Джон Б. Данлоп. Расследование правды о Норд-Осте. ч 1

September 30, 2017

продолжение
началоздесь

 

 

Теракт обретает форму

Действия, кульминацией которых оказался захват заложников, продолжались в течение более полугода. В феврале 2002 г., за восемь месяцев до захвата заложников, два чеченских террориста – "Заурбек" (настоящее имя: Асламбек Хасханов) и "Абубакар", известный также как "Ясир" (настоящее имя: Руслан Эльмурзаев), привели в движение будущий теракт на Дубровке, когда вышли на третьего чеченца, Ахъяда Межиева, в Ингушетии, куда Межиев регулярно наведывался в гости к живущей в этой республике двоюродной сестре. (18) Межиев родился в селении Мехкеты Веденского района Чечни, но смог легализоваться в Москве еще до первой чеченской войны. "Они в ультимативной форме потребовали, чтобы Межиев оказывал им содействие, угрожая в противном случае расправой с его родственниками, живущими в Чечне". Межиеву был передан поддельный внутренний паспорт; в заговор также втянули его брата Алихана. Позднее Хасханов передал Алихану 2,5 тысячи долларов и велел купить две машины, в которые собирались заложить взрывные устройства. (Как сообщается, эти машины были куплены в августе-сентябре 2002 г.)

Согласно заявлению тогдашнего главного прокурора Москвы Михаила Авдюкова, сделанному в июне 2003 г., Асламбек Хасханов был близко знаком с лидером террористов Шамилем Басаевым. Авдюков сообщил, что "еще в 2001 году в селе Старые Атаги [Хасханов] получил задание от Басаева через некоего Эдаева провести ряд терактов в Москве. Позднее, когда Эдаев был убит..., поручение подтвердил Хасханову непосредственно сам Шамиль Басаев. Смысл терактов состоял в серии "акций устрашения".(19) Далее в заявлении Авдюкова говорится: "Ему [Хасханову] было поручено возглавить группу и провести в Москве четыре крупных теракта с взрывами в людных местах. В группу помимо него вошли также Аслан Мурдалов, братья Алихан и Ахъяд Межиевы, Хампаша Собралиев и Арман Менкеев, все они нынче арестованы".

В апреле 2002 г. другой член чеченской террористической группы, уже упоминавшийся Хампаш Собралиев, купил значительную недвижимость – дом № 100 в поселке Черное Балашихинского района Московской области на Носовихинском шоссе. Запрошенная за дом цена, как сообщается, была 20 тысяч долларов. Затем в дом переехала семья чеченцев: "Павел [т.е. Хампаш]... и две молодые женщины". Женщины, по-видимому, были женой и сестрой Собралиева. Затем семья построила вокруг участка высокий забор и начала принимать гостей, приезжавших на дорогих иномарках и в большущих джипах. Вскоре дом Собралиева превратился в центр активности с приездом бывшего оперативника военной разведки (ГРУ). Арман Менкеев, вышедший в отставку в декабре 1999 г. майор ГРУ и специалист, помимо прочего, по изготовлению взрывных устройств, поселился как гость на участке в летнем домике. (Хампаш и женщины жили в большом доме.) Соседи знали Менкеева как "Рому", а Собралиева как "Пашу".(20)  Прошлое Менкеева и вопросы о том, кому он был верен, в конечном счете, помогают выявить многие проблемы, связанные с анализом событий на Дубровке. Согласно статье, опубликованной в июне 2003 г. на веб-сайте agentura.ru, Арман Менкеев - "российский офицер, майор, бывший заместитель командира отряда специального назначения [ГРУ]". Менкеев, сын казаха и чеченки, родился в 1963 г., и ранее служил в составе "знаменитой Чучковской бригады спецназа ГРУ". За 18 лет в ГРУ Менкеев послужил за границей и, как сообщается, умел говорить по-персидски. Кроме того, он сражался в составе российской армии во время первой чеченской войны (1994-96), награжден за это время медалью "За отвагу", был ранен и "получил инвалидность". Веб-сайт agentura.ru сообщает также, что именно Менкеев подготовил "пояса шахидов", самодельные гранаты и другие взрывные устройства, которые использовали захватчики заложников на Дубровке в октябре 2002 г.(21) Оружие и взрывчатку, использованные в октябре, "в этот дом [в поселке Черное] привезли прямо из Чечни на грузовиках в ящиках с яблоками".(22) (По утверждениям других источников, их привезли на машине из Ингушетии, а не из Чечни.)

В статье на сайте agentura.ru прямо задавался вопрос о том, был ли Менкеев предателем России, подчинившимся "голосу крови" [его матери-чеченки], или же он на самом деле верно служил России. Автор отмечал, что после ареста Менкеева в поселке Черное российской милицией 22 ноября 2002 г., допрашивавшие его в Лефортовской тюрьме в Москве сотрудники ФСБ пришли к выводу, что в его характеристике следует записать: "[российскому] правительству верен", добавив загадочное: 

"Военную и государственную тайну хранить умеет".

К лету 2002 г. террористический заговор начал набирать скорость. "Какое-то время боевики проверяли [Ахъяда] Межиева. А летом 2002 года представили его своему связнику Асламбеку [Хасханову] и подрывнику Ясиру, ... который специально приехал в Ингушетию из Чечни познакомиться. Ясир представился новичку своим позывным - Абу-Бакар." (Как нам теперь известно, оба имени использовались как псевдонимы Русланом Эльмурзаевым, который в то время проживал в Москве, а не в Чечне.) В августе 2002 г. Хасханов и Эльмурзаев навестили Межиева в Москве. По объявлениям в газете "Межиев приобрел малоприметные "шестерку" и "восьмерку"" и отдал ключи от них – и сотовые телефоны, которые ему велели купить – "Асламбеку, который специально для этого прилетел из Назрани [Ингушетия]". (23)

Деятельность этих чеченских террористов в Москве, как оказалось, не осталась незамеченной. В действительности, по словам юриста Михаила Трепашкина, за определенной частью этих действий не только наблюдали, но и проинформировали о них власти. Однако власти предпочли бездействовать. Трепашкин, бывший подполковник ФСБ, ставший адвокатом-диссидентом, сам был довольно спорной фигурой. В 1998 г. он подал в суд на тогдашнего директора ФСБ Николая Ковалева за свое увольнение со службы и участвовал в пресс-конференции в ноябре 1998 г. вместе с другим бывшим офицером ФСБ Александром Литвиненко по поводу криминальной активности внутри ФСБ. В 1999 г. Трепашкин начал помогать комиссии Сергея Ковалева в расследовании терактов 1999 г. в Москве и Волгодонске.

По свидетельству Трепашкина, Эльмурзаев ("Абубакар") и его сообщники действовали в теневой сфере, где криминальная активность постоянно пересекалась с официальными российскими элементами. В своем заявлении ("Справке"), датированном 23 марта 2003 г., Трепашкин вспоминает: 

"Начиная с мая 2002 года от лиц из т.н. "криминальной среды" поступала информация о концентрации в гор. Москве чеченцев... чего ранее не наблюдалось на протяжении более 2-х лет". (24) От бывшего сотрудника спецслужб, работавшего юристом в нескольких чеченских фирмах, Трепашкин узнал, что в Москве появился "Абдул" (бывший полевой командир лидера чеченских террористов Салмана Радуева и покойного сепаратистского президента Джохара Дудаева). "Была у меня, - продолжает Трепашкин, - информация и по "Абубакару", который длительное время проживал в гор. Москве, имел доход от фирм, работавших в гостинице "Салют" на Юго-Западе Москвы, и которого никто не трогал. О том, что гостиница "Салют" направляет часть средств на поддержание чеченских боевиков, информация поступала и раньше. Однако никто никаких проверок не проводил, так как теневые средства распределялись и на некоторых руководителей силовых структур. Так, гостиницей "Салют" руководили два чеченца..., а заместителем у них был генерал-лейтенант КГБ СССР Богданцев. Поэтому и "Абубакара" в гостинице никто [из властей] не трогал". После событий на Дубровке Трепашкин добровольно передал собранную им информацию об "Абубакаре" в ФСБ, но в ответ на этот жест "со стороны ФСБ РФ активизировалась работа в целях фабрикации против меня уголовного дела".

В более позднем заявлении от 20 июля 2003 г. Трепашкин добавил: "В конце июля-начале августа 2002 года... я получил информацию о концентрации в городе Москве вооруженных чеченских экстремистов. ...Особой их концентрацией отличались Юго-Западный и Центральный округи города Москвы". Трепашкин напомнил, как еще в 1995 г. задерживал "Абдула" в Чечне, на что высокопоставленный сотрудник спецслужб Николай Патрушев[нынешний директор ФСБ] и тогдашний директор ФСК Михаил Барсуков "приказали мне оставить "Абдуллу" в покое". (25)

В разговоре с полковником ФСБ в отставке В.В. Шебалиным Трепашкин "указал ему, что в Москве [источники Трепашкина] видели полевого командира "Абдуллу" из бригады Радуева... Я ознакомил Шебалина с некоторыми старыми материалами в отношении... "Абубакара", занимавшегося тогда крышеванием ряда объектов в районе метро "Юго-Западная". 

"Забегая вперед, - добавляет Трепашкин, - скажу, что в настоящее время мне вменяют в вину, что в конце июля-начале августа 2002 года я разгласил Шебалину сведения об агентуре ФСБ РФ." Вывод Трепашкина: "либо концентрация чеченских террористов происходила под контролем ФСБ РФ, и если это так, то спецслужбы решили огласку мною этих сведений превратить в разглашение гостайны России; либо Шебалин не передал эти сведения в ФСБ РФ". Но как выяснилось, Шебалин действительно передал информацию. По словам Трепашкина в июльском заявлении: 

"Он [Шебалин] заявил, что ФСБ РФ эти сведения были уже известны, но почему они не предприняли мер, ему неизвестно. Ему, Шебалину, якобы неизвестно, почему в отношении меня ФСБ возбудила уголовное дело, изъяв у меня всю базу данных, которую я собирал годами, в том числе о террористах".

Более того, когда Трепашкин узнал, что среди захватчиков заложников на Дубровке был "Абубакар", "я снова предложил Шебалину поднять материалы из моего компьютера (который, кстати, был изъят...)". Но "эксперты из ФСБ РФ преподнесли данные о лицах, причастных к событиям в "Норд-Осте"... в качестве разглашения гостайны России".

22 октября 2003 МВД задержало Трепашкина на шоссе в Московской области и предъявило ему обвинение в перевозке в машине спрятанного и незарегистрированного пистолета. Трепашкин смог передать информацию, что пистолет (предположительно украденный в Чечне) ему в машину подбросили и что обыкновенные милиционеры признались ему, что действовали по заданию ФСБ. Депутат Думы Сергей Ковалев так прокомментировал этот инцидент: "Я не верю, что Михаил Иванович [Трепашкин] имел при себе пистолет. Он опытный человек, бывший офицер КГБ, он не бандит. Трепашкин не дурак и очень хорошо все это понимает". (26) За день до ареста, надо отметить, Трепашкин дал большое интервью корреспонденту газеты "Московские новости".(27)

Оригинал статьи

Продолжение следует

----------------------------- 
ПРИМЕЧАНИЯ

(1) См. grani.ru, 6 ноября 2002. Автор хотел бы поблагодарить Роберта Отто за его необыкновенно щедрую помощь при подготовке библиографии и чрезвычайно полезные замечания при подготовке этой статьи. Питер Реддэуэй тоже сделал целый ряд острых замечаний по рукописи этой статьи. Конструктивную и полезную критику высказал также Лоуренс Юзел. Автор, разумеется, один несет всю полноту ответственности за окончательный вариант этой статьи.

(2) См. sovsekretno.ru, ноябрь 2002.

(3) Опубликовано на polit.ru 8 октября 2002 специалистом ВЦИОМ по опросам общественного мнения Л.А.Седовым.

(4) Юрий Левада, "Рейтинг войны", "Новое время", 5 ноября 2002.

(5) См. Yevgenia Borisova [Евгения Борисова], "Kazantsev's Ball Now in Rebels' Court [После Казанцева очередь за боевиками]", The Moscow Times, 20 ноября 2001. См. подробное изложение разговора, который состоялся у Щекочихина с Закаевым в Лихтенштейне, в книге: Юрий Щекочихин, "Забытая Чечня", (Москва: "Олимп", 2003), стр. 248-259. В числе прочего Закаев описывает подробности мирного соглашения, о котором он в принципе договорился с генералом в отставке Казанцевым.

(6) Об этой группе см. "Чекисты во власти", "Новая газета", 14 июля 2003.

(7) Санобар Шерматова, "Chechen Plan Hammered Out [Выработка плана по Чечне]", Institute for War and Peace Reporting, 30 августа 2002. "План Хасбулатова" опубликован как приложение, озаглавленное "План мира для Чеченской республики", в книге: Руслан Хасбулатов, "Взорванная жизнь" (Москва: "Грааль", 2002). Так называемый "план Бжезинского" опубликован в статье: Zbigniew Brzezinski, Alexander Haig, and Max Kampelman [Збигнев Бжезинский, Александер Хэйг и Макс Кампельман], "The Way to Chechen Peace [Путь к миру в Чечне]", The Washington Post, 21 июня 2002.

(8) См. grani.ru 17 октября 2002.

(9) Ольга Алленова, "Терроризм и захват после антракта", "Коммерсант-Власть", 28 октября 2002.

(10) Евгений Примаков, "Шесть пунктов по Чечне", "Российская газета", 10 сентября 2002.

(11) См. grani.ru 17 сентября 2002.

(12) Санобар Шерматова, "Миротворцы под ковром", "Московские новости", No. 6, 18 февраля 2003. В дальнейшем Шерматова сообщала, что переговоры на высоком уровне проходили "в одной из республик Северного Кавказа". ("Шестеро из бараевских", "Московские новости", 29 апреля 2003). В статье "По-американски не получается?" в номере газеты "Московские новости" от 5 августа 2003 Шерматова добавила: "В то время, когда в Москве обвиняли Масхадова в организации теракта на Дубровке, он, по сведениям "МН", находился в безопасности в одной из республик Северного Кавказа".

(13) См. hro.org, 19 октября 2002.

(14) Ольга Алленова, "Терроризм и захват после антракта", "Коммерсант-Власть", 28 октября 2002.

(15) См. The Moscow Times, 31 октября 2002.

(16) См. grani.ru, 18 октября 2002.

(17) "Кавказ-Центр", перевод: BBC Monitoring, 4 октября 2002.

(18) Александр Хинштейн, "Главный террорист "Норд-Оста"", "Московский комсомолец", 23 мая 2003; и Зинаида Лобанова, "Только он ответит за "Норд-Ост"?", "Комсомольская правда", 22 апреля 2003.

(19) "В Москве готовилось четыре "Норд-Оста"", "Российская газета", 20 июня 2003. Авдюкова сняли с должности в июле 2003: "Прокурор Москвы подал в отставку", grani.ru, 31 июля 2003.

(20) См. Александр Хинштейн, "Главный террорист..."; Андрей Скробот, "Взрывы в Москве готовят в Подмосковье", "Независимая газета", 6 июня 2003; и Зинаида Лобанова, Андрей Редькин, "Не виноваты мы! Бараев сам пришел", "Комсомольская правда", 23 июня 2003.

(21) Александр Жеглов, "Правительству верен", agentura.ru, 30 июня 2003. На сайте agentura.ru говорится, что эта статья сначала появилась в газете "День" 3 декабря 2003.

(22) Зинаида Лобанова и др., "Найден мент, пустивший террористов в "Норд-Ост"", "Комсомольская правда", 9 июня 2003. В более ранней статье Лобановой в номере той же газеты от 22 апреля 2003 говорилось, что оружие и взрывчатку привезли в столицу из Ингушетии в грузовике с арбузами и хранили в двух гаражах, арендованных в Москве на Ленинском проспекте и в Огородном проезде. По-видимому, изначально взрывчатка хранилась на базе в поселке Черное.

(23) Зинаида Лобанова, "Только он ответит за "Норд-Ост"?" "Комсомольская правда", 23 апреля 2003.

(24) Текст "Справки" Трепашкина см. в "Таинственный "Абубакар"", chechenpress.com, 31 июля 2003.

(25) См. "Эхо "Норд-Оста" и взрывов домов в России", "Кавказский вестник" (editor@kvestnik.org), 22 июля 2003. Этот же текст был опубликован в: "'Норд-Ост': провокация ФСБ", chechenpress.com, 21 июля 2003.

(26) См. Полина Шершнева, "Он пойдет до конца", newizv.ru, 24 октября 2003.

(27) Игорь Корольков, "Фоторобот не первой свежести", "Московские новости", 11 ноября 2003. В номере "Новой газеты" от 4 декабря 2003 журналистка Анна Политковская сообщила, что в Московском военном окружном суде состоялся закрытый процесс по делу Трепашкина, и что Amnesty International рассматривает вопрос о предоставлении ему статуса политзаключенного

 

Источник: http://tapirr.livejournal.com/371667.html

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload