Морозов В.Д.: Потапеня - трус и сам принять решение не сможет

 

        Морозов  В.Д.:  Я  лично  создавал  10  отдел  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  для  работы  по  делам  ГУЭБ  и  ПК,  лично  подбирал  следователей.

 

       Данную  заметку  я  решил  разместить  на  сайте  для  обсуждения,  ибо  в ней  на  примере  одного  конкретного  уголовного дела затронута  системная  проблема  влияния  т.н. «решал»  из  числа  бывших  высокопоставленных сотрудников  правоохранительных  органов  на  ход расследования уголовных  дел. Подобную  проблему  я  описывал  по делу  в  отношении  Вахонина  А.А.,  где  влиял  на  ход  расследования  бывший  сотрудник  Департамента  кадров  МВД  России  Шеваров  А.Ф.,  в  том  числе при  помощи  бывшего  начальника  Следственного департамента  МВД  России   Савенкова  А.Н.   А  сейчас  коснусь  многолетнего уголовного дела  №  1123,  расследуемого  и поныне  в  10  отделе  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  в  отношении  бывшего  руководителя  группы  «Земляне»  Черенкова  С.В.  и  жителя  Подмосковья  Похилюка  С.М.,  обвиняемых  в  попытке  мошеннической продажи  руководителю  «Киви» Романенко должности в политсовете  партии  «Единая  Россия».

         Данное уголовное  дело -  плод  работы  команды  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  (ранее  ДЭБ  МВД  России)  в  составе  ныне  содержащихся  под  стражей Абрамова,  Соболя  и  др., а  также  их  штатного  провокатора  Арферова,    занимавшихся на  протяжении  длительного времени  очевидными  провокациями.   Их незаконная  деятельность  оформлялась (подгонялась  под  УПК  и  УК   РФ)  следователями   Колесниковым,  Стайковым,  Дождевым  и  их  кураторами  по  линии  следствия,  а  также надзирающими  прокурорами,  которые не  только умышленно   укрывали  преступную  деятельность сотрудников  ГУЭБ  и  ПК,  но  и  оказывали  им ощутимое  содействие  в  фальсификации  материалов  дела  №  1123 в  целях  осуждения Черенкова  и  Похилюка,  невиновных  в  совершении  покушения  на  хищение  денежных  средств  Романенко.    Юридически  все  эти лица  из  правоохранительных  органов  и  прокуратуры  действовали  как  одно  преступное  сообщество  по фабрикации  уголовных  дел.  Вместе  с  ними,  конечно  фальсификацией  занимались  и  судьи,  в  частности,  бывший  судья  Пресненского районного  суда города  Москвы  Долгополов  (думаю, не  без  одобрительного согласования  с  бывшим  в то  время  председателем  этого суда Найденовым).

        Только  благодаря  вмешательству  ФСБ  РФ  при  реализации  дела  на  Сугробова,  удалось  приостановить  волну  фабрикаций,  а  многие  приговоры  отменить.  В  число  отменных  президиумом  Московского городского суда попал  и  приговор  в  отношении  Черенкова  и  Похилюка,  отбывавших  уже  третий  год  лишения  свободы  в  испарительной  колонии  в Курской области. 

       17  мая  2016 года  уголовное  дело  №  1123 было  возобновлено руководителем следственного  органа  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  после  отмены  приговора  президиумом  Московского городского суда и  возвращения  уголовного  дела  прокурору  из  Пресненского районного  суда города  Москвы.  

       В  ходе  судебного заседания  в  Пресненском  районном  суде  города  Москвы  было   четко  установлено:

       а)   Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  стали  жертвами провокации  со  стороны  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и их  штатного  подставного лица  - Алфёрова  В.Е.  (в  отношении  которых  уже   возбуждено  уголовное  дело и  избраны меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  либо домашнего  ареста); 

       б)  в  ходе  судебного заседания  в  Пресненском  районном  суде города  Москвы  Алфёров  В.Е.  признал  провокационный  характер своих  действий,  а  затем  пошел на  сделку  со  следствием  после  заключения  под  стражу  оперативников Абрамова  и  Соболя;

        в) т.н.  «потерпевшему» Романенко  А.Н.  не  было причинено  ни  материального  ущерба,  ни  морального вреда  действиями  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  поэтому  потерпевший  в  деле  отсутствует,  его просто придумали  оперативники  и  следователи  с  кураторами  дела.

       «Потерпевший»  Романенко А.Н  даже не  был  знаком  с  Черенковым  С.В.  и  Похилюком  С.М.,  никогда  с  ними  не  встречался  и не  вел  каких-либо  переговоров,  поэтому  они не могли  его  обманывать.   Что  было  с  самого начала  известно  следователям  ГСУ;

       г)  причиненный  по  уголовному  делу  «ущерб» в  сумме  40.371.480  рублей,  якобы  реально  причиненный придуманному  «потерпевшему»  Романенко  А.Н. -  придуман  следователем  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Колесниковым  А.В.;

        д)  «показания»  в протоколах  допросов  свидетелей,  в  частности  Воронцовой  М.А.  и  Игониной  Т.Е.,   -  придумали  и  записали  следователи  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве; 

        е)  данные  ОРМ,  послужившие  основанием  для  возбуждения  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  -  сфальсифицированы,  что  в  судебном  заседании  подтвердили  понятые,   данные  о  которых   оперативниками фиктивно  были  записаны  в  документы  ОРМ  без  проведения  с  ними  названных  оперативно-розыскных  мероприятий.

 

         Уголовное  дело  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  подлежало  немедленному  прекращению  с  извинениями  и  реабилитацией  невинно  осужденных.  Но не  тут  то было.  Оно  оказалось  в  руках  тех  же  лиц,  которые  были  причастны  к  фабрикации  дела.  Ясно,  что на протяжении  почти  полутора  лет,  оно лежит  в  10  отдела  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  без  решения  о  прекращении,  а  Черенков  и  Похилюк  до настоящего  времени  числятся  как  обвиняемые,  с  известными  ограничениями  их  прав  и  свобод.   В  чем  причина?

       Во-первых,  нынешние  руководители  ГСУ  и  Следственного департамента  не  желают  этим  делом  портить  себе  статистику. 

       Во-вторых,  ответственности  побаиваются  те,  кто  фабриковал  дело  вместе  с  арестованными  оперативниками  ГУЭБ  и  ПК.  А  пока  дело   в  отношении  Черенкова  и  Похилюка не  прекращено,  они  прикрываются  им  как  писаной  торбой,  мол,  смотрите,  мы  расследовали  дело  в  отношении реальных  мошенников,  раз  оно не прекращено.  «За  что нас  наказывать?  И  Абрамова  с  Соболем  надо  выпускать».  Именно  такими  доводами  старается  «замять»  уголовное дело в  отношении  Абрамова,  Соболя,  Алферова  и др.,  влияя  на ход  предварительного расследования,   бывший  начальник  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  генерал-лейтенант полиции Морозов  В.Д.  «Я  лично  формировал под работу  с  ГУЭБ  и  ПК  10  отдел   ГСУ,  лично  подбирал  следователей  для  этого отдела  и  убежден  в  их  компетентности»,  -   заявляет  бывший  глава  ГСУ  Морозов.   Вот  так  вырисовалась  еще  одна влиятельная  фигура  в  огромном  количестве  сфабрикованных  уголовных  дел. Бывший  куратор  сфабрикованных  уголовных  дел.  И  до настоящего  времени  эта  фигура  влияет  на  действующих  руководителей  не  только  ГСУ,  но  и  Следственного департамента  МВД  России.    Причина  ясна  -  по  закону  он  является  таким  же  членом  сообщества  по  фабрикации  уголовных  дел,  как  и  содержащиеся  под стражей  сугробовцы. 

         Увидев  мое  заявление  в  СК  РФ  с  требованием  привлечь  к  ответственности  следователей  ГСУ,  фабриковавших  уголовное  дело №  1123  в  отношении  Черенкова  и  Похилюка,   и   кураторов  по линии  следствия,  а  также мои  жалобы  на  непрекращение  уголовного  преследования  последних  в  адрес  Краковского,  Агафьевой,  Городкова,  Потапени,  - Морозов  заявил:  «Потапеня  -  трус.  И сам  никакого решения  о  прекращении дела не примет,  а  остальные  -  люди  невысокой  компетенции  для  таких  дел».   Морозов  дал  понять,  что  он и  другие  «бывшие»  как  советники,  как  консультанты  действующих  сотрудников,  как  ветераны-пенсионеры   могут  влиять на  ситуацию.  А значит,  могут  добиваться  дальнейшего  незаконного  уголовного  преследования  Черенкова  и Похилюка,  чтобы  это  дело  было  «подпоркой»  для  развала уголовного дела  в  отношении  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК,  которых  они  пытаются  вытащить  из-под  стражи  как  невиновных  (не  «липачей»).    

        Ну,  а  прокуратура,  как  обычно  в последние  20  лет,    прикрывают  фальсификации  и  фабрикации следователей с  плачем,  что у  них  якобы  «мало  полномочий».

      В своей публикации «Что   «не  так»  в  уголовном  преследовании Дениса Сугробова» (http://www.trepashkin.com/news/articles?id=223  и

 

http://www.bezzakonov.net/single-post/2017/05/14/%D0%A7%D1%82%D0%BE-%C2%AB%D0%BD%D0%B5-%D1%82%D0%B0%D0%BA%C2%BB-%D0%B2-%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%94%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B0-%D0%A1%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%B0

     я  описываю  схему  и  состав  действий  ОПС.  А  в  данной  заметке  уже  вырисовываются  конкретные  лица,    причастные  к  деятельности  этого  сообщества,  о  которых  ранее  упоминаний  не  было.  Другие  фигуры  появятся  чуть  позже.

 

         Адвокат                        

                                                               М.И.Трепашкин

 

14  августа  2017 года.   

                                                Заместителю начальника Следственного 

                                                департамента  МВД  Российской 

                                                Федерации  Патапене  Н.К.

 

                                          от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                               города Москвы Трепашкина Михаила

                                               Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                               адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                               коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                               ул.Арбат, дом 35, офис 574, 

                                               моб.тел.:8-916-300-55-39, 8-915-426-38-58

                                               эл.адрес: treadv@gmail.com

 

                                           в защиту интересов обвиняемого

                                              Черенкова Сергея  Владимировича

                                              (ордер  в  деле  имеется).

 

                                              По  уголовному  делу  № 1123  (в                            

                                              производстве  10  отдела  ГСУ  ГУ  МВД             

                                              России  по городу  Москве)         

 

 

 

ЖАЛОБА

на незаконное  уголовное  преследование  Черенкова  С.В.

 и  Похилюка  С.М.  на  протяжении  более 16  месяцев

 

Город Москва                                                                                13  июля  2017  года

 

       Прошу  Вашего  реагирования  по  факту  незаконного  уголовного преследования   Черенкова  Сергея  Владимировича,  уголовное  дело  № 1123 в  отношении  которого  подлежит  срочному прекращению,   с  разъяснением  права  на  реабилитацию.

       В  марте  2016  года  уголовное  дело  после  пересмотра было  возвращено из  Пресненского районного суда города  Москвы  прокурору.  До  пересмотра   дела  и отмены  приговора  мой  подзащитный  более  2-х  лет  провел  под  стражей  в местах  лишения  свободы.  И  сейчас,   после  отмены президиумом  Московского городского суда  приговора  и  апелляционного  определения,   уголовное  дело  расследуется  уже  более  1  года  и  3 месяцев.

       Прошу  также  обратить  внимание,  что в нарушение  п.6.1  УПК  РФ,      по  уже  установленным  судами фактам фабрикации  материалов,  уголовное   дело  расследуется  с  необоснованным превышением  разумных  сроков,  и  все  это  время  мой  подзащитный Черенков  С.В. пребывает  с  существенными ограничениями  прав  и свобод  (не  может  получить  загранпаспорт, не может  выезжать  на  переговоры  по  бизнесу  с  зарубежными  партнерами  за границу   и  т.д.). 

 

          Основания ходатайства:

 

      17  мая  2016 года  уголовное  дело  №  1123 было  возобновлено руководителем следственного  органа  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  после  отмены  приговора  президиумом  Московского городского суда и  возвращения  уголовного  дела  прокурору  из  Пресненского районного  суда города  Москвы.  

 

       В  ходе  судебного заседания  в  Пресненском  районном  суде  города  Москвы  было  установлено:

 

       а)   Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  стали  жертвами провокации  со  стороны  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и их  штатного  подставного лица  - Алфёрова  В.Е.,  в  отношении  которых  уже   возбуждено  уголовное  дело и  избраны меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  либо домашнего  ареста; 

 

       б)  в  ходе  судебного заседания  в  Пресненском  районном  суде города  Москвы  Алфёров  В.Е.  признал  провокационный  характер своих  действий;

 

        в) т.н.  «потерпевшему» Романенко  А.Н.  не  было причинено  ни  материального  ущерба,  ни  морального вреда  действиями  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  поэтому  потерпевший  в  деле  отсутствует,  его просто придумали  оперативники  и  следователи  с  кураторами  дела.

       «Потерпевший»  Романенко А.Н  даже не  был  знаком  с  Черенковым  С.В.  и  Похилюком  С.М.,  никогда  с  ними  не  встречался  и не  вел  каких-либо  переговоров,  поэтому  они не могли  его  обманывать.   Что  было  с  самого начала  известно  следователям  ГСУ;

 

       г)  причиненный  по  уголовному  делу  «ущерб» в  сумме  40.371.480  рублей,  якобы  реально  причиненный придуманному  потерпевшему  Романенко  А.Н. -  придуман  следователем  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Колесниковым  А.В.;

 

       д)  «показания»  в протоколах  допросов  свидетелей,  в  частности  Воронцовой  М.А.  и  Игониной  Т.Е.,   -  придумали  и  записали  следователи  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве; 

 

        е)  данные  ОРМ,  послужившие  основанием  для  возбуждения  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  -  сфальсифицированы,  что  в  судебном  заседании  подтвердили  понятые,   данные  о  которых   оперативниками фиктивно  были  записаны  в  документы  ОРМ  без  проведения  с  ними  названных  оперативно-розыскных  мероприятий.

 

          Без  инициирующих  действий сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  РФ  совместно  с  Алферовым  В.Е.  данного  уголовного дела никогда  бы не  было.  Провокация  по делу  была уже установлена  судом.

 

         Конституционный  Суд  Российской  Федерации (Определение КС РФ от 01.12.1999 N 211-О) разъяснил,  что  доказательства,  полученные  в  результате  незаконных  оперативно-розыскных  мероприятий,  являются  недопустимыми.

          Уголовное  дело  было  возбуждено  на  материалах  оперативно-розыскной  деятельности,  полученных  с   явными нарушениями  федеральных  законов.

 

         После  отмены  обвинительного приговора  и  возвращения  уголовного дела  прокурору  фактически для  прекращения  уголовного  преследования  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  прошло  уже  более 16  месяцев.  Это  неразумный  срок  для  проведения  проверки  фактов  провокации  и фальсификации,   уже  проверенных  и установленных  судами  (президиумом  Московского городского  суда  и Пресненским  районным  судом города  Москвы). 

 

         В  ГСУ  СК  РФ  по городу  Москве  в  настоящее  время расследуется  уголовное  дело  в  отношении   сотрудников  ГУЭБ  и  ПК МВД  России Абрамова  и  Соболя,  а  также  упомянутого  выше  Алфёрова,  фабриковавших  материалы  по данному  уголовному  делу  в  отношении  Черенкова  и Похилюка.  Всем  им  еще  в  конце  2016 года  было  предъявлены обвинения  и  применены  меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  и домашнего ареста.   Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  признаны  потерпевшими  по  этому  делу.

 

         Уголовное  дело  №  1123  фабриковалось  также следователями  по ОВД 10 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г.Москве –           

               Колесниковым А.В., 

               Дождёвым А.В., 

               Стайковым И.А., 

      при  участии сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России: 

      старшего оперуполномоченного по ОВД 27 отдела Управления «Б» - Максимова А.А., 

       начальника Управления «Б» - Муллаярова С.М.,

       оперуполномоченного по ОВД 27 отдела Управления «Б» - Глазкова Г.А.,     

       начальника 24 отдела Управления «Б» - Сундукова С.Е.,    

т.е. фабриковалось  организованной  преступной группой  лиц,  куда  вне  всяких  сомнений  входили  и  следователи ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Дождёв  и  Колесников,  а  также  куратор дела.  И  до настоящего  времени  Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.    необоснованно  преследуются,  у  них  имеются  значительные  ограничения   прав  и  свободы¸   что  также должно влечь  ответственность  должностных  лиц,  а не  только размер  компенсации  в  порядке  реабилитации.

 

         Я  подавал  ходатайство  по  предмету  данной  жалобы  следователю  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве Гапоченко  С.В., однако обоснованного   ответа  не получил.    Мною  была  поданы  многочисленные  жалобы (от  19  декабря  2016 года   и др.) в  порядке  ст.124  УПК  РФ  в  ГСУ,  но  аргументированные ответы  не получена  до настоящего  времени.   Я  получал  лишь  запоздалые уведомления,  что  уголовное  дело расследуется  и  сроки  продлеваются,  а  потом  получил  уведомление,  что  с  22  апреля  2017 года  предварительное  следствие по  уголовному  делу   №  1123  приостановлено  по основанию,  предусмотренному  п.3  ч.1  ст.208  УПК  РФ.   Основание  явно надуманное,  ибо  и  Черенков  С.В.  и Похилюк  С.М.  находятся  в  Московском  регионе  и готовы  в  любой  момент  явиться  к  следователю,  каких-либо  других  оснований  для  принятия решения   о  приостановлении  дела  -  не  имеется.

 

         На  2  моих  предыдущих  жалобы  в  Следственный  департамент  МВД  России  (Краковскому А.М.  от 27  января  2017 года  и  Шинину Ю.М.  от  25  апреля  2017 года) я  получил  ответы  лишь из  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  не  обоснованные  юридически,  без  разрешения  доводов  жалоб  по  существу.

 

         На  основании  изложенного, -

 

П Р О Ш У:

 

Срочно  принять меры по  прекращению незаконного  уголовного  преследования  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  по  уголовному  делу  №  1123,  которое  подлежит прекращению    на  основании п.1 ч.1  ст.24  УПК  РФ.

 

  

   Адвокат

                                                      М.И.Трепашкин 

                                                      Прокурору  города  Москвы

    

                                                 от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                       города Москвы Трепашкина Михаила

                                                       Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                       адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                       коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                                       ул.Арбат, дом 35, офис 574, 

                                                       моб.тел.: 8-915-426-38-58

                                                       эл.адрес: treadv@gmail.com

 

                                                    в защиту интересов обвиняемого

                                                       Черенкова Сергея  Владимировича

                                                       (ордер  в  деле  имеется).

 

                                                        По  уголовному  делу  № 1123

 

 

 

ЖАЛОБА

на   незаконность   действий  следователя 10  отдела  СЧ  ГСУ 

ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Куликова А.М.

(в  порядке  ст.124  УПК  РФ)

 

 

 

Город Москва                                                                               22  мая 2017  года

 

       Прошу  принять  меры процессуального  надзора  по  факту  незаконных  действий  следователя 10  отдела  СЧ  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве Куликова  А.М.,  который при  отсутствии  правовых оснований  22  апреля  2017  года  незаконно  приостановил  предварительное  следствие  по  уголовному  делу  №  1123.

 

          Суть  жалобы:

 

       Мною  и  моим  подзащитным -  обвиняемым  Черенковым  С.В.  получены  по  почте  уведомления  № 38/10-414  от  24  апреля  2017 года   о  том,  что  предварительное  следствие  по  уголовному  делу  №  1123  приостановлено  по основанию,  предусмотренному   п.3  части  первой  статьи  208  УПК  РФ.

 

       Пункт 3  части  1  статьи  208  УПК  РФ  («Основания, порядок и сроки приостановления предварительного следствия») гласит:

         «1. Предварительное следствие приостанавливается при наличии одного из следующих оснований:

       …3) место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует;…»

 

      По  данному  уголовному  делу  в  качестве  обвиняемых  ранее были назначены  путем  фальсификации  материалов   мой  подзащитный  Черенков  Сергей  Владимирович  и  гр-н Похилюк  Сергей  Михайлович.    Других  обвиняемых  по  делу  не  имелось  и  не имеется.  Однако,  Черенков  Сергей  Владимирович  имеет  реальную  возможность  не  только  участвовать  в  уголовном  делу, но  и  прибыть  в  любой  момент  по  вызову  следователя.  Никаких  препятствий  не  имеется.  Насколько  мне известно,  у Похилюка  С.М.  хотя  и  ухудшилось  состояние  здоровья  после незаконного  осуждения    путем фабрикации  материалов  уголовного дела,  однако он  тоже  имеет  возможность  участвовать  в  уголовном  деле.

 

      Мы  имеем  право знать,  на  основании  каких  материалов  сделан  вывод  о невозможности  обвиняемых  участвовать  в  уголовном деле.  Считаем,  что  приостановление  предварительного  следствия  по  данному  делу  -  это очередной  незаконный  трюк,  сродни  мошенническому,  в  целях  затягивания  расследования  уголовного дела,  которое  давно подлежало прекращению.  После  отмены  обвинительного приговора  и  возвращения  уголовного дела  прокурору  фактически для  прекращения  уголовного  преследования  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  прошло более  года.  Это  неразумный  срок  для  проведения  проверки  фактов  провокации  и фальсификации,   уже до  этого проверенных  и установленных  судами  (президиумом  Московского городского  суда  и Пресненским  районным  судом города  Москвы). 

          В  ходе  судебных заседаний  в президиуме  Московского городского суда  и  в Пресненском  районном  суде  города  Москвы  было  установлено:

       а)   Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  были  жертвами провокации  со  стороны  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и   гр-на Алфёрова  В.Е.,  в  отношении  которых  уже   возбуждено  уголовное  дело и  избраны меры  пресечения  в виде  заключения  под  стражу  либо домашнего  ареста; 

       б)  т.н.  «потерпевшему» Романенко  А.Н.  не  было причинено  ни  материального  ущерба,  ни  морального вреда  действиями  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  поэтому  потерпевший  в  деле  отсутствует.  Что  было  с  самого начала  известно  следователям   10 отдела  ГСУ;

       в)  данные  ОРМ,  послужившие  основанием  для  возбуждения  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  -  сфальсифицированы,  что  в  судебном  заседании  подтвердили  понятые,   данные  о  которых   оперативниками фиктивно  были  записаны  в  документы  ОРМ  без  проведения  с  ними  названных  оперативно-розыскных  мероприятий.

 

      Конституционный  Суд  Российской  Федерации (Определение КС РФ от 01.12.1999 N 211-О) разъяснил,  что  доказательства,  полученные  в  результате  незаконных  оперативно-розыскных  мероприятий,  являются  недопустимыми.

          Уголовное  дело  было  возбуждено  на  материалах  оперативно-розыскной  деятельности,  полученных  с   явными нарушениями  федеральных  законов.

 

      После  отмены  обвинительного приговора  и  возвращения  уголовного дела  прокурору  фактически для  прекращения  уголовного  преследования  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  прошло  более  года.  Это  неразумный  срок  для  проведения  проверки  фактов  провокации  и фальсификации,   уже  проверенных  и установленных  судами  (президиумом  Московского городского  суда  и Пресненским  районным  судом города  Москвы).  С  постановлениями  о продлении  сроков  предварительного  следствия  в нарушение  ст.162  УПК  РФ  нас  никто не  ознакомил, несмотря на заявленные  ходатайства.

      Уголовное  дело  №  1123  фабриковалось  организованной  преступной группой  лиц,  куда  вне  всяких  сомнений  входили  и  следователи ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  Дождёв,  Колесников,  а  также  кураторы дела.  И  до настоящего  времени  Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.    необоснованно  преследуются,  у  них  имеются  значительные  ограничения   прав  и  свободы¸   что  также должно влечь  ответственность  должностных  лиц,  а не  только размер  компенсации  в  порядке  реабилитации.

 

Фактически в  настоящее время  уже  иными  следователями  ГСУ  снова  совершается  преступление,  предусмотренное  ст.286  УК  РФ. 

 

На  основании  изложенного, -

 

П Р О Ш У:

 

  1. Провести  прокурорскую  проверку  по  факту  незаконного  приостановления  предварительного  следствия  по  уголовному делу  №  1123   по  основанию,  указанному в  п.3  ч.1  ст.208  УПК  РФ,  вместо  прекращения  уголовного  дела  за  отсутствием  состава преступления  в  действиях  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.

  2. Принять  меры  прокурорского реагирования  по  факту  длительного незаконного  уголовного преследования   следователями  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  моего  подзащитного  -  Черенкова  С.В.

 

 

       Адвокат

                                                      М.И.Трепашкин 

                                                    И.о.  руководителя второго  управления  по

                                                    расследованию  особо  важных  дел  (о 

                                                    преступлениях  против  государственной 

                                                     власти  и  в  сфере  экономики)  ГСУ СК  РФ

                                                     по городу  Москве  подполковнику  юстиции 

                                                     Вазагову  В.В.

                                                    ----------------------------------------------------

                                                     гор.Москва,  ул.Новокузнецкая, дом 26/8, стр.5     

 

                                                 от адвоката КА «Трепашкин  и  партнеры»

                                                      города Москвы Трепашкина Михаила

                                                      Ивановича,   рег. № 77/5012   в  реестре 

                                                      адвокатов гор.Москвы, адрес 

                                                      коллегии  адвокатов: 119002, гор.Москва,                

                                                      ул.Арбат, дом 35, офис 574, 

                                                      моб.тел.:8-916-300-55-39, 8-915-426-38-58

                                                      эл.адрес: treadv@gmail.com

 

                                                             в защиту интересов Черенкова Сергея 

                                                                 Владимировича и  Похилюка  Сергея 

                                                                 Михайловича

 

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

о  совершении  преступления 

(в  соответствии  со  ст.141  УПК  РФ)

 

Город Москва                                                                             29  ноября  2016  года

 

       Прошу  провести  проверку в  соответствии  с требованиями  УПК  РФ  и  возбудить  уголовное  дело  по  факту  фабрикации  материалов  уголовного дела №  1123  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  оперативными  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и следователями  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве,  которые,  превышая  свои  должностные  полномочия,   изготовляли  фиктивные  документы  ОРМ,  протоколы  допросов  свидетелей  с  заведомо ложными  данными,  давали разрешения  Алферову  В.Е.  совершать откровенные  провокационные  действия  в  отношении  Черенкова  и Похилюка,  а  в  обвинительном  заключении следователь  записал заведомо ложные  данные  о  том,  что  якобы  гр-ну  Романенко  А.Н.  причинен  реальный ущерб  в  сумме  более  40  млн.рублей,  то  есть  по п.  «в»  ч.3  ст.286  УК  РФ.

      На  основании  сфальсифицированных  документов  и при халатности надзирающих  прокуроров, Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  были заключены  под  стражу,  а  потом  Пресненским  районным  судом города  Москвы (бывший  судья  Долгополов)  осуждены  на  длительный  срок  лишения  свободы по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ. 

       Президиумом  Московского городского  суда  были  установлены  факты  фальсификации  доказательств  по  уголовному  делу,  на  основании  которых  был  отменен приговор в  отношении Черенкова  С.М.  и Похилюка С.В.,   они освобождены из-под  стражи.

        Прошу  обратить  внимание  при рассмотрении  заявления на  следующие  обстоятельства:

 

       а) понятые  в  судебном  заседании  четко  показали,  что не присутствовали  при  проведении  ОРМ,  которые,  согласно  имеющимся  в  деле  документам,  проводились  якобы  с  их участием  в  период  с  сентября  2013 года  до  21  января  2014 года.  Они же  показали  о  фабрикации  следователем  их  показаний  (фамилии оперативных работников  и  следователя  указаны  в  документах);

       б)  «потерпевший»  Романенко  А.Н.  даже не  был знаком  с   Черенковым  С.В.  и  Похилюком  С.М.,  о  чем  он  дал  показания  в суде,  занимать  какую-либо должность  в  Политсовете  партии  «Единая  Россия»  не  намеревался, никаких  денег для  этого не  давал,  причиненный  ему  ущерб  в  сумме  более  40  млн.рублей  придуман  следователями (фамилии  следователей  указаны  в  материалах  дела).   

 

        После  возвращения  уголовного  дела  прокурору  в связи  с  выявленными  фактами  фабрикации  материалов,  сотрудники  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве:   следователь  Гапотченко  С.В.,  заместитель  начальника  СЧ  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  полковник  юстиции  Яковлев  И.В.,  заместитель начальника  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  полковник  юстиции  Городков  В.В.  на  протяжении  нескольких  месяцев  незаконно  пытались  переоценить  доказательства, закрепленные судебными решениями,  в  том  числе  президиумом  Московского городского суда. 

 

        В  результате  этих незаконных действий  Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М. до настоящего  времени  не  могут  заняться  своей  прежней  предпринимательской  деятельностью,  им  закрыт  выезд  из  России  в связи  с  продолжаемым  уголовным  преследованием,  а  лица,  цинично  совершавшие  фабрикации материалов  уголовного дела,  не  привлечены  к  уголовной  ответственности.

 

       Предварительную  проверку  материалов  по  изложенным  фактам  производил  следователь  Федутинов  Игорь  Николаевич  (Старопименовский  переулок, дом 4).

 

        Суть заявления подробнее:

 

       I.    Заявитель  по уголовному  делу №  1123 Алфёров  В.Е.  давал  ложные  показания,  в  том  числе  о  своей  личности  (что  установлено  судом),  и  делал  это  с  ведома  оперативных работников  и  следователей.

 

        Вначале  в  президиуме  Московского городского суда,  а  потом  в  ходе  судебного заседания  в  Пресненском  районном  суде  города  Москвы  было  установлено:

 

       а)   что  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  была совершена провокация  со  стороны  Алфёрова  В.Е.  при  пособничестве  Романенко  А.Н.;

 

       б)  Романенко  А.Н.  не  причинено  ни  материального  ущерба,  ни  морального вреда  действиями  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  поэтому  потерпевший  в  деле  фактически отсутствует;

 

       в)  данные  ОРМ,  послужившие  основанием  для  возбуждения  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  -  сфальсифицированы,  что  в  судебном  заседании  подтвердили  понятые,   данные  о  которых   оперативниками фиктивно  были  записаны  в  документы  ОРМ  без  проведения  с  ними  названных  оперативно-розыскных  мероприятий.

 

      Без  инициирующих  действий сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  РФ  совместно  со штатным провокатором   Алферовым  В.Е.  данного  уголовного дела никогда  бы не  было. 

 

       Оперативный  актер,  систематически  выполняющий  провокационные  роли   в  целях  фабрикации  уголовных  дел по  заданию  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  -   Алферов Вадим Евгеньевич,  27 октября 1963 года рождения, проживающий по адресу: г. Москва, ул. Мусоргского, д.1,  кв. 281,   только  за  последние  2 (два) года,  давал  ложные  показания  о  себе на  следствии  и  в  судах  по  ряду  уголовных  дел,  о  чем  свидетельствуют  следующие документы: 

 

      - копия  приговора  Савеловского  районного  суда города  Москвы  от  16  декабря 2013 года в  отношении  Логунова  В.Н.  и  Голованчикова  М.А.,   которым  названные  лица  осуждены  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ  якобы за  попытку  совершить  мошеннические  действия  в  отношении  представителя  ООО  «СтройТехРазвитие»  Алфёрова  В.Е.;

 

      -  копия  приговора  Мещанского  районного  суда города  Москвы  от  16  сентября 2013 года в  отношении  Дынника Г.С.  и  Баранова  О.М.,   которым  названные  лица  осуждены  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ  якобы за  попытку  совершить  мошеннические  действия  в  отношении  представителя  ООО  «ГазСвязьСтрой»  Алфёрова  В.Е.    Апелляционным  определением   судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Московского городского суда  от  19  декабря  2013 года  приговор  оставлен  без  изменения;

 

-  копия  приговора  Преображенского  районного  суда города  Москвы  от  25  декабря 2013 года в  отношении  Великой  Е.В.,  Чубаровой  П.Ю.,  Надеева  Ю.Г.,   которым  названные  лица  осуждены  по  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ  якобы за  попытку  совершить  мошеннические  действия  в  отношении  управляющего  директора  ЗАО  «Мирател»  Алфёрова  В.Е.     

 

          В  действительности,  Алфёров  В.Е. не  работал  в  указанных  организациях,  а  придумывал  места  работы,  чтобы  сыграть роль  «потерпевшего».  Следствием  так  и не  установлено,  кем  являлся  Алфёров  В.Е.    в  указанный  период  времени:

 

а) представителем  ООО  «СтройТехРазвитие»,

 

б) представителем  ООО  «ГазСвязьСтрой»,

 

в)  управляющий  директор  ЗАО  «Мирател»  либо

 

г)  штатным  провокатором  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России,  представляющимся  от различных  организаций  и  дающим  заведомо  ложные  показания  о  своей  личности  и роли  в  т.н. «разоблачении»  того либо иного лица.

 

Касательно  последней  из  перечисленных  его  ролей  можно  подтвердить письмом из  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  о  том,  что  Алферов В.Е. проходил в здание ГУЭБ и ПК МВД РФ, расположенное по адресу: город Москва, ул.Новорязанская, дом 8а  по разовым пропускам   10, 18,19, 26, 28  и 29 марта, 2, 4, 8, 9, 10, 19, 22, 23  и 30 апреля, 17, 21, 24  и 27 июня 2013 года (документ  приобщен  к  материалам  уголовного дела).

 

      Из этого следует, что Алферов В.Е. является постоянным посетителем Главного управления по борьбе с коррупцией, что, ставит под величайшее сомнение его образ как потерпевшего от вымогателей и мошенников гражданина.

 

      Между тем, Верховный  Суд  Российской  Федерации  неоднократно  разъяснял  в своих  решениях по  конкретным  делам,  что установление личности заявителя по делам о взяточничестве,  о  мошенничестве  имеет существенное значение, поскольку это обстоятельство связано как с оценкой представленных суду доказательств, так и с квалификацией инкриминируемых  действий.

 

              II.   «Потерпевший»  Романенко  А.Н.    в  судебном  заседании   чётко  указал на  следующие  обстоятельства:

 

        а)  он  не  является  по   данному  делу  потерпевшим,  постановление  вынесено  ошибочно  и  предъявлено  ему  в  отсутствие  адвоката,  в  связи  с  чем  он  не  понял  смысл  постановления  о признании его  «потерпевшим»,

 

        б) он  не  знает обвиняемых, не  общался  с   ними  и не намеревался  общаться,  

 

        в) ему  не  причинено никакого  вреда  действиями  обвиняемых,

 

         г)  он не  собирался  давать кому-либо  свои деньги,  поэтому  они не могли  быть  похищенными  ни  при  каких обстоятельствах,

 

         д)  он не  уполномочивал  Алфёрова  В.Е.  вести  от своего  имени  какие-либо  переговоры  с  обвиняемыми,

 

         е) он не  намеревался  входить  в  какой-либо руководящий орган  политической  партии,  в  том  числе  «Единой  России».

 

      Часть  1  статьи  42  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации («Потерпевший»)  гласит:

 

      «1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением .причинен физический, имущественный, моральный вред,…».

 

         При  описанных  выше  достоверно  установленных и  очевидных обстоятельствах  можно  утверждать,  что  Романенко  А.Н.  следователем  был признан  «потерпевшим»  незаконно,  в нарушение  положений  ст.42  УПК  РФ,  а  основания  для  его признания  таковым  -  сфальсифицированы.

 

     В  частности,  очевидной, не  требующей  какой-либо судебной  проверки,   является  умышленная фальсификации  в  обвинительном  заключении таких обстоятельств  и  фактов,  имеющих  существенное  значение для  правильной  квалификации действий  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  как:

 

      - наличие  реального  ущерб   гражданину  Романенко  А.Н.  в  сумме 40.371.480  рублей

 

                        лист  41  обвинительного заключения

 

      -  что  Черенков  С.В.  и  Похилюк  С.М.  покушались на  хищение  денежных средств,  принадлежащих  именно Романенко  А.Н.  

 

                лист  23  абзац  2,  3 и 4  обвинительного заключения

 

(Хотя  из  материалов  дела  следует,  что деньги  принадлежали  ГУЭБ  и  ПК МВД  России  и  были  выданы  Алфёрову  В.Е. на проведение  ОРМ-провокации).

 

         Хочу  еще раз  обратить  внимание,  что обвинительное  заключение    по  обвинению  Черенкова Сергея  Владимировича  и  Похилюка  Сергея  Михайловича  в  совершении  преступления,  предусмотренного  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,  составленное следователем по  особо  важным  делам 10  отдела  следственной  части   Главного  следственного  управления ГУ  МВД  России  по городу  Москве  капитаном  юстиции  А.В.Колесниковым  с  согласия  заместителя  начальника этой же  следственной  части полковника юстиции  А.В.Кузнецова  и  утвержденное   первым  заместителем прокурора  города  Москвы  А.В.Козловым 2  апреля  2014 года   содержит  много  фальсификаций, что  даёт  правовые  основания для  признания  всего документа  сфальсифицированным (попросту говоря фальшивкой).  

 

      При  отсутствии  потерпевшего  не может  быть  такого  состава преступления  как мошенничество  (ст.159  УК  РФ).

 

      Мои  доводы:

  1)  Закон   и  теория  уголовного  права  России в определении понятия хищения прямо указывает на причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества;

 

    2)  А.В.Щепотин  в  своей  статье «Привлечение  к  уголовной  ответственности  за  покушение на  дачу  взятки  и  мошенничество» ("Законность", 2014, N 7)  пишет:

 

     «…В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

 

      По уголовным делам о мошенничестве в обязательном порядке должен быть установлен потерпевший с целью определения факта причинения имущественного ущерба, лица, которому такой ущерб был причинен, а также иных обстоятельств, влияющих на квалификацию деяния по ст.159 УК (например, хищение, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном, особо крупном размере). При этом в отдельных положениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" прямо закреплены нормы об обязательном участии по делам о мошенничестве потерпевшего (п. п. 3, 5, 6, 20, 26). Исходя из этого, при отсутствии потерпевшего не может быть уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст.159 УК, относящегося к категории преступлений против собственности, поскольку отсутствует лицо, которому деянием причинен имущественный вред»;

 

      3)  Шерстобитова Е.В., аспирантка кафедры уголовного права и процесса Оренбургского государственного аграрного университета,  в  своем  научном докладе «Роль  потерпевшего  в  мошенничестве  и  её  значение для  квалификации»  подчеркивает:

 

«…Для квалификации многих преступлений, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом РФ, нет необходимости в выявлении и установлении потерпевшего, кроме того, потерпевший от преступления в учении о составе преступления отнесен к факультативным признакам. Однако в определенных случаях наличие потерпевшего обусловлено самим характером преступления (в частности, это касается преступлений против личности). Более того, ряд преступлений не только невозможен без потерпевшего, но и предполагает определенное его поведение. Одним из таких преступлений, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, является мошенничество» (Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета  «Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью», часть I. - Уфа: РИО БашГУ, 2004).

 

      Органы  предварительного  расследования,  придумав,  что  якобы  Романенко  А.Н.  ПРИЧИНЁН   реальный  ущерб  в  сумме 40.371.480  рублей,   создали  все  условия  для  мошенничества  в  особо  крупном  размере,  так  как  по  решению  суда  (после  вступления  в силу  приговора)  Романенко  А.Н.  получал право  на  имущество Черенкова  С.В.  и  Похилюка С.М.  в  указанной  сумме.  Этому  вопиющему  факту  мошенничества,  совершенного  в  крупном размере,  группой  лиц,   с  использованием   служебного положения  -  оценка  не  дана.   Очевидно,  что  в  действиях  следователя  содержится  состав  преступления  (наряду  с  другими),  предусмотренного  ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ.  Факт   отмены  приговора  не  исключает  этой  квалификации.

 

      III.  Юридически  значимый  для  дела  факт,  что  имела место  быть провокация -  свидетель  Алфёров  В.Е.  подтвердил  в  суде  («была  инсценировка  покупки  должности»).   Хотя  прямо  это  слово  он не озвучил.

 

      Провокация  должна  вести  к  прекращению  уголовного  дела,  а  полученные  при этом доказательства  - недопустимыми.

 

Из разъяснений Верховного Суда РФ следует, что на противоправность провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов указывают два критерия, применяемых одновременно:

 

 а) нарушение при проведении оперативно-розыскного мероприятия норм законодательства (в частности, ст. 6-8, 17 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" и ст. 89, 144, 145 УПК РФ);

 

 б) отсутствие зарегистрированного в установленном порядке заявления потерпевшего о требовании  с  него  денежного  вознаграждения.

 

 

 

      Как  усматривается  из  материалов  уголовного дела,  ни  Черенков  С.В.,  ни  Похилюк  С.М.  вообще  не  разговаривали  с  «потерпевшим»  Романенко  А.Н.  о  каких-либо  деньгах.    Алферов В.Е. совместно  с  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК  разработали  провокационный  план,  в  который  фиктивно  ввели  как  заказчика  должности  в  «Единой  России»  гр-на Романенко  А.Н.  и начали  за  него торговаться,  а  потом  вручили деньги.     Эти действия и  есть  провокация.  Ибо  без  инициирующих  действий  Алферова  В.Е.,  действующего  совместно  с  сотрудниками  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России Муллаяровым  С.М., Максимовым А.А.,  Абрамовым  С.К., Сундуковым  С.Е.,  во главе  с  заместителем начальника  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России генерал-майором  Колесниковым  Б.Б.,  Черенков  С.В.  и Похилюк  С.М.  никаких  конкретных  действий  не  предпринимали  бы. 

 

      Сам т.н. «потерпевший»   Романенко  А.Н.  говорит,  что  имела  место  инсценировка  покупки  должности, участвовать  в  которой  он  отказался.  «Инсценировка»  в  большинстве  стран запрещена  и  рассматривается  как провокация,  за  исключением  тех дел,  где  речь идет  о  возможных убийствах людей.

 

      Президиум  Московского городского  суда,  отменяя  приговор  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  указал:

      «..из показаний потерпевшего Романенко А.Н. данных им в ходе предварительного расследования  усматривается, что в сентябре 2013 года к нему обратился Алфёров В.Е., и предложил включить его в *** за денежное вознаграждение в размере 1 200 000 долларов. Намерений вступать в партию он не имел и предложил А. В.Е. обратиться в правоохранительные органы с заявлением по поводу незаконного требования денег.  Затем он узнал, что Алфёров В.Е. по предложению сотрудников полиции согласился на участие в оперативно-розыскных мероприятиях в отношении Черенкова С.В. и иных лиц, по просьбе Алфёрова В.Е. он подготовил пакет документов, якобы необходимых   для организации процедуры включения его в состав ***. При этом согласно показаниям Романенко А.Н., осужденных Черенкова С.В. и Похилюка С.М. он не знал, никогда с ними не встречался и переговоров не вел, своего согласия на включение в *** не давал (том 3, л.д. 131-133, 211-212)».

 

      Европейский  суд  по   правам  человека  в  постановлении  по  жалобе  N 53203/99  «Ваньян  против  России»  и  в  ряде  других  решений  четко  указал,  что если  не  имелось  предварительных  материалов  в  отношении  конкретного  лица  и  он  совершал   противозаконные  действия  после инициирующих  действий  сотрудников  правоохранительных  органов,  то  такие  действия  содержат  признаки  провокации. 

 

         Такая  же  позиция  изложена  в  Постановлениях   Европейского  суда  по  правам  человека от 4 ноября 2010 г. по делу "Банникова против России", от  2  октября  2012 года по  делу  "Веселов и другие против России"

 

        Председатель  Московского городского  суда  О.А.Егорова,  в  своей  книге  «Европейская  Конвенция  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод  в  судебной  практике» (Москва,  «Проспект»,  2013 г.)  четко  указывает  о необходимости  в  соответствии  со  ст.15  Конституции  России,  ст.1  УПК  РФ,  ст.46  Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод   учитывать  решения  Европейского  суда  по  правам  человека  при  вынесении  решений  по  аналогичным  делам  в  российских  судах.  Игнорирование  этих норм  является  надругательством  над  указанными  нормами  закона  и  мнением  руководителей  судебных  инстанций.

 

        Европейский  суд  по  правам  человека  на  примере  уголовных  дел  по  борьбе  с  наркотиками четко разграничил  два  понятия:

 

  а)   действия  негласных  агентов  и

 

  б)  действия  агентов-провокаторов,

 

указав,  в частности,  следующее  по  подобной  как  в нашем  деле  ситуации:

 

«…полицейские сами создали условия для совершения преступного деяния: вошли в доверие к предполагаемому перевозчику наркотиков, через него вышли на истца, предложили ему деньги, демонстрируя тем самым намерение совершить сделку, после чего «раскрыли» преступление. Иными словами, полицейскими было совершено подстрекательство, т.е. склонение лица к совершению преступления».

 

      Давая правовую оценку действиям полицейских, ЕС отметил следующее:

 

      «Правительство в меморандуме заявило, что большое количество государств (включая государства-члены Совета Европы) допускает использование специальных оперативных действий, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. <…> Конвенция ООН о «Незаконном обороте наркотиков и психотропных веществ от 1998 года, а Конвенция Совета Европы от 1990 «Об отмывании, розыске, изъятии и конфискации доходов, добытых преступным путем» - также позволяет использование «негласных агентов», чья роль не имеет ничего общего с «агентами- провокаторами». <…> Разница между двумя видами агентов состоит в том, что в случае с провокацией, действия таких агентов создают преступное намерение, которое до их действий отсутствовало, а во втором случае у правонарушителя уже существовало намерение совершить преступление.»

 

        Далее, устанавливая взаимосвязь между действиями агентов-провокаторов и нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции, т.е. права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, Европейский суд констатирует недопустимость использования доказательств, полученных благодаря подобным действиям:

 

   «Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом, <…> который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокаций полиции».

 

      Таким образом, Европейский Суд признал действия полицейских выходящими за рамки разрешённых действий «негласных агентов», а собранные таким образом доказательства – недопустимыми. 

 

     Что касается деяния, совершённого непосредственно истцом, ЕС дал ему следующую правовую оценку:

 

  «Таким образом, полицейские спровоцировали совершение преступления, которое в противном случае не имело бы место. Такая ситуация незамедлительно отразилась на справедливости судебного процесса. <…>

         Не имеет под собой оснований утверждение Правительства, что истец был расположен совершить преступления. Из этого следует вывод, что сотрудники полиции не расследовали преступную деятельность г-на Франсишку Тейшейра де Кастру, а оказывали на него такое влияние, чтобы он совершил преступление. <…>

 

         В свете всего вышеизложенного Суд делает вывод, что действия сотрудников полиции не подпадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом имеет место нарушение статьи 6 п.1 Конвенции.».

 

Отграничивая провокацию от допустимого поведения, ЕСПЧ дал ее определение, согласно которому: «Полицейская провокация случается тогда, когда задействованные должностные лица, являющиеся или сотрудниками органов безопасности, или лицами, действующими по их указанию, не ограничивают свои действия только расследованием уголовного дела по существу неявным способом, а воздействуют на субъект с целью спровоцировать его на совершение преступления, которое в противном случае не было бы совершено, с тем чтобы сделать возможным выявление преступления, то есть получить доказательства и возбудить уголовное дело...».

 

      Для обоснования правомерности полицейской операции необходимы свидетельства проявления лицом реального преступного намерения, а не потенциальной его предрасположенности к совершению преступления. Таким образом, ситуацию «ловушки», в которой правоохранительные органы не проверяют имеющуюся информацию об участии конкретного лица в преступной деятельности, а намерены «поймать» любое лицо, которое совершит преступление в смоделированных ими условиях, ЕСПЧ рассматривает именно как провокацию.

 

       «Провокация (от лат. provocatio — вызов), 1) подстрекательство, побуждение отдельных лиц, групп, организаций к действиям, которые повлекут за собой тяжёлые, иногда гибельные последствия. 2) Предательские действия, совершаемые частными агентами полиции и реакционных партий (провокаторами), направленные на разоблачение, дискредитацию и в конечном счете на разгром прогрессивных, революционных организаций» (Большая  советская  энциклопедия).

 

      Провока́ция — действие или ряд действий с целью вызвать ответное действие / бездействие провоцируемого(ых), как правило, с целью искусственного создания таким образом тяжелых обстоятельств или последствий для провоцируемого(ых)   ru.wikipedia.org

 

Факт  провокации  в  отношении  Черенкова  С.В.  очевиден  и  ему  должна  быть  дана  правовая оценка.

 

     Конституционный  Суд  Российской  Федерации (Определение КС РФ от 01.12.1999 N 211-О) разъяснил,  что  доказательства,  полученные  в  результате  незаконных  оперативно-розыскных  мероприятий,  являются  недопустимыми.

 

     Статья 5 Федерального закона  «Об оперативно-розыскной  деятельности»   («Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности»)  гласит:

 

     "...   Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается:

     … подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);.....

     При нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда.

     Нарушения настоящего Федерального закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации».

 

           В  ходе  судебного заседания  нашли  подтверждения  факты   аморальности  и безнравственности поведения свидетеля  Алферова  В.Е.  при встречах с Черенковым  С.В. и с Похилюком  С.М.,    так  как  он согласился на провокацию  и  стремился искусственно создать прямые и косвенные псевдоулики преступления,  врал:

     -   что его знакомый  Романенко  А.Н. желает  занять  должность  в  политсовете  партии  «Единая  Россия», 

      -  что деньги  он  передает  от  имени  Романенко  А.Н.

      В  действительности эти «желания» -  придуманная  фикция,    все  объективно является  наглой  ложью. Алферов  В.Е.,  который  выполнял роль  лжеца,  обманщика  и  провокатора.   Объективно  не  имелось лица,  которого кто-либо  из  подсудимых мог обмануть,  не  было желающих  за  деньги  войти  в  политсовет  партии  «Единая  Россия». По  материалам  дела  таких  лиц не  установлено.  Были  лишь  планы   ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  по  втягиванию  в  оперативную  игру  Черенкова  С.В.  и Похилюка  С.М.  

 

          

        IV.   В  тексте  обвинительного заключения содержится  немало  бездоказательных предположений,  в  частности,  что  Черенковым  С.В. с  Похилюком  С.М.  был  разработан  заранее  план  по  похищению  чужих  денег.    Как  усматривается  из  материалов  уголовного дела,  деньги  были получены  по расписке  от  21  января  2014 года  и  по договору  доверительного управления  деньгами  (том 1  л.д.21-30).  Следовательно,  переданные  деньги  можно  было вернуть  в судебном  порядке,  в  случае  неисполнении  обязательств.  Эти документы  не  признаны  недействительными  и  их реальность стороной  обвинения  не  оспаривается.

          Теория  российского  уголовно-процессуального  права  и  практика  Верховного Суда  Российской  Федерации,  а  также Мосгорсуда  указывают на  то,  что  нельзя  обвинять  и осуждать  человека    на  предположениях. 

 

         Уголовное  дело  было  возбуждено  на  материалах  оперативно-розыскной  деятельности,  полученных  с нарушением  федеральных  законов.

 

         Уголовное дело в отношении Черенкова  С.В. и Похилюка С.М. было возбуждено 22  января  2014 года. Заявление о возбуждении уголовного дела поступило от «свидетеля обвинения» Алфёрова В.Е. (а не от потерпевшего Романенко) 21  января 2014 года.

         Заявление о добровольном сотрудничестве и участии в оперативном мероприятии «наблюдение» и «оперативном эксперименте» поступили от Алферова В.Е.  29  сентября  2013 года и 30  сентября 2013 года соответственно. При этом, оперативно розыскные мероприятия в отношении Черенкова С.В. и Похилюка С.М. осуществлялись сотрудниками ГУЭБ и ПК МВД России с момента выдачи Алфёровым В.Е. СД-диска, т.е. с 28  сентября  2013 года.

 

         Таким образом, оперативно-розыскные мероприятия осуществлялись незаконно, без наличия правового основания, зарегистрированного в КУСП заявления гражданина.

         Именно на  это  указал  президиум  Московского городского  суда:

        
        «…Как следует из материалов дела, оперативно-розыскные мероприятия в отношении Черенкова С.В. и Похилюка С.М. проводились на основании постановления о проведении ОРМ «оперативный эксперимент» от 30 сентября 2013 года (т.1 л.д. 19), при этом в деле имеются акты добровольной выдачи  и прослушивания аудиозаписей разговоров между А.В.Е.,  Черенковым С.В. и  Похилюком С.М.  от 28 сентября 2013 года, от 2 октября 2013 года, от 21 октября 2013 года, от 14 ноября 2013 года, от 28 ноября 2013 года, от 21 января 2014 года, в которых имеются подписи  Воронцовой М.А. и Игониной Т.Е., отрицавших в суде свое участие в проведении указанных мероприятий, за исключением 21 января 2014 года

       …При таких обстоятельствах, состоявшиеся судебные решения нельзя признать законными и обоснованными…».

 

          Уголовное дело № 1-177/2014 «построено» исключительно на «инициативном» заявлении и участии во всех оперативно-розыскных мероприятиях Алфёрова В.Е.,  который «самостоятельно», и исключительно по своей инициативе еще 17 сентября 2013 года записал свой разговор с Черенковым С.В. на негласное звукозаписывающее устройство, которое в дальнейшем не было осмотрено и не приобщалось к материалам уголовного дела.

 

       28  сентября 2013 года  Алферов В.Е. добровольно явился в ГУЭБ и ПК МВД РФ и выдал оперативным работникам СД-диск с записью разговора в присутствии двух понятых Игониной Т.Е. и Воронцовой М.А. Данные записи и послужили основанием для дальнейших оперативно-розыскных мероприятий в отношении Черенкова С.В.

         Далее, согласно материалам уголовного дела, Алфёров В.Е. несколько раз, а именно:  

      2  октября  2013 года,

      21  октября 2013 года,

      14  ноября  2013 года,

       28  ноября  2013 года, причём, дважды в каждый из указанных дней, получал негласный комплекс аудио-видео фиксации, а затем выдавал его оперативным работникам.

 

       В материалах дела, при вышеуказанных процессуальных действиях, отражено участие всегда одних и тех же понятых, что и 28.09.13 года – Игониной Т.Е. и Воронцовой М.А.

          Однако, фактически данные понятые не принимали участие ни в одном из указанных выше оперативно-розыскных мероприятиях, о чём подробно дали показания в ходе судебного следствия, ответив на все вопросы сторон, связанные с этим обстоятельством. Игонина Т.Е. и Воронцова М.А. аргументировано, логично и доступно объяснили, что фактически сотрудники ГУЭБ и ПК МВД РФ и следователи ГСУ, при подписании всех процессуальных документов, ввели их в заблуждение.  Когда они обратили внимание на то,  что их показания по содержанию не соответствуют действительности, им указали подписать протоколы в том виде, как их изложил следователь, несмотря на то, что они принимали участие в качестве понятых по данному уголовному делу один единственный раз – 21  января 2014 года, а в указанные выше числа, участия в качестве понятых  не принимали, ни в каких актах выдачи и возврата негласного аудио-видео комплекса Алфёрову В.Е. свои подписи не ставили. Все свои подписи, на всех предоставленных им процессуальных документах, они поставили в один день – 21  января 2014 года.  Таким  образом,  уже  установлены  факты  фальсификации  при проведении  оперативно-розыскных мероприятий,  явившихся  основанием  не  только для  возбуждения  уголовного дела, но  и  для предъявления  обвинения  Черенкову  С.В.  и  Похилюку С.М.  Такие  «доказательства»  нельзя  признать  допустимыми.

 

         Статья 89  УПК  РФ   («Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности»)  гласит:

         «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

 

Так  как  руководитель  оперативно-розыскных  мероприятий  по  данному  уголовному  делу  -  генерал-майор  Колесников Б.Б.  был  привлечен  в  качестве  обвиняемого  вместе  с  начальником  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  Сугробовым  Д.С.  за  создание  преступного  сообщества  в  целях  фабрикации  материалов  уголовных  дел,  а  также  то,  что  материалы  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.   и  Похилюка  С.М.  очевидно  имеют  признаки  фальсификации,   - указанные  выше  обстоятельства  указывают на необходимость  проверить  эти новые обстоятельства  следственным  путем,  но  в  рамках  другого  уголовного дела. 

 

       На  основании  изложенного,  -

 

П Р О Ш У:

 

      1.  Провести  проверку в  порядке ст.ст.144-146  УПК  РФ  и с  учетом  решения  президиума  Московского городского суда   возбудить  уголовное  дело  по  факту фабрикации  материалов  уголовного дела №  1123  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  то  есть    по признакам  преступления, предусмотренного  п. «в»  ч.3  ст.286  УК  РФ,  в  отношении  оперативных  сотрудников  ГУЭБ  и  ПК  МВД  России  и следователей  ГСУ  ГУ  МВД  России  по городу  Москве  (фамилии  указаны  в  материалах  уголовного дела),  которые,  явно превышая  свои  должностные  полномочия,   изготовляли  фиктивные  документы  ОРМ,  протоколы  допросов  свидетелей  с  заведомо ложными  данными,  давали разрешения  гр-ну Алферову  В.Е.  совершать откровенные  провокационные  действия  в  отношении  Черенкова  и Похилюка,  а  в  обвинительном  заключении  записали заведомо ложные  данные  о  том,  что  якобы  гр-ну  Романенко  А.Н.  реально причинен ущерб  в  сумме  более  40  млн.рублей,  что  повлекло  в  дальнейшем  заключение  под  стражу и осуждение  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.  к  длительным  срокам  лишения  свободы,  то  есть причинило  тяжкие  последствия.

 

       2.  Провести  проверку  и дать  правовую оценку  действиям  надзирающих  прокуроров,  которые  проявили  халатность  при надзоре  в  ходе  расследования  уголовного дела  в  отношении  Черенкова  С.В.  и  Похилюка  С.М.,  а  также  действиям  бывшего  судьи  Долгополова,  который  вынес,  по нашему  мнению,  заведомо неправосудный  приговор. 

 

      Адвокат

                                                            М.И.Трепашкин 

 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив