.  На  это  Алфёров  заметил:  «Я  тогда  был  в невменяемом  состоянии».  Председательствующий  тут же  отреагировал: «А  сейчас  Вы  во  вменяемом  состоянии?».  Алфёров  ответил,  что  у него  лишь  давление  высокое,  но он  вменяем  и  может  давать показания.

      Тем  не  менее,  Алфёров  В.Е. не  смог  ответить на  вопрос  адвоката,  где  же он работал на  момент  участия  в  ОРМ  по  указанным  выше  4-м  делам,  ибо  в  разных  делах  он  указал  себя  сотрудником  различных  (6-ти)  организаций, одновременно.  И  ни одно  из них не  подтверждено  документально  и  свидетельскими показаниями.

 

       Как  в  итоге  будут  оценены судом  «прыгающие»  показания  Алфёрова  В.Е.,  предсказать трудно,  с  учетом  обвинительно  ангажированного российского  правосудия.

 

       Следующее  судебное заседание  стоятся  1  марта 2016 года  в  14  часов  00  минут.  Гособвинитель  заявил,  что  он намерен  в  этот день   вызвать  дополнительных  свидетелей  обвинения.  Кого  именно,  - неизвестно.

 

 

        Адвокат     

                                                М.И.Трепашкин

 

       Романенко А.Н.  в  зале судебных  заседаний  вместе  со  своим  адвокатом.

 

       Председательствующий  по делу просит  посмотреть  Романенко  А.Н.,  его ли подписи  стоят  на  постановлении  о  признании  его  потерпевшим  на  стадии  предварительного расследования.

 

 

     16  февраля 2016 года

    Информация  по делу  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М. -  жертв  преступного  сообщества  ГУЭБ  И  ПК  МВД  России.

 

     Суть обвинения:

      16  февраля  2016 года  в  Пресненском  районном суде  города  Москвы продолжился  уголовный  процесс  по  уголовному  делу  в  отношении  Черенкова  С.В. и Похилюка  С.М.,  обвиняемых  в  покушении  на  мошенничества  в  особо  крупной  размере  (ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ). Они обвинялись  в  том,  что  за  1.200.000  долларов  США    пытались  продать место  в  Высшем  совете  партии «Единая  России»  руководителю  Qiwi  Романенко  А.Н.,  и  26  сентября  2014 года  были  осуждены  судьей  Долгополовым.   После  отбытия  ими   2  года  в местах  лишения  свободы,  президиум  Московского городского  суда  по  жалобам  адвокатов  отменил  обвинительный  приговор  и  вернул  дело на  новой  судебное  рассмотрение  по  причине  множественных нарушений  УПК  РФ.

 

    Чудеса  на судебном заседании  16  февраля  2016 года:

 

    1. Свидетели обвинения  Воронцова  М.А.  и Игонина  Т.Е.,  которые  значились  понятыми (представителями  общественности)  при  проведении  оперативно-розыскных  мероприятий  в  период  с сентября  2013 года  по  21  января  1014  года  показали,  что  они  участвовали  лишь  в  одном  ОРМ  21  января  2014 года.  В  остальных  они не  участвовали,  их  записали  формально,  сфальсифицировав их  участие  в  во  многих  ОРМ.

      Кроме  того, они  показали,  что  следователь их не допрашивал,  а  протоколы  написал  от  их  имени  сам.

     2.  Потерпевший  по  обвинительному  заключению  - Романенко  А.Н.  еще  до  допроса  сделал  заявление  о  том,  что он  к  делу  не  имеет отношения  и его  ошибочно  признали  потерпевшим  по делу,  вопреки  закону,  так  как  он

              не знает  обвиняемых, 

              никогда их не видел  и не  вел  с  ними  никаких  переговоров,   

              место  в  Высшем  совете  партии «Единая Россия»  он не с обирался  получать,

              деньги  обвиняемым не  давал  и  не собирался  давать,

              никакого  ущерба  по делу  ему не  причинено, 

              просил  не  впутывать его  в  это дело.

 

      Все  изложенной  показывало,  что  уголовное  дело  сфабриковано  было  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и  их  штатным  провокатором  Алфёровым  В.Е. и  поэтому сразу  же  рассыпалось в суде  (основные  свидетели  обвинения  Воронцова  и  Игонина  не  подтвердили  записанные  от  их  имени  показания  и  о проведении  ОРМ  в  период  с  28  сентября  по  21  января  2014 года,  потерпевшего  в  деле  нет).  Остался  не  допрошенным  лишь один  свидетель  обвинения  -  штатный  провокатор  Алфёров  В.Е.,   которого не  удалось доставить  даже по постановлению  о принудительном  приводе.

      Подсудимых  необходимо  было  срочно  выпускать  из  клетки.

       Однако, судья  Шипиков  отказал  в  ходатайстве  об отмене  содержания  под  стражей  Похилюка  и  Черенкова,  отказал  и  в  возвращении  дела  прокурора  из-за  фальшивости  обвинительного заключения,  составленного  следователем  Колесниковым  А.В.,  указав,  что эти ходатайства  заявлены  преждевременно.

 

         Не  могу  понять,  как  можно  держать под  стражей  лиц  по  явно  сфабрикованному  обвинению?    

 

         Следующее  заседание  назначено на  25  февраля  2016 года  в  14  часов.

         Надеемся,  что  поймают  провокатора Алфёрова.  Его  вдохновители  из  ГУЭБ  и  ПК  МВД  Росси  почти  все  уже  под  стражей.  Заместитель прокурора  предложил  допросить  еще  и  следователя,  который  стряпал  фальшивку.  Возможно,  что он  тоже  появится  в суде  25  февраля.

 

        Адвокат     

                                                М.И.Трепашкин

                                                      Генеральному  прокурору  Российской 

                                                      Федерации 

                                                      Чайке  Ю.Я.     

                                                                                                                                            

                                                 от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                       города Москвы Трепашкина Михаила

                                                       Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                       адвокатов гор.Москвы,  …

                                                       моб.тел.:8 916 300 55 39,  эл.адрес:

                                                       treadv@gmail.com

 

                                                       в защиту интересов осужденного

                                                       Черенкова Сергея  Владимировича

 

 

 

Осужден  человек,  который  преступления

не  совершал 

 

 

ЖАЛОБА

на незаконное  осуждение  гр-на  России  Черенкова  С.М.

на  основании сфальсифицированных сотрудниками

 ГУЭБ  и  ПК   МВД  России материалов   

          

 

Город Москва                                                                                 12  июня  2015 года

 

 Уважаемый  Юрий  Яковлевич!

 

       Обращаюсь  к  Вам  как  Генеральному  прокурору  Российской  Федерации  по  факту  явно незаконного  осуждения  гражданина  России  Черенкова  Сергея Владимировича по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ  путем  фальсификации  материалов  уголовного дела  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  во главе  с  бывшим  заместителем начальника  Управления  генерал-майором  Колесниковым  Б.Б.  

 

        Черенков  С.М.  является  одной  из  жертв   провокационной  деятельности  преступного сообщества,  в  отношении  которого  расследуется  Следственным  комитетом  Российской  Федерации  уголовное  дело.    

        К  сожалению,  судья  Пресненского  районного суда  города  Москвы  Долгополов  Д.В.  и  судьи  апелляционной  инстанции  Мосгорсуда  Комлева  Ю.В.,  Светозерская  Ю.М.  и  Жигалева  Е.Б.   не  придали  должного  внимания    на  очевидные  факты   нарушения  УПК  РФ:

       -  в  нарушение  ст.42  УПК  РФ    потерпевшим  принудительно назначили  предпринимателя  и друга  генерала Колесникова  В.В.   – Романенко  А.Н.,  который  утверждает  даже  с  использованием  СМИ,  что он  таковым  не  является и  к  делу  отношения  не  имеет;

     -  в  уголовном  деле  отсутствует  заявление  потерпевшего,  что  необходимо  для  возбуждения  уголовного дела  в  соответствии  со  ст.20  УПК  РФ;

      -  в  основу  возбуждения  уголовного дела  положили  заявление  свидетеля  Алфёрова  В.Е.,  который  является  штатным  подставным  лицом – агентом-провокатором  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  (фигурирует в  нескольких  уголовных  делах);

     -  понятые  не  присутствовали  в  ходе проведения  ряда  оперативно-розыскных  действий,  а  их  подписи  поставлены «задним»  числом (они  подтвердили  это  в судебном  заседании),  -

 

      и вынесли  обвинительный  приговор  в  отношении  заведомо невиновного  человека. 

 

        Более  конкретно  по  существу  жалобы:

 

        I.   26 сентября 2014 года приговором  судьи Пресненского районного  суда  гор.Москвы  Долгополова  Д.В.  (единолично)  Черенков Сергей  Владимирович признан  виновным  в  совершении  преступления, предусмотренного  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ,   и  ему  было назначено наказание  в  виде  лишения  свободы  сроком  на 3 (три)  года  10 (десять),  со  штрафом  в  доход  государства в  размере  250.000 рублей, без ограничением свободы, с  отбыванием  наказания в  исправительной  колонии  общего  режима. 

     Срок  наказания  исчисляется  с   22  января  2014 года.

     По  этому  же  делу  осужден  гр-н Похилюк  С.М.  к  4  годам  лишения  свободы, со  штрафом  в  доход  государства в  размере  150.000 рублей, без ограничением свободы, с  отбыванием  наказания в  исправительной  колонии  строгого режима  (копии  приговора  и  апелляционного  определения прилагаю).

 

     

            II.  При  вынесении  приговора  существенно  нарушен  уголовно-процессуальный  закон, а  также  положения  ст.6  Конвенции  о защите  прав  и  основных свобод.

 

         Во-первых,    суды  первой  и  апелляционной инстанции незаконно  отказали  в  неоднократных  ходатайствах  обвиняемых  и  их  защитников  о  допросе в  судебном  заседании  потерпевшего  Романенко  А.Н.,  показания  которого  имели  существеннейшее  значение  для  правильного решения  по делу.  Это  является  нарушением  пункта  1  статьи  6  во  взаимосвязи   с  подпунктом  «d»  пункта 3  статьи  6  Конвенции,  влекущим  отмену  приговора. 

         Президиум  Верховного Суда  Российской  Федерации    по  этим  основаниям  отменял  приговоры  после  следующих  постановлений  Европейского суда  по  правам  человека:

       «Мельников  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 23610/03),

       «Кривошапкин   против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 42224/04),

       «Кононенко  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 33780/04),

       «Сутягин  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 30024/02),

       «Миминошвили  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 20197/03),

       «Попов  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 26853/04),

       «Владимир  Романов против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 41461/02),

       «Трофимов  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 1111/02),

       «Поляков  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 77018/01),

       «Шаркунов  и  Мезенцев против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 75330/01),

       «Ильяди  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 6642/05),

       «Ванфули  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 24885/05),

       «Карпенко   против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 5605/04),

       «Нечто  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 24893/05),

       «Дамир  Сибгатуллин против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 1413/05),

       «Салихов  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 23880/05),

       «Идалов  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 5826/03),

       «Пичугин  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 38623/03),

       «Евгений  Иванов  против  Российской  Федерации»  (жалоба  № 27100/03)  и другие.   См.  лист  л.л.18-19 приложения  «Замечания  властей  Российской  Федерации по  приемлемости  и  существу  жалобы  2Щербатых  против  Российской  Федерации».

           По всем решениям ЕСПЧ  из казны  государства -  России  выплачивались немалые  суммы  компенсации  морального вреда.

 

            В  ходе судебного разбирательства  по делу  и  вынесении   приговора грубо  было нарушено  право  обвиняемого  Черенкова  С.В.  и  его  защитников  на  допрос  в судебном  заседании  «потерпевшего»  Романенко  А.Н.   При этом  был  нарушен  п. d ч.3 ст.6 («Право на справедливое судебное разбирательство»)  Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.,   согласно  которому, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право: 

           «..допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;..»

 

          Отказывая стороне защиты в допросе ключевой  фигуры  -  «потерпевшего» по делу Романенко   А.Н.   в судебном заседании, судья Долгополов Д.В.  грубо нарушил  требования  ст.281  УПК  РФ,  которая  не  давала  ему  право на  оглашение  показаний  Романенко А.Н.  по ходатайству  помощника  прокурора,   так  как  обвиняемые  и  их  защитники  были против  оглашения  и  требовали  явки Романенко  А.Н.  в суд.

 

           Статья 281  УПК  РФ  («Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля»)  гласит:

      «1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

       2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

      1) смерти потерпевшего или свидетеля;

      2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

      3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

      4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд».

 

          Ни  одного из указанных  в  федеральном  законе  оснований  для  оглашения  председательствующим  показаний  «потерпевшего» Романенко  А.Н.  по  ходатайству  помощника  прокурора  при  возражении  обвиняемых  и их  защитников  - не  имелось.   Романенко  А.Н. – жив,  здоров,  ему  мешало  явиться  в суд  лишь нежелание  быть  каким-то  выдуманным «потерпевшим»  в  провокации  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России.   Судья  не  имел  право права  трактовать нежелание  явки  «потерпевшего»   в  суд  как чрезвычайное  обстоятельство. А  в  Пресненском  районном  суде  города  Москвы  этот  юридический  абсурд (мягко  говоря)  становится  характерным  явлением.

 

         Иное,  помимо  ч.ч.1 и 2 ст.281  УПК  РФ,  толкование норм уголовно-процессуального закона, как установлено в Надзорном определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от  9 октября 2012 года № 56-Д12-40, приводило бы к нарушению права обвиняемого допросить свидетеля, показывающего против него, гарантированное ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, учитывая, что и в ходе следствия сторона защиты была также лишена такой возможности, поскольку очных ставок между этим свидетелем и обвиняемым проведено не было.

 

         Указанное нарушение уголовно-процессуального  закона,  допущенное Пресненским районным судом гор.Москвы, с учетом того, что на стадии предварительного  расследования Черенкову С.В. не  была  предоставлена  возможность  проведения  очной ставки с ключевой  фигурой дела  -  «потерпевшим» Романенко А.Н., в ходе которой он мог бы  задать  ему вопросы,  -  свидетельствует   об   ограничении   прав   обвиняемого, гарантированных  УПК  РФ  и  общепринятыми нормами международного права,  о  нарушении  принципов  состязательности  и равноправия сторон и несоблюдении процедуры  судопроизводства,  что могло существенно  повлияло  на  постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

        Данное обстоятельство является основанием для отмены приговора суда в апелляционном порядке.

 

 

         Во-вторых,  суды 1  и  апелляционной инстанций не  дали оценки  тому  факту,  что уголовное  дело  было  возбуждено  по  ст.159  УК  РФ незаконно  и  расследовалось незаконно  - в нарушение  ч.3  ст.20  УПК  РФ,  так  как  не  имелось  заявления  потерпевшего.

 

          Часть  3  статьи  20  Уголовно-процессуального кодекса  РФ  гласит:

      «…3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159-159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество».

 

      Таким  образом,  ЗАКОН  требует  наличие  заявления  потерпевшего. 

 

       Однако,  в материалах  уголовного дела   не  имеется заявления  потерпевшего  Романенко  А.Н.  о  совершении (о  покушении,  о  приготовлении)  в  отношении  него преступления.   Заявление  потерпевшего Романенко  А.Н. (если  он  действительно  потерпевший) должно  регистрироваться  в КУСП в соответствии  с  Приказом  МВД РФ от 1 марта 2012 года № 140 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях".   Заявление  Романенко  А.Н.  в  КУСП  не регистрировалось.

 

         Таким  образом,  гражданин  Романенко  А.Н. не  является  заявителем  по  делу. Т.н.  «потерпевший»  не  был  лично  знаком  ни  с  Черенковым  С.В.,  ни  с  Похилюком  С.М.,   и  его никто  не  собирался обманывать. Это  подтверждено  всеми  исследованными  материалами  уголовного дела. 

 

        Уголовное  дело  возбуждено  по заявлению  свидетеля  Алферова В.Е. (том 1  л.д.7),  который после подстрекательских  действий написал   заявление  и    дал  добровольное  согласие на  участие  в  провокации  совместно  с  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК    Муллаяровым  С.М.,  Максимовым А.А.,  Абрамовым  С.К., Сундуковым  С.Е.,  действующими  под  руководством  заместителя начальника  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России генерал-майора Колесникова  Б.Б.  

          Именно  при организующей  роли  сотрудников  ГУЭБ  и ПК  МВД  России (в  отношении  некоторых  из  них  уже  возбуждено  уголовное  дело  за   создание  и  участие  в  преступном  сообществе,  занимающемся  провокациями)  свидетель  Алферов  В.Е. написал  заведомо ложное  заявление от  21  января  2014 года,  согласно которому  Черенков  С.В.  и Похилюк  С.М.  требовали  с  него  денежные  средства  в сумме  5.000.000  рублей  за  включение  Романенко  А.Н.  в  состав  высшего  политсовета  партии  «Единая  Россия».   В  действительности  с  него никто  ничего не  требовал,  ибо в  противном  случае,  действия квалифицировались  бы  по  ст.163  УК  РФ.

 

          Пункт  5  части  1  статьи  24  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации  гласит:

   «…1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

          …5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;…»

 

         Часть  4  статьи  20  УПК  РФ указывает  следующие  исключительные случаи:

      «… 4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны».

        Таким  образом,  очевидно,  что  Романенко  А.Н.  не  подпадает  под  действие  ч.4  ст.20  УПК  РФ,  а,  следовательно,  уголовное  дело  было  возбуждено незаконно -  при  отсутствии заявления  потерпевшего,  если  уголовное  дело  может  быть возбуждено  не  иначе  как  по  его заявлению.

 

         Изложенное  выше обстоятельство  является основанием для отмены приговора суда  и  прекращения  уголовного  дела на  основании  п.5  ч.1  ст.24 УПК  РФ.

 

        Именно  по  такому  пути  идет  и  судебная  практика.  В  частности,  это  следует из  постановления президиума Верховного суда  Республики  Саха (Якутия)   от 21 марта 2014 года  № N 44-У-35   и др.

 

 

        В-третьих, по  уголовному  делу  вообще не  установлено  наличие  потерпевшего,  а  в  качестве  потерпевшего  в нарушение  ст.42  УПК  РФ  привлечено  стороннее  лицо. 

 

         Назначенный в нарушение  требований  ст.42  УПК  РФ быть  «потерпевшим»  Романенко  А.Н.,  четко  и  однозначно  указал  по  обстоятельствам  данного  уголовного дела:

 

         а)  что он не  намеревался заниматься  политикой  и  входить  в  Высший политсовет  «Единой  России»  (все  придумано  было  провокатором  Алферовым  В.Е.);

 

        б)  он не  собирался  давать  деньги  Черенкову  С.В.  и  Похилюку  С.М.  и  никаких  денежных  средств им не  передавал;

 

         в)  он  вообще не  имел никаких  договоренностей  с  Черенковым  С.В.  и Похилюком  С.М.  и  даже не  был  с  ними  знаком,  в  связи  с  чем  они не  могли  требовать  с  него какие-либо деньги;

 

         г)  он  понимал (еще  до начала  всех  мероприятий), что подобные  предложения  -  незаконны,   и  участвовать  в  них он не  собирался. Он  по  просьбе  Алферова  В.Е.  подготовил  пакет  документов  для  оперативной  игры;

 

        д)  никакого  вреда,  материального  ущерба  ему не  причинено  действиями  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.

 

         Даже  начинающий студент  и  то  понимает,  что  при  таких обстоятельствах  нельзя  признавать  лицо  (в нашем  случае  Романенко  А.Н.) потерпевшим. 

 

          Статья  42  УПК  РФ  гласит:  «Потерпевшим  является  физическое  лицо,  которому  преступлением  причинен  физический,  имущественный,  моральный  вред,  а  также  юридическое  лицо  в  случае  причинения  преступлением  вреда  его  имуществу  и  деловой  репутации».

      О  том,  что  при  мошенничестве  потерпевшим  является  лишь  собственник  имущества  (денег),  вытекает  и  из  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года   № N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате".

 

     В  Определении Конституционного Суда РФ от 16 апреля 2009 года № 422-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тараненко Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации"  указывается:

            «При этом под хищением, согласно примечанию 1 к статье 158 УК Российской Федерации, в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».  

 

           Деньги,  которые  свидетель  по делу  Алферов  В.Е.  передал   Черенкову  С.  И Похилюку  С.М.  -  не  принадлежат  потерпевшему Романенко А.Н.  и  он не  является  собственником  этих  средств.  Романенко  А.Н.  ни  у  кого  этих  денег не  брал и никого не просил  от  своего  имени  брать  деньги взаймы.

 

            Судья Долгополов  Д.В.,  в  противоречие  с  исследованными в  суде  доказательствами,   совершил  умышленный  подлог, ложно записав  в  приговоре,  что  Алферов  В.Е.  передал  денежные  средства,  «принадлежащие  Романенко  А.Н.»  (лист  2  абзац  4 текста  приговора).

 

           Должностным  подлогом  является  и запись  в  приговоре,  что Алферов В.Е.  якобы  действовал  в  «интересах  Романенко  А.Н.» (лист 2 абзац  1  текста  приговора),  так  как  у  Романенко  А.Н.  никаких  интересов  в  оперативной остановке не  было.

 

           Согласно  п.8 ч.1  ст.220  УПК РФ  в  обвинительном  заключении  должны быть  указаны  «сведения  о  потерпевшем,  характере  и размере  вреда, причиненного  ему  преступлением».   

 

           Как  четко  следует  из  указанной нормы  закона,   в  обвинительном заключении  должны быть  указаны все  три составляющие:

      а)  сведения  о  потерпевшем;

      б)  характер  причиненного  преступлением  вреда;

      в)  размер  причиненного  вреда.

 

           Как  усматривается  из текста  обвинительного заключения  в  качестве  потерпевшего  указан  Романенко  А.Н.,   однако не  указан  размер  причиненного ему  вреда.

 

        В  обвинительном заключении,  в нарушение  ст.42  УПК  РФ, незаконно  указано  в качестве  потерпевшего то   лицо,  которому  не  причинен  и не  мог  быть причинен  какой-либо  вред. 

        Это не  соответствует  требованиям  закона.

        Статья 151 ГК  РФ  разъясняет  понятие  морального  вреда и указывает,  что  моральный  вред -  это  физические  и нравственные  страдания.  Для  возмещения морального  вреда  потерпевшему  в  соответствии с п.2  ст.1101  ГК  РФ  обязательно  учитываются: 1) характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, 2) степень вины причинителя вреда.

        Каков  характер  вреда,  то  есть  физические  либо нравственные  страдания  причинены  Романенко  А.Н.,  -  в  обвинительном  заключении  не  указано.  Не  отражено это и  в  приговоре  суда  первой инстанции.

 

         Следует  отметить,  что назначенный  «потерпевшим»  Романенко  А.Н.  вынужден  был  через  СМИ  требовать  опровержения,  что он имеет  отношение  к  уголовному  делу,  и  МВД  России  вынуждены  были опубликовать  в  ТАСС -  информационное  агентство  России  информацию  следующего  содержания:

      «В  МВД  России  опровергли  информацию  о том,  что  президент  группы Qiwi Андрей  Романенко  пытался  «купить»   за  60 млн.руб.  должность  в  высшем  совете  партии  «Единая  Россия».

       Андрей  Романенко  не  является  потерпевшим  и  вообще  не  имеет никакого  отношения  к  этому  делу»  (распечатка  сообщения  приобщена  к  материалам  уголовного дела).

 

          Доверителем  «потерпевшего» Романенко  А.Н.  свидетель  Алферов  В.Е.  также не  является,  доверенности  в  деле  отсутствуют.

 

        Мошенничеством  может  быть признано такое  действие, в  котором  присутствуют следующие  элементы:

            - человек  действительно хотел  занять  указанную  выше  должность  в  общественной  организации  (партии),

            - у  него  взяли деньги и

            -  обманули. 

       Эти обстоятельства  можно  было  бы  выяснить непосредственно  у  Романенко  А.Н.  в судебном  заседании.

       Обман гражданина -  вот  критерий,  чтобы  можно  было  расследовать  уголовное  дело.   Однако,  обмана не