Проблемы справедливости правосудия



1. Хочешь сесть надолго в тюрьму - раскайся и дай подробные

показания следователю.

2. Сотрудничество со следствием - стабильный путь за решётку.

(Уроки, вытекающие из московского правосудия Егоровой)

Я много писал касательно того бардака, к которому ведет неправильное применение уголовного закона относительно привлекаемых к ответственности лиц.

Правовой профанацией и дуростью выглядит, например, ужесточение до пожизненного срока ответственности за незаконный оборот психотропных веществ и наркотических средств при: а) почти полном отсутствии контрпропаганды и б) порочной практики применения этих норм закона в деятельности московских судов. Когда молодые люди, являющиеся фактически (и юридически) всего лишь пособниками в приобретении психотропных веществ для того либо иного лица, узнают вдруг, что они по обвинительному заключению «сбытчики», «распространители» (а московские суды всегда таких пособников делают именно сбытчиками для улучшения показателей «борьбы» с этим злом), и что им грозит срок от 10 до 20 лет либо пожизненное заключение, многие стали кончать жизнь самоубийством. Казалось, действуют из благих намерений борьбы с незаконным оборотом наркотиков, но на практике правоприменители, прежде всего, судьи своей порочной практикой стали доводить многих молодых людей до самоубийства. Ну, а не совершившие суицида, но оказавшиеся в заключении на срок более 10 лет (это, как правило, половина жизни попавшихся молодых людей), уже вряд ли вернутся к нормальной жизни в обществе. Они будут списаны. Если посмотреть статистику осуждения таких «сбытчиков», то это десятки тысяч (замечу, что абсурд в том, что приобретателей, которым эти «сбытчики» должны по логике продавать дурь, - в разы меньше). И куда денутся эти десятки и даже сотни тысяч осужденных, отсидев по 10 и более лет за решеткой и фактически потерявших социальную ориентацию? - Это потенциальные рецидивисты!

Из благих намерений, может по неграмотности, а может в погоне за показателями, губится огромный пласт молодежи, и, кроме того, создаются опасные условия для бытия нормально живущих граждан. По моему мнению, мы наблюдаем геноцид значительной части молодёжи Российской Федерации путем незаконных посадок из-за неправильного применения норм уголовного права на необоснованно большой срок лишения свободы.

Во всем мире и во все времена поощрялось в борьбе с преступностью способствование правоохранительным органам в выявлении и пресечении тяжких и особо тяжких преступлений. Практика работы московских судов пошла по другому пути: беспощадно сажают не тех преступников, кто отказывается сотрудничать со следствием, с правоохранительными органами, укрывает других сообщников (которые еще натворят бед, находясь на воле), а тех, кто раскаялся и, решив завязать с прошлым, подробно рассказывает о своих деяниях, совершенных ранее, а также оказывают помощь еще и в разоблачении лиц, продолжающих совершать тяжкие и особо тяжкие преступления. В полной мере стали работать в московском правосудии принципы: «Больше скажешь, больше получишь!», «Разоблачишь кого-либо - сам сядешь в тюрьму».

В данной заметке я лишь косвенно затронул часть проблем криминологии при издании, а также в применении норм уголовного права в современном правосудии города Москвы (других регионов не касаюсь) на примере уголовного дела в отношении «Петровой» (фамилия изменена).

«Петрову» никто не ловил с наркотическими средствами либо психотропными веществами. Её вызвали как свидетеля по делу подруги. Однако, она решила помочь следствию, а заодно и подруге, которая очень просила показать, что именно у неё, то есть у «Петровой» был приобретен амфетамин, с которым подругу и взяли. Возможно, подруга не хотела называть конкретного лица, у которого был приобретен ею амфетамин, из-за боязни либо из-за остающейся надежды на дальнейшее приобретение у этого лица дури. И «Петрова» решила подыграть подруге и признала, что это она помогла найти подруге 3 грамма амфетамина у своего знакомого Прихваткина Максима (в конфиденциальной беседе потом «Петрова» признается, что они вместе с подругой и её парнем ездили за амфетамином, но подруга сама покупала психотропное вещество).

Помимо этого, «Петрова» решила рассказать сотрудникам правоохранительных органов, где вообще идет активная купля-продажа амфетамина и наркотических средств, а также о причастных лицах. «Назвался груздем, полезай в кузов!», - гласит народная русская пословица. Оперативники ФСБ РФ предложили «Петровой» поучаствовать в оперативно-розыскных мероприятиях по разоблачению названных ею и иных лиц. За 3 месяца было возбуждено не менее 10 уголовных дел. Посотрудничала, как говорится, не только на все сто, а на все 1.000, зарабатывая исключительные обстоятельства для смягчения наказания, рискуя жизнью. В массе подобных дел такие обвиняемые получают условный срок наказания.

Однако, судья Замоскворецкого районного суда города Москвы Чепрасова Н.В. посчитала, что таких исключительных обстоятельств маловато, и назначила «Петровой» при отсутствии каких-либо отягчающих обстоятельств 6 лет общего режима, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. А наибольший срок «Петрова» получила именно за то деяние, которое не было известно следствию, которое так и оставалось бы недоказуемым, если бы «Петрова» сама о нем не рассказала.

Думаю, что изложенная ситуация по игнорированию многих институтов уголовного права рушит их смысл, не способствует развитию таких понятий ст.61 УК РФ, как «активное способствование следствию», «признание вины и чистосердечное раскаяние» и др. (подробнее в тексте прилагаемой жалобы).

Адвокат

М.И.Трепашкин

5 октября 2015 года

=============================================

В судебную коллегию по уголовным

делам Московского городского суда

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин

и партнеры» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича, рег.№

77/5012 в реестре адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 648, тел. 8 (499) 248

-23-89, …

в защиту интересов обвиняемой «Петровой»

(ордер № 000334 прилагается).

Апелляционная жалоба

на приговор Замоскворецкого районного суда гор.Москвы

от 5 августа 2015 года в отношении «Петровой».

(в порядке п.3 ч.2 ст.389.3 УПК РФ)

Город Москва 10 августа 2015 года

5 августа 2015 года приговором судьи Замоскворецкого районного суда гор.Москвы Чепрасовой Н.В. (единолично) «Петрова» признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных п.«г» ч.4 ст.228.1 и ч.1 ст.228 УК РФ, и ей было назначено наказание:

- по п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев,

- по ч.1 ст.228 УК РФ в виде лишения свободы на 1 год.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Считаю указанный приговор от 5 августа 2015 года в отношении «Петровой» незаконным, необоснованным и несправедливым по следующим основаниям:

I. Имеются веские основания для изменения приговора.

Имеется очевидное несоответствие в выводах суда, изложенных в приговоре от 5 августа 2015 года, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных исследовавшимися в судебном заседании доказательствами.

В частности:

а) в приговоре указано, что «Петрова». приобрела у неустановленного следствием лица вещество - амфетамин весом 4,03 грамма (лист 1 приговора).

Однако, в ходе судебного разбирательства установлено, что после того, как Калиновская А.Д. в марте 2015 года обратилась к «Петровой» с просьбой помочь ей приобрести 3 грамма амфетамина на сумму 3.000 рублей, в частности, как показала в судебном заседании Калиновская А.Д., - у Абалакова Ивана, «Петрова» звонила Абалакову, но у того амфетамина не оказалось, тогда она начала обзванивать знакомых и нашла этот вес - 3 грамма амфетамина у Прихваткина М.А., передав затем этот амфетамин Калиновской А.Д. именно за 3.000 рублей. При этом указала место, время и иные обстоятельства приобретения амфетамина у Прихваткина М.А.

К моменту рассмотрения уголовного дела в суде Прихваткин М.А. был задержан и дал признательные показания. Постановление о привлечении его в качестве обвиняемого приобщено к материалам уголовного дела.

В ходе предварительного расследования и в суде по данному делу Калиновская А.Д. показала, что «Петрова» приобрела для нее, как она и просила, 3 грамма на сумму 3.000 рублей.

«Петрова» в ходе предварительного расследования и в суде показала, что по просьбе Калиновской А.Д. в марте 2015 года приобрела у Прихваткина М.А. 3 грамма за 3.000 рублей, которые передала Калиновской А.Д.

На очной ставке в ходе предварительного расследования Калиновская А.Д. и «Петрова» показали, что Калиновская А.Д. просила найти ей именно 3 грамма за 3.000 рублей и именно этот вес по указанной цене ей передала «Петрова».

Приобретение именно 3 грамм за 3.000 рублей подтвердил в рамках другого уголовного дела Прихваткин М.А.

Таким образом, доказательствами по делу было установлено, что «Петрова» передала Калиновской А.Д. 17 марта 2015 года у станции метро «Третьяковская» именно 3 грамма амфетамина на сумму 3.000 рублей, который она тогда же приобрела по просьбе Калиновской А.Д. у Прихваткина Максима Анатольевича.

Следовательно, в приговоре от 5 августа 2015 года, вопреки исследованным в суде доказательствам, необоснованно записано, что:

- «Петрова» приобрела у неустановленного лица 4,03 грамма амфетамина;

- что «Петрова» передала Калиновской 3,88 грамма амфетамина;

- что не установлено место, время и иные обстоятельства приобретения этой смеси амфетамина самой «Петровой»;

- что не установлено лицо, у которого «Петрова» приобрела амфетамин, который потом был продан Калиновской А.Д.;

б) в приговоре от 5 августа 2015 года допущена непозволительная подгонка под более тяжкую квалификацию, в частности записан вывод, противоречащий материалам уголовного дела. На листе 8 приговора указано, что «Петрова» А.Н. «..самостоятельно приняла решение и согласилась возмездно реализовать психотропное вещество, которое заранее приобрела…».

Во-первых, ни одним доказательством либо обстоятельством не подтвердилось, что «Петрова» А.Н. заранее приобрела психотропную смесь. Это откровенная фальсификация в выводах.

Во-вторых, «Петрова» А.Н. самостоятельно не предлагала купить Калиновской А.Д. амфетамин.

В-третьих, формулировка сама по себе противоречивая, ибо вначале указывается, что она самостоятельно приняла решение, а потом указывается обратное - согласилась якобы возмездно реализовать;

в) вопреки материалам уголовного дела, и в нарушение положений ст.252 УПК РФ, судья Чепрасовой Н.В. вышла за пределы обвинения и многократно указала в обвинении, что «Петрова» А.Н. действовала за вознаграждение и получала вознаграждение. Защита считает, что эта фальсификация сделана умышленно, в целях подгонки обстоятельств под более тяжкую квалификацию.

Всеми исследованными в суде доказательствами установлено, что «Петрова» А.Н. не получила ни копейки вознаграждения за то, что по просьбе Калиновской А.Д. нашла для неё за 3.000 рублей 3 грамма амфетамина в смеси, купила его за 3.000 рублей у Прихваткина М.А. и за столько же передала их Калиновской А.Д. 17 марта 2015 года. Ни от кого никакого вознаграждения она при этом не получила;

г) в приговоре не мотивировано, почему суд принял за основу противоречивые показания Калиновской А.Д., а отверг последовательные показания «Петровой» А.Н., которые к тому же подтверждаются рядом других доказательств.

В частности, в приговоре указывается, что Калиновская А.Д. показала в суде о том, что она 16 марта 2015 года позвонила ранее знакомой «Петровой» А.Н. и спросила, имеется ли у нее 3 грамма амфетамина, на что «Петрова» А.Н. сообщила ей, что у нее такое количество имеется, они договорились о встрече, где она передала «Петровой» А.Н. денежные средства в размере 3.000 рублей, а «Петрова» А.Н. передала ей сверток с амфетамином (листы 3 и 8 приговора).

«Петрова» А.Д., давая правдивые и последовательные показания о лицах, которые занимаются незаконным оборотом психотропных веществ и наркотических средств, которые подтверждены оперативными работниками МВД и ФСБ РФ, неоднократно показывала, в том числе в судебном заседании, что её подруга Калиновская А.Д., уже проживая с мужем Стасом в Реутово (ранее проживали рядом), вдруг с 2-3 марта 2015 года начала активно ей названивать и просить найти и купить для нее 3 грамма амфетамина на сумму 3.000 рублей, называла даже конкретное лицо, к которому можно было обратиться - Абалаков Иван, который был их общим знакомым. «Петрова» А.Н. не сразу, но в середине марта 2015 года дала согласие найти ей амфетамин, звонила Абалакову, у которого ничего не оказалось. Тогда она созвонилась с еще одним общим знакомым Прихваткиным Максимом, который продал 3 грамма амфетамина в смеси вечером 16 марта 2015 года, а 17 марта 2015 года она передала этот амфетамин Калиновской А.Д. «Петрова» А.Н. показывает, что вознаграждения какого-либо она не получала, а Калиновская А.Д. рассчиталась за купленный по такой же сумме амфетамин у Прихваткина М.А.

Показания «Петровой» А.Н., подробные (объемные), подтверждаются данными телефонных соединений, а также иными доказательствами и обстоятельствами, сомнений в их правдивости не вызывают.

Вместе с тем, показания Калиновской А.Д. противоречивы:

- в суде она показала четко и конкретно, что в ходе телефонного разговора, когда просила «Петрову» найти для неё амфетамин, она (Калиновская А.Д.) предлагала позвонить в этих целях Абалакову Ивану, их общему знакомому.

Логически можно задать вопрос: Если «Петрова» А.Н. сказала, что у неё «имеется такое количество», то зачем Калиновской А.Д. нужно было просить «Петрову» звонить в целях поиска амфетамина Абалакову Ивану?

«Петрова» А.Н. могла сказать Калиновской А.Д. по телефону, что у неё «есть такое количество» вечером 16 марта 2015 года, уже после того, как выполнила просьбу Калиновской А.Д. и купила для неё 3 грамма амфетамина у Прихваткина М.А.;

- согласно тексту приговора, где делается ссылка на показания Калиновской А.Д., она 16 марта 2015 года позвонила «Петровой» А.Н. и спросила, имеется ли у нее 3 грамма амфетамина, а та сказала, что у нее есть такое количество и сразу вечером того же дня подвезла этот амфетамин и передала Калиновской А.Д., получив от неё 3.000 рублей (см. л.л.3 и 8 приговора).

Вместе с тем, установлено, что только 17 марта 2015 года «Петрова» А.Н. передала Калиновской А.Д. приобретенный по её просьбе у Прихваткина М.А. амфетамин.

Таким образом, показания Калиновской А.Д. противоречивы и вызывают сомнения в правильности их изложения, в их истинности.

Судья Чепрасова Н.В. не мотивировала в приговоре, почему она решила взять за основу обвинительного приговора противоречивые показания Калиновской А.Д. и отвергла при этом последовательные показания «Петровой» А.Н., проверенные оперативным путем.

По мнению защиты, имеются весомые основания указанные в п.п.1, 3-4 статьи 389.15 УПК РФ («Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке»), гласящей:

«Основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются:

1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;

…3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора;…».

Статья 389.16 УПК РФ («Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела») разъясняет:

«Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда;

3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания».

Статья 389.18 УПК РФ («Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора») разъясняет:

«1. Неправильным применением уголовного закона являются:

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;…

2. Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости».

Помимо указанных выше оснований для изменения приговора от 5 августа 2015 года в отношении «Петровой» А.Н., есть и иные:

II. Неправильное применение уголовного закона.

Исследованными в судебном заседании доказательствами подтверждаются выводы защиты о том, что:

а) сама (по своей инициативе, первой) «Петрова» А.Н. никогда никому не предлагала и не продавала наркотические средства либо психотропные вещества, в частности, психотропное вещество амфетамин. Она не является РАСПРОСТРАНИТЕЛЕМ психотропной смеси;

б) «Петрова» А.Н. не является изготовителем психотропной смеси;

в) она не имела постоянных контактов с кем-либо из производителей либо сбытчиков амфетамина и никогда не действовала в интересах каких-либо сбытчиков.

Установлено и никем не оспаривается тот факт, что «Петрова» А.Н. имела несколько знакомых лиц, у которых изредка на протяжении нескольких лет приобретала амфетамин для личного употребления. Был случай, когда она употребляла амфетамин вместе с подругой - Калиновской А.Д., проживавшей неподалёку. С 2-3 марта 2015 года последняя,уже проживая с мужем в Реутово, начала звонить «Петровой» А.Н. с просьбой найти для нее 3 грамма амфетамина на сумму 3.000 рублей. Калиновская А.Д. звонила «Петровой» А.Н. на протяжении более 2-х недель (что подтверждается данными телефонных соединений), в том числе вечером 16 марта 2015 года вместе с мужем Стасом. Она конкретно просила «Петрову» А.Н. пойти и купить для нее амфетамин у Абалакова Ивана. Однако, у того не было в это время психотропной смеси. Настойчивость ее понятна: правоохранительными органами был задержан ее знакомый Шишкин С.В., который покупал амфетамин у Калиновской А.Д. и после этого он начал звонить снова Калиновской А.Д. с просьбой найти амфетамин в целях уже ее задержания. Калиновская А.Д. начала обзванивать своих знакомых, которые могли бы помочь ей найти амфетамин (для Шишкина С.В., действовавшего под контролем правоохранительных органов), в том числе и «Петровой» А.Н.

«Петрова» А.Н. виновна в том, что поддалась на уговоры и психологическое воздействие Калиновской А.Д. и оказала ей помощь в приобретении у Прихваткина Максима Анатольевича психотропной смеси весом 3 грамма, в состав которой входит амфетамина.

«Петрову» при этом не задерживали с указанным амфетамином, она сама после задержания Калиновской А.Д. добровольно явилась уже 6 апреля 2015 года по вызову в отдел полиции и без какого-либо принуждения рассказала сотрудникам полиции о факте подыскания для нее и передаче 17 марта 2015 года указанного веса амфетамина, чтобы оказать помощь следствию в установлении истины.

Суд первой инстанции в приговре не учел этих важных обстоятельств.

Если бы «Петрова» А.Н. отказалась признать факт продажи Калиновской А.Д. 3 г амфетамина 17 марта 2015 года, эпизод остался бы недоказуемым, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ в деле отсутствовал бы. Посмотрим объективно, чем доказывается вина «Петровой» А.Н. в сбыте психотропной смеси Калиновской А.Д. 17 марта 2015 года?

1. Показаниями Калиновской А.Д.

2. Признательными показаниями «Петровой» А.Н.

И это всё! Нет показания оперативных работников, как обычно бывает в таких случаях, нет вещественных доказательств, изъятых при сбыте (как бывает обычно в таких делах). Все остальные доказательства основаны на показаниях Калиновской А.Д. и «Петровой» А.Н. и без них они таковыми не являются, сразу отпадут в случае отказа от показаний.

Однако «Петрова» А.Н., решив твердо уйти из сферы оборота психотропных веществ и оказать помощь в изобличении лиц, занимающихся незаконным оборотом психотропных веществ и наркотических средств, раскаявшись в содеянном, дала показания против себя самой, оказав таким образом помощь следствия в у становлении истины как по с воему делу, так и по уголовным делам в отношении Шишкина С.В. и Калиновской А.Д.

Действия «Петровой» А.Н. по закону необходимо рассматривать как посредника, действовавшего в интересах приобретателя психотропной смеси Калиновской А.Д.

Из материалов уголовного дела четко усматривается, что «Петрова» А.Н. сама никогда никому не предлагала наркотические средства либо психотропные вещества, но из общения знала ряд лиц, которые могут достать психотропное вещество амфетамин в смеси.

Именно на это и рассчитывала Калиновская А.Д.,обратившись первой по своей инициативе (это подтверждается данными телефонных соединений) к «Петровой» А.Н. с просьбой достать смесь с психотропным веществом.

Согласно данных телефонных соединений между «Петровой» А.Н. (телефон с номером +7 925-388-83-48) и Калиновской А.Д. - телефоны с номерами +7 903-509-80-18 (принадлежит лично Калиновской А.Д.) и +7 916-022-02-37 (принадлежит мужу Калиновской А.Д.) Калиновская начала звонить моей подзащитной «Петровой» А.Н. с просьбой помочь ей найти амфетамин, начиная с 19.53 2 марта 2015 года. Она звонила ей несколько раз в этот день, потом многократно звонила 3-4 марта, 9 марта, 16-17 марта 2015 года (страницы 8-10, 12, 32-33, 51, 53-57)

Только после обращения Калиновсокй А.Д. с просьбой найти для неё амфетамин и многодневных звонков по телефону с этой же просьбой моя подзащитная встретилась с ранее знакомым Прихваткиным Максимом и купила у него для Калиновской А.Д. 3 г смеси, содержащей психотропное средство - амфетамин. Стоимость была обусловлена заранее с Калиновской А.Д. Эту смесь «Петрова» А.Н. принесла и отдала Калиновской А.Д., получив от нее заранее 3.000 рублей.

Из изложенного четко следует, что «Петрова» А.Д., не являясь производителем психотропных веществ, не действуя в интересах какого-либо конкретного сбытчика (это подтверждается материалами уголовного дела), не предлагая по своей инициативе кому-либо психотропные вещества, то есть не являясь распространителем (это тоже подтверждается всеми материалами уголовного дела), действовала в интересах приобретателя - Калиновской А.Д. и по инициативе (подстрекательстве) последней.

Общеизвестно, что такие действия квалифицируются как пособничество в приобретении психотропного вещества, то есть по ч.5 ст.33, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Верховный Суд РФ в соответствии со ст.126 Конституции Российской Федерации в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» указывает, что, нужно четко установить, в чьих интересах действует посредник, в интересах сбытчика или в интересах приобретателя.

Это постановление требует от следователя, прокурора и суда, чтобы было установлено, в чьих интересах действовал обвиняемый, если он сам не является производителем психотропного вещества, а выступает в качестве посредника.

В ходе предварительного расследования установлено довольно таки четко, что «Петрова» А.Н. сама никому никогда не предлагала купить у нее психотропную смесь, то есть не являлась распространителем. Поэтому ее нельзя считать сбытчиком психотропной смеси. Опровергающих доказательств этому доводу защиты в уголовном деле не имеется.

Установлено также четко, что «Петрова» А.Н. не является изготовителем либо производителем психотропной смеси. У нее никогда не было цели и умысла на распространение психотропных веществ.

Совокупностью доказательств подтверждается факт того, что «Петрова» А.Н. начала искать психотропную смесь только после того, как ее попросила об этом Калиновская А.Д., то есть действовала в интересах приобретателя Калиновской А.Д.

Пленум Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» в п.13 своего Постановления разъясняет:

«… Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник».

Именно так трактует это положение Пленума Верховного Суда РФ бывший первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ Радченко В.И. в официальных комментариях.

«Петрова» А.Н. очевидно действовала в интересах приобретателя Калиновской А.Д. Факт очевиден и подтверждается всеми материалами уголовного дела. Однако, действия «Петровой» А.Д. квалифицируются не как пособника в приобретении психотропного средства, а как сбытчика. Это, по мнению защиты, неправильное понимание терминов уголовного права и такая квалификация противоречит разъяснениям Верховного Суда России о правилах квалификации деяний при незаконном обороте наркотических и сильнодействующих веществ.

В соответствии с уголовным законом, если исходить из того, что «Петрова» А.Н. не является производителем психотропного средства и что она действовала в интересах приобретателя Калиновской А.Д., то такие действия подлежат квалификации как пособничество в приобретении психотропной смеси в крупном размере, то есть по ч.5 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ.

Свои доводы я намерен подтвердить Надзорным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 8 декабря 2008 года № 2-Д08-14, Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 28 мая 2009 года № 69-Д09-4 и Надзорным определением Судебной коллегии по уголовным судам Верховного суда РФ от 19 октября 2007 года № 80-Д07-17, где указано:

«Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как СОУЧАСТИЕ в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник».

Такова позиция Верховного Суда России, которая однозначно применима к обвинениям «Петровой» А.Н. и должно быть единое применение закона на всей территории России.

В п.5 Обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 года., указано: "если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ».

В официальных изданиях:

"Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам" (3-е издание, переработанное и дополненное) (под общ. ред. В.М. Лебедева) ("НОРМА", 2014)

Коваль В.С. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" разъясняется:

«Согласно абз. 4 п. 13 Постановления действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует квалифицировать как соучастие в сбыте или приобретении в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

Так, если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ».

Каждый гражданин должен отвечать только за совершенные криминальные деяния. Я как гражданин России резко отрицательно отношусь к лицам, занимающимся незаконным оборотом наркотических средств. Однако, считаю, что деяния «Петровой» А.Н. искусственно подогнаны под сбыт.

Энциклопедический словарь экономики и права указывает:

«СБЫТ ТОВАРОВ - система мероприятий по реализации товаров».

Академический словарь бизнес-терминов дополняет:

«сбыт рассчитан на интересы определенной группы покупателей».

В уголовном деле нет ни единого подтверждения тому факту, что у «Петровой» А.Н. была цель именно на систематический сбыт психотропных веществ, то есть на их РАСПРОСТРАНЕНИЕ.

Не имелось информации, что она ранее сбывала либо пыталась сбыть какое-либо психотропное вещество.

Она лишь в одном случае:

подыскала по просьбе Калиновской А.Д. 3 грамма амфетамина в смеси на заранее оговоренную сумму 3.000 рублей,

купила этот амфетамин у Прихваткина М.А. (именно тот вес, который просила найти Калитновская А.Д.),

передала этот вес Калиновской А.Д., как и просила последняя.

Такие действия «Петровой» А.Н. должны квалифицироваться как пособничество Калиновской А.Д. в приобретении 3 г амфетамина на сумму 3.000 рублей.

Эти доводы защиты базируются (подтверждаются) следующими решениями из судебной практики и мнениями специалистов:

а) Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2015 года № 69-УД15-10 в составе председательствующего Скрябина К.Е., судей Зателепина О.К. и Эрдыниева Э.Б. по делу в отношении Мусаева Д.В.

б) Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2011 года № 7-Д11-7 в составе председательствующего Шурыгина А.П., судей Иванова Г.П. и Климова А.Н. по делу в отношении Макарова А.А.

в) кассационным Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 октября 2014 года № 18-УД14-18 в составе председательствующего Абрамова С.Н., судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П. по делу в отношении Есаяна А.Р.

г) кассационным Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2015 года № 83-УД15-7 в составе председательствующего Абрамова С.Н., судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П. по делу в отношении Курбатова О.Н.

д) Надзорным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2008 года № 2-Д08-14, где указывается:

«... По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной и безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат, при этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Между тем из материалов уголовного дела усматривается, что "С." и Т. привлекли Х. в качестве посредника для приобретения наркотических средств для личного употребления. Об этом свидетельствует то, что Х. не имел наркотических средств, которые мог бы продать "С.А.С." и Т. при встрече. Однако по просьбе указанных лиц и за их же деньги он приобрел у Х. героин, а затем отдал его покупателям.

Умыслом Хол. охватывалось оказание покупателям помощи в приобретении героина, а не его сбыт (распространение).

Таким образом, органами предварительного следствия и судом установлено, что Х. не имел наркотических средств, которые мог бы продать (передать) "С." и Т. при встрече. Купленный за деньги "С." героин принадлежал "С.", и это наркотическое средство он у Х. не "приобретал" в том смысле, который заложен законодателем в это понятие, а брал имущество как его владелец.

Понятие "сбыт", которое вложено законодателем в диспозицию ст. 228.1 УК РФ, обозначает продажу наркотиков (реализацию). Поэтому в случае, когда виновный по просьбе другого лица и за его деньги незаконно приобретает наркотическое средство, он должен нести ответственность не за сбыт наркотиков, а за пособничество в приобретении наркотических средств, независимо от того, возмездно или безвозмездно он это делает.

Кроме того, предварительная договоренность об оказании "С." и Т. помощи в приобретении наркотического средства была у Х. не со сбытчиком, а с приобретателем. Поэтому такая договоренность не может рассматриваться как признак предварительного сговора между осужденными на сбыт наркотического средства.

Это не было учтено судом при квалификации действий Х. по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

При таких обстоятельствах действия Х. надлежит квалифицировать по ст.ст. 33 ч. 5, 228 ч. 1 УК РФ...»;

е) Надзорным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 октября 2010 года № 41-Д10-40, где указывается:

«...Из материалов дела и приговора усматривается, что Загилов Г.В. наличие умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что купить марихуану его настойчиво просил А., Загилов Г.В. согласился и обратился к знакомому К. тот приобрел наркотическое средство у третьего лица и передал его Загилову, а осужденный - А.

Свидетель А. показал, что в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия 4 апреля 2008 года, при встрече с Загиловым Г.В. сообщил, что ему нужно купить марихуану и передал Загилову Г.В. ... рублей на приобретение наркотического средства и ... рублей на поездку, через 1,5-2 часа Загилов Г.В. вернулся и передал ему наркотическое средство.

Судом также исследованы показания ранее осужденного К. о том, что 4 апреля 2008 года около 18 часов ему позвонил Загитов Г.В. и спросил, не может ли он достать марихуану, на что он ответил, что сможет и назвал цену. Они договорились о встрече, во время которой Загилов Г.В. передал ему ... рублей, на которые он (К.) приобрел у другого лица наркотическое средство и передал ожидавшему его в автомобиле Загилову Г.В.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Загилов Г.В. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц судом не установлено. Такие данные органами следствия не представлены и в судебном заседании не проверялись.

Изложенное свидетельствует о том, что предварительная договоренность об оказании помощи в приобретении наркотического средства была у Загилова Г.В. не с лицом, у которого он впоследствии приобрел наркотическое средство, а с приобретателем А. Такая договоренность не может рассматриваться как признак предварительного сговора между Загиловым Г.В. и К. на сбыт наркотического средства и свидетельствует о том, что умыслом Загилова Г.В. охватывалось оказание покупателю А. помощи в приобретении наркотического средства.

При таких обстоятельствах доводы Загилова Г.В. о том, что он являлся пособником не в сбыте, а приобретении наркотического средства являются обоснованными.

Уголовная ответственность за незаконное приобретение наркотических средств наступает в тех случаях, когда такие действия совершены лицом без цели сбыта, а количество наркотического средства составило крупный размер.

Приговором суда установлено, что Загилов Г.В. приобрел 2,689 граммов наркотического средства - марихуаны, что не является крупным размером (крупный свыше 6 граммов), поэтому приговор и последующие судебные решения подлежат отмене, а дело прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Загитова Г.В. состава преступления.