• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

November 6, 2016

Признания представителей российских спецслужб дополняют картину армянского террора, созданную нашими исследователями.

М.КАДЫМБЕКОВ

 

 

Относительная стабильность, установившаяся в Азербайджане десять лет назад, постепенно вытесняет из памяти соотечественников воспоминания о тревожном начале 90-х годов. С тех пор успело подрасти поколение, не только не знающее, что такое Советский Союз, но и не помнящее тотального ужаса войны, повсеместного предчувствия гражданской смуты, а главное - окружающей со всех сторон угрозы терроризма - слепого, бессмысленного и беспощадного.

 

Тогда с пугающей регулярностью взрывались поезда, автобусы, составы метро, паромы, вертолеты. Жертвами заказных убийц становились не только известные политические и общественные деятели, но и простые люди. Все это было частью большой войны, объявленной соседней Арменией Азербайджану на всех фронтах: информационном, психологическом, военном.

 

Сегодня это противостояние не столь интенсивно. Точнее, оно просто не ощущается, однако не следует забывать, что нам противостоит настойчивый и целеустремленный враг, готовый для достижения своих целей пойти на любые бесчеловечные действия. Доказательством тому служат не только результаты тщательного расследования, проведенного нашими сыщиками и прокурорами, нашедшими убедительные и задокументированные свидетельства причастности армянских спецслужб практически ко всем терактам, произошедшим в Азербайджане, либо направленным против него. Сегодня об этом начинают говорить и некоторые представители российских спецслужб, столкнувшихся некогда с разветвленной и хорошо сконструированной организацией армянского террора.

 

Сенсационное признание

 

Недавно в России были опубликованы воспоминания бывшего оперуполномоченного по особо важным делам V отдела Управления собственной безопасности (УСБ) ФСК (ныне ФСБ) РФ (контрразведка внутри контрразведки) Михаила Трепашкина. Вот что он пишет:

"В 1993-94 годах мною были получены материалы, свидетельствующие о том, что в Москве действует группа, которая, по оперативным данным, совершила ряд террористических актов на территории России и стран СНГ. Данную информацию я немедленно доложил лично начальнику УСБ ФСБ РФ генералу Варламову, который приказал мне срочно сформировать оперативную группу из самых опытных сотрудников и пресечь деятельность террористов. Я немедленно сформировал оперативную группу, в которую вошли наиболее опытные офицеры управления, сотрудники VII отдела (оперативная разработка) Витвинов, Зайцев, Дружевский и др. В течение короткого времени мы полностью установили всех членов террористической группы и здесь нас ждал сюрприз - группа террористов действовала под руководством старших офицеров Управления по борьбе с терроризмом (УБТ) ФСК РФ. Мы вышли на наших, "товарищей, с которыми стояли в одном строю".

 

 

Руководил этой террористической группой подполковник УБТ ФСКРФ Симонян. В группу входил подполковник УБТ ФСК РФ Шебалин В.В., который позже участвовал в убийстве первого президента Чечни Дудаева. Шебалин сидел с Симоняном в одном кабинете на Лубянке, где в сейфе они хранили тротиловые шашки и МУВы, штатные замедлители, используемые подразделениями войсковой разведки в тылу противника во время войны. Взрывчатку и МУВы (модернизированные универсальные взрыватели. - М.К.) они выдавали исполнителям террористических актов для выполнения заданий. На связи у Симоняна и Шебалина состоял Оганесян (действующий сотрудник отдела по проведению специальных операций на территории противника Главного управления национальной безопасности Армении), которого оформляли в агентурный аппарат УБТ ФСК РФ.

 

 

Этого они, естественно, не смогли бы делать без санкции высшего руководства спецслужбы. На связи у Оганесяна состоял ряд непосредственных исполнителей терактов, один из которых - бывший разведчик ВМФ СССР Игорь Хатковский, завербованный ими специально для этих целей. В течение разработки и в ходе расследования уголовного дела было установлено, что этой группойв 1992-1994 годах были совершены взрывы в бакинском метро, пассажирских поездов в Гудермесе (30 человек погибли) и Дербенте (в туалете одного из вагонов взрывное устройство заложил непосредственно Хатковский), взрывы в Кисловодске и Минеральных Водах и других городах России, а также ряд заказных убийств. Встречи с боевиками Оганесян проводил в лучших шпионских традициях - на армянском кладбище в Москве, где в качестве пароля использовали денежную Купюру достоинством в 25 рублей, разрезанную пополам.

 

 

Во время выполнения очередного задания Хатковский По приказу Симоняна выехал в Баку, где провел рекогносцировку на объекте диверсии, в качестве которого выбрал газовую магистраль. Взрывчатку для проведения данного теракта и МУВ ему передал лично Симонян из своего сейфа на Лубянке. Причем Симонян обманул Хатковского: переданный ему замедлитель был не на 2 часа, как было договорено ранее, а только на 50 минут. Тогда Хатковский понял, что при взрыве погибнет сам, и то, что Симонян решил его убить, чтобы не платить ему деньги и убрать его как свидетеля уже совершенных терактов. После чего Хатковский начал бояться за свою жизнь и уже после ареста сотрудничал со следствием и помог полностью изобличить остальных членов группы.

 

 

Однако, когда следствие начало набирать обороты и были обнаружены и изъяты нелегально хранящиеся оружие и взрывчатка на складах в Калининграде и Минводах, круг террористов из ФСК начал расширяться и нити повели к руководству ФСК РФ, оперативная разработка и следствие были свернуты. Начальника УСБ ФСК Варламова сняли с должности, а на его место поставили Патрушева, на которого уже имелась информация о его не совсем благовидных делах. Начальника VII отдела полковника Молчанова (в отделе которого непосредственно разрабатывали террористов) сослали служить на Камчатку, а сам отдел разогнали по указанию нового начальника УСБ Патрушева. Нескольких членов группы судили в Тамбове, на закрытом судебном заседании, так как боялись, что в Москве прозвучит то, что бакинское метро и пассажирский поезд в Гудермесе с 30 погибшими были взорваны взрывчаткой с Лубянки. Широкой огласки в российских и иностранных СМИ это дело не получило, т.к. ФСК незаконно наложила на него гриф "секретно" и блокировала любые публикации, понимая, что взрыв в бакинском метро и 30 человек в Гудермесе это похлеще, чем взорванный их агентом, подполковником Воробьевым, автобус на ВДНХ".

 

 

Устами министра МНБ

 

Между тем многое было известно. В докладе на совещании, посвященном проблемам сотрудничества в области борьбы с международным терроризмом, министр национальной безопасности Азербайджана Намик Аббасов сказал: "У нас имеются многочисленные процессуальные доказательства того, что совершенные в Азербайджане теракты были организованы со стороны государственных органов Республики Армения. На некоторых из них нужно остановиться особо. В результате сотрудничества МНБ Азербайджана и ФСБ РФ была привлечена к ответственности действовавшая на территории России террористическая группа армянских сепаратистов во главе с начальником отдела Главного управления национальной безопасности Республики Армения полковником Джаном Оганесяном, его заместителем майором Ашотом Галояном и старшим уполномо ченным Управления по борьбе с терроризмом Федеральной службы контрразведки России майором Борисом Симоняном. Указанная группа, которая финансировалась дислоцированной в Москве и возглавляемой Валерием Петро-сяном ассоциацией "ТИРР" (Фонд технологического и интеллектуального развития России. - М.К.), организовала на территории России и Азербайджана несколько взрывов железнодорожных поездов. Все эти лица были осуждены на различные сроки заключения судами Российской Федерации и Азербайджанской Республики.

 

 

В судебно-процессуальном порядке доказан и факт организации специальными службами Республики Армения взрыва электропоезда на одной из станций Бакинского метрополитена 19 марта 1994 года (погибло 14 и ранено 42 человека), который был исполнен членами террористической сепаратистской организации "Садвал", функционирующей на территории Республики Дагестан Российской Федерации".

 

 

Многочисленные свидетельские показания и вещественные доказательства прямо указывали на то, что боевики этой организации прошли военно-диверсионную подготовку на базах спецслужб Армении в Наиринском районе и на территории Арз-нинского района Республики Армения, а также в специально созданных лагерях на территории Магеррамкендского района Республики Дагестан.

 

 

Азербайджанские спецслужбы выявили 43 организатора и исполнителя этих преступлений, из них 30 были осуждены Верховным рудом Азербайджанской Республики, в отношении лиц, скрывающихся за пределами страны, розыскные мероприятия продолжаются".

 

 

Секретные досье

 

 

Более подробной информацией об участниках этой террористической группы располагает бывший сотрудник МНБ Азербайджана, по известным причинам пожелавший остаться неназванным. По его словам, подполковник Джан Оганесян, ставший впоследствии начальником отдела Главного управления национальной безопасности Армении, закончил Высшую школу КГБ СССР им. Дзержинского, прошел спецподготовку разведчика-диверсанта. В 1990-91 годах КГБ Армении направлял его в ИКАО для проведения совместной работы с оргкомитетом, военной комендатурой КГБ СССР и КГБ Азербайджана по разоружению незаконных вооруженных формирований. Но одновременно с этим Оганесян поддерживал связи с "Дашнакцутюн" и тайно участвовал в подрывных акциях, направленных на дестабилизацию обстановки в НКАО. Впервые в поле зрения наших спецслужб он попал после ареста террориста Игоря Хатковского.

 

 

Напомним,     Хатковский был задержан в Баку с полным комплектом взрывного оборудования летом 1993 года. Гражданин России, уроженец Калининградской области, он приехал в Азербайджан под прикрытием корреспондента газеты "Демократический Тильзит". Осенью того же года при попытке заложить мину в поезд Тбилиси - Баку задержали другого диверсанта - сотрудника контрразведки ЗакВО Coco Арояна.

 

 

Как рассказывает бывший сотрудник МНБ, помощь в поимке террористов оказали тогда российские спецслужбы. В мае 1994 года сотрудники ФСБ (тогда ФСК) в Москве задержали группу организаторов, о которых уже говорили выше, - это подполковник Джан Оганесян, подполковник Ашот Голоян и майор Борис Симонян. Все трое имели российское гражданство, московскую прописку. Двое первых числились консультантами Фонда технологического и интеллектуального развития России (ТИРР), возглавляемого неким Валерием Петросяном.

 

 

Как писали в то время российские СМИ, следственная группа Главной военной прокуратуры (ГВП), которой поручили это дело, оказалась в сложнейшем положении. Исполнители - в одних государствах, организаторы - в другом, основные доказательства - в третьем. Российская ФСБ имеет договоры и с ГУНБ Армении, и с МНЕ Азербайджана о совместной работе и обязательствах не вести борьбу друг против друга. В довершение ко всему Армения и Россия подписали договор о коллективной безопасности. И в то же время кадровые сотрудники ГУНБ Армении на территории России организуют террористические акты, направленные против Азербайджана.

 

 

Тем не менее следствие пошло. Первым делом разобрались с тем же фондом ТИРР, который еще в 1992 году взял у российского Министерства обороны кредит в 300 миллионов рублей якобы под строительство жилья для офицеров. Кредит, конечно, исчез в неизвестном направлении, а дело Петросяна было выделено в отдельное производство.

 

 

"По ходу следствия, - пишет популярный российский еженедельник "Аргументы и факты", - в Воздухе запахло крупным политическим скандалом. Перед Арменией встала перспектива пополнить список таких "доблестных стран", как Ливия, Сирия, Иран, впрямую поддерживающих терроризм, а перед Россией - оказаться в роли пособницы. Результаты не замедлили сказаться. В течение нескольких месяцев были сняты со своих постов посол Армении в России, а также руководитель ГУНБ Армении Симонянц. Полетели некоторые головы и в российской ФСБ. В Армении в терроризме обвинили партию дашнаков и фактически ее разгромили. В России на всю информацию по делу был наложен запрет. Из парламента Армении российским коллегам посыпались обращения с просьбой "войти в положение". По некоторой информации, по этому делу в Москву неофициально приезжал сам Левон Тер-Петросян».

 

 

«И эта активность в конце концов принесла свои плоды, - сетует наш собеседник, бывший сотрудник МНБ АР. - Для меньшей огласки процесс перенесли в Тамбов, а сами преступники отделались чрезвычайно мягкими наказаниями, что мотивировалось тем, что их судят только за преступления, совершенные на территории РФ. И все наши просьбы об экстрадиции террористов в Азербайджан остались без внимания. Следствие предъ