• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

При производстве обыска в порядке ч.5 ст.165 УПК РФ следователь обязан уведомить лица, у которого производился обыск, в каком суде будет проверяться законность обыска и разъяснить право участия в судебном заседании

June 7, 2017

адвокат  М.И.Трепашкин

 

    У  граждан  в  уголовном  процессе  есть  немало  прав,  которые  не  реализовываются  должностными  лицами  государства.  Достаточно  упомянуть  положения  ст.ст.394 и  395  УПК  РФ,  обязывающие  заранее  уведомлять  одного из  близких родственников,  куда  будет направлен  для отбывания наказания  осужденный,  находящийся  под  стражей.  Председательствующий   по делу  или  председатель  суда по  просьбе  близких родственников  осужденного  предоставляет  перед  отправкой  свидание  с  этим  осужденным.   На  практике  же родственникам  не  дают  свидание,  ссылаясь на  то,  что им уж давалось свидание,  когда   шло  судебное  разбирательство  и лицо  было  еще  подсудимым  (не  осужденным).  А   право  на  получение информации,  куда же следует отбывать наказание  их  родственник,    сводится  к  тому,  что  отвечающий  чиновник переводят  все  требования на  другую  статью  уже из  УИК  РФ  (ст.17),  где  говорится  об  обязанности должностных  лиц  исправительной  колонии  уведомить   в  течение  10  дней  одного из родственников  осужденного  о прибытии последнего  к  ним  в  колонию.  К  сожалению,  таких  примеров  множество.

       В  данной  заметке  я  хотел  бы  обратить  внимание  на  нарушение  следователями прав  лица,  у  которого производится  обыск  без  решения  суда  в  порядке  ч.5  ст.165  УПК  РФ.  Напомню,  что это за  порядок.

 

       Статья 25  Конституции   России гласит:

 

     «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

 

         Однако,  ч.5  статьи  165  УПК  РФ  делает  исключение:

 

         «... 5. В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска, а также выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на имущество, указанное в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив указанное уведомление, судья в срок, предусмотренный частью второй настоящей статьи, проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со статьей 75 настоящего Кодекса».

 

          На  примере  уголовного дела  в  отношении  адвоката  Шукайло  Д.Ю.,  расследуемого  ГСУ  СК  РФ  по  Московской области  по  ч.4  ст.159  УК  РФ,  а  также  ряда  других  дел  могу  сделать  вывод  о  двух  основных нарушениях  прав  лица,  у  которого производился обыск:

 

       1) Уведомление в суд поступает по истечении 24 часов с момента производства обыска (даже не его начала, как требует ч.5 ст.165 УПК РФ). Например, по делу Шукайло Ю.Д. уведомление поступило в суд по истечении почти 3-х суток, однако председатель Дмитровского городского суда Московской области Иванов И.А. принял его, рассмотрел без участия лица, у которого производился обыск, и признал следственное действие законным;

 

       2) Лицо, у которого производился обыск, не уведомляется о праве обжалования обыска, проводимого без решения суда в порядке ч.5 ст.165 УПК РФ, и не извещается, в каком суде будет проводится судебная проверка законности срочного обыска.

 

 

       Некоторые  юристы  могут  возразить,  что,  мол, нет  такой  обязанности  следователя  по  УПК  РФ.  Да,  прямого  и  конкретного  указания  в  УПК  РФ  нет.  Однако,   эта  обязанность  в  соответствии  со  ст.1  УПК  РФ  вытекает  из  решений  Конституционного  Суда  России,  которые  обязательны   для  всех  следователей,  прокуроров  и  судей.    

       Я  приведу  выдержку  лишь  из  одного  такого решения  Конституционного Суда  России,  хотя  таких  решений несколько.   В  частности,  в Определении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 года № 1076-О-П
"По жалобам граждан Арбузовой Елены Николаевны, Баланчуковой Александры Васильевны и других на нарушение их конституционных прав частями третьей и пятой статьи 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"
  указано:

 

       «...Для обеспечения данного права, предполагающего возможность участвовать в судебном заседании, заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам, следователь - в силу требований части первой статьи 11 УПК Российской Федерации - обязан при производстве обыска разъяснить заинтересованным лицам их права, в том числе право заявить ходатайство об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, обеспечить возможность их осуществления и указать суд, в котором будет проводиться судебное заседание».

 

       Все,  казалось  бы,  конкретно и предельно  ясно.  Однако,  следователи  игнорирую  решения  Конституционного суда  РФ  и не  выполняют  своих  обязанностей,  указанных  в  названном  выше  судебном решении,  а  прокуроры и  судьи  не реагируют  на нарушения  обязанностей  следователями.  Права  человека  грубо нарушаются. 

       Именно  так  произошло  при производстве обыска  у  совершенно  постороннего  для  дела  лица  по  уголовному  преследованию  адвоката  Шукайло  Ю.Д.   Следователь  по  ОВД  первого отдела  Второго управления по  расследованию  особо важных  дел ГСУ СК  РФ  по  Московской области старший лейтенант   юстиции  Головнев И.Е.  провел обыск 13 июля  2012 года  без решения  суда  в  квартире  гражданки  «О.А.»,  однако  не  разъяснил  ей  право на  обжалование  этого срочного обыска,  право на  участие  в  судебном  заседании,   и не  указал  суд,  где  будет рассмотрена  законность срочного обыска  и  исключительность обстоятельств.  Более  того,  с  нарушением  времени,  указанного  в  ч.5  ст.165  УПК  РФ  (24  часа  со  времени начала обыска),   уведомление  о  таком  обыске  поступило  в Дмитровский  городской  суд  Московской области   лишь  в  17  часов  16  июля  2012 года  (по  истечении  3-х  суток).   Председатель  Дмитровского городского  суда  Московской области Иванов  А.И.  лично рассмотрел  обстоятельства  производства  срочного обыска  и признал  его ...  законным.  Конституция  России,  УПК  РФ,  права  граждан  -  пустой  звук  для  таких  надзирателей  за  законностью  в  России.  Теперь  ждем,  что ответит на эти нарушения  Московский областной  суд.  Неужели  ответит,  что  эти нарушения  решений  Конституционного суда  России -  не  существенны?

       Интересно,  а кто-либо  из  адвокатов  сталкивался  с  такими  же ситуациями?   И  какие  решения  выносили  вышестоящие  суды?

 

Адвокат

                                                                            М.И.Трепашкин

 

16  июля  2012 года

 

Please reload

Мы в соцсетях

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Поиск по тегам