Будет ли исправлена судебная ошибка 10-летней давности по иску к Апиновой А.А.

      Жительница  города  Москвы  пенсионерка  Апинова  А.А.,  имеющая  еще на  иждивении  парализованного  мужа -  майора  ФСБ  РФ,    почти  10  лет  платит  деньги  из  своей  пенсии  из-за   ошибки  судьи  Солнцевского районного  суда  города  Москвы Пронякина  А.Д.    Ошибка  была  в  том,  что  при  вынесении  судебного решении умышленно  либо  по незнанию  применена  не  та  норма  закона,  а  вторая  норма  применена   с  умышленным  искажением  текста  (см.  ниже).

     Трагичность  очевидной  ситуации  в  том,  что  суды не хотят  исправлять  свои  ошибки  и  отменять  заведомо неправосудное  решение.  В  судебных  тяжбах  Апиновой  А.А. проведено  10  лет. 

     Чтобы  достучаться  до  сознания  судей,  то  есть  чтобы  они  хотя  бы  обратили  внимание на  то,  что  норма  закона  применена не  та,  пришлось обратиться  к  специалисту  высочайшей  категории   С.И.Зернову  (см.  ниже).

    Как  отнесется  суд  к  мнению  ученого,  примет  он  его  выводы  к  сведению  или снова  оставит  в  силе  очевидные  для  всех  несуразицы,  покажет  новый  судебный процесс,  который  начался  в  Солнцевском  районном  суде  города  Москвы.

      Сторона  истца -  Лазутиной А.А.  в  своих  возражениях  указывает,  что Конституционный Суд РФ   в Постановлении  от 26 февраля 2010 года N 4-П говорит  о  возможности  пересмотра  по  вновь  открывшимся  обстоятельствам  только  после  решения  Европейского  суда  по  правам  человека,  а  во  всех  остальных  случаях  старые  дела  пересмотру не  подлежат.  Считаю,  такую  позицию  ошибочной.   Свою  точку  зрения  изложил  в  заявление,    текст  которого приведен  ниже.

 

       Адвокат

                                                            М.И.Трепашкин

 

   3  января  2013 года.

 

=======================================================================

                                                                    В  Солнцевский  районный  суд 

                                                                    гор.Москвы

                                                                    ---------------------------------- 

                                                                          119618, гор.Москва, ул.50-лет Октября, дом 6,

                                                                          корп.1

 

                                                                  от представителя  ответчика  Апиновой 

                                                                     Анны  Артемовны - адвоката коллегии

                                                                     адвокатов «ТитулЪ» города Москвы

 Трепашкина Михаила Ивановича,

 рег.  № 77/5012   в  реестре  адвокатов  

гор.Москвы,  адрес  коллегии  адвокатов: 115280, гор.Москва,

                                                                     ул.Ленинская Слобода, дом 9, офис 7А,

                                                                     ...

ответчика  Апиновой  Анны  Артемовны,  проживающей  по  адресу:  город  Москва, ул.Шолохова, дом 4,  корпус 1, кв.105.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

о  пересмотре решения  суда  по  вновь  открывшимся обстоятельствам

(в  соответствии  со  ст.394   ГПК  РФ)

 

Город  Москва                                                                            9  ноября  2012 года

 

        Прошу  пересмотреть  решение  судьи  Солнцевского районного  суда  гор.Москвы  Пронякина  А.Д.  от  28  января  2004 года  по  вновь  открывшимся обстоятельствам  в  соответствии  с  главой  42  ГПК  РФ.

 

        28  января  2004 года  судья  Солнцевского  районного  суда  гор.Москвы  Пронякин  А.Д.  вынес решение,  которым  постановил  взыскать  с  Апиновой  Анны  Артемовны  в  пользу  Лазутиной  Раисы  Давыдовны  и  Лазутина  Александра  Алексеевича  ущерб,  возникший  в  результате пожара  в  размерах: стоимость  сгоревшего  домовладения  в сумме 510706 (пятьсот  десять  тысяч семьсот  шесть)  рублей 99  копеек;  стоимость предметов и  вещей,  сгоревших  в  доме  в  сумме  56575 (пятьдесят  шесть тысяч  пятьсот  семьдесят  пять) рублей;  расходы  по  оплате  услуг эксперта в  размере 1871 (одна  тысяча  восемьсот  семьдесят один)  рую.10  коп.;  расходы  за  юридические  услуги  на  сумму  25800  (двадцать  пять  тысяч  восемьсот) рублей,  расходы  по оплате госпошлины  в  размере  20 (двадцать)  рублей.  Взыскана  также  с  Апиновой  Анны  Артемовны  в  пользу государства госпошлина в  размере  8639 (восемь  тысяч шестьсот  тридцать девять)  руб.  21  коп.

 

       Причина  возникновения  пожара,  в  результате  которого  сгорело также и жилье  Апиновой  А.А.,  не  была  установлена.

        Источник  возникновения  пожара  находился  в  бане  Апиновой  А.А.,  расположенной на  расстоянии  1,5  метра  от  основного строения  жилого дома.        

            Как  указал  эксперт А.Н.Евтушенко,    расстояние между  баней  (где произошел  пожар)  и частью дома,  принадлежавшей  Апиновой  А.А.,  зафиксированное в  протоколе осмотра  места происшествия  и во  время  экспертного   осмотра  участка,  не  является  противопожарным разрывом,  который бы  препятствовал  распространению  пожара с  бани  на  жилой  дом  от  лучистого  излучения   факела  пламени. Согласно  противопожарным  требованиям  для  предотвращения  распространения пожара   распространению  пожара на  смежные  строения    от излучения  факела пламени расстояние   между  деревянными  строениями  (противопожарный  разрыв) должно  быть не  менее  15  м.   

         На  основании  указанного  заключения  эксперта  А.Н.Евтушенко  суд пришел  к  выводу:

 

         «доводы  представителей  истцов  о том,  что  ущерб  от пожара 4.01.2001 года произошел по  вине  ответчика,  которая  в  нарушение  требований строительных  норм  и  правил  произвела  постройку  бани   на расстоянии  1,5  метра от основного  строения  жилого дома  и эти нарушения не обеспечили  пожарную  безопасность  части домовладения  истцов,  являются  убедительными и  обоснованными».

 

        Суд  указал также:

     «Согласно  Строительным нормам  и  правилам № 2.07.01-89  «Градостроительство. Планировка  и застройка  городских  и  сельских  поселений»,  приложение  №  1  «Противопожарные требования»  минимальные  противопожарные расстояния  между жилыми,  общественными  и  вспомогательными  зданиями следует  принимать  не  менее  15  метров.

       Согласно  п.1.3.1.4  «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям»  Правил  пожарной  безопасности  в  Российской  Федерации  ППБ-01-93,  утвержденных  Приказом   МВД  №  536  от  14.12.1993 г.,  строения  должны располагаться  от других  зданий  и  сооружений на расстоянии  не  менее  15  метров  (кроме  случаев,  когда  по  другим нормам требуется  больший разрыв)  или  у  противопожарных  стен.

      При  таких  обстоятельствах,  суд  считает  установленным,  что  из-за нарушений  правил  пожарной  безопасности,  которые  допустила  Апинова  А.А.  при  самовольном строительстве  деревянной  бани  в  1,5  метра  от основного жилого строения,  состоящего из долей  сторон,  в  том  числе  долей  истцов -  деревянного строения  №  1 (см.л.д.8-12  копии  плана  земельного  участка,  поэтажного плана,  плана  мансарды),  произошло  возгорание  строения  №  1,  принадлежащего  истцам,  в результате  чего,  как  строение  №  1,  так и предметы,  находящиеся  в  нем,   полностью  сгорели,  чем  был причинен  ущерб  истцам».

        Это  единственное  доказательство  виновности  Апиновой  А.А.,  которое  было положено  в основу  вынесенного  28  января  2004 года решения.

 

       Однако,  в  настоящее  время  появились обстоятельства,  которые ранее не  были  известны ответчику Апиновой  А.А. и  суду,   К  указанным существенным для дела обстоятельствам, которые не были и не могли быть известны ответчику  Апиновой  А.А. относится  факты:

 

       а)  искажения  текста и  смысла  п.1.3.1.4. «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям» Правил  пожарной  безопасности в  Российской  Федерации  ППБ 01-93,  утвержденных  приказом  МВД  №  536  от  14  декабря  1993  года   (см.  прилагаемой  заключение  специалиста Зернова  С.И.,  заслуженного  юриста  РФ,  профессора,  доктора  юридических наук   по  специальности  «Уголовный  процесс,  криминалистика,  судебная  экспертиза» и  кандидата  технических наук  по  специальности  05.26.01  «Техника  безопасности  и  противопожарная  техника»,  имеющего  свидетельство  МВД  России  №  1323  на  право  производства  пожарно-технических  экспертиз,  стаж  экспертной работы  37  лет);

 

       б)  неправильное  применение  СНиП  2.07.01-89, требования  которого не распространяется  на дачные  участки  (см.  указанное  ранее  заключение  специалиста Зернова  С.И.).

 

       Установлено,  что  взаимное  расположение  бани  Апиновой  А.А.  и жилого  дома не  противоречили  положениям  СНиП  2.07.01.-89. И  не  регулируются п.1.3.1.4. «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям» Правил  пожарной  безопасности в  Российской  Федерации  ППБ 01-93,  утвержденных  приказом  МВД  №  536  от  14  декабря  1993  года.  

 

       В соответствии с главой 41 ГПК Российской  Федерации,   закрепляющей порядок производства в суде надзорной инстанции, пересмотр  судебных  постановлений  по  вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется  по  правилам главы  42 ГПК Российской Федерации судом, вынесшим оспариваемое судебное постановление, по заявлениям лиц, участвующих в деле, которые должны быть поданы в суд в течение трех месяцев  со  дня установления  оснований  для  пересмотра, перечень которых закреплен  частью  второй статьи  392  ГПК  Российской Федерации.

 

       Конституционный Суд РФ   в Постановлении  от 26 февраля 2010 года N 4-П указывает на обязательность пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, когда нарушены законные права и интересы граждан.

 

       На основании изложенного, руководствуясь   ст.ст.392-399 ГПК РФ и Постановлением  Конституционного Суда  РФ  от 26 февраля 2010 года N 4-П,  -

 

ПРОШУ:

 

       Удовлетворить настоящее заявление и  пересмотреть  гражданское  дело  № 2-90/04 по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

       Отменить решение Солнцевского районного суда города Москвы от 28 января 2004 года  по иску Лазутиной Р.Д., Лазутина А.А. к Апиновой А.А. о возмещении ущерба в результате пожара, отменить все последующие решения по  данному  делу.

 

Приложение:

 

1. Заверенная копия решения Солнцевского районного суда г.Москвы от 28.01.2004 г.

2. Заверенная копия кассационного определения Мосгорсуда от 10 сентября 2008 г.

3. Заключение специалиста Зернова С.И

4. Ордер на имя адвоката Трепашкина М.И.

5. Копия данного заявления.

 

 

      Адвокат                                   

                                                                  М.И.Трепашкин

      Ответчик

                                                                  А.А.Апинова

 

=====================================================================

 

 

пожарной безопасности, которые прямо повлияли на возникновение, развитие пожара и его последствия?

 

       В распоряжение специалиста представлены (в копиях):

       -постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.05.2007 г., вынесенное следователем Солнцевской межрайонной прокуратуры г.Москвы Ульянова А.С.;

       -постановление от 20 декабря 2008 г. о прекращении уголовного дела №17249, вынесенное следователем СО при ОВД по району Ново-Переделкино гор.Москвы Аброськиным А.В.;

       -постановление от 08 сентября 2008 г. об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу КРСП-293/05 ОВД района Ново-Переделкино г. Москвы, вынесенное следователем следственного отдела по Солнцевскому району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по городу Москве Каковкиным Д.В.;

       -протокол осмотра места происшествия от 04 01.2001 г., составленный инспектором 4-го РОГПН УГПС ЗАО г.Москвы Полищуком А.П.;

       -постановление о прекращении уголовного дела №17249 от 27.10.2005 г.

       -решение Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякиной А.Д. от 28.01.2004 г.;

       -определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.04.2004 г. в составе председательствующего Гуляевой Г.А., судей Полищук Р.Н. и Горновой М.В.;

       -исковое заявление гр-н Лазутиных от 2001 г. к Апиновой А.А. о возмещении ущерба в связи с пожаром;

       -заключение эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. (судебная пожарно-техническая экспертиза) по уголовному делу №17249 (эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России);

       -заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г. (дополнительная судебная пожарно-техническая экспертиза) по уголовному делу №17249 (эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России);

       -план-схема участка по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32;

       -копия плана дачи в ДСК «Здоровый отдых» т.т.  Лазутина А,Н. и Лидерс Р. на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино Киевской ж/д. (на 4-х листах формата А3, без указания даты исполнения).

 

       Использована специальная литература

       1. Современные возможности судебной экспертизы: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. – М.: изд. РФЦСЭ при МЮ РФ, 2000 г.

       2. Пожарная профилактика в строительстве: под ред. В.Ф.Кудаленкина. –М.: изд. ВИПТШ, 1985.

       3. Кошмаров Ю.А., Башкирцев М.П., Светашов И.Т., Сидорук В.И. Пожарная профилактика систем отопления и вентиляции. – М., 1981.

       4. Мегорский Б.В. Методика определения причин пожаров. – М.: Стройиздат, 1966.

       5. Зернов С.И., Левин В.А. Пожарно-техническая экспертиза. – М.: изд. ЭКЦ МВД России, 1991.

       6. Ильин Н.А. Техническая экспертиза зданий, поврежденных пожаром. – М.: Строейиздат, 1983.

       7. Зенков Н.И. Строительные материалы и их поведение в условиях пожара. – М., 1974

       8. Смелков Г.И. Пожарная опасность электропроводок при аварийных режимах. – М., 1994.

       9. Зернов С.И. Участие специалиста в собирании информации о связи аварийного режима в электроустановке с возникновением пожара: Учебное пособие. – М., 1989.

       10. Маковкин А.В., Зернов С.И., Кабанов В.Н. Изучение сос­тояния электрооборудования при осмотре места пожара: Методические рекомендации. - М., 1989.

       11. Маковкин А.В., Кабанов В.Н., Струков В.М. Проведение экспертных исследований по установлению причинно-следственной связи аварийных процессов в электросети с возникновением пожара: учебное пособие. - М.: ВНКЦ МВД СССР, 1990

       12. Зернов С.И. Структура и содержание заключения пожарно-технического эксперта. – М.: изд. ЭКЦ МВД России, 1991.

       13. Зернов С.И. Задачи пожарно-технической экспертизы и методы их решения. – М.: ЭКЦ МВД РФ, 2001.

       14. ППБ 01-93**. Правила пожарной безопасности в Российской Федерации.

       15. СНиП 2.07.01-89*. Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений.

 

И С С Л Е Д О В А Н И Е

       Поскольку пожар произошел 11,5 лет назад и место происшествия не может быть исследовано специалистом, основные обстоятельства дела известны из имеющихся судебных актов и постановлений следственных органов по данному происшествию.

       Судом (согласно решению Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г.) установлено, что 04 января 2001 г. во 2 часу по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32, загорелась баня, принадлежащая гр-ке Апиновой А.А. – ответчице по гражданскому иску. В результате развития этого пожара огонь перекинулся на принадлежащую ей часть основного жилого домовладения, отчего в дальнейшем сгорело домовладение истцов гр-н Лазутиных, а также предметы и вещи, находившиеся в домовладении.

       Из постановления от 20 декабря 2008 г. о прекращении уголовного дела №17249 (уголовное дело возбуждено 21 мая 2005 года Солнцевской межрайонной прокуратурой города Москвы), вынесенного следователем СО при ОВД по району Ново-Переделкино гор.Москвы Аброськиным А.В., также известно, что 04 января 2001 года, примерно в 01 час 45 минут по адресу: гор.Москва, ул. 8-я Новые Сады д. 11/32 в результате пожара было уничтожено имущество, принадлежащее Апиновой А.А. и Лазутиной  Р.Д., два дома и баня. Участок земли по адресу: гор.Москвы, ул. 8я Новые Сады, дом 11/32 находится в общедолевой собственности, в которой 29/100 доли в собственности Халявиной А.А. (в настоящий момент Апинова А.А.), 36/100 доли находится в собственности - в собственности Лазутиной Р.Д., 35/100 доли в собственности Лазутина А.А.

       Допрошенная по делу Апинова А.А. показала, что ей принадлежали баня и часть жилого дома, (в долевой собственности с Лазутиным А.А. и Лазутиной Р.Д.). 04 января 2001 года примерной в 01 час 45 ранее в результате пожара баня сгорела целиком и огонь перекинулся на указанный жилой дом, который также сгорел целиком. В ночь с 03 на 04 января 2001 года, в доме с ней находились её муж Халявин Д.Ю. и Крайнова А.Н. Она с мужем были в комнате на 1-м этаже, а Крайнова спала в комнате на 2-м этаже. Примерно в 01 час 30 минут 04 января 2001 года Крайнова разбудила ее и сообщила, что чувствует запах горелого. Выйдя из дома, она увидела, что из окна бани видно небольшое пламя. Вызвали пожарных, после чего обесточили весь жилой дом. Через некоторое время к ней на участок зашел ее сосед по участку Иванов Павел, так как увидел языки пламени из своего дома и пришел ей помочь тушить пожар. До приезда пожарных они пытались тушить, поливая воду из ведер на раму окна, внутрь бани не заходили. Затем через некоторое время приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле. Пожарные, которых было четве­ро, попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Через некоторое время пожарные, так и не подключившись к гидранту, попытались тушить баню, подключив шланг к цистерне на автомобиле, но долго мешкались и не смогли подключить пожарный рукав, и часть воды вылилась на дорогу. В результате воды потушить баню у пожарных не хватило и они, ничего не сказав, уехали. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, буквально у них на глазах огонь перекинулся на дом. Далее огонь уже перекинулся по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное.

       Допрошенная в качестве свидетеля Самохина И.К. показала, что 04 января 2001 года, примерно в 02 часа, она находилась у себя дома по адресу: город Москва, ул. 5-я Чоботовская аллея дом 32, когда из окна увидела проезжающую мимо ее дома пожарную машину Автомобиль пожарных остановился возле дома 11/32, по улице 8-я новые сады, города Москвы, где проживают ее соседи Апинова А.А. с мужем. Она зашла на их участок и увидела, что баня, расположенная на указанном участке, горит уже практически целиком. Сам жилой дом еще не горел. Она прошла на участок и зашла за дом, однако никого там не увидела. Затем она вышла с участка и все остальное время находилась около ворот и наблюдала за  происходящим. Пожарные вначале попытались потушить пожар водой, находящейся в автомобиле, но, когда у тех кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, расположенному недалеко от дома, однако, как она поняла у пожарных ничего не получилось. По словам пожарных, гидрант был неисправен.

       Допрошенная в качестве свидетеля Крайнова А.Н. показала, что в ночь с 03 января на 04 января 2001 года она находилась в гостях у ее знакомой Апиновой А.А. в комнате на 2-м этаже указанного дома и читала книжку. Она почувствовала запах гари и спустилась на 1-й этаж и осмотрела дом. Огня она нигде не увидела и вернулась к себе в комнату. Затем, через некоторое время, она почувствовала, что запах гари усиливается и пошла будить Апинову, которая попросила ее вызвать пожарных. Она выбежала из дома и увидела, что из окна бани вырываются языки огня. До приезда пожарных они вместе с Апиновой и ее мужем пытались потушить баню, но у них ничего не получалось. Затем приехал 1-й расчет пожарных, которые пытались подключиться к пожарному гидранту, однако не смогли, так как с их слов на нем была сорвана резьба, и они, так и не потушив баню, уехали. Позже подъезжали еще несколько пожарных машин, которые почему-то были без воды. Пожарники подъезжали, пытались подключиться к пожарному гидранту. У них ничего не получалось и пожарные уезжали заправляться. Затем через некоторое время приехали пожарные машины с водой и приступили к тушению бани. К тому моменту огонь уже распространился на жилой дом.

       Допрошенный в качестве потерпевшего Лазутин А.А. показал, что ему в 04 часа ему домой позвонил, как он понял, сотрудник милиции, и сообщил, что горит принадлежащий ему дом, расположенный по указанному выше адресу. После того, как он прибыл на место пожара, он увидел следующую картину: баня и часть дома, принадлежавшая его соседке по дому Апиновой Анне Артемовне, были охвачены пламенем и частично сгорели. Принадлежащая ему часть дома также была охвачена пламенем, но в меньшей степени и также частично уже сгорела, частично уже начинала рушиться кровля. На его участке находилось большое количество сотрудников милиции и пожарных, которые пытались потушить пожар. За действиями пожарных он наблюдал примерно полтора - два часа и, после того, как понял, что пожарные его дом не спасут, он забрал маму и уехал.

       Допрошенный в качестве свидетеля Иванов П.О. показал, что 04 января 2001 года примерно в 02 часа ночи он находился дома, по адресу: г. Москва, улица 11 Чоботовская аллея, дом 21, стр. 2, когда увидел огонь из окна бани, расположенной на участке дома 11/32 по улице 8-я Новые сады. Он позвонил в пожарную и в милицию, после чего взял ведро и побежал помогать тушить пожар. Когда он зашел на указанный участок, там находился Халявин Дмитрий, который бегал с ведром воды и пытался потушить баню. При этом внутрь самой бани тот не заходил, так как пламя было уже очень сильное и выбивалось из-под крыши. Апинова стала забегать внутрь дома, который к тому моменту еще не загорелся и вытаскивать свое имущество, документы и вещи, какие именно, он не помнит. Примерно через 10 минут приехали пожарные, которые сначала пытались потушить пожар с машины. Затем, когда у них кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, который некоторое время искали, а затем, так и не смогли к нему подключиться, насколько ему известно, из-за того, что тот был неисправен. После приезда пожарных он через некоторое время ушел домой и наблюдал за происходящим из окна дома. По какой причине произошел пожар, ему не известно и он ничего утверждать не может. Домой он ушел спустя примерно полтора часа.

       Также, согласно постановлению от 20 декабря 2008 г. о прекращении уголовного дела №17249,  Из проведённой 11 марта 2001 года служебной проверки по действиям подразделений УГПС ЗАО при тушении пожара данного пожара следует, что пожарные подразделения действовали в соответствии с требованиями руководящих документов государственной противопожарной службы МВД РФ. В ходе предварительного следствия было принято решение в отношении должностных лиц пожарных расчетов, прибывших первыми к месту пожара и не сумевших подключиться к пожарному гидранту возле горящего дома, а именно в отношении не установленных граждан были выделены материалы по ст. 293 ч. 1 (халатность).

 

       По данному происшествию были проведены 2 судебные пожарно-технические экспертизы.

       Из Заключения эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. (судебная пожарно-техническая экспертиза) по уголовному делу №17249 (эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России) следует, что на разрешение первичной экспертизы были поставлены следующие вопросы:

       1 Что могло явиться причиной пожара?

       2 Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первично это замыкание или вторично?

       3  Где находился очаг пожара?

По результатам этой экспертизы были даны выводы, указывающие на то, что очаг пожара находится в бане, расположенной на участке А.А.Апиновой, при этом конкретное местоположение очага пожара в строении бани не представляется возможным. Также и причину возникновения пожара не представляется возможным, причем также не выявлено оснований для вывода о причастности электрооборудования к возникновению данного пожара. При возникновении пожара источниками воспламенения могли быть:

       - либо внесение постороннего источника открытого огня;

       - либо тепловое проявление электрического тока при возникновении неисправности в электрической сети или трубчатом электрическом нагревателе  (ТЭНе) или при недостаточной теплоизоляции ТЭНа от сгораемых конструкций бани – при условии, если будет доказано, что это электрооборудование находилось перед пожаром под напряжением.

       Таким образом, ничего конкретного, кроме того, что пожар начался в пределах строения бани, не было установлено, остальные выводы – лишь предполагаемые и условные.

       В дополнительной судебной пожарно-технической экспертизе) по уголовному делу №17249 (Заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г.),  эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России) были поставлены следующие вопросы:

       1        Что могло явиться причиной пожара?

       2        Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первично это замыкание или вторично?

       3         Где находился очаг пожара?

       4         Каким должен быть противопожарный разрыв между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых» на момент пожара?

       5         Были ли соблюдены требования пожарной безопасности при строительстве бани, расположенной по указанному адресу?

       6         Указать вероятную причину несрабатывания устройств электрозащиты.

 

       В связи с недостаточностью имеющихся материалов дела для решения  вопросов, в особенности - №№ 4 и 5, эксперт Евтушенко А.Н. сделал запрос следователю о предоставлении дополнительных материалов, поскольку без них ответить на поставленные вопросы было невозможно. На этот запрос с письмом исх.№44/077 от 11.10.2005 г. поступила информация о том, что «предоставить указанные материалы следствием не представляется возможным в связи с тем, что все возможные следственные действия по данному уголовному делу были проведены, и весь возможный перечень материалов уже был предоставлен эксперту для производства экспертизы». Таким образом, поставленные следователем вопросы остались неразрешенными, по ним эксперт дал ответ: «Ответить на вопросы не представляется возможным в связи с тем, что следствием на ходатайство эксперта не представлены…» и далее приведен перечень непредставленных материалов.

       Из этого следует, что факт невыполнения требований к противопожарному разрыву между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых», установить невозможно в связи с отсутствием возможности предоставления на экспертизу соответствующих документов (материалов дела).

       По первым трем вопросам, повторяющим вопросы первичной экспертизы, экспертом даны ответы, в точности повторяющие выводы ранее проведенной экспертизы. Эксперт лишь уточняет, что «по свидетельским показаниям очевидцев происшествия можно предположить, что пожар  мог возникнуть в помещении предбанника бани». То есть, доказательств в распоряжении эксперта нет, но предположения некоторых участников события могут являться основанием предполагать первоначальное возгорание в предбаннике бани.

       В исследовании в отношении вероятной причины несрабатывания устройств электрозащиты эксперт отмечает (стр.10 Заключения), что в процессе осмотра места происшествия автоматы защиты электросети не осматривались и не изымались для лабораторного исследования, и всё изложение текста строится на объяснениях участников происшествия и предположениях эксперта. В выводе эксперт приводит перечень типовых причин несрабатывания устройств электрозащиты, которые представлены в учебно-методической литературе по данному вопросу.  Что касается ответов на вопросы №№ 4 и 5, то эксперт по ним высказался следующим образом:

       «В связи с тем, что следствием на ходатайство эксперта не представлены:

  • общий план земельных участков, которые были смежными с участком
    Апиновой Л. А. на день пожара со всеми строениями и сооружениями, которые располагались на этих участках в день пожара, с указанием расстояний между ними и кратким описанием их объемно-планировочных и конструктивных решений;

       - сведения о том, владела ли Апинова А.А. на день пожара принадлежащим ей участком земли как член садоводческого товарищества или же владела частью жилого дом с правом регистрации проживания в нем, ответить на вопросы следствия по вопросам №4 и №5 постановления о назначении экспертизы не представляется возможным».

       Из этого следует, что в процессе расследования уголовного дела №17249 оказалось невозможно установить объективные и достоверные фактические данные для ответа на важные вопросы №№ 4 и 5, имеющие значение для правильного разрешения дела.

       Таким образом, следствием констатирован тот факт, что по данному делу невозможно установить, были ли соблюдены требования пожарной безопасности при строительстве бани, расположенной по указанному адресу, в том числе – и в части противопожарного разрыва между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых» на момент пожара.

 

       Рассматривая вопросы, поставленные на разрешение настоящего исследования, необходимо отметить, что исходный момент выяснения обстоятельств возникновения и развития пожара – это установление очага пожара, то есть того места, в котором первоначально возникло горение. Для определения места возникновения пожара прежде всего исследуется  обстановка места происшествия путем сопоставления по степени термических разрушений составляющих ее предметов  и  конструкций, отыскиваются наиболее низко расположенные участки горения. Большая по сравнению с другими участками места происшествия продолжительность горения в очаге пожара обычно выражается в более  сильных локальных разрушениях. 

       В соответствии с принятой в пожарно-технических исследованиях методикой определение места первоначального возникновения  горения  производится  на основании результатов сравнительного исследования состояния конструкций,  предметов  и  материалов после пожара, характера их повреждений огнем. Типичными признаками, указывающими на очаг пожара, являются местные прогары и глубокие обгорания строительных конструкций, их деформации и обрушения и т.п. При этом учитываются физические закономерности протекания тепловых процессов в зоне горения и пути преимущественно восходящего вверх распространения огня, а также принимаются во внимание данные, содержащиеся в показаниях очевидцев, обнаруживших пожар и наблюдавших его развитие.

       При решении вопроса о причине пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по указанному адресу, прежде всего должно быть исследовано место происшествия с целью обнаружения материальных следов, характеризующих местоположение очага пожара и механизм возникновения горения в нем. При анализе термических разрушений и повреждений объекта пожара принимается во внимание исходное его состояние.

       Для уточнения характеристик сгоревшего строения и обстоятельств пожара проанализируем имеющиеся материалы.

       План участка по данным БТИ «Западное-2» г. Москвы по состоянию на 16.08.94 г. представлен на рис. 1 (из приложения 1 к заключению эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г.). На плане показано место размещения жилого дома с мансардой, размеры участка в форме прямоугольного треугольника со сторонами 80,6х76,2 м, в центральной части отображен «Жилой дом с мансардой», состоящий из 4-х частей с литерами Д(1/ж)1, Д(1/ж)А, «а» и К(1/ж)Б, на территории также размещены беседка, 2 гаража и 2 сарая. Согласно пояснениям гр-ки Апиновой А.А. и имеющимся материалам дела, часть жилого дома с литерами Д(1/ж)1, «а» принадлежит гр-нам Лазутиным, часть дома с литерами   Д(1/ж)А, К(1/ж)Б – принадлежит гр-ке Апиновой А.А.

       Сопоставление данного плана с планом дачи т.т.  Лазутина А.Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино показывает, что оба участка имеют форму прямоугольного треугольника, но размеры его сторон во втором случае несколько отличаются от данных БТИ «Западное-2»: 60,8х80,0 м против 80,6х76,2 м.

       На плане БТИ «Западное-2» г. Москвы даны следующие размеры жилого дома с мансардой:

       -часть дома со стороны ул. 8-е Новые сады – жилая часть шириной 7,18 м с пристройкой 2,63 м, всего 9,91 м при общей длине 8,48 м;

       -часть дома более удаленная от  ул. 8-е Новые сады – жилая часть шириной 7,29 м с пристройкой 3,43 м, всего 10,72 м при длине жилой части 9,15 м и пристройки – 11,7 м.

       На плане дачи т.т.  Лазутина А,Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино ширина жилого дома указана равной 7,2 м и ширина пристройки – 2,7 м; длина строения со стороны ул. Сосновой 8,4 м (дача т. Лазутина) и 6,62 м (дача т. Лидерса). При этом обе дачи представляют собой единое строение, расположенные на одном, общем участке.

       Согласно пояснениям гр-ки Апиновой А.А., дачи Лазутина А.Н. и Лидерса Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино – это предшественники нынешних дачных владений Лазутиных и Апиновой А.А. с некоторыми переделками, не изменившими общий замысел планировки и расположения жилого дома на участке. Улицы Сосновая и Северная в настоящее время переименованы – в 8-ю Новые сады и 11- ю Чоботовскую аллею, соответственно.

       На плане дачи т.т. Лазутина А.Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино также приведены следующие данные о конструкции и строительных материалах основного строения – жилого дома с мансардой:

       - литер 1 - дача (внутренняя часть строения, принадлежащая Лазутину А.Н.) на каменном фундаменте, стены из двух слоев фибролита с прокладкой гофрированного толя, штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вгонкой с наружной стороны, кровля из щепы, пол деревянный утепленный;

       - литер 2 - дача (внешняя часть строения, принадлежащая Лазутину А.Н.) рубленая с штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вагонкой с наружной стороны;

       - литер 10 - дача (внутренняя часть строения, принадлежащая Лидерсу Р.) на каменном фундаменте, стены из двух слоев фибролита с прокладкой гофрированного толя, штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вгонкой с наружной стороны, перекрытие и пол деревянные, кровля из щепы, пол деревянный утепленный; переплеты остекленные двойные);

       - литер 11 - остекленная терраса на каменных столбах (внешняя часть строения, принадлежащая Лидерсу Р.).

       В протоколе осмотра места происшествия от 04 01.2001 г. инспектор 4-го РОГПН УГПС ЗАО г.Москвы Полищук А.П. отметил: «Пристройка бани расположена в 1,5 от жилого дома. При осмотре деревянные конструкции стен, перекрытие, кровля сгорели полностью. Среди оставшихся после пожара фрагментов обнаружено: искореженный в результате пожара корпус электрического ТЭНа, от которого отходит электропровод с оплавленной изоляцией и вилкой, включенной в электророзетку. Данный ТЭН с эл.проводкой расположен в правом ближнем углу сгоревшего строения бани. С места происшествия изъят: фрагмент электропровода с вилкой, включенной в пластмассовую электророзетку».

       К этому протоколу не имеется важного приложения – плана-схемы места происшествия, из которого можно было бы видеть взаимное положение строений на участке по указанному выше адресу. Использовать для идентификации места расположения строения сгоревшей бани гр-ки Апиновой А.А. имеющийся план участка по данным БТИ «Западное-2» г. Москвы по состоянию на 16.08.94 г. (см. рис. 1) невозможно, поскольку на этом плане участка не обозначено местоположение бани.

       Как видно из приведенного текста протокола осмотра места происшествия от 04 01.2001 г., никаких конкретных фактических данных, указывающих на очаг пожара и причину его возникновения, в нем не имеется. Единственная указанная с определенностью величина – это то, что «Пристройка бани расположена в 1,5 от жилого дома». Однако при этом не указано, в каком направлении и от какой конкретно части жилого дома измерялось отмеченное расстояние. Также в протоколе осмотра нет сведений о том, использовалось ли какое-либо измерительное средство для определения этого расстояния. Учитывая изложенное, можно констатировать, что расстояние в 1,5 метра, вероятнее всего, оценивалось визуально, приближенно.

       Но при этом не учитывалось более важное обстоятельство – единый участок, на котором была выполнена застройка, в связи с чем на него не распространяются некоторые предписания в части противопожарных расстояний между основным и вспомогательными строениями.

       Названные обстоятельства (некачественная работа на начальном этапе при осмотре места пожара, изучении обстановки, сборе документов и т.д.) в совокупности привели к тому, что в рамках расследования уголовного дела №17249 оказалось невозможным установить ни очаг пожара, ни его причину.

       Из постановления о прекращении уголовного дела №17249 от 27.10.2005 г. видно, что «в ходе следствия была назначена и проведена судебная пожарно-техническая экспертиза, которая не смогла определить расположение очага возгорания, а также причину возникновения пожара из-за отсутствия достаточной информации в материалах дела… Допрошенный в качестве эксперта Евтушенко А.Н. показал, что для того, чтобы ответить на вопрос «Где находился очаг пожара в бане?» на экспертизу необходимо представить проект на строительство бани, о внутреннем убранстве и сведения о термических следах воздействия пожара на строительные конструкции и на предметы внутреннего убранства в помещении… В представленном на экспертизу протоколе осмотра места происшествия полного описания следов пожара нет. Ответить на вопрос «Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первичное это замыкание либо вторичное?» нельзя из-за несовершенства методики исследования… Для того, чтобы ответить на вопрос «Что могло явиться причиной пожара?» с точностью, необходимы фотоснимки, сделанные непосредственно после ликвидации пожара, общие виды и фрагменты всех участков бани. При этом следует иметь в виду, что последствия пожара могли быть такими, что объект исследования  в данном случае баня, был уничтожен пожаром, поэтому установить очаг пожара и техническую причину его возникновения нельзя».

       Таким образом, даже приложив все усилия и все возможности, которыми располагало лицо, ведущее расследование уголовного дела, не удалось разобраться, где и по какой причине возник пожар 04.01.2001 г. И если принимать во внимание его возникновение в строении бани, принадлежащей гр-ке Апиновой А.А., то почему он возник – неизвестно. Осталась не до конца исследованной версия о возможном поджоге, которая основывается на ряде показаний очевидцев о неизвестном постороннем мужчине. О возможной причастности к возникновению пожара аварийных режимов в электросети бани в материалах дела также имеются лишь предположения, т.к. ни в ходе проверки и предварительного следствия, ни экспертным путем (по делу проведены две судебные пожарно-технические экспертизы) не удалось установить какие-либо конкретные фактические данные, свидетельствующие об этом.

       Учитывая сказанное о проделанной ранее работе по раскрытию обстоятельств данного пожара, в отсутствие вещественных доказательств и новых средств, визуализирующих обстановку места происшествия, в настоящее время представляется принципиально невозможным установить действительную причину возникновения пожара в бане Апиновой А.А.

       Рассмотрим другие имеющиеся по делу документы.

       В исковом заявлении Лазутиных в Солнцевский суд указано: «проведенными экспертными исследованиями… было установлено, что пожар произошел по вине самой ответчицы ввиду того, что в электропроводке предбанника бани произошло короткое замыкание, что и привело к возгоранию. Также ответчицей были грубо нарушены пункты 1.4.1, 1.4.2, абз.5 п.1.4.4 «Правил пожарной безопасности», утвержденных Приказом МВД РФ от 14.12.93 г. №536 (с последующими изменениями и дополнениями)».

       Но, во-первых, эксперт Евтушенко А.Н. в данных им заключениях не писал, что в электропроводке предбанника бани произошло короткое замыкание, приведшее к возгоранию, и поэтому отмеченный довод искового заявления является ложным.

       Во-вторых, если обратиться к названным в исковом заявлении Лазутиных якобы нарушенным пунктам «Правил пожарной безопасности», то обнаружим, что названые пункты 1.4.1, 1.4.2, абз.5 п.1.4.4 означают следующее:

       «1.4.1. Монтаж и эксплуатацию электроустановок и электротехнических изделий необходимо осуществлять в соответствии с требованиями нормативных документов по пожарной безопасности (в том числе Правил устройства электроустановок (ПУЭ), Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей (ПЭЭП), Правил техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей (ПТБ).

       1.4.2. Электроустановки и бытовые электроприборы в помещениях, в которых по окончании рабочего времени отсутствует дежурный персонал, должны быть обесточены. Под напряжением должны оставаться дежурное освещение, установки пожаротушения и противопожарного водоснабжения, пожарная и охранно-пожарная сигнализация. Другие электроустановки и электротехнические изделия (в том числе в жилых помещениях) могут оставаться под напряжением, если это обусловлено их функциональным назначением и (или) предусмотрено требованиями инструкции по эксплуатации.

1.4.4. При эксплуатации действующих электроустановок запрещается:

…пользоваться электроутюгами, электроплитками, электрочайниками и другими электронагревательными приборами, не имеющими устройств тепловой защиты, без подставок из негорючих теплоизоляционных материалов, исключающих опасность возникновения пожара…»

       Из имеющихся материалов дела видно, что доказательств, подтверждающих факт таких нарушений при эксплуатации бани, нет. Тем более, не имеется доказательств того, что из-за перечисленных якобы допущенных нарушений и возник пожар, т.е. якобы между этими фактами имеется непосредственная причинно-следственная связь. Поэтому исковое заявление Лазутиных в этой части также является ложным.

 

       По делу имеется судебное решение Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г., которым установлены следующие факты и обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения спора: 4 января 2001 г. во 2 часу загорелась баня ответчицы, в результате чего огонь перекинулся на основное жилое домовладение, отчего сгорело домовладение истцов, а также предметы и вещи, находившиеся в домовладении. Суд ссылается на то, что новая застройка участка, находящегося в пределах г. Москвы по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32, должна осуществляться в соответствии со  Строительными нормами и правилами 2.07.01-89 "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений". Далее в решении суда при анализе динамики пожара и поиске причинно-следственных связей используются ссылки исключительно на заключение эксперта А.Н. Евтушенко:

       «Согласно выводам эксперта А.Н. Евтушенко: 1. Очаг пожара находился в бане, расположенной на участке Апиновой А.А., источником воспламенения горючей нагрузки в бане могли быть: либо внесение постороннего источника открытого огня; либо тепловое проявление электрического тока при возникновении неисправности в электрической сети или трубчатом электрическом нагревателе (ТЭНе) или при недостаточной теплоизоляции ТЭНа от сгораемых конструкций бани, если следствием будет установлено, что указанное выше электрическое оборудование до возникновения пожара в бане находилось под напряжением».

       По этому фрагменту текста судебного решения следует обратить внимание на то, что эксперт даёт альтернативный предположительный вывод, т.е. эксперт не установил (не смог установить) однозначно, по какой причине возник пожар в бане Апиновой А.А. Поэтому нет объективных оснований считать установленной причастность электросети или электрооборудование бани к  причине возникновения пожара. Это – лишь предположение.

       В исследовательской части (но не в выводах) своего заключения эксперт А.Н. Евтушенко указывает: "расстояние между баней и частью дома, принадлежащей Апиновой А.А., зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия и во время экспертного осмотра участка, не является противопожарным разрывом, который бы препятствовал распространению пожара с бани на жилой дом от лучистого излучения факела пламени. Согласно противопожарным требованиям для предотвращения распространения пожара на смежные строения от излучения факела пламени расстояние между деревянными строениями (противопожарный разрыв) должно быть не менее 15 м».

       По этому фрагменту текста судебного решения следует указать, что нормы, о которых упоминает эксперт Евтушенко А.Н., неприменимы к рассматриваемому случаю: строения бани и жилого дома располагались в пределах одного участка, и при этих условиях действующими нормами застройки расстояния между постройками в пределах одного участка не нормируются (см. СНиП 2.076.01-89*, примечание 9 к обязательному приложению 1* «Противопожарные требования»). То есть, при строительстве бани вблизи своей части домовладения гр-ка Апинова А.А. не нарушала противопожарных норм.

       Следует также обратить внимание на то, что эксперт Евтушенко А.Н., выполнивший по данному происшествию две экспертизы, в обеих экспертизах ни в одном из выводов не  упоминает о расстоянии между жилым домом и баней как о факте, имеющем значение для ответа на поставленные на разрешение эксперта вопросы.

       В решении Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г. при правовой оценке взаимного положения жилого дома и бани применена не та норма, которая должна быть применена в данном случае. В своём решении суд указал, что согласно Строительным нормам и правилам №2.07.01-89 "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений",  Приложение №1 "Противопожарные требования", минимальные противопожарные расстояния между жилыми, общественными и вспомогательными зданиями следует принимать не менее 15 метров.

       Однако суд, вынося решение, не учел относящееся к рассматриваемому случаю примечание 9  к Приложению №1 данного СНиП, которое гласит:

       «Расстояния между жилым домом и хозяйственными постройками, а также между хозяйственными постройками в пределах одного земельного участка (независимо от суммарной площади застройки) не нормируются».

       Строения бани и жилого дома располагались в пределах одного участка, и поэтому в рассматриваемом случае не было нормативного предписания на расстояние между баней Апиновой А.А. и жилым домом. Более того, как известно, широко распространено строительство бань и душевых, встроенных непосредственно в жилой дом, когда о каком-либо расстоянии между баней и жилым домом не может быть и речи.

       Следовательно, взаимное расположение бани Апиновой А.А. и жилого дома не противоречили положениям указанного СНиП 2.07.01-89*.

       Данная ошибка суда, применившего не норму, какую следовало применить, существенным образом повлияла  на результат судебного разбирательства. Пожар, начавшийся в строении бани по неустановленной причине, распространился на часть Апиновой А.А. общего с Лазутиными жилого строения в присутствии пожарных подразделений, которые должны были своими действиями  предотвратить развитие и распространение пожара. Но, поскольку это им не удалось, сгорание жилого дома и имущества в данном случае является результатом действия непреодолимой силы, за который гр-ка Апинова А.А. не может нести ответственность.

       В решении Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г. приводится ссылка на искаженный вариант п.1.3.1.4 "Требования пожарной безопасности к территориям, зданиям, сооружениям, помещениям" Правил пожарной безопасности в Российской Федерации ППБ 01-93, утвержденных приказом МВД №536 от 14.12.1993 г.: «строения должны располагаться от других зданий и сооружений на расстоянии не менее 15 метров (кроме случаев, когда по другим нормам требуется больший противопожарный разрыв) или у противопожарных стен».

       Искажение названной нормы заключается в том, что полная и неискаженная редакция  пункта п.1.3.1.4  выглядит следующим образом:

       «1.3.1.4*. Временные строения должны располагаться от других зданий и сооружений на расстоянии не менее 15 м (кроме случаев, когда по другим нормам требуется больший противопожарный разрыв) или у противопожарных стен».

       То есть, в Правилах пожарной безопасности речь идет о временных строениях, к которым построенная на земельном участке баня не относится. Применение судом искаженной (неполной) редакции пункта п.1.3.1.4  Правил пожарной безопасности в Российской Федерации ППБ 01-93 является ошибочным, притом существенным образом повлиявшим на результат судебного разбирательства. Названная норма неприменима к рассматриваемому случаю, поскольку относится к временным строениям.

 

       Исключительно важным является вопрос о том, как происходило развитие пожара, его переход с одного строения на другое в сочетании с действиями по его локализации (ограничении развития и распространения) и тушению (ликвидации горения).

       Из вышеприведенных данных, полученных от очевидцев события, следует, что приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле. Пожарные, которых было четве­ро, попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Через некоторое время пожарные, так и не подключившись к гидранту, попытались тушить баню, подключив шланг к цистерне на автомобиле, но долго мешкались и не смогли подключить пожарный рукав, и часть воды вылилась на дорогу. В результате воды потушить баню у пожарных не хватило и они, ничего не сказав, уехали. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, буквально у них на глазах огонь перекинулся на дом. Далее огонь уже перекинулся по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное.

       То есть, в процессе тушения буквально на глазах у пожарных огонь перекинулся с бани на дом. Пожарные вначале попытались потушить пожар водой, находящейся в автомобиле, но, когда у тех кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, расположенному недалеко от дома, однако, как она поняла у пожарных ничего не получилось. По словам пожарных, гидрант был неисправен, вследствие чего оба автомобиля поехали на заправку водой, и пожару была предоставлена возможность свободного распространения по всему жилому дому, в том числе – и по половине дома, принадлежащей Лазутиным. 

       Поскольку на момент прибытия пожарных подразделений к месту пожара горение происходило только на строении бани, можно полагать, что у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома (ответ на данный вопрос может быть дан в рамках пожарно-тактической экспертизы).

       Важную информацию в этом отношении содержит письмо за подписью начальника ФГУ «ВНИИ противопожарной обороны МВД России» (ВНИИПО) от 13.06.2001 г. исх. №43/21/1685 с ответом на запрос гр-ки Апиновой А.А. В этом письме сообщается, что возможными причинами отказа подачи воды на пожаротушение от наружного водопровода могли явиться:

       - отсутствие воды в водопроводе на момент пожара;

       - промерзание гидранта, в частности, клапана гидранта и седла;.

       - неисправность пожарной колонки;

       - неквалифицированные действия колонщика.

       То есть, согласно письму ВНИИПО, отказ в работе пожарного гидранта  мог быть обусловлен либо неисправностью имеющейся пожарной техники, либо неквалифицированными действиями пожарных.

       Следует отметить также, что согласно справке АНО «Гидрометеорологическое бюро Москвы и Московской области», на момент пожара стояла мягкая слегка морозная погода с температурой воздуха около минус 3оС, при которой не могли создались условия для промерзания гидранта и его деталей. 

       Таким образом, поскольку пожарным расчетам не удалось по тем или иным причинам, сдержать развитии е и распространение пожара, сгорание жилого дома и имущества в данном случае является результатом действия непреодолимой силы или технической неисправности либо неквалифицированных действий пожарных., что выходит за пределы возможности влияния со стороны гр-ки Апиновой А.А. и за что гр-ка Апинова А.А. не может нести ответственность.

       Таким образом, РЕШЕНИЕ СУДА … не соответствует фактическим данным в части установления ответственности гр-ки Апиновой А.А. за ущерб, причиненный пожаром …

       - причина пожара не установлена …

       - на момент прибытия пожарных подразделений горение происходило только на строении бани и у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома;

       - то, что это не было осуществлено из-за нехватки воды на тушение, не зависело от действий (бездействия) гр-ки Апиновой А.А., а согласно письму ВНИИПО, обусловлено либо неисправностью имеющейся пожарной техники, либо неквалифицированными действиями пожарных.

 

 

В Ы В О Д Ы

 

       1. Имеется ли возможность установить, где находился очаг и причину возникновения пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32?

       ОТВЕТ: Результаты проведенного расследования уголовного дела №17249 показали, что на тот период оказалось невозможно установить объективные и достоверные фактические данные для ответа на вопросы, где находился очаг и причину возникновения пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32.

       Поскольку в настоящее время объект пожара непригоден для нового его обследования, при решении вопросов об очаге и причине пожара можно опираться только на имеющиеся документальные сведения, согласно которым (с учетом результатов проведенных судебных экспертиз):

       - очаг пожара находится в бане (без конкретизации местоположения);

       - причину возникновения пожара установить не представляется возможным; также не выявлено оснований для вывода о причастности электрооборудования к возникновению данного пожара.

 

       2. Каким образом происходило распространение данного пожара по строениям, расположенным на участке по указанному адресу?

       ОТВЕТ: Пожар, который начался в строении бани, был своевременно обнаружен, после чего было передано сообщение в пожарную охрану. Когда приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле, пожарные попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, у них на глазах огонь перекинулся на дом в ближайшей к бане части, принадлежащей Апиновой А.А. Далее огонь уже распространился по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное. По словам пожарных, гидрант был неисправен, вследствие чего оба автомобиля поехали на заправку водой, и пожару была предоставлена возможность свободного распространения по всему жилому дому, в том числе – и по половине дома, принадлежащей Лазутиным. 

       Поскольку на момент прибытия пожарных подразделений к месту пожара горение происходило только на строении бани, можно полагать, что у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома (ответ на данный вопрос может быть дан в рамках пожарно-тактической экспертизы).

 

       3. Соответствовало ли противопожарным нормам взаимное расположение строения бани, принадлежащей гр-ке Апиновой А.А., и жилого дома, принадлежащего Апиновой А.А. и Лазутиным, расположенного на участке по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32?

       ОТВЕТ: Взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу на момент пожара соответствовало противопожарным нормам, регламентирующим как противопожарные разрывы для городских и сельских поселений по СНиП 2.07.01-89*.

Также, взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу не противоречило действовавшим на момент пожара Правилам пожарной безопасности ППБ 01-93**.

 

       4. Установлены ли в ранее проведенных по рассматриваемому происшествию судебных экспертизах (заключение эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. по уголовному делу №17249; заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г. по уголовному делу №17249) факты нарушения требований пожарной безопасности, которые прямо повлияли на возникновение, развитие пожара и его последствия?

       ОТВЕТ: В ранее проведенных по рассматриваемому происшествию судебных экспертизах (заключение эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. по уголовному делу №17249; заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г. по уголовному делу №17249) не установлены какие-либо факты нарушения требований пожарной безопасности, которые прямо повлияли на возникновение, развитие пожара и его последствия. Этот вывод обусловлен тем, что точная причина возникновения пожара 04 января 2001 г. по указанному адресу не установлена, очаг пожара находился в строении бани (без уточнения, где, в какой части бани именно), распространение пожара со строения бани на жилой дом и далее вдоль него (в том числе и на часть дома, принадлежащую Лазутиным) произошло вследствие действия непреодолимой силы или технической неисправности либо неквалифицированных действий пожарных, при том, что взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу на момент пожара соответствовало противопожарным нормам, регламентирующим как противопожарные расстояния для городских и сельских поселений по СНиП 2.07.01-89*.

http://www.neps.ru/node/1478

 

                                                                    В  Солнцевский  районный  суд 

                                                                    гор.Москвы

                                                                    ---------------------------------- 

                                                                          119618, гор.Москва, ул.50-лет Октября, дом 6,

                                                                          корп.1

 

                                                                  от представителя  ответчика  Апиновой 

                                                                     Анны  Артемовны - адвоката коллегии

                                                                     адвокатов «ТитулЪ» города Москвы

 Трепашкина Михаила Ивановича,

 рег.  № 77/5012   в  реестре  адвокатов  

гор.Москвы,  адрес  коллегии  адвокатов: 115280, гор.Москва,

                                                                     ул.Ленинская Слобода, дом 9, офис 7А,

 

Обоснование

заявления о  пересмотре решения  суда 

по  вновь  открывшимся обстоятельствам

 

 

Город  Москва                                                                           28  декабря  2012 года

 

            28  января  2004 года  судья  Солнцевского  районного  суда  гор.Москвы  Пронякин  А.Д.  вынес решение,  которым  постановил  взыскать  с  Апиновой  Анны  Артемовны  в  пользу  Лазутиной  Раисы  Давыдовны  и  Лазутина  Александра  Алексеевича  ущерб,  возникший  в  результате пожара  в  размерах: стоимость  сгоревшего  домовладения  в сумме 510706 (пятьсот  десять  тысяч семьсот  шесть)  рублей 99  копеек;  стоимость предметов и  вещей,  сгоревших  в  доме  в  сумме  56575 (пятьдесят  шесть тысяч  пятьсот  семьдесят  пять) рублей;  расходы  по  оплате  услуг эксперта в  размере 1871 (одна  тысяча  восемьсот  семьдесят один)  рую.10  коп.;  расходы  за  юридические  услуги  на  сумму  25800  (двадцать  пять  тысяч  восемьсот) рублей,  расходы  по оплате госпошлины  в  размере  20 (двадцать)  рублей.  Взыскана  также  с  Апиновой  Анны  Артемовны  в  пользу государства госпошлина в  размере  8639 (восемь  тысяч шестьсот  тридцать девять)  руб.  21  коп.

 

       Причина  возникновения  пожара,  в  результате  которого  сгорело также и жилье  Апиновой  А.А.,  не  была  установлена.

        Источник  возникновения  пожара  находился  в  бане  Апиновой  А.А.,  расположенной на  расстоянии  1,5  метра  от  основного строения  жилого дома.       

            Как  указал  эксперт А.Н.Евтушенко,    расстояние между  баней  (где произошел  пожар)  и частью дома,  принадлежавшей  Апиновой  А.А.,  зафиксированное в  протоколе осмотра  места происшествия  и во  время  экспертного   осмотра  участка,  не  является  противопожарным разрывом,  который бы  препятствовал  распространению  пожара с  бани  на  жилой  дом  от  лучистого  излучения   факела  пламени. Согласно  противопожарным  требованиям  для  предотвращения  распространения пожара   распространению  пожара на  смежные  строения    от излучения  факела пламени расстояние   между  деревянными  строениями  (противопожарный  разрыв) должно  быть не  менее  15  м.   

         На  основании  указанного  заключения  эксперта  А.Н.Евтушенко  суд пришел  к  выводу:

 

         «доводы  представителей  истцов  о том,  что  ущерб  от пожара 4.01.2001 года произошел по  вине  ответчика,  которая  в  нарушение  требований строительных  норм  и  правил  произвела  постройку  бани   на расстоянии  1,5  метра от основного  строения  жилого дома  и эти нарушения не обеспечили  пожарную  безопасность  части домовладения  истцов,  являются  убедительными и  обоснованными».

 

        Суд  указал также:

     «Согласно  Строительным нормам  и  правилам № 2.07.01-89  «Градостроительство. Планировка  и застройка  городских  и  сельских  поселений»,  приложение  №  1  «Противопожарные требования»  минимальные  противопожарные расстояния  между жилыми,  общественными  и  вспомогательными  зданиями следует  принимать  не  менее  15  метров.

       Согласно  п.1.3.1.4  «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям»  Правил  пожарной  безопасности  в  Российской  Федерации  ППБ-01-93,  утвержденных  Приказом   МВД  №  536  от  14.12.1993 г.,  строения  должны располагаться  от других  зданий  и  сооружений на расстоянии  не  менее  15  метров  (кроме  случаев,  когда  по  другим нормам требуется  больший разрыв)  или  у  противопожарных  стен.

      При  таких  обстоятельствах,  суд  считает  установленным,  что  из-за нарушений  правил  пожарной  безопасности,  которые  допустила  Апинова  А.А.  при  самовольном строительстве  деревянной  бани  в  1,5  метра  от основного жилого строения,  состоящего из долей  сторон,  в  том  числе  долей  истцов -  деревянного строения  №  1 (см.л.д.8-12  копии  плана  земельного  участка,  поэтажного плана,  плана  мансарды),  произошло  возгорание  строения  №  1,  принадлежащего  истцам,  в результате  чего,  как  строение  №  1,  так и предметы,  находящиеся  в  нем,   полностью  сгорели,  чем  был причинен  ущерб  истцам».

        Это  единственное  доказательство  виновности  Апиновой  А.А.,  которое  было положено  в основу  вынесенного  28  января  2004 года решения.

 

       Однако,  в  настоящее  время  появились обстоятельства,  которые ранее не  были  известны ответчику Апиновой  А.А. и  суду.  К  указанным существенным для дела обстоятельствам, которые не были и не могли быть известны ответчику  Апиновой  А.А. относится  факты:

 

       а)  искажения  текста и  смысла  п.1.3.1.4. «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям» Правил  пожарной  безопасности в  Российской  Федерации  ППБ 01-93,  утвержденных  приказом  МВД  №  536  от  14  декабря  1993  года   (см.  прилагаемой  заключение  специалиста Зернова  С.И.,  заслуженного  юриста  РФ,  профессора,  доктора  юридических наук   по  специальности  «Уголовный  процесс,  криминалистика,  судебная  экспертиза» и  кандидата  технических наук  по  специальности  05.26.01  «Техника  безопасности  и  противопожарная  техника»,  имеющего  свидетельство  МВД  России  №  1323  на  право  производства  пожарно-технических  экспертиз,  стаж  экспертной работы  37  лет);

 

       б)  неправильное  применение  СНиП  2.07.01-89, требования  которого не распространяется  на дачные  участки  (см.  указанное  ранее  заключение  специалиста Зернова  С.И.).

 

       Установлено,  что  взаимное  расположение  бани  Апиновой  А.А.  и жилого  дома не  противоречили  положениям  СНиП  2.07.01.-89. И  не  регулируются п.1.3.1.4. «Требования  пожарной  безопасности  к  территориям,  зданиям,  сооружениям,  помещениям» Правил  пожарной  безопасности в  Российской  Федерации  ППБ 01-93,  утвержденных  приказом  МВД  №  536  от  14  декабря  1993  года.  

 

       В соответствии с главой 41 ГПК Российской  Федерации,   закрепляющей порядок производства в суде надзорной инстанции, пересмотр  судебных  постановлений  по  вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется  по  правилам главы  42 ГПК Российской Федерации судом, вынесшим оспариваемое судебное постановление, по заявлениям лиц, участвующих в деле, которые должны быть поданы в суд в течение трех месяцев  со  дня установления  оснований  для  пересмотра, перечень которых закреплен  частью  второй статьи  392  ГПК  Российской Федерации.

       Конституционный Суд РФ   в Постановлении  от 26 февраля 2010 года N 4-П указывает на обязательность пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, когда нарушены законные права и интересы граждан.

 

       Поскольку пожар произошел 11,5 лет назад и место происшествия не может быть исследовано специалистом, основные обстоятельства дела известны из имеющихся судебных актов и постановлений следственных органов по данному происшествию.

       Судом (согласно решению Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г.) установлено, что 04 января 2001 г. во 2 часу по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32, загорелась баня, принадлежащая гр-ке Апиновой А.А. – ответчице по гражданскому иску. В результате развития этого пожара огонь перекинулся на принадлежащую ей часть основного жилого домовладения, отчего в дальнейшем сгорело домовладение истцов гр-н Лазутиных, а также предметы и вещи, находившиеся в домовладении.

       Из постановления от 20 декабря 2008 г. о прекращении уголовного дела №17249 (уголовное дело возбуждено 21 мая 2005 года Солнцевской межрайонной прокуратурой города Москвы), вынесенного следователем СО при ОВД по району Ново-Переделкино гор.Москвы Аброськиным А.В., также известно, что 04 января 2001 года, примерно в 01 час 45 минут по адресу: гор.Москва, ул. 8-я Новые Сады д. 11/32 в результате пожара было уничтожено имущество, принадлежащее Апиновой А.А. и Лазутиной  Р.Д., два дома и баня. Участок земли по адресу: гор.Москвы, ул. 8я Новые Сады, дом 11/32 находится в общедолевой собственности, в которой 29/100 доли в собственности Халявиной А.А. (в настоящий момент Апинова А.А.), 36/100 доли находится в собственности - в собственности Лазутиной Р.Д., 35/100 доли в собственности Лазутина А.А.

       Допрошенная по делу Апинова А.А. показала, что ей принадлежали баня и часть жилого дома, (в долевой собственности с Лазутиным А.А. и Лазутиной Р.Д.). 04 января 2001 года примерной в 01 час 45 ранее в результате пожара баня сгорела целиком и огонь перекинулся на указанный жилой дом, который также сгорел целиком. В ночь с 03 на 04 января 2001 года, в доме с ней находились её муж Халявин Д.Ю. и Крайнова А.Н. Она с мужем были в комнате на 1-м этаже, а Крайнова спала в комнате на 2-м этаже. Примерно в 01 час 30 минут 04 января 2001 года Крайнова разбудила ее и сообщила, что чувствует запах горелого. Выйдя из дома, она увидела, что из окна бани видно небольшое пламя. Вызвали пожарных, после чего обесточили весь жилой дом. Через некоторое время к ней на участок зашел ее сосед по участку Иванов Павел, так как увидел языки пламени из своего дома и пришел ей помочь тушить пожар. До приезда пожарных они пытались тушить, поливая воду из ведер на раму окна, внутрь бани не заходили. Затем через некоторое время приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле. Пожарные, которых было четве­ро, попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Через некоторое время пожарные, так и не подключившись к гидранту, попытались тушить баню, подключив шланг к цистерне на автомобиле, но долго мешкались и не смогли подключить пожарный рукав, и часть воды вылилась на дорогу. В результате воды потушить баню у пожарных не хватило и они, ничего не сказав, уехали. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, буквально у них на глазах огонь перекинулся на дом. Далее огонь уже перекинулся по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное.

       Допрошенная в качестве свидетеля Самохина И.К. показала, что 04 января 2001 года, примерно в 02 часа, она находилась у себя дома по адресу: город Москва, ул. 5-я Чоботовская аллея дом 32, когда из окна увидела проезжающую мимо ее дома пожарную машину Автомобиль пожарных остановился возле дома 11/32, по улице 8-я новые сады, города Москвы, где проживают ее соседи Апинова А.А. с мужем. Она зашла на их участок и увидела, что баня, расположенная на указанном участке, горит уже практически целиком. Сам жилой дом еще не горел. Она прошла на участок и зашла за дом, однако никого там не увидела. Затем она вышла с участка и все остальное время находилась около ворот и наблюдала за  происходящим. Пожарные вначале попытались потушить пожар водой, находящейся в автомобиле, но, когда у тех кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, расположенному недалеко от дома, однако, как она поняла у пожарных ничего не получилось. По словам пожарных, гидрант был неисправен.

       Допрошенная в качестве свидетеля Крайнова А.Н. показала, что в ночь с 03 января на 04 января 2001 года она находилась в гостях у ее знакомой Апиновой А.А. в комнате на 2-м этаже указанного дома и читала книжку. Она почувствовала запах гари и спустилась на 1-й этаж и осмотрела дом. Огня она нигде не увидела и вернулась к себе в комнату. Затем, через некоторое время, она почувствовала, что запах гари усиливается и пошла будить Апинову, которая попросила ее вызвать пожарных. Она выбежала из дома и увидела, что из окна бани вырываются языки огня. До приезда пожарных они вместе с Апиновой и ее мужем пытались потушить баню, но у них ничего не получалось. Затем приехал 1-й расчет пожарных, которые пытались подключиться к пожарному гидранту, однако не смогли, так как с их слов на нем была сорвана резьба, и они, так и не потушив баню, уехали. Позже подъезжали еще несколько пожарных машин, которые почему-то были без воды. Пожарники подъезжали, пытались подключиться к пожарному гидранту. У них ничего не получалось и пожарные уезжали заправляться. Затем через некоторое время приехали пожарные машины с водой и приступили к тушению бани. К тому моменту огонь уже распространился на жилой дом.

Допрошенный в качестве потерпевшего Лазутин А.А. показал, что ему в 04 часа ему домой позвонил, как он понял, сотрудник милиции, и сообщил, что горит принадлежащий ему дом, расположенный по указанному выше адресу. После того, как он прибыл на место пожара, он увидел следующую картину: баня и часть дома, принадлежавшая его соседке по дому Апиновой Анне Артемовне, были охвачены пламенем и частично сгорели. Принадлежащая ему часть дома также была охвачена пламенем, но в меньшей степени и также частично уже сгорела, частично уже начинала рушиться кровля. На его участке находилось большое количество сотрудников милиции и пожарных, которые пытались потушить пожар. За действиями пожарных он наблюдал примерно полтора - два часа и, после того, как понял, что пожарные его дом не спасут, он забрал маму и уехал.

       Допрошенный в качестве свидетеля Иванов П.О. показал, что 04 января 2001 года примерно в 02 часа ночи он находился дома, по адресу: г. Москва, улица 11 Чоботовская аллея, дом 21, стр. 2, когда увидел огонь из окна бани, расположенной на участке дома 11/32 по улице 8-я Новые сады. Он позвонил в пожарную и в милицию, после чего взял ведро и побежал помогать тушить пожар. Когда он зашел на указанный участок, там находился Халявин Дмитрий, который бегал с ведром воды и пытался потушить баню. При этом внутрь самой бани тот не заходил, так как пламя было уже очень сильное и выбивалось из-под крыши. Апинова стала забегать внутрь дома, который к тому моменту еще не загорелся и вытаскивать свое имущество, документы и вещи, какие именно, он не помнит. Примерно через 10 минут приехали пожарные, которые сначала пытались потушить пожар с машины. Затем, когда у них кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, который некоторое время искали, а затем, так и не смогли к нему подключиться, насколько ему известно, из-за того, что тот был неисправен. После приезда пожарных он через некоторое время ушел домой и наблюдал за происходящим из окна дома. По какой причине произошел пожар, ему не известно и он ничего утверждать не может. Домой он ушел спустя примерно полтора часа.

       Также, согласно постановлению от 20 декабря 2008 г. о прекращении уголовного дела №17249,  Из проведённой 11 марта 2001 года служебной проверки по действиям подразделений УГПС ЗАО при тушении пожара данного пожара следует, что пожарные подразделения действовали в соответствии с требованиями руководящих документов государственной противопожарной службы МВД РФ. В ходе предварительного следствия было принято решение в отношении должностных лиц пожарных расчетов, прибывших первыми к месту пожара и не сумевших подключиться к пожарному гидранту возле горящего дома, а именно в отношении не установленных граждан были выделены материалы по ст. 293 ч. 1 (халатность).

       По данному происшествию были проведены 2 судебные пожарно-технические экспертизы.

       Из Заключения эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. (судебная пожарно-техническая экспертиза) по уголовному делу №17249 (эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России) следует, что на разрешение первичной экспертизы были поставлены следующие вопросы:

       1 Что могло явиться причиной пожара?

       2 Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первично это замыкание или вторично?

       3  Где находился очаг пожара?

       По результатам этой экспертизы были даны выводы, указывающие на то, что очаг пожара находится в бане, расположенной на участке А.А.Апиновой, при этом конкретное местоположение очага пожара в строении бани не представляется возможным. Также и причину возникновения пожара не представляется возможным, причем также не выявлено оснований для вывода о причастности электрооборудования к возникновению данного пожара. При возникновении пожара источниками воспламенения могли быть:

       - либо внесение постороннего источника открытого огня;

       - либо тепловое проявление электрического тока при возникновении неисправности в электрической сети или трубчатом электрическом нагревателе  (ТЭНе) или при недостаточной теплоизоляции ТЭНа от сгораемых конструкций бани – при условии, если будет доказано, что это электрооборудование находилось перед пожаром под напряжением.

       Таким образом, ничего конкретного, кроме того, что пожар начался в пределах строения бани, не было установлено, остальные выводы – лишь предполагаемые и условные.

       В дополнительной судебной пожарно-технической экспертизе) по уголовному делу №17249 (Заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г.),  эксперт Евтушенко М.Н., РФЦСЭ при МЮ России) были поставлены следующие вопросы:

 

       1        Что могло явиться причиной пожара?

       2        Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первично это замыкание или вторично?

       3         Где находился очаг пожара?

       4        Каким должен быть противопожарный разрыв между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых» на момент пожара?

       5        Были ли соблюдены требования пожарной безопасности при строительстве бани, расположенной по указанному адресу?

       6        Указать вероятную причину несрабатывания устройств электрозащиты.

 

       В связи с недостаточностью имеющихся материалов дела для решения  вопросов, в особенности - №№ 4 и 5, эксперт Евтушенко А.Н. сделал запрос следователю о предоставлении дополнительных материалов, поскольку без них ответить на поставленные вопросы было невозможно. На этот запрос с письмом исх.№44/077 от 11.10.2005 г. поступила информация о том, что «предоставить указанные материалы следствием не представляется возможным в связи с тем, что все возможные следственные действия по данному уголовному делу были проведены, и весь возможный перечень материалов уже был предоставлен эксперту для производства экспертизы». Таким образом, поставленные следователем вопросы остались неразрешенными, по ним эксперт дал ответ: «Ответить на вопросы не представляется возможным в связи с тем, что следствием на ходатайство эксперта не представлены…» и далее приведен перечень непредставленных материалов.

       Из этого следует, что факт невыполнения требований к противопожарному разрыву между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых», установить невозможно в связи с отсутствием возможности предоставления на экспертизу соответствующих документов (материалов дела).

       По первым трем вопросам, повторяющим вопросы первичной экспертизы, экспертом даны ответы, в точности повторяющие выводы ранее проведенной экспертизы. Эксперт лишь уточняет, что «по свидетельским показаниям очевидцев происшествия можно предположить, что пожар  мог возникнуть в помещении предбанника бани». То есть, доказательств в распоряжении эксперта нет, но предположения некоторых участников события могут являться основанием предполагать первоначальное возгорание в предбаннике бани.

       В исследовании в отношении вероятной причины несрабатывания устройств электрозащиты эксперт отмечает (стр.10 Заключения), что в процессе осмотра места происшествия автоматы защиты электросети не осматривались и не изымались для лабораторного исследования, и всё изложение текста строится на объяснениях участников происшествия и предположениях эксперта. В выводе эксперт приводит перечень типовых причин несрабатывания устройств электрозащиты, которые представлены в учебно-методической литературе по данному вопросу.  Что касается ответов на вопросы №№ 4 и 5, то эксперт по ним высказался следующим образом:

       «В связи с тем, что следствием на ходатайство эксперта не представлены:

       -общий план земельных участков, которые были смежными с участком
Апиновой Л. А. на день пожара со всеми строениями и сооружениями, которые располагались на этих участках в день пожара, с указанием расстояний между ними и кратким описанием их объемно-планировочных и конструктивных решений;

       - сведения о том, владела ли Апинова А.А. на день пожара принадлежащим ей участком земли как член садоводческого товарищества или же владела частью жилого дом с правом регистрации проживания в нем, ответить на вопросы следствия по вопросам №4 и №5 постановления о назначении экспертизы не представляется возможным».

       Из этого следует, что в процессе расследования уголовного дела №17249 оказалось невозможно установить объективные и достоверные фактические данные для ответа на важные вопросы №№ 4 и 5, имеющие значение для правильного разрешения дела.

       Таким образом, следствием констатирован тот факт, что по данному делу невозможно установить, были ли соблюдены требования пожарной безопасности при строительстве бани, расположенной по указанному адресу, в том числе – и в части противопожарного разрыва между строениями, расположенными в ДСТ «Здоровый отдых» на момент пожара.

 

       Рассматривая вопросы, поставленные на разрешение настоящего исследования, необходимо отметить, что исходный момент выяснения обстоятельств возникновения и развития пожара – это установление очага пожара, то есть того места, в котором первоначально возникло горение. Для определения места возникновения пожара прежде всего исследуется  обстановка места происшествия путем сопоставления по степени термических разрушений составляющих ее предметов  и  конструкций, отыскиваются наиболее низко расположенные участки горения. Большая по сравнению с другими участками места происшествия продолжительность горения в очаге пожара обычно выражается в более  сильных локальных разрушениях. 

       В соответствии с принятой в пожарно-технических исследованиях методикой определение места первоначального возникновения  горения  производится  на основании результатов сравнительного исследования состояния конструкций,  предметов  и  материалов после пожара, характера их повреждений огнем. Типичными признаками, указывающими на очаг пожара, являются местные прогары и глубокие обгорания строительных конструкций, их деформации и обрушения и т.п. При этом учитываются физические закономерности протекания тепловых процессов в зоне горения и пути преимущественно восходящего вверх распространения огня, а также принимаются во внимание данные, содержащиеся в показаниях очевидцев, обнаруживших пожар и наблюдавших его развитие.

       При решении вопроса о причине пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по указанному адресу, прежде всего должно быть исследовано место происшествия с целью обнаружения материальных следов, характеризующих местоположение очага пожара и механизм возникновения горения в нем. При анализе термических разрушений и повреждений объекта пожара принимается во внимание исходное его состояние.

       Для уточнения характеристик сгоревшего строения и обстоятельств пожара проанализируем имеющиеся материалы.

       План участка по данным БТИ «Западное-2» г. Москвы по состоянию на 16.08.94 г. представлен на рис. 1 (из приложения 1 к заключению эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г.). На плане показано место размещения жилого дома с мансардой, размеры участка в форме прямоугольного треугольника со сторонами 80,6х76,2 м, в центральной части отображен «Жилой дом с мансардой», состоящий из 4-х частей с литерами Д(1/ж)1, Д(1/ж)А, «а» и К(1/ж)Б, на территории также размещены беседка, 2 гаража и 2 сарая. Согласно пояснениям гр-ки Апиновой А.А. и имеющимся материалам дела, часть жилого дома с литерами Д(1/ж)1, «а» принадлежит гр-нам Лазутиным, часть дома с литерами   Д(1/ж)А, К(1/ж)Б – принадлежит гр-ке Апиновой А.А.

       Сопоставление данного плана с планом дачи т.т.  Лазутина А.Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино показывает, что оба участка имеют форму прямоугольного треугольника, но размеры его сторон во втором случае несколько отличаются от данных БТИ «Западное-2»: 60,8х80,0 м против 80,6х76,2 м.

       На плане БТИ «Западное-2» г. Москвы даны следующие размеры жилого дома с мансардой:

       -часть дома со стороны ул. 8-е Новые сады – жилая часть шириной 7,18 м с пристройкой 2,63 м, всего 9,91 м при общей длине 8,48 м;

       -часть дома более удаленная от  ул. 8-е Новые сады – жилая часть шириной 7,29 м с пристройкой 3,43 м, всего 10,72 м при длине жилой части 9,15 м и пристройки – 11,7 м.

       На плане дачи т.т.  Лазутина А,Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино ширина жилого дома указана равной 7,2 м и ширина пристройки – 2,7 м; длина строения со стороны ул. Сосновой 8,4 м (дача т. Лазутина) и 6,62 м (дача т. Лидерса). При этом обе дачи представляют собой единое строение, расположенные на одном, общем участке.

       Согласно пояснениям гр-ки Апиновой А.А., дачи Лазутина А.Н. и Лидерса Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино – это предшественники нынешних дачных владений Лазутиных и Апиновой А.А. с некоторыми переделками, не изменившими общий замысел планировки и расположения жилого дома на участке. Улицы Сосновая и Северная в настоящее время переименованы – в 8-ю Новые сады и 11- ю Чоботовскую аллею, соответственно.

       На плане дачи т.т. Лазутина А.Н. и Лидерс Р. в ДСК «Здоровый отдых» на пересечении улиц Сосновой и Северной на ст.Переделкино также приведены следующие данные о конструкции и строительных материалах основного строения – жилого дома с мансардой:

       - литер 1 - дача (внутренняя часть строения, принадлежащая Лазутину А.Н.) на каменном фундаменте, стены из двух слоев фибролита с прокладкой гофрированного толя, штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вгонкой с наружной стороны, кровля из щепы, пол деревянный утепленный;

       - литер 2 - дача (внешняя часть строения, принадлежащая Лазутину А.Н.) рубленая с штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вагонкой с наружной стороны;

       - литер 10 - дача (внутренняя часть строения, принадлежащая Лидерсу Р.) на каменном фундаменте, стены из двух слоев фибролита с прокладкой гофрированного толя, штукатуркой с двух сторон, с обшивкой вгонкой с наружной стороны, перекрытие и пол деревянные, кровля из щепы, пол деревянный утепленный; переплеты остекленные двойные);

       - литер 11 - остекленная терраса на каменных столбах (внешняя часть строения, принадлежащая Лидерсу Р.).

       В протоколе осмотра места происшествия от 04 01.2001 г. инспектор 4-го РОГПН УГПС ЗАО г.Москвы Полищук А.П. отметил: «Пристройка бани расположена в 1,5 от жилого дома. При осмотре деревянные конструкции стен, перекрытие, кровля сгорели полностью. Среди оставшихся после пожара фрагментов обнаружено: искореженный в результате пожара корпус электрического ТЭНа, от которого отходит электропровод с оплавленной изоляцией и вилкой, включенной в электророзетку. Данный ТЭН с эл.проводкой расположен в правом ближнем углу сгоревшего строения бани. С места происшествия изъят: фрагмент электропровода с вилкой, включенной в пластмассовую электророзетку».

       К этому протоколу не имеется важного приложения – плана-схемы места происшествия, из которого можно было бы видеть взаимное положение строений на участке по указанному выше адресу. Использовать для идентификации места расположения строения сгоревшей бани гр-ки Апиновой А.А. имеющийся план участка по данным БТИ «Западное-2» г. Москвы по состоянию на 16.08.94 г. (см. рис. 1) невозможно, поскольку на этом плане участка не обозначено местоположение бани.

       Как видно из приведенного текста протокола осмотра места происшествия от 04 01.2001 г., никаких конкретных фактических данных, указывающих на очаг пожара и причину его возникновения, в нем не имеется. Единственная указанная с определенностью величина – это то, что «Пристройка бани расположена в 1,5 от жилого дома». Однако при этом не указано, в каком направлении и от какой конкретно части жилого дома измерялось отмеченное расстояние. Также в протоколе осмотра нет сведений о том, использовалось ли какое-либо измерительное средство для определения этого расстояния. Учитывая изложенное, можно констатировать, что расстояние в 1,5 метра, вероятнее всего, оценивалось визуально, приближенно.

       Но при этом не учитывалось более важное обстоятельство – единый участок, на котором была выполнена застройка, в связи с чем на него не распространяются некоторые предписания в части противопожарных расстояний между основным и вспомогательными строениями.

       Названные обстоятельства (некачественная работа на начальном этапе при осмотре места пожара, изучении обстановки, сборе документов и т.д.) в совокупности привели к тому, что в рамках расследования уголовного дела №17249 оказалось невозможным установить ни очаг пожара, ни его причину.

       Из постановления о прекращении уголовного дела №17249 от 27.10.2005 г. видно, что «в ходе следствия была назначена и проведена судебная пожарно-техническая экспертиза, которая не смогла определить расположение очага возгорания, а также причину возникновения пожара из-за отсутствия достаточной информации в материалах дела… Допрошенный в качестве эксперта Евтушенко А.Н. показал, что для того, чтобы ответить на вопрос «Где находился очаг пожара в бане?» на экспертизу необходимо представить проект на строительство бани, о внутреннем убранстве и сведения о термических следах воздействия пожара на строительные конструкции и на предметы внутреннего убранства в помещении… В представленном на экспертизу протоколе осмотра места происшествия полного описания следов пожара нет. Ответить на вопрос «Имеются ли следы короткого замыкания, если да, то первичное это замыкание либо вторичное?» нельзя из-за несовершенства методики исследования… Для того, чтобы ответить на вопрос «Что могло явиться причиной пожара?» с точностью, необходимы фотоснимки, сделанные непосредственно после ликвидации пожара, общие виды и фрагменты всех участков бани. При этом следует иметь в виду, что последствия пожара могли быть такими, что объект исследования  в данном случае баня, был уничтожен пожаром, поэтому установить очаг пожара и техническую причину его возникновения нельзя».

       Таким образом, даже приложив все усилия и все возможности, которыми располагало лицо, ведущее расследование уголовного дела, не удалось разобраться, где и по какой причине возник пожар 04.01.2001 г. И если принимать во внимание его возникновение в строении бани, принадлежащей гр-ке Апиновой А.А., то почему он возник – неизвестно. Осталась не до конца исследованной версия о возможном поджоге, которая основывается на ряде показаний очевидцев о неизвестном постороннем мужчине. О возможной причастности к возникновению пожара аварийных режимов в электросети бани в материалах дела также имеются лишь предположения, т.к. ни в ходе проверки и предварительного следствия, ни экспертным путем (по делу проведены две судебные пожарно-технические экспертизы) не удалось установить какие-либо конкретные фактические данные, свидетельствующие об этом.

       Учитывая сказанное о проделанной ранее работе по раскрытию обстоятельств данного пожара, в отсутствие вещественных доказательств и новых средств, визуализирующих обстановку места происшествия, в настоящее время представляется принципиально невозможным установить действительную причину возникновения пожара в бане Апиновой А.А.

       Рассмотрим другие имеющиеся по делу документы.

       В исковом заявлении Лазутиных в Солнцевский суд указано: «проведенными экспертными исследованиями… было установлено, что пожар произошел по вине самой ответчицы ввиду того, что в электропроводке предбанника бани произошло короткое замыкание, что и привело к возгоранию. Также ответчицей были грубо нарушены пункты 1.4.1, 1.4.2, абз.5 п.1.4.4 «Правил пожарной безопасности», утвержденных Приказом МВД РФ от 14.12.93 г. №536 (с последующими изменениями и дополнениями)».

       Но, во-первых, эксперт Евтушенко А.Н. в данных им заключениях не писал, что в электропроводке предбанника бани произошло короткое замыкание, приведшее к возгоранию, и поэтому отмеченный довод искового заявления является ложным.

       Во-вторых, если обратиться к названным в исковом заявлении Лазутиных якобы нарушенным пунктам «Правил пожарной безопасности», то обнаружим, что названые пункты 1.4.1, 1.4.2, абз.5 п.1.4.4 означают следующее:

       «1.4.1. Монтаж и эксплуатацию электроустановок и электротехнических изделий необходимо осуществлять в соответствии с требованиями нормативных документов по пожарной безопасности (в том числе Правил устройства электроустановок (ПУЭ), Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей (ПЭЭП), Правил техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей (ПТБ).

       1.4.2. Электроустановки и бытовые электроприборы в помещениях, в которых по окончании рабочего времени отсутствует дежурный персонал, должны быть обесточены. Под напряжением должны оставаться дежурное освещение, установки пожаротушения и противопожарного водоснабжения, пожарная и охранно-пожарная сигнализация. Другие электроустановки и электротехнические изделия (в том числе в жилых помещениях) могут оставаться под напряжением, если это обусловлено их функциональным назначением и (или) предусмотрено требованиями инструкции по эксплуатации.

       1.4.4. При эксплуатации действующих электроустановок запрещается:

…пользоваться электроутюгами, электроплитками, электрочайниками и другими электронагревательными приборами, не имеющими устройств тепловой защиты, без подставок из негорючих теплоизоляционных материалов, исключающих опасность возникновения пожара…»

       Из имеющихся материалов дела видно, что доказательств, подтверждающих факт таких нарушений при эксплуатации бани, нет. Тем более, не имеется доказательств того, что из-за перечисленных якобы допущенных нарушений и возник пожар, т.е. якобы между этими фактами имеется непосредственная причинно-следственная связь. Поэтому исковое заявление Лазутиных в этой части также является ложным.

 

       По делу имеется судебное решение Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г., которым установлены следующие факты и обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения спора: 4 января 2001 г. во 2 часу загорелась баня ответчицы, в результате чего огонь перекинулся на основное жилое домовладение, отчего сгорело домовладение истцов, а также предметы и вещи, находившиеся в домовладении. Суд ссылается на то, что новая застройка участка, находящегося в пределах г. Москвы по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32, должна осуществляться в соответствии со  Строительными нормами и правилами 2.07.01-89 "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений". Далее в решении суда при анализе динамики пожара и поиске причинно-следственных связей используются ссылки исключительно на заключение эксперта А.Н. Евтушенко:

       «Согласно выводам эксперта А.Н. Евтушенко: 1. Очаг пожара находился в бане, расположенной на участке Апиновой А.А., источником воспламенения горючей нагрузки в бане могли быть: либо внесение постороннего источника открытого огня; либо тепловое проявление электрического тока при возникновении неисправности в электрической сети или трубчатом электрическом нагревателе (ТЭНе) или при недостаточной теплоизоляции ТЭНа от сгораемых конструкций бани, если следствием будет установлено, что указанное выше электрическое оборудование до возникновения пожара в бане находилось под напряжением».

       По этому фрагменту текста судебного решения следует обратить внимание на то, что эксперт даёт альтернативный предположительный вывод, т.е. эксперт не установил (не смог установить) однозначно, по какой причине возник пожар в бане Апиновой А.А. Поэтому нет объективных оснований считать установленной причастность электросети или электрооборудование бани к  причине возникновения пожара. Это – лишь предположение.

       В исследовательской части (но не в выводах) своего заключения эксперт А.Н. Евтушенко указывает: "расстояние между баней и частью дома, принадлежащей Апиновой А.А., зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия и во время экспертного осмотра участка, не является противопожарным разрывом, который бы препятствовал распространению пожара с бани на жилой дом от лучистого излучения факела пламени. Согласно противопожарным требованиям для предотвращения распространения пожара на смежные строения от излучения факела пламени расстояние между деревянными строениями (противопожарный разрыв) должно быть не менее 15 м».

       По этому фрагменту текста судебного решения следует указать, что нормы, о которых упоминает эксперт Евтушенко А.Н., неприменимы к рассматриваемому случаю: строения бани и жилого дома располагались в пределах одного участка, и при этих условиях действующими нормами застройки расстояния между постройками в пределах одного участка не нормируются (см. СНиП 2.076.01-89*, примечание 9 к обязательному приложению 1* «Противопожарные требования»). То есть, при строительстве бани вблизи своей части домовладения гр-ка Апинова А.А. не нарушала противопожарных норм.

       Следует также обратить внимание на то, что эксперт Евтушенко А.Н., выполнивший по данному происшествию две экспертизы, в обеих экспертизах ни в одном из выводов не  упоминает о расстоянии между жилым домом и баней как о факте, имеющем значение для ответа на поставленные на разрешение эксперта вопросы.

       В решении Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г. при правовой оценке взаимного положения жилого дома и бани применена не та норма, которая должна быть применена в данном случае. В своём решении суд указал, что согласно Строительным нормам и правилам №2.07.01-89 "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений",  Приложение №1 "Противопожарные требования", минимальные противопожарные расстояния между жилыми, общественными и вспомогательными зданиями следует принимать не менее 15 метров.

       Однако суд, вынося решение, не учел относящееся к рассматриваемому случаю примечание 9  к Приложению №1 данного СНиП, которое гласит:

«Расстояния между жилым домом и хозяйственными постройками, а также между хозяйственными постройками в пределах одного земельного участка (независимо от суммарной площади застройки) не нормируются».

       Строения бани и жилого дома располагались в пределах одного участка, и поэтому в рассматриваемом случае не было нормативного предписания на расстояние между баней Апиновой А.А. и жилым домом. Более того, как известно, широко распространено строительство бань и душевых, встроенных непосредственно в жилой дом, когда о каком-либо расстоянии между баней и жилым домом не может быть и речи.

       Следовательно, взаимное расположение бани Апиновой А.А. и жилого дома не противоречили положениям указанного СНиП 2.07.01-89*.

       Данная ошибка суда, применившего не норму, какую следовало применить, существенным образом повлияла  на результат судебного разбирательства. Пожар, начавшийся в строении бани по неустановленной причине, распространился на часть Апиновой А.А. общего с Лазутиными жилого строения в присутствии пожарных подразделений, которые должны были своими действиями  предотвратить развитие и распространение пожара. Но, поскольку это им не удалось, сгорание жилого дома и имущества в данном случае является результатом действия непреодолимой силы, за который гр-ка Апинова А.А. не может нести ответственность.

       В решении Солнцевского районного суда г. Москвы в составе председательствующего Пронякина А.Д. от 28.01.2004 г. приводится ссылка на искаженный вариант п.1.3.1.4 "Требования пожарной безопасности к территориям, зданиям, сооружениям, помещениям" Правил пожарной безопасности в Российской Федерации ППБ 01-93, утвержденных приказом МВД №536 от 14.12.1993 г.: «строения должны располагаться от других зданий и сооружений на расстоянии не менее 15 метров (кроме случаев, когда по другим нормам требуется больший противопожарный разрыв) или у противопожарных стен».

       Искажение названной нормы заключается в том, что полная и неискаженная редакция  пункта п.1.3.1.4  выглядит следующим образом:

       «1.3.1.4*. Временные строения должны располагаться от других зданий и сооружений на расстоянии не менее 15 м (кроме случаев, когда по другим нормам требуется больший противопожарный разрыв) или у противопожарных стен».

       То есть, в Правилах пожарной безопасности речь идет о временных строениях, к которым построенная на земельном участке баня не относится. Применение судом искаженной (неполной) редакции пункта п.1.3.1.4  Правил пожарной безопасности в Российской Федерации ППБ 01-93 является ошибочным, притом существенным образом повлиявшим на результат судебного разбирательства. Названная норма неприменима к рассматриваемому случаю, поскольку относится к временным строениям.

 

       Исключительно важным является вопрос о том, как происходило развитие пожара, его переход с одного строения на другое в сочетании с действиями по его локализации (ограничении развития и распространения) и тушению (ликвидации горения).

       Из вышеприведенных данных, полученных от очевидцев события, следует, что приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле. Пожарные, которых было четве­ро, попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Через некоторое время пожарные, так и не подключившись к гидранту, попытались тушить баню, подключив шланг к цистерне на автомобиле, но долго мешкались и не смогли подключить пожарный рукав, и часть воды вылилась на дорогу. В результате воды потушить баню у пожарных не хватило и они, ничего не сказав, уехали. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, буквально у них на глазах огонь перекинулся на дом. Далее огонь уже перекинулся по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное.

       То есть, в процессе тушения буквально на глазах у пожарных огонь перекинулся с бани на дом. Пожарные вначале попытались потушить пожар водой, находящейся в автомобиле, но, когда у тех кончилась вода, они попытались подключиться к пожарному гидранту, расположенному недалеко от дома, однако, как она поняла у пожарных ничего не получилось. По словам пожарных, гидрант был неисправен, вследствие чего оба автомобиля поехали на заправку водой, и пожару была предоставлена возможность свободного распространения по всему жилому дому, в том числе – и по половине дома, принадлежащей Лазутиным. 

       Поскольку на момент прибытия пожарных подразделений к месту пожара горение происходило только на строении бани, можно полагать, что у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома (ответ на данный вопрос может быть дан в рамках пожарно-тактической экспертизы).

       Важную информацию в этом отношении содержит письмо за подписью начальника ФГУ «ВНИИ противопожарной обороны МВД России» (ВНИИПО) от 13.06.2001 г. исх. №43/21/1685 с ответом на запрос гр-ки Апиновой А.А. В этом письме сообщается, что возможными причинами отказа подачи воды на пожаротушение от наружного водопровода могли явиться:

       - отсутствие воды в водопроводе на момент пожара;

       - промерзание гидранта, в частности, клапана гидранта и седла;.

       - неисправность пожарной колонки;

       - неквалифицированные действия колонщика.

       То есть, согласно письму ВНИИПО, отказ в работе пожарного гидранта  мог быть обусловлен либо неисправностью имеющейся пожарной техники, либо неквалифицированными действиями пожарных.

       Следует отметить также, что согласно справке АНО «Гидрометеорологическое бюро Москвы и Московской области», на момент пожара стояла мягкая слегка морозная погода с температурой воздуха около минус 3оС, при которой не могли создались условия для промерзания гидранта и его деталей. 

       Таким образом, поскольку пожарным расчетам не удалось по тем или иным причинам, сдержать развитии е и распространение пожара, сгорание жилого дома и имущества в данном случае является результатом действия непреодолимой силы или технической неисправности либо неквалифицированных действий пожарных., что выходит за пределы возможности влияния со стороны гр-ки Апиновой А.А. и за что гр-ка Апинова А.А. не может нести ответственность.

       Таким образом, РЕШЕНИЕ СУДА … не соответствует фактическим данным в части установления ответственности гр-ки Апиновой А.А. за ущерб, причиненный пожаром …

       - причина пожара не установлена …

       - на момент прибытия пожарных подразделений горение происходило только на строении бани и у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома;

       - то, что это не было осуществлено из-за нехватки воды на тушение, не зависело от действий (бездействия) гр-ки Апиновой А.А., а согласно письму ВНИИПО, обусловлено либо неисправностью имеющейся пожарной техники, либо неквалифицированными действиями пожарных.

 

       Таким образом  можно  сделать  следующие  выводы:

 

       1. Имеется ли возможность установить, где находился очаг и причину возникновения пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32?

ОТВЕТ: Результаты проведенного расследования уголовного дела №17249 показали, что на тот период оказалось невозможно установить объективные и достоверные фактические данные для ответа на вопросы, где находился очаг и причину возникновения пожара, происшедшего 04.01.2001 г. по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32.

       Поскольку в настоящее время объект пожара непригоден для нового его обследования, при решении вопросов об очаге и причине пожара можно опираться только на имеющиеся документальные сведения, согласно которым (с учетом результатов проведенных судебных экспертиз):

       - очаг пожара находится в бане (без конкретизации местоположения);

       - причину возникновения пожара установить не представляется возможным; также не выявлено оснований для вывода о причастности электрооборудования к возникновению данного пожара.

 

       2. Каким образом происходило распространение данного пожара по строениям, расположенным на участке по указанному адресу?

       ОТВЕТ: Пожар, который начался в строении бани, был своевременно обнаружен, после чего было передано сообщение в пожарную охрану. Когда приехал 1-й пожарный расчет на одном автомобиле, пожарные попытались подключиться к пожарному гидранту, но у них ничего не получилось. Примерно через 20-30 минут подъехали еще две пожарные машины. Когда 2-й пожарный расчет начал тушить баню, у них на глазах огонь перекинулся на дом в ближайшей к бане части, принадлежащей Апиновой А.А. Далее огонь уже распространился по крыше на часть дома Лазутиных. При этом одна из пожарных машин поливала дом Лазутиных, не давая распространиться огню на него. Затем обе машины, так и не потушив пожар и не подключившись к пожарному гидранту, вместе с 1-й машиной, водитель которой не мог выехать из-за того, что ему мешали другие две, уехали. После их отъезда жилой дом уже никто не тушил, так как пламя было очень сильное. По словам пожарных, гидрант был неисправен, вследствие чего оба автомобиля поехали на заправку водой, и пожару была предоставлена возможность свободного распространения по всему жилому дому, в том числе – и по половине дома, принадлежащей Лазутиным. 

       Поскольку на момент прибытия пожарных подразделений к месту пожара горение происходило только на строении бани, можно полагать, что у пожарных была объективная возможность предотвратить переход огня на строение жилого дома (ответ на данный вопрос может быть дан в рамках пожарно-тактической экспертизы).

 

       3. Соответствовало ли противопожарным нормам взаимное расположение строения бани, принадлежащей гр-ке Апиновой А.А., и жилого дома, принадлежащего Апиновой А.А. и Лазутиным, расположенного на участке по адресу: г. Москва, ул. 8-я Новые сады, д.11/32?

       ОТВЕТ: Взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу на момент пожара соответствовало противопожарным нормам, регламентирующим как противопожарные разрывы для городских и сельских поселений по СНиП 2.07.01-89*.

       Также, взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу не противоречило действовавшим на момент пожара Правилам пожарной безопасности ППБ 01-93**.

 

       4. Установлены ли в ранее проведенных по рассматриваемому происшествию судебных экспертизах (заключение эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. по уголовному делу №17249; заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г. по уголовному делу №17249) факты нарушения требований пожарной безопасности, которые прямо повлияли на возникновение, развитие пожара и его последствия?

       ОТВЕТ: В ранее проведенных по рассматриваемому происшествию судебных экспертизах (заключение эксперта №118-120/18-7 от 30.09.2003 г. по уголовному делу №17249; заключение эксперта №152-157/18-7 от 14.10.2005 г. по уголовному делу №17249) не установлены какие-либо факты нарушения требований пожарной безопасности, которые прямо повлияли на возникновение, развитие пожара и его последствия. Этот вывод обусловлен тем, что точная причина возникновения пожара 04 января 2001 г. по указанному адресу не установлена, очаг пожара находился в строении бани (без уточнения, где, в какой части бани именно), распространение пожара со строения бани на жилой дом и далее вдоль него (в том числе и на часть дома, принадлежащую Лазутиным) произошло вследствие действия непреодолимой силы или технической неисправности либо неквалифицированных действий пожарных, при том, что взаимное расположение строения бани и жилого дома на участке по указанному адресу на момент пожара соответствовало противопожарным нормам, регламентирующим как противопожарные расстояния для городских и сельских поселений по СНиП 2.07.01-89*.

 

       На основании изложенного, руководствуясь   ст.ст.392-399 ГПК РФ и Постановлением  Конституционного Суда  РФ  от 26 февраля 2010 года N 4-П,  -

 

ПРОШУ:

 

       Удовлетворить настоящее заявление и  пересмотреть  гражданское  дело  № 2-90/04 по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

       Отменить решение Солнцевского районного суда города Москвы от 28 января 2004 года  по иску Лазутиной Р.Д., Лазутина А.А. к Апиновой А.А. о возмещении ущерба в результате пожара, отменить все последующие решения по  данному  делу.

 

       Адвокат                                                                           М.И.Трепашкин

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты