Можно ли вменять одновременно две редакции одной и той же нормы закона (статьи УК РФ) за



Заместителю Генерального прокурора

Российской Федерации -

Главному военному прокурору

Фридинскому С.Н.

-----------------------------------------

119160, г.Москва, пер.Хользунова, дом 14

от адвоката КА «Трепашкин и партнеры»

города Москвы Трепашкина Михаила

Ивановича, рег. № 77/5012 в реестре

адвокатов гор.Москвы, адрес коллегии

адвокатов: 119002, гор.Москва, ул.Арбат,

дом 35, офис 574, … эл.адрес:

treadv@gmail.com

в защиту интересов обвиняемого

Мурашкина Сергея Анатольевича

(ордер в деле имеется)

По уголовному делу № 29/00/0031-14

В постановлении следователя не должно быть

фальсификаций и предположений

ЖАЛОБА

на постановление о привлечении Мурашкина С.А.

в качестве обвиняемого от 14 марта 2017 года

(в порядке ст.124 УПК РФ)

Город Москва 20 марта 2017 года

Прошу в соответствии со ст.37 УПК РФ и Федеральном законом «О прокуратуре Российской Федерации» Вашего реагирования по факту вынесения необоснованного и незаконного постановления старшим следователем по особо важным делам 3-го следственного отдела следственного управления ГВСУ СК РФ полковником юстиции Багировым Т.С. от 14 марта 2017 года о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных

ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ, в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 371-ФЗ),

ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ, в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 371-ФЗ).

Моему подзащитному вменены сразу две редакции одной нормы закона - ч.4 ст.159 УК РФ, хотя этой нормы закона в указанных 2-х редакциях - не было, не существовало.

Я делаю вставку из текста постановления следователя Багирова Т.С. от 14 марта 2017 года:


Доводы защиты: Нельзя вменять человеку в вину ту редакции закона, которой не существовало в действительности.

Я специально в обоснование своих доводов (в качестве маленького ликбеза для следователя) прилагаю к данной жалобе полную распечатку Федеральных законов от 24 ноября 2014 года

№ 370 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» и

№ 371 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 54 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬИ 69 И 72 УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Обратите внимание, в обоих Федеральных законах даже упоминания о статье 159 УК РФ нет.

Если нет такой редакции ч.4 ст.159 УК РФ, значит, - вменена не существующая норма закона.

Уже этого достаточно для признания постановления следователя Багирова Т.С. от 14 марта 2017 года - незаконным, подлежащим отмене.

Кроме того, общеизвестное правило, что вменяется та редакция закона, которая действовала на период совершения преступления. Если после совершения преступления в статью были внесены изменения, улучшающие положения обвиняемого, то применяется последняя.

Одновременно две редакции закона не применимы в данном конкретном случае.

Из постановления так и не установлено до настоящего времени (на протяжении 2 лет и 3 месяцев), когда же было совершены мошеннические действия (если такие Мурашкин С.А. совершал). Период «с июля 2009 г. по 16 декабря 2014 года в Москве и Новосибирске» можно вменить, если бы речь шла о ряде мошеннических действий.

Есть четкое разъяснение по данной норме закона: оконченное мошенничество как состав преступления считается в том месте, где

- совершена передача денег,

- место снятия денег, если получаются со счетов (речь о безнале),

- место регистрации документов на право собственности в ФРС (либо в настоящее время в Росреестре).

В постановлении о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого от 14 марта 2017 года этих данных не имеется.

Вменяется одно мошенничество (один эпизод). Но при этом:

а) указывается два места его совершения (?!) - Москва и Новосибирск,

б) указывается сразу 2 формы мошенничества (непосредственно хищение денежных средств и незаконное получение права на имущество).

Обвинение должно быть четким и понятным.

Так где совершил Мурашкин С.А. мошенничество, в Москве или в Новосибирске?

Так когда совершил Мурашкин этот эпизод мошенничества, в 2009, в 2010, 2011, 2002, 2013 или 2014 году? В постановлении указан тот период действий, который не охватывается признаками объективной стороны указанного состава преступления.

Кроме того, указывается, что мошенничество совершено «с использованием служебного положения» в ОАО «ПРП», хотя следователь хорошо осведомлен, что с 2011 года Мурашкин в ОАО «ПРП» вообще не работал! И это прямо отражено в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого. Соответственно, Мурашкин С.А. не мог использовать какое-либо свое служебное положение в 2012, 2013 и 2014 гг.

Таких абсурдных, не соответствующих закону, формулировок в постановлении огромное количество, что вызывает много вопрос касательно юридической квалификации лица, писавшего это постановление.

В постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого не должно быть домыслов, предположений, гипотез, версий, фальсификаций. Каждая формулировка, каждый пункт обвинения должны быть построены исключительно на совокупности полученных доказательств. Это правило вытекает из положений ст.171 УПК РФ.

Статья 171 УПК РФ («Порядок привлечения в качестве обвиняемого») гласит:

«1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

2. В постановлении должны быть указаны:

1) дата и место его составления;

2) кем составлено постановление;

3) фамилия, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения;

4) описание преступления с указанием

времени,

места его совершения,

а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 настоящего Кодекса;

5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление;…»

Статья 73 УПК РФ («Обстоятельства, подлежащие доказыванию») гласит:

«1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;…»

Эти положения федерального закона следователем при вынесении постановления о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого явно нарушены.

Следователем Багировым Т.С. изложены сплошные бездоказательные

предположения,

гипотезы и

домыслы, а в некоторых случаях и

откровенные фальсификации.

В частности, к таким относятся следующие формулировки в тексте постановления:

«…Скрывая свои истинные намерения и желая сменить Федотовских на другого подконтрольного ему конкурсного управляющего, Мурашкин, путем обмана, организо­вал с помощью Чуйко проведение правовой экспертизы по процессу банкротства ОАО «ПРП»

Кроме того, Мурашкин организовал выдачу доверенности на представление инте­ресов ООО «ТЦ Армейский» на Чуйко И.Т., которая, будучи не осведомленной о пре­ступных намерениях последнего, и введенная им в заблуждение относительно подлин­ности доказательств, приняла участие в арбитражных процессах, инициированных конкурсным управляющим Федотовских по исключению данного общества из числа реестра кредиторов».

Мой подзащитный утверждает, что не совершал ни одного из указанных действий и все является бездоказательной фантазией следователя.

«…Вследствие сокрытия Мурашкиным от руководства ОАО «ПРП» и АО «Оборон- строй» заключения фиктивных договоров с ООО «ТЦ Армейский», представитель ОАО «ПРП» Федорченко Д.В. в Арбитражном суде г. Москвы была лишена возможности представить в суд свои обоснованные возражения по иску и документам от ООО «ТЦ Армейский». В связи с мошенническими действиями Мурашкина арбитражным судом были приняты вышеуказанные фиктивные доказательства, которые послужили основа­нием для удовлетворения заявления ООО «ТЦ Армейский»...».

Мой подзащитный утверждает, что не совершал ни одного из указанных действий и все является бездоказательной фантазией следователя.

«…Продолжая реализовать свой преступный план, направленный на незаконное за­владение имуществом ОАО «ПРП», Мурашкин 2.11.2011 в г. Москве организовал представление от ООО «ТЦ Армейский» искового заявления в Арбитражный суд г. Мо­сквы (г. Москва, ул. Большая Тульская, д.13) о признании ОАО «ПРП» несостоятель­ным (банкротом). Указанное заявление о признании ОАО «ПРП» банкротом было под­готовлено юристами Гараниным Д.Н, Дорофеевоой Л.А., а также Берсеневым А.А. Указанных лиц Мурашкин привлек в качестве представителей ООО «ТЦ Армейский» в арбитражном суде г. Москвы, предварительно в г. Новосибирске получив путем обмана от Черпакова доверенность на Дорофееву Л.А. и Гаранина Д.Н. о делегировании им прав представлять интересы ООО «ТЦ Армейский» в Арбитражном суде г. Москвы. В ходе встречи с Берсеневым Мурашкин заявил, что желает признать ОАО «ПРП» бан­кротом, поскольку заинтересован в получении недвижимости ОАО «ПРП». При этом Мурашкин путем обмана и введения в заблуждение скрыл от указанных лиц фиктив­ность задолженности ОАО «ПРП» перед ООО «ТЦ Армейский». По указанию Мураш­кина в исковом заявлении от 2.11.2011 представители ООО «ТЦ Армейский» потребо­вали признать ОАО «ПРП» несостоятельным (банкротом), ввиду отказа ОАО «ПРП» погасить задолженность перед ООО «ТЦ Армейский» за якобы выполненные работы на общую сумму 42429093,71 рублей по договору подряда № 23/11-2009 от 23.11.2009. Также Мурашкин путем обмана и злоупотреблением доверия скрыл от Гаранина и До­рофеевой и Берсенева фиктивность доказательствах, послуживших основанием для подачи заявления, а именно, фиктивный договор подряда № 23/11-2009 от 23.11.2009 между ОАО «ПРП» и ООО «ТЦ Армейский» и фиктивные акты с завышением выпол­ненных работ по форме КС-2 к указанному договору. Указанное заявление и приложен­ные к нему документы были приняты Арбитражным судом г. Москвы к рассмотрению и послужили основанием для начала процедуры банкротства ОАО «ПРП»…»

Мой подзащитный утверждает, что не совершал ни одного из указанных действий и все является бездоказательной фантазией следователя.

и многие другие такие же надуманные формулировки, изложенные умышленно ложно, чтобы сфабриковать незаконное уголовное преследование Мурашкина С.А. в придуманном мошенничестве.

В постановлении много фактов объективного вменения:

  1. Вменяется период с 2009 по 2014 гг. Зачем тогда в обвинении указывать следующее:

«Мурашкин с 21.12.2005 по 28.01.2008 являлся начальником филиала «Сибирско­го строительно-эксплуатационного центра» «ПРП МО РФ» в г. Новосибирске»?

По мнению защиты, это сделано специально, искусственно (для фона), чтобы подтянуть старое служебное положение Мурашкина С.А. к иным событиям;

2) Умышленно скрывая противоправные действия Черпакова, следователь Багиров Т.С. незаконно перекладывает действия последнего на Мурашкина С.А. с анекдотичной мотивацией, мол, Черпаков совершал умышленные действия по подделке документов, будучи обманутым Мурашкиным:

«В апреле-мае 2010 г. Черпаков, будучи обманутым Мурашкиным, в г. Новосибир­ске, желая получить оплату от ОАО «ПРП» за выполненные работы, согласился с требо­ванием Мурашкина, и организовал изготовление фиктивных актов выполненных работ, в которых были завышены объемы строительно-монтажных работ, а именно в актах КС-2: № 1от 30.04.2010 г завышен объем работ на сумму 501988,78 рублей; № 7 от 30.04 2010 г - на сумму 135130,3 рублей; № 8 от 30.04.2010 - на сумму 833514,45 рублей; № 9 от 30.04.2010 - на сумму 497196,16 рублей; № 4 от 30.04.2010 - на сумму 70620,09 рублей; № 13 от 30.04.2010 - на сумму 2044184,11 рублей; № 14 от 30.04.2010 - на сумму 1533042,45 рублей; № 3 от 30.04.2010 - на сумму 383298,73 рублей; № 11 от 30.04.2010 - на сумму 2307731,18 рублей; № 12 от 30.04.2010 - на сумму 1554153,19 рублей; № 15 от 17.05.2010 - на сумму 9593626,68 рублей; № 16 от 17.05.2010 - на сумму 5124203,69 рублей.

При этом общая стоимость невыполненных строительно-монтажных работ, вклю­ченных в вышеуказанные акты КС-2 составила 24578689,81 рублей. Общая сумма ра­бот по договору подряда между ООО «ТЦ Армейский» и ОАО «ПРП» составила 42429093,71 рублей, с учетом вышеуказанных невыполненных работ, которую и решил похитить Мурашкин.

Мурашкин, обманывая Черпакова, действуя согласно своему преступному плану, заведомо не собирался передавать данные документы для оплаты в установленном по­рядке в ОАО «ПРП». Поэтому ОАО «ПРП» не перечислило каких-либо денежных средств в ООО «ТЦ Армейский».

Однако, Мурашкин С.А. при этом не присутствовал и вообще об этом ничего не знает, ибо не занимался ни ремонтом, ни составлением документов, не разговаривал по этому поводу с Черпаковым. Мы заявляли ходатайство о проведении очной ставки, однако нам было отказано в этом.

Не смысла расписывать несостоятельность обвинения Мурашкина С.А. в покушении на мошенничество в сумме 905 260 397,13 рублей, ибо чистой воды плод воображения, не имеющий под собой никаких правовых оснований.

Покушение вменяется в том случае, когда обвиняемый совершает действия, НЕПОСРЕДСТВЕНО направленные на хищение либо получение права на имущество. Такие действий по постановлению от 14 марта 2017 года не усматривается.

Мурашкин С.А. не имеет отношения к тем деяниям, которые вменяются ему в вину. Это очевидно для любого юриста.

При вменении Мурашкину С.А. деяний по ч.4 ст.159 УК РФ описываются в большей степени какие-то превышения должностных полномочий, какими Мурашкин С.А. и не обладал.

Обвинение пестрит предположениями и лишь о «подстрекательских» действиях (посоветовал, порекомендовал и т.п.) по отношению к Черпакову С.И. Конкретных мошеннических действий не описано в постановлении вообще.

Кроме того, ложно записано, что Мурашкин С.А. якобы получил право на денежные средства ОАО «ПРП», АО «Оборонстрой», Минобороны России в сумме 42.429.093, 71 рублей. Это уголовно наказуемая фабрикация, ибо у Мурашкина С.А. никогда такого права не было и нет в настоящее время. В обвинении не указано, когда именно и где именно он получил такое право распоряжаться такими денежными средствами. Факту преступной фабрикации следователем в целях незаконного уголовного преследования гражданина необходимо дать правовую оценку.

В нарушение требований статьи 171 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (федерального конституционного закона), привлекая Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого по делу, не указано:

Где, когда и каким способом Мурашкин С.А. совершил хищение путем мошенничества денежных средств ОАО «ПРП».

Получить ответы на эти вопросы является правом обвиняемого, который имеет право знать, в чем конкретно его обвиняют (в постановлении о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого описываются лишь арбитражные споры 2-х коммерческих организаций, к которым Мурашкин С.А. не имеет никакого отношения).

Неконкретность обвинения нарушает право на защиту, на что многократно обращал внимание Верховный Суд России.

На несколько листов расписывается история возникновения ВГУП «ПРП МО РФ», которая (судя, по более позднему времени подписания договора) не имеет отношения в вменяемым событиям. По вменяемым деяниям проходит совершено другая коммерческая (согласно Устава) организация - ОАО «ПРП».

Я считаю, что писать историю предприятия с 2003 года - полный абсурд. Да к тому же историю предприятия, не имеющего отношения к вменяемым событиям. Это объективное вменение.

Обвинение должно быть конкретным по времени его совершения.

Из предъявленного обвинения не ясно:

где конкретно и

когда

именно Мурашкин С.А. (не кто-то иной) якобы совершил хищение денежных средств ОАО «ПРП» в сумме 42.429.093, 71 рубля.

Следует учесть, что Мурашкин С.А. не имеет никакого отношения к спору 2-х хозяйствующих субъектов и перечислению денежных средств от одного из них другому.

С 18 ноября 2011 года по настоящее время Мурашкин С.А. отношения к ОАО «ПРП» не имеет. К ООО «ТЦ Армейский» он вообще отношения не имел и не имеет в настоящее время.

Обвинение не конкретизировано, что должно влечь его отмену, ибо оно существенно нарушает право на защиту.

Во-первых, должны быть указаны те признаки, которые прямо названы в п.п.1-2 ч.1 ст.73 УПК РФ:

1) событие преступления:

- время,

- место,

- способ,

и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Из постановления о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого от 14 марта 2017 года (как и из предыдущего) не ясно, когда было совершено мошенничество как оконченный состав преступления.

Вместе с тем, арбитражный суд Новосибирской области своим решением от 14 сентября 2011 года по делу № А45-12607/2011 установил, что по договору подряда № 23/11-2009 от 23 ноября 2009 года подлежит взысканию в пользу ООО «ТЦ Армейский» сумма - 42.429.093 руб. 71 коп. При этом суд указал:

«Ответчиком работы приняты, но обязательства по оплате принятых работ не исполнены…

Факт выполнения истцом обязательств по договору подтверждается справками о стоимости выполненных работ и затрат и актами о приёме выполненных работ, подписанных сторонами….

Ответчик задолженности не оспаривает, что подтверждается актом сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.05.2010, подписанных сторонами (т.2 л.д.95).

Доводы ответчика относительно того, что работы выполнены с недостатками, документально не подтверждены, претензии по качеству работ, как при приёмке работ, так и после, ответчиком не заявлялись».

Решение арбитражного суда Новосибирской области от 14 сентября 2011 года вступило в законную силу и не отменено до настоящего времени.

Статья 90 УПК РФ («Преюдиция») гласит:

«Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».

Конституционный суд Российской Федерации в своем Постановлении от 21 декабря 2011 года № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д.Власенко и Е.А.Власенко» разъяснил:

«…2. Конституционно-правовой смысл положений статьи 90 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике».

Конституционный суд Российской Федерации в своем Определении от 3 апреля 2012 года № 662-О-Р «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ХОДАТАЙСТВА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О РАЗЪЯСНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 ДЕКАБРЯ 2011 ГОДА N 30-П» разъяснил:

«… Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя конституционность положений статьи 90 "Преюдиция" УПК Российской Федерации, в пункте 4.1 мотивировочной части Постановления от 21 декабря 2011 года N 30-П указал следующее.

Исходя из того, что установленные федеральным законом механизмы признания и опровержения преюдициальной силы судебных актов подлежат судебному контролю в том числе с точки зрения их соответствия конституционным принципам независимости суда и обязательности судебных решений и с учетом конституционного содержания права на судебную защиту, в качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств. Именно возможность преодоления в таких случаях законной силы судебного акта посредством его пересмотра в предусмотренных законом процедурах обеспечивает искомый баланс общеобязательной юридической силы судебного решения и возможности проверки его законности и обоснованности, с тем чтобы при подтверждении судебной ошибки преюдициальность данного судебного решения могла быть преодолена путем его отмены в специально установленных процедурах. Такой подход соответствует как конституционным принципам осуществления правосудия, так и международным обязательствам Российской Федерации по обеспечению действия принципа правовой определенности в российской правовой системе.

Таким образом, содержащаяся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 года N 30-П правовая позиция о том, что преодоление в ходе производства по уголовным делам преюдициальной силы судебного решения, принятого в рамках гражданского судопроизводства, возможно на основании приговора суда, вынесенного в ходе производства по уголовному делу о преступлении против правосудия, затрагивающем юридическую силу и значение использованных при разрешении гражданского дела доказательств, лишь в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, выражена достаточно определенно и не нуждается в каком-либо дополнительном истолковании этого Постановления по существу».

Каких-либо новых обстоятельств не имеется, фальсификации документов - пока предположения.

Так как задолженность не была погашена, 30 ноября 2011 года (уже после увольнения из этой коммерческой организации Мурашкина С.А.) ООО «ТЦ Армейский» обратился с заявлением о признании ООО «ПРП» банкротом в Арбитражный суд города Москвы. 7 сентября 2012 года Арбитражный суд города Москвы вынес решение о признании ОАО «ПРП» несостоятельным (банкротом).

Мурашкин С.А. при этом не был:

- ни участником подписания договора подряда,

- ни участником судебных заседаний,

- ни получателем каких-либо документов о собственности на имущество либо денег.

Как усматривается из материалов арбитражного дела, ОАО «ПРП» не намеревалось передавать какие-либо деньги Мурашкину С.А.

Остаётся лишь предполагать, что следователь решил, что вынесение судебного решения о банкротстве ОАО «ПРП» - это уже деньги названого ОАО «ПРП» в кармане Мурашкина С.А., или он уже распоряжается имуществом «ПРП». Пока деньги не переданы - оконченного состава быть не может! Пока истец не распоряжается имуществом должника (если оно получено незаконно, путем обмана) - не может идти речь об оконченном составе преступления. Даже в случае совершения мошеннических действий и получения лишь решения суда - это всего лишь приготовление к завладению денежными средствами либо иным имуществом организации. Такие деяния квалифицируются по ч.1 ст.30 УК РФ.

Хищение - это все же незаконное и безвозмездное изъятие имущества. Однако, из постановления не видно, что было какое-то изъятие. Мошенничество - это хищение путем обмана или злоупотребления доверием потерпевшего.

В нарушение ч.4 ст.14 УПК РФ следователь в качестве как основания возбуждения уголовного дела, так и предъявление Мурашкину С.А. применил свои предположения. Причастность Мурашкина С.А. на влияние при подписании договора подряда в 2009 году, а также на подачу исковых заявлений в арбитражные суды - предположения, основанные на домыслах в показаниях некоторых свидетелей, хотя ст.75 УПК РФ запрещает использовать такие «доказательства», основанные на слухах, догадках и предположениях.

В Приложении № 4 к Плану деятельности ОАО «ПРП» на 2009 год, утвержденного Протоколом № 09/10/2009 от 15.10.2009 года на заседании совета директоров ОАО «ПРП», и согласованного с Генеральным директором ОАО «Оборонстрой» Тартышовым Ю.П., указан перечень имущественных комплексов ОАО «ПРП», на базе которых будут организованы предприятия по производству товаров и услуг на основании договоров о совместной деятельности, одним из которых является Объект по адресу: Новосибирская область, Новосибирский район, Мочищенский сельсовет, микрорайон «Армейский».

Действия и решения совета нельзя вменять Мурашкину С.А., который такого решения сам не принимал. Кроме того, эти действия (по подписанию договора о совместной деятельности) не являются объективной стороной мошенничества, так как конкретных действий по нему не осуществлено.

Совершенно абсурдное с точки зрения уголовного и уголовно-процессуального права постановление о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого по делу необходимо отменить.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.39, 123-124 УПК РФ, -

П Р О Ш У:

1. В соответствии со ст.37 УПК РФ и Федеральном законом «О прокуратуре Российской Федерации» потребовать от руководства СУ ГВСУ СК РФ устранения нарушений федеральных законов и прав моего подзащитного при вынесения необоснованного и незаконного постановления старшим следователем по особо важным делам 3-го следственного отдела следственного управления ГВСУ СК РФ полковником юстиции Багировым Т.С. от 14 марта 2017 года о привлечении Мурашкина С.А. в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных

ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ, в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 371-ФЗ),

ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 370-ФЗ, в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 года № 371-ФЗ).

2. Ответ прошу дать в установленные законом сроки.

Приложение: 1) текст Федерального закона № 370 «О ВНЕСЕНИИ

ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ И ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ

АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», на 4-х листах;

2) текст Федерального закона № 371 «О ВНЕСЕНИИ

ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 54 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬИ 69 И 72

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», на 1 листе.

Адвокат

М.И.Трепашкин

24 ноября 2014 года N 370-ФЗ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТДЕЛЬНЫЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Принят

Государственной Думой

11 ноября 2014 года

Одобрен

Советом Федерации

19 ноября 2014 года

Статья 1

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2954; 1998, N 22, ст. 2332; N 26, ст. 3012; 1999, N 7, ст. 873; 2001, N 26, ст. 2587; 2002, N 19, ст. 1793; N 30, ст. 3020; 2003, N 50, ст. 4848; 2004, N 30, ст. 3091, 3092; 2006, N 31, ст. 3452; 2007, N 1, ст. 46; N 21, ст. 2456; N 31, ст. 4008; 2009, N 1, ст. 29; N 45, ст. 5263, 5265; N 52, ст. 6453; 2010, N 19, ст. 2289; N 31, ст. 4166; N 50, ст. 6610; 2011, N 1, ст. 10; N 11, ст. 1495; N 30, ст. 4605; N 50, ст. 7362; 2012, N 53, ст. 7631; 2013, N 27, ст. 3442, 3478; N 30, ст. 4078; N 44, ст. 5641; 2014, N 19, ст. 2303, 2335; N 30, ст. 4228, 4259) следующие изменения:

1) в части второй статьи 20 слова "(часть вторая статьи 213)" заменить словами "(части вторая и третья статьи 213)", после слов "(статья 214)," дополнить словами "незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 222.1), незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 223.1),";

2) статью 213 дополнить частью третьей следующего содержания:

"3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.";

3) в статье 222:

а) в наименовании слова ", взрывчатых веществ и взрывных устройств" исключить;

б) в абзаце первом части первой слова ", взрывчатых веществ или взрывных устройств" исключить;

в) абзац второй части второй дополнить словами "со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового";

г) абзац второй части третьей дополнить словами "со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев либо без такового";

д) в примечании слова "статье 223" заменить словами "статьях 222.1 и 223.1";

4) дополнить статьей 222.1 следующего содержания:

"Статья 222.1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств

1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств -

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.";

5) в статье 223:

а) в части первой:

в абзаце первом слова ", взрывчатых веществ или взрывных устройств" исключить;

абзац второй дополнить словами "или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до одного года";

б) абзац второй части второй дополнить словами "со штрафом в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной п