• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

Обвиняемых лишили права допрашивать показывающих против них свидетелей

Я  многократно  писал  в  своих  заметках  о  том,  что  начиная  с   2000-х  годов  все  то,  что  было  наработано  положительного  в  уголовном,  уголовно-процессуальном  и  уголовно-исполнительном  праве  России  фактически  сведено к  настоящему  времени  на  нет.  Законы  стали  работать  против  человека,  отличаясь  агрессивностью,  репрессивностью,  работая  на  уничтожение  личности  и способствуя рецидиву.

Иногда  волна возмущения  общественности  приводила  к небольшим  позитивным  изменениям  по  отдельным  нормам  права, но  потом  все  возвращалось  на  круги  своя,   и снова  начинался  правовой  бардак. 

Введение  уголовной  ответственности  за   малозначительные  деяния,   ужесточение  санкций   до  предела,  космические  сроки наказания  -  не  привели  к  улучшению  криминогенной  обстановки.  Ситуация  стала  еще хуже,  количество преступлений не  уменьшилось,   их  жестокость лишь  усилилась.  И  это  только  ягодки.  Не  сложно  предположить,  какова  возможна  обстановка,  когда  выйдут на  волю  те,  кто  необоснованно  и несправедливо  был  осужден  на  огромные  сроки.   Ведь  социальная  адаптация  для  этих  людей  будет  очень  затруднительна,  унижения  в  зоне  безусловно  повлияли на  психику  и   в  конфликтной  ситуации могут  вызвать  самые  невероятные  последствия,  люди готовы  на  любой  рецидив  и  с  легкостью  могут  взяться  за нож  либо другое  оружие.  К  сожалению,  «пожинать  плоды»  такого  «правосудия»  будут  простые  граждане,  а  не  те,  кто  виновен  в   создании  такой обстановки  -  судьи,  прокуроры,  «законодатели». 

        Когда  наблюдаешь  за  уголовными  процессами  в судах города  Москвы,  то  невольно  приходишь  к  выводу,  что  уже  не  нужны  доказательства,  а  нужно  просто  указать  судье,  что  данного  лица  нужно  строго осудить.  И  он начинает  изгаляться,  как  правильно изложить написанное  следователем,  чтобы  побольше  влепить  срок.  При этом  никогда  не  пытаются  дать оценку  реальности,  истинности,  допустимости доказательств  и  наличие  достаточной  совокупности доказательств  для  обвинения  человека  в  том  либо ином  преступлении.  В  практике  работы  российских судов твердо  закрепился  антиконституционный   принцип  «Все  сомнения  трактуются  НЕ  в  пользу  обвиняемого».    

        Последние  годы  Верховный  Суд  Российской  Федерации  превратно  стал  использовать  свое  право,  которым  он наделен  ст.126  Конституции  Российской  Федерации.  Вместо  разъяснения,  как  на  практике  необходимо применять  ту  либо иную норму  закона,  Верховный  Суд  России  стал  вместо  законодательного  органа  изобретать (создавать) свои  законы,  что недопустимо.

 

         Так,  ст.126  Конституции  Российской  Федерации  гласит:

«Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики»  (Редакция статьи 126 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г., официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru, 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

 

Однако,  в  своих разъяснениях  Верховный  Суд  России  фактически  начинает  издавать новые  нормы  закона,  которые  противоречат  науке  уголовного  права   и  статьям  УК  РФ.   Я  писал  по  таким  фактам  статьи,  в  частности  «Вандализм  в  уголовном  праве  России:  цели  и  исполнители»

(http://www.trepashkin.com/news/articles?id=185), «Вандализм   в правоприменительной   практике    уголовного  судопроизводства   России.   В   чем   причина?» (http://www.trepashkin.com/news/articles?id=176).    Верховный  Суд  России  по  Конституции  РФ не наделен  правом  издавать  новые  законы,  он  лишь  дает разъяснения  по  вопросам  судебной  практики».  И  если  эти разъяснения  противоречат  закону,  то  ими нельзя  руководствоваться,  они  антиконституционны,  а  такая  практика  -  порочна.

 

К  сожалению,  когда  возникает необходимость  у  судей  порочную  судебную практику  возвести  в  ранг  закона,  они  обращаются  в  Государственную  Думу  РФ  и  там,  мало задумываясь  над  последствиями,  с  легкостью  пожелания  судей  превращают  в норму  закона,  а  Президент  России  такие  порочные  пожелания,  сформулированные  в  форме  закона,  утверждает  уже как  Федеральный  закон  Российской  Федерации.  Уж  были  случаи,  когда  приходилось   возвращаться  к  старому.  А  где  еще  не  вернулись,  надеюсь,  возврат  произойдет  в  скором  будущем.  Ибо  пороки  должны  изживаться.   О  чем  идет  речь?  Остановлюсь на  одном  примере.

 

У  обвиняемого  (и  его  защитников)  есть  конституционно право:  ДОПРАШИВАТЬ  показывающих  против него свидетелей.

Это  право  закреплено  в ряде  общепринятых  норм  международного  права. 

В  частности  это  право  закреплено  в  статье  6 («Право  на справедливое  судебное  разбирательство»)  Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных  свобод  от  4  ноября  1950 года, гласящей: 

 «1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке».

 

Именно  по  п.  «d»  ч.3  ст.6  Конвенции  гражданам  России  удавалось  многократно  выигрывать  процесс  в  Европейском  суде  по  правам  человека  и  добиваться  отмены  приговоров. Да  еще  и  компенсацию  получали.  Таких  дел  насчитывается  уже  больше  десятка.

 

И   вот  2 марта  2016 года  как-то незаметно  от  юридической общественности  появился  федеральный  закон   №  40-ФЗ  «О  внесении  изменений   в  статью  281  Уголовно-процессуального кодекса  Российской  Федераций в  следующей  редакции:

 

 

 

2 марта 2016 года

N 40-ФЗ

 

 

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

 

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В СТАТЬЮ 281 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Принят

Государственной Думой

19 февраля 2016 года

 

Одобрен

Советом Федерации

26 февраля 2016 года

 

Внести в статью 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2003, N 27, ст. 2706; 2013, N 52, ст. 6997) следующие изменения:

1) часть вторую дополнить пунктом 5 следующего содержания:

"5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.";

2) дополнить частью второй.1 следующего содержания:

"2.1. В случаях, предусмотренных пунктами 2 - 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.".

 

Президент

Российской Федерации

В.ПУТИН

Москва, Кремль

2 марта 2016 года

N 40-ФЗ

========================================

Отмечу,  что  теперь  указанная  статья  выглядит  следующим образом:

 

Статья 281  УПК  РФ  («Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля»):

«1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;

5) если в результате принятых мер установить место нахожден