Бюрократический «футбол» как способ укрывательства преступлений от учета

November 6, 2017

          В Москве  изобретен  оригинальный  способ  укрывательства  преступлений  от учета.  Он  основан на  превратном  толковании   ведомственных инструкций,  а  также на  халатности  следователей  и руководителей  следствия,  категорически  отказывающихся  работать по  УПК  РФ  при  приеме  заявлений  о  преступлениях,  в  том  числе  по тяжким  и особо  тяжким.   Прискорбно,  что поддерживается  этот  незаконный  способ  теми  должностными  лицами,  которые  по  Конституции  России   ОБЯЗАНЫ  следить за  законностью  -  сотрудниками  прокуратур  различного  уровня.

          Я  затрону  в  данной  заметке   такой  состав  преступления как  мошенничество  в  особо  крупных размерах.  Если  Вы  стали  жертвой  мошенника  и  решили,  как  это  указано  в  УПК  РФ,   подать заявление  о  совершении  преступления,  скажем,  в  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  то  ваше  заявление  сразу  же  «отфутболят»  напрямую  либо  через  несколько инстанций   в  местный  отдел  полиции  и  распишут,  как  в  большинстве  случаем,  участковому  оперуполномоченному.  Причину  придумают  самую  банальную,  мол,  необходимо провести дополнительные  проверочные  мероприятия.  Эта  формулировка  будет  даже  в  том  случае,  если все  доказательства  уже  собраны  (как  в  деле  Пичурина В.Б. в  ВАО  города  Москвы).   Сразу  следователи  могут  возбудить  уголовное  дело  только  по заявлению лица,  имеющего хорошие связи  с  высокопоставленными  сотрудниками  полиции.  В  этом  случае,  они и  проверку  проведут  по  УПК  РФ,  то  есть сами.

        В  остальных  случаях,  вы  будете  месяцами,   а  то и годами  писать  жалобы  и  бегать  к  участковому,  который будет разводить руками  и утверждать,  что он  в общем то   и не  уполномочен  рассматривать такие  заявления  о  тяжких  преступлениях,  адресованные  в  следственный  орган.  И  возможностей  вызвать  мошенника  у  него нет,  и запросить  материалы  с  другого округа  или  другого  субъекта  Российской  Федерации  для него  затруднительно.  В  сроки,  установленные  для  проверки,  он направит  лишь несколько  запросов  и опросит  самого заявителя  еще раз.   Это  в  лучшем  случае.  После  чего  вынесет  постановление  об отказе  в  возбуждении  уголовного дела.  Через  короткое  или   долгое  время  (зависит  от  позиции  прокурора)  это  постановление  отменится  и будет  установлен  срок  дополнительной  проверки.   Потом  снова  постановление  об отказе  в  возбуждении  уголовного дела  из-за недостаточности доказательств  и снова  отмена.  И  так  разы,  десятки,  а  то и  сотни отмен.  И  годы  идет проверка.  Иногда  истекают  сроки  давности  по  совершенным  преступлениям,  иногда  люди  перестают  обжаловать отказы,  разочаровавшись  в работе  полиции.  И редко  кто добивается  возбуждения  уголовного дела  и привлечения  виновных  к  уголовной  ответственности.

      Я  считаю,  что таким  образом  правоохранительные  органы укрывают  преступления.  Трудно  сказать  о причинах.  То  ли работать не хотят,  то ли не  желают  портить  статистику.  Можно ответственно  утверждать,  что  та  статистика  по  особо  крупным  мошенничествам,  которую  ежегодно публикуют  Генеральная  прокуратура  и  МВД  -  ложная, не  соответствующая  действительности,  ибо значительная  (большая) часть  мошенничеств  укрыта  в  столах  участковых  уполномоченных  по  отделам  полиции.

     Некоторые  могут  укорять,  мол,  такие  отказы  нужно  обжаловать  в  суд.  Обжалуем.  И  пересылку  заявления  от  следователя  в  ОВД  участковому  оперуполномоченному  и  затяжку  рассмотрения  заявлений. И  что  получаем  по  Москве?  Во-первых,  жалобы  рассматриваются  судами не  в  течение  5  суток  (как  по  УПК  РФ),  а  месяцами.  Судьи  на  жалобы  о  затяжке  рассмотрения  отвечают,  что  органы  полиции (либо орган  следствия) не предоставляют  материалы.  Во-вторых,  в  девяти случаев  из  десяти  судьи  пишут,  что  заявитель (либо  адвокат) не понимают,  что такое  состав преступления,   а  следователь  и  участковый  оперуполномоченный  вправе сами  оценивать  материалы  и решать,  как  им   и  сколько  по  времени проводить проверку  материалов по заявлениям  о  преступлении.   Решение  суда  первой  инстанции  автоматически  оставляет  без изменений  Мосгорсуд.  Механизм  сокрытия  преступлении  работает  без  сбоев.  Вот  только  потерпевшим  от этого накладно и досадно.

       За  последние  5  лет  я  столкнулся  не  менее  чем  с  10   подобными  случаями  укрывательства  преступлений.  Вот  один из  них,  назовем  его  «Делом  Шопина».

 

        С  1982 года  Шопин  Виталий  Александрович,   ветеран  военной  службы,  подполковник  запаса  МО  РФ,  проживал  в 2-комнатной  кооперативной квартире  по  адресу:  город  Москва,  ул.Профсоюзная, дом 110,  корпус 3,  кв.81,  являясь  её  собственником.  Вместе  с  ним  в  указанной  квартире    был  зарегистрирован  и  проживал  мой  отец  -  Шопин  Александр Иванович,  также  офицер  запаса.

       13  декабря  2003 года  Шопин  заключил  брак  с  Дроздовой (Ворсиной, Блохиной)  Лидией  Александровной.   В  2011  году   по  просьбе  сына  Дроздовой  Лидии  Александровны  (не  от  совместного  брака)  -  Дроздова  Николая  Николаевича   он  разрешил  сдать  свою  квартиру  в  поднаем,  так  как  последний  не  работал  и  ему не на  что  было жить, а  сам  с  отцом  переехал  временно  проживать  в  Подмосковье.  Дроздову  Н.Н.   он  дал  доверенность  на  сдачу  квартиры  в  аренду.   А  в  марте 2015 года  Шопин  В.А.   вдруг   обнаружил,  что  его единственное  жилье,  где он  был  зарегистрирован на  постоянной  основе,   принадлежит уже  другим  лицам,  а  он  и  отец выписаны  в  никуда,  то  есть  стали  БОМЖами,  потеряв  право  на  заслуженные   ими  московские льготы. Кроме  того,  он узнал,  что через  мировой  суд  без  него  был  расторгнут брак  с  Дроздовой  Л.А. 

         Как  оказалось,  еще в  декабре  2011 года,  сразу  после  получения  от  Шопина  В.А.  доверенности на  сдачу  квартиры  в  аренду,  сын   Дроздовой Лидии Александровны – Дроздов  Николай  Николаевич  подделал  доверенность   от  имени  Шопина  В.А.  (по образцу), а  также   договор  купли-продажи  квартиры  и  акт  приема-передачи  этой  квартиры,  в результате  чего стал  собственником  этой  квартиры  совместно  со  своей  сожительницей. Выждав  три года,  он  выселил  Шопина   В.А.  и его  отца  из  квартиры  через  Черемушкинский  районный  суд города Москвы.

     В  Черемушкинском  районном суде  г.Москвы Шопин  В.А.  указывал,  что  квартиру  как  единственное  свое  жилье   не продавал,  денег  не получал  за нее, его подписи  в  документах  купли-продажи  квартиры  ПОДДЕЛАНЫ,  в  связи  с чем  просил  провести   судебную почерковедческую  экспертизу.   Судья  Ивахова  отказала  в  проведении  такой  экспертизы  и  в признании  договора  купли-продажи  недействительным,  записав  в  решении,  что  представителем  ответчика  предоставлена  доверенность на  имя  Гаврилова А.В.  и  в  договоре  стоит  подпись  от имени Шопина.   Доводы  о  том,  что  Шопин В.А.   не  знает,  кто такой  Гаврилов  А.В.,  который  представлял  сразу  обе стороны,    -  остались  без  внимания. 

        Одновременно   Шопин  В.А.  обратился  с  заявлением  в  правоохранительные  органы  с  заявлением  о  мошенническом  хищении  его  квартиры.   Начиная  с  18  июня  2015 года    проверка  проводится  в  ОМВД  по району  Коньково  города  Москвы (КУСП №  12661 от 18.06.2015 г.)  по  обозначенной  выше  схеме.  В возбуждении уголовного дела Шопину постоянно отказывали,  потом  прокуратура  отменяла  отказы  и  так  длится  по  кругу  уже   2  года  и  5  месяцев.

 

        В  п.2 Определения  Конституционного Суда  Российской  Федерации   от  29  января  2009 года  № 10-О-О  «Об  отказе  в  принятии  к  рассмотрению жалобы гражданина Петрова  Алексея  Петровича  на нарушение  его  конституционных  прав  частью  шестой  статьи  148  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федерации»  разъясняется:

       «…Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную и иную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1); согласно статье 52 Конституции Российской Федерации государство обеспечивает потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Реализация указанных прав осуществляется, в частности, посредством уголовно-процессуального регулирования, предполагающего обязанность органов предварительного расследования при выявлении признаков преступления возбуждать уголовные дела, осуществлять от имени государства уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения, обеспечивая тем самым неотвратимость ответственности виновных лиц и защиту прав лиц, пострадавших от преступлений. Невыполнение или ненадлежащее выполнение данной обязанности приводит к ограничению доступа потерпевших к правосудию».

 

       Конституционный суд Российской Федерации обязывает правоохранительные органы возбуждать уголовные дела, если имеются признаки преступления. Конституция России гарантирует защиту своим гражданам от преступлений. Однако, правоохранительные органы игнорируют главный закон государства.

 

       Собрав свои пенсионные накопления, Шопин В.А. на них провел почерковедческое исследование, которым подтвержден факт подделки его подписей на акте приема-передачи квартиры (см. ниже). И мы надеемся, что это дополнительное доказательство совершенного мошенничества даст положительный результат, то есть приведен к возбуждению уголовного дела. Однако, следует обратить внимание, что даже при таком очевидном мошенничестве Шопину В.А. приходится добиваться реакции правоохранителей на протяжении 2-х с половиной лет. И все эти годы преступление укрывается от отчетности. Такая порочная практика требует срочного изменения.

 

 

     Адвокат

                                                                                              М.И.Трепашкин

 

2  ноября  2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload