Если обвинение не конкретизировано, уголовное дело возвращается прокурору

«Ad melius inquirendum» (лат., на  доследование).

 

       Нередко,  защищая  интересы  обвиняемых  по  уголовных делах  в  судах  города  Москвы,  приходится  сталкивать с   обвинениями,  из  которых  не  возможно  понять,  какие  же  конкретные  действия  вменяются  в  вину  подзащитному.  Особенно это  касается  вменения в  вину  преступлений,  совершенных  группой  лиц.   

     1 июля  2011 года  в  СО  при  ОВД  по Нижегородскому району  гор.Москвы  было предъявлено обвинение  гражданам  Гафурову  А.А.  и Серому  С.В.  в  том,  что они,  являясь  давними  друзьями  с  потерпевшим  Петровым  Ю.Д.,  вдруг  на  почве  возникших  личных неприязненных отношений  (Петров  Ю.Д. набросился на них  с  кулаками)  сломали  этому  потерпевшему  Петрову  Ю.Д.  в  одном  месте  4  ребра.  Механизм  причинения  телесных  повреждений не  установлен.  Обвиняемые утверждают,  что он,  поскользнувшись  на разлитом  супе,  резко  рухнул на  табуретку, находясь  в  состоянии  сильного  алкогольного опьянения.  Потерпевший  утверждает,  что  его  ударил  по лицу  Гафуров  А.А.  (в  ответ на его  удар),  после  чего он  упал  и  потерял  сознание.  Придя  в  себя  он решил,  что  его  били Гафуров  и Серый  ногами,  с  двух  сторон, а всего нанесли  ему  порядка  5  ударов.  Следователь не  стала  утруждать  себя  выяснением  механизма  нанесения  ударов,  в  частности, почему  одна гематома  в  месте  перелома  ребер и  только  с  одной  стороны. Не учла  заключение  судебно-медицинской  экспертизы,  что  повреждения  могли  быть причинены  при падении  с  высоты  человеческого роста.   Она  обоим предъявила  обвинения,  указав,  что  каждый  из обвиняемых  нанес  5  ударов.  Каждый!  В  то время,  что  сам  обвиняемый  утверждает,  что  всего  было  5  ударов  (см. прилагаемую жалобу).  Разумеется,  следователь отказала  в  удовлетворении  ходатайства  об  уточнении   количества  ударов  и  каким образом они наносились  каждым  из обвиняемых,  если  гематома  обнаружена лишь  с одной  стороны.

      Точно такие же  ходатайства  приходилось  писать  по  делу  в  отношении Прищепы  Николая.  Там  моему  подзащитному  вменялось  избиение  и  изнасилование  девушки  в  сауне.  Однако,  она  сама утверждала,  что Прищепа  Н.Н.  ее  не  бил,  а  просто совершил  с ней  половой  акт.  При  том,  «не против воли  потерпевшей»,  а  лишь «в  виду  психологических особенностей  ее  личности».   И  только  суд  их  удовлетворил,  возвратив   уголовное  дело Кузьминскому  межрайонному прокурору  гор.Москвы для  пересоставления  обвинительного заключения.  При этом  судья   Кузьминского  районного  суда  гор.Москвы  Самохина  Л.Д. указала:

         «Принимая  во внимание,  что  неконкретизированность  при описании  в  обвинительном заключении  обстоятельств   преступных деяний,  относящихся  к  существу  обвинения,  имеющих  значение для  данного  уголовного дела,  препятствует  надлежащей  проверки  вопросов,  касающихся наличия  либо отсутствия  признаков  определенного состава преступления,  и  ущемляет  гарантированное обвиняемому  право точно знать,  в  чем  именно он  обвиняется, суд  считает,  что допущенные органом предварительного следствия   нарушения  уголовно-процессуального   закона  является  существенными.

         Указанные  обстоятельства  в  совокупности  исключают  возможность  вынесения  судом приговора  или иного решения на основе данного обвинительного заключения».

     Казалось  бы,  что  всегда  можно надеяться на  суд, что он  исправит  допущенные нарушения,  как  это  сделал  Кузьминский районный  суд гор.Москвы.    Однако,  к  сожалению,  такие  законные и обоснованные решения  встречаются не так  часто.  Вот  противоположный  пример.  В  Пресненском районном  суде гор.Москвы  уже  много  месяцев  рассматривается  уголовное дело   в  отношении  Вахонина  И.А.  и  Герасимовича  В.В.,  которым  в  вину  ставится  совершение изнасилование  «с  угрозой  убийства   и  причинения  тяжкого вреда здоровью».  При этом  ни  в  экспертизах,  ни  в  показаниях  потерпевшей,  свидетелей  нет ни  слова  о том,  что  потерпевшую  угрожали  убить или причинить  ей  тяжкий  вред здоровью.  А  вменили  такой  признак  ч.2 ст.131  и  ч.2  ст.132  УК  РФ,  чтобы  объяснить  длительное  удержание  под стражей.  И  суд  при этом не  вернул  дело на  пересоставление  обвинительного заключения  из-за  неконкретизированности обвинения.  Надеюсь,  что это  признак  в результате  судебного рассмотрения  будет  исключен  из  обвинения,  однако  некоторых лиц  при отсутствии  подобных  угроз  уже осудили, оставив  придуманный  признак  квалификации. 

        Возможно,  что со  временем  будет  общедоступный  банк  судебных решений,  который  позволит  единообразно  применять нормы  закона.  А  пока  его нет,  все  зависит от  профессиональной  подготовки  и ангажированности  судей.  Это приводит  к тому,  что появляется законность   «рязанская»  и  «казанская»,  то  есть  не  единообразная.  

  

      Совершенно  верным  было решение  судьи Самохиной  Л.Д.  о том,  что  если  обвинение не  конкретизировано, то   возвратить   уголовное дело прокурору.  А  прилагаемое  судебное решение, надеюсь,   позволит  многим  использовать   его при  заявлении  ходатайств  там, где  еще   продолжается нарушение закона.

 

     Адвокат

                                                                          М.И.Трепашкин  

 

7  июля  2011 года

 

 

 

 

                                                          Лефортовскому  межрайонному  прокурору 

 

                                                         От  адвоката МКА «Межрегион»  Трепашкина   

                                                          Михаила  Ивановича,   рег. №  77/5012   в       

                                                          реестре  адвокатов гор.Москвы,…                                                         

                                                                   

                                                         в   защиту   интересов  по уголовному  делу  №

                                                         488339   Серого Сергея Михайловича  и 

                                                         Гафурова  Алексея  Алихановича

 

 

 

Жалоба

     на  незаконное  предъявление  обвинения  Гафурову  А.А. и Серому  С.М..

 

Город Москва                                                                                    7   июля  2011 года

 

       1 июля  2011 года  моим  подзащитным  Гафурову  А.А.  и Серому  С.М. следователем  СО  при  ОВД  по Нижегородскому району  гор.Москвы  старшим  лейтенантом юстиции  Лоптевой  Л.В. было предъявлено  обвинение  по  п.  «а»  ч.3  ст.11  УК  РФ.

 

      Обвинение  явно незаконное  по  следующим основаниям: 

 

      1.   Обвинение предъявлено по п. «а» ч.3 ст.111 УК РФ как совершенное группой лиц, однако совокупностью доказательств (в частности, показаниями Гафурова А.А., Серого С.М., показаниями свидетеля Конновой В.В., очными ставками между Петровым Ю.Д. и Серым С.М., между Гафуровым А.А. и Петровым С.М.) подтверждается, что Петров Ю.Д. и Гафуров А.А. обменялись ударами по лицу друг друга, когда Серый С.М. находился дома и ничего не знал даже о визите Петрова Ю.Д. в квартиру Гаманец Оксаны.

       Как  можно  было  вменять  эти  деяния,  как  совершенные  группой  лиц,  если  Серого С.М.  даже не  было  близко  к  месту  происшествия.

       Кроме того, эти деяния не являются элементами объективной стороны преступления, предусмотренного ст.111 УК РФ.

 

 

 

     2.    Петров Ю.Д. показывает в некоторых своих показаниях, что ему было причинено всего порядка 5 ударов. Следствие положило в основу именно показания пьяного Петрова Ю.Д., который много раз заявлял, что он ничего не помнит.

     В  обвинении  Гафурова  А.А.  указано,  что  якобы  именно он  нанес  5  ударов.  Куда,  правда, не  написано.  Может и по заднице.

     В  обвинении  Серому  С.М.  также  указано,  что  именно  он  якобы нанес  Петрову  Ю.Д.  5  ударов  ногами  (босыми)    по туловищу.  Куда наносил,  также  не  указано.

     Если  сложить,  то получается  десять  ударов.  Однако,  сам  потерпевший  показывает,  что такого количества  ударов не  было.  Не  подтверждается  это  и  судебно-медицинской  экспертизой, а также осмотрами  врачей.

 

     Обвинение не  конкретно,  ибо основано на оговоре  Петрова  Ю.Д.,  который не знает  (это он неоднократно говорил),  каким образом  у него оказались  переломаны  четыре  ребра  в  одном  месте.   А  они  могли образоваться и при падении на  табурет.  Это не  опровергнуто ни  одним  доказательством.  Из  осмотра  места  происшествии  видно,  что  в  месте  падения  Петрова  Ю.Д. находится  табурет.

 

     Таким  образом,  обвинение не  установило,  кто же наносил  названные  5  ударов!    Серый  или Гафуров?  Если  с  разных сторон  били, то почему  обширная гематома  только с  одной  стороны?    Кухня  позволяла по  своим размерам наносить  удары  с  двух сторон?  - Нет.   Если  каждый  наносил  по  5  ударов  (как это следует из обвинения,  то  их должно быть  10.

     Обвинение  не  конкретное  и опровергается  полученными доказательствами по делу.

 

       3.   В ходе первоначальных очных ставок с Серым С.М. и Гафуровым А.А. потерпевший Петров Ю.Д. показал, что он не видел, кто и куда наносил ему удары, а сделал свои предположения, исходя из того, что ему было больно. Боль могла быть от падения, в частности на табурет, в том числе и с учетом возможно ранее полученной травмы ребер. Свидетель Коннова В.В., которая 11 января 2011 года находилась в той же квартире, показала, что видела лишь покраснения на лице Петрова Ю.Д. А боли в грудной клетке появились уже позже, когда Петров Ю.Д. стал приходить в себя после опьянения.

 

       В  то же  время,  ни  Петров  Ю.Д., ни  Коннова  В.В.  не  отрицают,  что  до  11  января  2011 года  у  Петрова  Ю.Д.  был длительный  запой,  что  он  ходил из  магазина (где проживал  с  Конновой  В.В.)  за  водкой  и по  пути  расписал  водку  с БОМЖами (один  из них  якобы  закончил  МВТУ  им.Баумана),  что  в  подпитии  Петров  Ю.Д.  нередко  затевает  скандалы,  при этом  бросается  с  кулаками  даже на  близких  ему  людей.

 

       Гафуров  А.А.  показал,  что  когда он  приехал  в  магазин,  чтобы  забрать Петрова  Ю.Д.,  то у  последнего  уже  были  признаки  телесных  повреждений  (стонал,  когда  вылезал  из-за руля  автомашины).    Серый  С.М.  показал,  что  11  января  2011 года,  когда его  вызвали для  улаживания  возникшего  в  квартире  скандала,  он  обнимался  с  Петровым  Ю.Д.  и  тот  морщился  от боли, хотя  и  был  сильно  пьян.

 

      При большом  количестве лиц (6  человек)  в  квартире,  никто не  видел,  чтобы  Серый  С.М.  или Гафуров  А.А.  бил  Петрова  Ю.Д.  по ребрам,  никто не показывает,  чтобы  была  сильная  драка,  в результате которой  можно  было бы  сломать ребра.

 

       Петров  Ю.Д.  показал,  что  накануне возбуждения  уголовного  дела  он  был  сильно  обижен   на  то,   что его  давний  приятель  Серый (дружат более  15  лет)  и Гафуров  не  посещали его  в  больнице.  По этой  причине  он мог  указать  на них,  как   на  тех,  кто  сломал  ему ребра.

 

       При возбуждении  уголовного дела не  были  учтены  те  факторы,  что Петров  Ю.Д.:

 

      -  был  в сильной степени опьянения  и ничего не помнит  о  происходящем  не только  11  января  2011 года, но и  времени предшествовавшего алкогольного запоя  (более  недели);

 

     -  что до  приезда  в квартиру  из  магазина  11  января  2011 года   он   находился  в  запое,  неоднократно  в нетрезвом состоянии выходил из  магазина  и ходил за  водкой,  а  по  пути  пьянствовал  с БОМЖами,  с  которыми  тоже  могла произойти драка,  учитывая  скандальный  характер  Петрова  Ю.Д.  в состоянии  опьянения;

 

     -  что  в  состоянии опьянения  Петров  Ю.Д.  мог  падать (это подтверждают  свидетели),  в  том  числе и на предметы,   могущие причинить  перелом  ребер;

 

     -  что  скорее  всего  Петрова  Ю.Д. и решили привезти  из магазина  в  квартиру,  что  он  жаловался на боли  в  груди.

 

       Потерпевший  Петров  Ю.Д.    не  имеет претензий  к  Серому  С.М.,  о  чем  он неоднократно заявлял,  в  том  числе  в  ходе  очных  ставок.  Тем не  менее,  он неоднократно  заявлял,  что  его  запугивают  в  СО  при  ОВД  по Нижегородскому  району  гор.Москвы тем,  что  в  случае,  если он  не  будет говорить  о  его избиении  Гафуровым и  Серым,  то  его привлекут  к  уголовной ответственности за  заведомо ложный  донос.  Он  сказал,  что  ему  показывали даже  статью  УК  РФ об  ответственности за  заведомо ложный донос,  а  он написал  заявление  в  милицию лишь на  своих  предположениях, будучи  обиженным на  Серого и  Гафурова,  что они не  посещали его  в  больнице.  После такой  запугивающей «обработки»  он  вынужден  был  дать  повторные показания,  что  якобы  вспомнил,  что его  били  Гафуров  и Серый  (что не  соответствовало  действительности),  а  потом  пришлось  эти  предположения  повторить  на  повторных очных ставках.

 

       Сожительница  Петрова  Ю.Д. -  Коннова  В.В.  вымогала  с  Серого С.М.  деньги  и  требовала продать  квартиру, обещая, что  в таком  случае  она   уладит  вопрос  с  уголовным  делом.    Аудиозапись  факта  вымогательства  записана  на мобильный  телефон  Серого  С.М.

 

       Все  изложенное  выше  свидетельствует  о  том,  что    Петров  Ю.Д., будучи  обиженным на  Серого и  Гафурова,      под влиянием  Конновой  В.В.,  которая  намеревалась  получить  с Серого  С.М.  деньги,  решили оговорить  Серого  и  Гафурова,  что  якобы  именно  они  поломали Петрову  Ю.Д. ребра.

 

       4.  В то же время из материалов уголовного дела следует, что:

      - нет ни одного прямого доказательства, кроме постоянно меняющихся неконкретных (общего характера) показаний самого потерпевшего Петрова Ю.Д., что Гафуров А.А. либо Серый С.М. избивали Петрова Ю.Д. ногами, что наносились удары по ребрам;

 

      -  в  то же время   установлено,  что  Петров  Ю.Д.  был  в  состоянии  алкогольного  опьянения  и ничего не помнит;

 

      -  в  то же  время  логически следует,  что  Петров  Ю.Д.  мог  сломать ребра  при  падении на  кухне,  когда  он,  поскользнувшись на разлитом  супе,  резко  упал  на  табурет,  от  чего  потерял  сознание.  Это  обстоятельство,  помимо  показаний  Гафурова  А.А.,  Серого  С.М.,  подтверждается  и  заключением  экспертизы   №  529/3117 от  4  марта  2011 года,  где  указывается:

 

       1)   «от ударов я упал на пол, на спину и потерял сознание» (из объяснений обследуемого) - лист 4 заключения;

 

       2) что повреждения у Петрова Ю.Д. имеют локальный характер (обширная гематома в одном месте, месте перелома 4-х ребер). Если бы Гафуров и Серый избивали Петрова с двух сторон, то должны быть гематомы с обоих сторон, а их нет;

 

       3) что невозможно установить, каким образом могли быть причинены имеющиеся у Петрова Ю.Д. телесные повреждения при описанных следователем (со слов Петрова Ю.Д.) обстоятельствах;

 

       4) не исключается, что перелом ребер возможен при падении с высоты собственного роста (лист 5 заключения). Последнее обстоятельство подтвердила в ходе допроса врач-хирург НИИ Скорой помощи им.Склифосовского Татаринова Екатерина Вячеславовна, указав на вопрос следователя: «...Такие повреждения, как перелом ребер, закрытая травма груди могли образоваться от падения с высоты собственного роста» (том 1 лист 140).

 

      Изложенное  однозначно  указывает на  то,  что   в  отношении  Гафурова  Алексея  Алихановича  и  Серого Сергея  Михайловича по  п.  «а» ч.3 ст.111  УК  РФ  уголовное  дело  возбуждено незаконно  и обвинение предъявлено необоснованно.,  ибо  сам потерпевший Петров  Ю.Д. (прежде  всего, на  первых  очных  ставках)  и  все  допрошенные  по делу  свидетели  утверждают, что  ни  Серый  С.М.,  ни Гафуров  А.А.  не наносили  Петрову Ю.Д.  никаких  ударов  по ребрам  и  вообще  в  область грудной  клетки.

 

 

       Статья 171 УПК  РФ  («Порядок привлечения в качестве обвиняемого»)  гласит:

            «1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого».

 

       В  уголовном  деле нет  ни одного  прямого показания  о  том,  что  Гафуров  либо Серый  избивали  Петрова  Ю.Д.  Имеются  лишь  предположения  потерпевшего  и  следователя.  Однако,  ч.4 ст.14  и  ч.4  ст.302  УПК  РФ  запрещают  строить обвинение  на  предположениях.  Необходима  совокупность доказательств.  А этой  совокупности не  имеется.

 

       «Существо обвинения должно быть изложено конкретно и достаточно подробно, с отражением значимых фактических обстоятельств, которые соотносятся с признаками состава преступления (преступлений), вменяемых обвиняемому. Используемые формулировки должны быть четкими и понятными, имеющими однозначное трактование»  (см.  приложение). 

       Обвинение,  предъявленное  Гафурову  А.А.  и Серому  С.М.  не  только не  конкретно,  но и противоречиво,  ибо непонятно,  кто  именно  бил, как  наносились  удары,  почему  на  теле обнаружена  только одна  обширная  гематома  с  одной  стороны  (где оказались  сломаны ребра),  то  ли  5  то  ли  10  ударов  было нанесено  Петрову  Ю.Д.  и  т.д. 

       Почему  обмен  ударами,  который  был  между  Петровым  Ю.Д.  и Гафуровым  С.М.  еще до прихода  Серого  С.М.   и не  причинивший  кому-либо  вреда здоровью  включен   в  обвинение  как  объективная  сторона  ст.111  УК  РФ, где речь идет  о  причинении  тяжких  телесных  повреждений.

       Не  отражено,  что  послужило причиной  возникновения  скандала,  кто затеял  конфликт  и  в  чем  мотив  причинения  тяжких  телесных  повреждений,  если таковые  были причинены  именно  от  побоев  Серого и  Гафурова. 

 

       При  изложенных  выше  обстоятельствах  уголовное  дело нельзя направлять  в суд. 

 

      На  основании  выше изложенного, - 

 

ПРОШУ:

 

Возвратить  уголовное  дело  в  СО   при  ОВД  по Нижегородскому району  гор.Москвы  для  конкретизации  обвинений  и перепредъявления   обвинения.

 

                  Адвокат                                                                    М.И.Трепашкин

 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты