• Facebook App Icon

February 9, 2020

Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

Верховный Суд России как напрасная надежда на справедливость

     Данную  заметку  я решил написать не  для  того,  что  в  очередной  раз  рассказать  о  несправедливом  правосудии  в  России.  Я  хочу  подать голос   о судьбе  конкретного   молодого  человека,  жителя  Архангельска  Сальникова  Вадима,  незаконно  осужденного  к  7  годам  строгого режима  из-за  некомпетентности судей.  При  том, не  только  судей  первой  инстанции,  но  и  судей  Мосгорсуда  и  Верховного  Суда  России.  К  сожалению.

     Нередко  от  подзащитных  в судах  первой  инстанции   можно услышать:  «Я  до  Верховного  суда  дойду!».   Люди  надеются,  что  вышестоящие инстанции  проверят  законность приговора  и  справедливость  восторжествует.  Увы,  по  своей  богатой  практике  могу  ответственно  заявить,  это  может  быть  один  случай  на  несколько  сот  дел. 

      Я  не знаю  точную  причину,  но  по  большей  части  от  отказных  постановлений  судей  Верховного  Суда  России  веет  не  просто некомпетентностью  и  юридическим  абсурдом,  а  элементарной  уголовной  халатностью.

      Я  приведу  пример  не  из  тихого  дела,  а  из  звучавшего на  всю  страну  скандального уголовного дела  Грабового Г.П.  Когда  я  вступил  в  дело  (со  второй  инстанции),    я  был  просто  поражен  циничностью  обвинения  и  приговора суда  первой  инстанции  (видимо,  сказались  публикации  в  СМИ).  Ему  вменялись,  в числе  других  эпизодов,   совершение   мошенничества  в  особо  крупном  размере,  совершенное   организованной  группой (ч.4  ст.159  УК  РФ)  летом  2003  года.  Ну,  любой  юрист  знает,  что  летом  2003 года не  было  не  было  такой нормы  в  УК  РФ,  то  есть  не  было  части  четвертой  в  статье  159  УК  РФ.  Ладно,  эту  оплошность  исправил  Мосгорсуд  при рассмотрении  кассационной  жалобы.  Но  Грабовому  Г.П.  несуразно  вменялся  еще  один  квалифицирующий  (отягчающий  вину  и  увеличивающий  срок  наказания)  признак  -  совершение  мошенничества  организованной   группой  лиц.  Общеизвестно,  что  этот  признак  может  быть  вменен  лишь  тогда,  когда преступление  совершают  два  и  более   лица,  то  есть должно  быть не  менее  2-х  преступников.  Я внимательно изучил  материалы  уголовного дела  в  отношении   Грабового  Г.В.  и  нашел  в нем  несколько  постановлений  касательно  т.н.  «сообщников»  (Калашников  и др.).  В отношении  всех  уголовное  преследование  прекращено  «за  отсутствием  состава преступления».  Все  «соучастники»  деяний,  которые  были  вменены  Грабовому  Г.П.,  являлись  установленными  лицами  (неустановленных нет)  и  в  отношении  них  прекращено  уголовное  преследование.  Таким  образом,  даже  2-х  преступников  не набиралось,  если  следовать  теории  уголовного  права.  На  основании  чего  Грабовому  Г.П.  вменили  признак  «совершение  преступления  организованной группой  лиц»?   Президиум  Мосгорсуда  безмотивно  отказал  в  передаче  уголовного дела на  пересмотр.    А  Верховный  Суд  России  в  своем  подобном  отказе  был  очень  «оригинален»:   Грабовой,  мол, «не  мог  один  совершить  вменяемые  ему  преступления».   Во-первых,  свои  предположения  судья  Верховного Суда  РФ  обязан  был  оставить  под  тем  местом, на котором  он  сидит  на  деньги налогоплательщиков  в  кресле  судьи  такой  высокой инстанции.  Во-вторых,  все соучастники  установлены  и  в  их  действиях не обнаружено  состава  уголовно  наказуемого  преступления.  Если  утверждаете,  что не мог  Грабовой один совершить, то  покажите,  с  кем  он  тогда  совершал  преступления  или  мог совершать!   Это  к  теме  беспредела  и грамотности судей  Мосгорсуда,  о  чем  я неоднократно писал  (http://blog-trepashkin.livejournal.com/62493.html ;

http://vestnikcivitas.ru/pbls/1834 ;

https://trepashkin.pravorub.ru/personal/14979.html  ),   и  судей  Верховного суда  России.  А  ведь  проверил  бы  Верховный  Суд  России   только этот довод  защиты  по закону  и  срок   наказания  Грабовому  Г.П.  сразу  снизился  бы  на  две  трети,  ибо  небольшие суммы  вменяемых  ему  эпизодов   вообще не  попадали  не  только под  ч.4  ст.159,   но и  под  ч.3 и даже  ч.2 ст.159  УК  РФ.   Из-за  пренебрежительного  отношения  к  надзорным  жалобам,  из-за  халатности  судей  к  своим  конституционным  обязанностям,  Грабовой  Г.П.  отсидел  много лет  в  исправительной колонии. 

 

       Однако,  от  старого примера   перехожу  к  конкретному,   действующему  приговору,  где  решается  судьба  тяжело  больного, хотя  и молодого  по  возрасту,  человека -  Сальникова  Вадима  Юрьевича,  в  решении  которой  может  принять  участие  общественность  ради  восстановления  справедливости.

Сальников  В.Ю.  имеет  тяжкие  заболевания  сердца,  требующие  особого  врачебного наблюдения.  Документы   исследовались  в судебном  заседании,  в  том  числе  рекомендации  о  проведении срочной  операции,  так  как  в  случае  осложнения  возможны  тяжкие  последствия. 

 

        Как  Сальников  В.Ю.  оказался  в  поле  зрения  правоохранительных  органов  (как  попал  в  лапы  российского  правосудия)?  

        Из  материалов  уголовного дела  следует,  что  26  февраля  2013 года в  гости  к  жителю города  Москвы Подрезову  А.В.   приехал  его знакомый  из  Архангельска  по  имени  «Вадим»  (Сальников).   Они встретились  еще  с  одним  своим  товарищем  «по  политическим  тусовкам» коммунистической  направленности -  Леонтьевым  Дмитрием  и  решили  пойти  к  знакомому  последнего  -  Ковалеву  Павлу,   проживавшему  на  улице  Кировоградская  в  Москве,  чтобы  «выпить   водочки»  и  обсудить  вопросы  недавнего  конфликта   между  Леонтьевым   Дмитрием  и  Ковалевым  Павлом,  возникшего 23  февраля  2013 года из-за  подозрения  последнего  в  «стукачестве  на  однопартийцев».         Примерно  в  17  часов  5  минут  они  подошли  к  квартире Ковалева  Павла,  в  которой ранее  неоднократно  Леонтьев Д.А.  и  иные  лица  пили  водку.  На  звонок  им  открыл  дверь  отец  Ковалёва  Павла  -  Ковалев  Е.В.  и   поселившаяся  недавно (о  чем  прибывшие  не знали) квартирантка из  Молдавии  Иванова  Т.В.,  которые,  не  пропустив  «гостей»  в  квартиру, ответили,  что  Павла  дома  нет.  Так  как  Подрезов  А.В.  услышал  какое-то движение  в  квартире,  то  он  решил,  что  Павел  все  же  дома,  а  их не  хотят  пустить  в  квартиру,  чтобы  не  устраивали  попойку.  По  этой  причине, Подрезов  и  Леонтьев,  при  попытке  Ивановой  Т.В.  закрыть  дверь,  надавили  на  дверь   и  вошли  в  квартиру.  Ковалев  Е.В. при этом  ушёл на кухню, Леонтьев  вступил  в  перебранку  с  Ивановой, а Подрезов  быстро  двинулся  к  дальней  комнате,  проверить,  не  там  ли  находится Ковалев  Павел.   По  пути  ему  попался  брат  Ивановой Т.В. -  ранее  никому  из  прибывших  не знакомый  Иванов  М.В.,  который  шёл на  встречу  ворвавшимся.  Решив,  что  он  будет  препятствовать  проходу,  Подрезов  ударил  Иванова,  сбив  его с  ног,   и  заскочил в дальнюю  комнату.   Туда  же  проследовал  быстро поднявшийся  с  пола  Иванов.  Между  ними  в  дальней  комнате  завязалась  драка.  На  помощь  брату  побежала  Иванова,  предварительно оттолкнув  Леонтьева  и еще  одного  мужчину  и закрыв  дверь  комнаты  изнутри,  чтобы  никто  больше  туда не  вошёл.  Вот  как  описывает  сама потерпевшая  Иванова  Т.В.  происходящее:

     «…забежала  в  комнату  и заперла  дверь на  замок.  Мужчина  №  1 (в очках)  наносил  Иванову  М.В.  удары  руками,  а  она (Иванова  Т.В.)  в  этот момент кидалась  на  мужчину  сзади  и  вцепилась  ему  (мужчине  № 1) руками  в  лицо,  как она помнит,  у  мужчины  остались  следы на  лице,  особенно  у  мужчины  № 1  был поврежден  правый  глаз,  как  раз  в  этот момент  у  мужчины №  1  упали очки.  Мужчина  крикнул  своим  товарищам,  чтобы  те  помогли  ему и  оттащили  ее (Иванову  Т.В…».

       Леонтьев  с  другом пытались  придти на  помощь Подрезову  А.В.,  однако  дверь в комнату  сразу  открыть не  смогли,  чтобы  высбодить друга.  Оказавшись  из-за  поспешности  в  капкане  и  получив  массу  ударов,  Подрезов  А.В.,  как  заявил  в суде  Иванов  М.В.,  распылил  в  сторону  Ивановой  Т.В. (чтобы  остановить  ее  нападение)  газ  из  баллончика,  а  когда  это  не  помогло,  вынул  из  кармана  нож  в  чехле,  достал  его и  несколько   раз  ударил  этим  ножом  Иванова  М.В.  Следует  обратить  внимание,  что  Подрезов  А.В.  состоит на учете  у  психиатра,  ему  показалась,  что  его  могут  убить,  поэтому  применил  нож  (судебно-психиатрическая  экспертиза  признала  Подрезова  А.В.  невменяемым).  Через  несколько минут  дверь  была  открыта.  Леонтьев  Д.А.,  увидев  в  проём,  что  Иванов  М.В.  порезан,  в  крови,  сказал  товарищу  Подрезова  (Сальникову),  что нужно  срочно  уходить.  В  это  время зазвонил  телефон  Иванова,  Подрезов  забрал  у  него  телефон,  чтобы тот не  позвонил  в  полицию,  и  отдал его  Сальникову.  После  этого  Леонтьев,  за  ним  Сальникво,  а  потом  и  сам Подрезов  покинули  квартиру.   Как  показывают  потерпевшие,  всё  это происходило  на  протяжении  примерно  5  минут.  Выйдя  на  улицу,  Леонтьев  и  Сальников  позвонили  с  телефона  Иванова М.В.  в  «Скорую  помощь»,  после  чего  телефон  выбросили  в  сугроб  рядом  с  подъездом  и  ушли. 

 

         Как  были  квалифицированы  указанные  действия  Сальникова  (я  пока  не  касаюсь  остальных)?

          30  апреля 2015 года приговором  судьи Чертановского районного  суда  гор.Москвы  Ермишиной  И.А. (единолично)  Сальников Вадим  Юрьевич признан  виновным  в  совершении  преступлений, предусмотренных

               п. «а»  ч.3  ст.111,

               п. «г»  ч.2  ст.112 и

               ч.2  ст.139  УК  РФ,  и  ему  было назначено наказание:

             - по  п. «а» ч.3  ст.111 УК  РФ  в  виде  лишения  свободы  сроком  на  6  лет;

             -  по  п. «г» ч.2  ст.112  УК  РФ  в  виде  лишения  свободы сроком  на 2 года, 

            -  по  ч.2  ст.139  УК