Судьи помогают в рейдерских захватах квартир в Москве.

 

             Человек  купил  квартиру  в  городе  Москве.   Купил  недорого.  Казалось,  что повезло.  Но  не  тут-то  было.  На  эту  квартиру  были  другие  претенденты.   Они  начали  с  бывшего  хозяина  квартиры.  Тот был  взят  сотрудниками  милиции  под  особую  опеку,  написал  по  их  «просьбе»  заявление,  что  деньги  за  проданную  квартиру  ему  не  отдали  (их  скорее  всего  присвоили  милиционеры),  после  чего   суд  осудил  нового  хозяина  квартиры  за  мошенничество  аж  на  6  лет.  Сам  же  заявитель  исчез.   Квартира  перешла  к милиционерам.   Жена  и близкие родственники  бывшего  хозяина  квартиры  ищут  своего  мужа  и  отца  уже  не  один  год.  И  пишут  в  Мосгорсуд,  что  новый  хозяин  квартиры  осужден  незаконно.  Но...  суд  не  внял  ни  показаниям  свидетелей  о  том,  что  деньги  за  квартиру  были  переданы  осужденным,  ни  мольбам  родственников  «потерпевшего»  найти  их  мужа  и  отца,  спасти  от  милиции  (в  настоящее  время  просят  найти  уже  труп  «потерпевшего»).  Однако,  в  жалобах  отказывают,  ссылаясь на  судебный  приговор,  вступивший  в  законную  силу.

      Об  этой  трагической  истории  и   преступной  несправедливости    московских  судов  смотрите  ниже  в  документах.

 

         Адвокат

                                                           М.И.Трепашкин

5  сентября  2010  года.

 

                                                                  Председателю  Московского городского

                                                                  Суда  Егоровой  О.А.

 

                                                             от  адвоката МКА «Межрегион»  Трепашкина   

                                                                   Михаила Ивановича,  рег.№  77/5012 в        

                                                                   реестре  адвокатов гор.Москвы, адрес:  …

                                                                                                                                       

                                                                   в защиту  интересов  Ерох Михаила 

                                                                   Валерьевича

 

 

 

Надзорная  жалоба

на  приговор Симоновского  районного  суда  гор.Москвы  от  24  сентября 2009  года,

кассационное  определение   судебной  коллегии  по  уголовным делам  Московского  городского  суда от  25  января  2010  года  и постановление   судьи  Московского

городского суда  Рольгейзера  В.Э.

 в  отношении  Ерох  М.В.

(в соответствии со  ст.406  УПК  РФ)

 

Город Москва                                                                              6  сентября  2010 года

 

          24 сентября 2009  года приговором судьи  Симоновского  районного  суда  гор.Москвы   Райковой  Н.В.  Ерох   Михаил  Валерьевич  признан  виновным  в совершении  преступления,  предусмотренного  ч.4  ст.159  УК  РФ  и  ему  назначено  наказание  в  виде  6 (шести)  лет  лишения  свободы   с  отбыванием  наказания в  исправительной  колонии  общего  режима.

        25  января  2010  года  судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Московского  городского  суда   указанный  выше  приговор   оставила  без  изменения,  отказав  в  удовлетворении  кассационных  жалоб  обвиняемых  и  защитников.

       31  мая  2010  года  судья  Московского  городского  суда  Рольгейзер  В.Э.  вынес  постановление  об  отказе  в  удовлетворении  надзорной  жалобы  за  №  4у/3-3935/2010.

      Считаю названный  выше приговор,  а  также  кассационное  определение от  25 января 2010  года и  постановление  судьи  Рольгейзера  В.Э.  от  31  мая  2010  года   незаконныминеобоснованными  и  несправедливыми,  подлежащими  отмене  или изменению  по  следующим  основаниям.

 

Явно нарушены требования  Постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от  11  января  2007  года  №  1  «О  применении  судами  норм  главы  48  Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации,  регламентирующих  производство  в  надзорной  инстанции».

     В  частности,  в нарушение п.7  указанного  Постановления,   гласящего:  «При  вынесении  постановления  об  отказе  в  удовлетворении  надзорных  жалобы  или  представления  судья  обязан  привести  аргументированные ответы  на  все  доводы,  в  которых оспариваются  законность, обоснованность  и  справедливость  судебного  решения,  и  изложить  мотивы,  по  которым  эти  доводы  признаются  несущественными»,    судья Мосгорсуда Рольгейзер  В.Э. не  дал  ответов  на  многие аргументы  защиты,  касающиеся явного  нарушения  федеральных  законов  при  вынесении  приговора  и  кассационного  определения  по  уголовному делу  в  отношении  Ерох  М.В.

Постановление  об отказе  в  удовлетворении  надзорной  жалобы  от  31  мая  2010  года  является  бюрократической  отпиской,  не  мотивировано  со  ссылкой  на  нормы  закона,  содержит  явные  признаки  халатности.

 

Судьи так  и  не  дала  оценку  следующим  обстоятельствам  и  доводам  защиты:

 

 

 I. Суды первой и кассационной инстанций не учли обстоятельства, которые существенно могли повлиять на выводы суда.

 

    Суд  1  инстанции  при  наличии  2-х  документов  о  различной стоимости  квартиры  жилой  площади  28,8  кв.м: 

       справки  №  2887,  выданной  МосгорБТИ  Западное ТБТИ  от  17 июля  2008  года   о том,  что  стоимость  квартиры  составляет  294.653  рубля  23  коп.   и 

       отчета  №  13/08  об  оценке  рыночной  стоимости  квартиры,  представленной  заинтересованной  стороной  -  Григорьевым  А.С.   в  качестве  приложения  к  протоколу  допроса потерпевшего,  согласно  которому  оценка  квартиры  составляет  4.076.000  рублей,

      в  основу  приговора  положил  второй  из  названных  документов,  хотя  это  не  основано  на  законе  и  противоречит  разъяснениям  Верховного  Суда  РФ.

 

      Так,  п.25  Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ    от  27  декабря  2007  года  №  51  «О  судебной  практике  по  делам  о  мошенничестве,  присвоении  и  растрате»  указывает:

     «Определяя  стоимость  имущества,  похищенного  в  результате  мошенничества,  присвоения  или  растраты,  следует  исходить  из  его  фактической  стоимости  на  момент  совершения  преступления.  При  отсутствии  сведений  о  цене  похищенного  имущества  его  стоимость  может  быть  установлена  на  основании  заключения  экспертов».

          Верховный  суд  РФ  разъяснил,  что,  во-первых,    нужно  исходить  из  фактической  стоимости,  а,  во-вторых,   если  нет  такой  цены,  то  проводить  экспертизу.   Экспертиза  по  делу  не проведена,  а  оценка  дана  исходя  из  того,  за  сколько  квартиру  можно  было  бы продать,  а  не  из  ее  фактической  стоимости,  определенной  МосгорБТИ.    По  закону  именно  МосгорБТИ  наделена  полномочиями: «..определение  инвентаризационной  стоимости  недвижимости  в  г.Москве».     Несмотря  на  то,  что МосгорБТИ  дала  справку  о  фактической  стоимости  квартиры  в  размере  294.653  рубля  23  коп.,  суд  1  инстанции  незаконно  указал  рыночную  стоимость  квартиры  на  основании  заключения  оценщика.  

       Зайдем  с  другой  стороны  определения стоимости  похищенного.  Так  как  в  официальных комментариях  известных юристов  записано,  что  крупный  и  особо  крупный  размер  похищенного   определяется  с  учетом  примечания  к  ст.158  УК  РФ  «Кража»,  то  можно  обратиться  к  еще  одному  разъяснению  в  Постановлении Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  27  декабря  2002  года  №  29  «О  судебной  практике  по  делам  о  краже,  грабеже  и  разбое».  Там  также  в  п.25 указывается:

      «Определяя  размер похищенного имущества,  следует  исходить  из  его  фактической  стоимости  на  момент  совершения  преступления.  При  отсутствии  сведений  о  цене  стоимость похищенного  имущества  может  быть  установлена  на  основании  заключения  экспертов».

     Многочисленные  документы  Верховного  Суда  РФ  указывают на  то,  что  БТИ  имеет  право  на  оценочную  деятельность и  ее  оценка  имущества  должна  приниматься  во  внимание.  А  что  касается   отчетов  независимых  оценщиков,  то  я  хотел  бы  обратить  внимание  судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Мосгорсуда  на  Информационное  письмо  Президиума  Высшего  Арбитражного  Суда  РФ  от  30  мая  2005  года  №  92  «О  рассмотрении  арбитражными  судами  дел  об  оспаривании  оценки  имущества,  произведенной  независимыми  оценщиками»,  где    указывается:

      «В  силу  статьи 12    Закона  об  оценочной  деятельности  отчет  независимого  оценщика,  составленный  по  основаниям  и  в  порядке,  которые  предусмотрены  названным  Законом,  признается  документом,  содержащим  сведения  доказательственного  значения,  а  итоговая  величина  рыночной  или  иной  стоимости  объекта  оценки,  указанная  в  таком  отчете, -  достоверной  и  рекомендуемой  для  целей  совершения  сделки  с  объектом  оценки,  если  законодательством  Российской  Федерации  не  определено  или  в  судебном  порядке  не  установлено  иное».   По  уголовным  делам  о  мошенничестве  установлен  иной  порядок  -  установление  фактической  стоимости  предмета  преступления.

       Кроме  того,  в  том  же   Информационном  письме  указывается:  «…судам  следует  иметь  в виду,  что оценка,  данная  имуществу  оценщиком,  носит  лишь  рекомендательный  характер  и  не  является обязательной  и,  следовательно,  самостоятельное  ее  оспаривание  посредством  предъявления  определенного  иска  не  допускается».    То  есть,  оценка,  указанная  в  отчете  №  13/08,  -  это  не  фактическая  стоимость  квартиры,  а  приблизительная  цена,  по  которой  можно  продать  эту  квартиру.

     Суд  1  инстанции  не  учел  указанных  положений, имеющих  существенное  значение  для  дела и  влияющих  на  квалификацию  действий  Ерохи  М.В.,   положил  в  основу  вовсе  не  документ,  определяющий  фактическую  стоимость  квартиры,  не  проведя  экспертизы,  как  разъясняет  специально  по  таким  случаям  Верховный  Суд  РФ.

     Я  считаю,  что  это  является основанием  для  отмены  приговора  от  24  сентября  2009  года и возвращения  дела  для  нового  судебного разбирательства,  где  все  эти  противоречия  должны  быть  устранены  в  соответствии  с  законом.  Либо,  даже  если  и  считать  Ероху  М.В.  совершившим  мошенничество,  переквалифицировать  его  деяния  с  ч.4  ст.159  УК  РФ  на  ч.3  ст.159  УК  РФ  и  снизить  срок  наказания,  ибо  фактическая  стоимость  квартиры  по  оценке  БТИ составляет  294.653  рубля  23  коп.,  а  это  не  есть  особо  крупный  размер.

         Следует  также  учесть,  что  фактическая  стоимость квартиры  БТИ  определялась  по  запросу  следователя.  А    отчет  оценщика  №  13/08  принес  в  дело  заинтересованное  лицо  -  свидетель Цевцов  С.Н.  Каким  образом  он  получил этот  отчет  и  где,  непонятно.   С учетом  не процессуального  получения  отчета  №  13/08  у  оценщика,  такой  документ  нельзя было  положить  в  основу  приговора.  Если  же учесть,  что  он,  в  отличие  от  официальной  оценки  БТИ,  носит  лишь  рекомендательный  характер,  а  не  определяет  фактическую  стоимость  квартиры,  моему  подзащитному Ерох  М.В.  нельзя  было  вменять  в  вину  именно  эту  рекомендательную сумму.

     При  рассмотрении  надзорной  жалобы  судья  Рольгейзер  В.Э.  так  и  не  обосновал,  почему  взята  за  основу  не  реальная  стоимость  квартиры  (как  указано  в  уголовном  законе),  данная  БТИ,  а  рыночная. 

      Не  отражено,  что  рыночная  оценка  сделана  не процессуальным  путем.  И  отчет представлен  вовсе  не  потерпевшими,  как  ложно  пишет  судья  Рольгейзер  В.Э.  в  своем  постановлении  от  31  мая  2010  года.  

 

      2. Суд  1  инстанции  и  кассационная  инстанция  не учли,  что   фактически  в  порядке  уголовного  судопроизводства   рассматривались  гражданско-правовые  спорные  отношения,  указанные  в  ст.2  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации. 

         Ни  одного  признака  уголовно-наказуемого  деяния   в  действиях  Ерох  М.В. не  имеется.  Он  указывал  всегда и  во  всех  документах свои  анкетные  данные,  действительный  адрес,  никогда  ни  от  кого не  скрывался

        Договор  купли-продажи  не  признавался  недействительным.

        Судом  не  принято  во  внимание  и  не  решен  вопрос  значительных  денежных  затрат,  которые  понес  Ерох  М.В.:

        -  за  оплату  долгов  по  жилищно-коммунальным  услугам  Григорьевых  (за  которые  на  него  намеревались  подать  в  суд  представитель  ДЭЗа);

       -  за  содержание (включая  питание)  Григорьевых  на  протяжении  длительного времени  и  т.д.  Эти  факты  установлены,  противоправных  действий  при  этом  Ерох М.В.  не  совершал.    Ограбленным  фактически  оказался  сам  Ерох  М.В.  из-за  не решения  указанного  вопроса в  ходе  судебного  разбирательства.  

          Не  учтено  мнение  жены  Григорьева  А.С.  и  его  дочери  о  том,  что  сделка  с  Ерох  М.В.  по  продаже  квартиры  была  совершена  по  инициативе  Григорьева  А.С.  и  имела  законный характер,  что  Ерох  М.В.  осудили  незаконно,  так  как  сотрудники  милиции  воздействовали  на  их  мужа и  отца  при  возбуждении  уголовного  дела,  его  расследовании  и  в  ходе  судебных процессов.   До  настоящего  времени  они  не  могут  найти  Григорьева  А.С.  и  написали  заявление  о  том,  что  он,  вероятнее  всего,  был  убит  сразу  после  судебных  решений  в  целях  рейдерского  захвата  квартиры.       

 

          3.  В  ходе  судебного  заседания  незаконно,  в  нарушение  ст.281  УПК  РФ,  были  оглашены  показания  основного свидетеля  -  сожительницы  Григорьева  С.А.  -  Добрынкиной Н.В.  Сотрудники  милиции,  по  мнению  защиты,  умышленно  препятствовали  ее  явке  в  судебное  заседание,  так  как  она  могла  подтвердить  факт  получения  Григорьевыми  денег  за  квартиру  от  Ерох  М.В. 

       Указанное  обстоятельство  свидетельствует  о несправедливом  судебном  разбирательстве,  нарушении  ст.6  Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод.

 

 

II. Приговор в отношении Ероха М.В. явно несправедлив из-за чрезмерной суровости наказания.

 

Суд  1  инстанции необоснованно, при  отсутствии  каких-либо  отягчающих  обстоятельств,  указанных  в  ст.63  УК  РФ,  но  при  наличии  смягчающих  вину  обстоятельств,  указанных  в  ст.61  УК  РФ  (наличие двое  малолетних  детей), назначил   слишком  суровое  наказание Ерох  М.В. – 6  лет  лишения  свободы  (а  кассационная  инстанция  оставила  это  несправедливое  решение в  силе).  Не  учтено,  что  Ерох  М.В. имеет  исключительно  положительные  характеристики.    В  совокупности  указанных  признаков,  а  также  учитывая,  что  сами  потерпевшие свое  мнение  о  наказании  Ерох  М.В.  лично   не  высказывали,  учитывая  мнение  жены  и  дочери  потерпевшего Григорьева  А.С.,    имелись  все  основания  для  применения  к  Ерох  М.В.  условной  меры  наказания  (даже  в  случае  признания  его  виновным  в  мошенничестве).       

 

Пункт  12 Постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  29  апреля  1996  года  №  1  «О  судебном  приговоре»  указывает: «Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. В соответствии с законом (ст. 60 УК РФ) суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Исходя из этого, в приговоре необходимо указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания».

     

        Суд  1  инстанции    назначил  Ероху  М.В.  6  лет  лишения  свободы,  не  учитывая  следующие  обстоятельства:

    -  никакого  ущерба  потерпевшим  не  причинено;

    -  форма мошенничества  (даже,  если  признать  наличие  вины  Ероха М.В.)  -  приобретение  права  на  имущество -  не  носит  такой  степени  общественной  опасности  как  вторая  форма  мошенничества (хищение). 

           Специфика этой разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, его совершившее путем обмана или злоупотребления доверием не завладевает имуществом, а лишь приобретает право на него. С точки зрения уголовного права приобретение права не равнозначно приобретению имущества. Обладатель права на имущество для того, чтобы реализовать это право, т.е. приобрести имущество, должен совершить другие, дополнительные действия. Лицу, приобретшему право на имущество противоправно, в том числе путем мошенничества, собственник или иной владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права посредством обращения в правоохранительные органы  или  в  гражданский суд  о  признании  сделки  недействительной.

      Вышеизложенное обосновывает определение рассматриваемой разновидности мошенничества как совершенного с корыстной целью противоправного, безвозмездного приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающего реальную возможность причинения ущерба собственнику или иному владельцу соответствующего имущества. Приведенные примеры обеих разновидностей мошенничества характеризуют неодинаковую природу этого вида преступления, а также различную степень общественной опасности.

 

III. Моему подзащитному было вручено 2 приговора от 24 сентября 2009 года с разными текстами, однако неясно, какой из них считать правильным, и по какому из них вынесено решение в суде кассационной инстанции.

 

         В  приговоре,  на  который  ссылаются  в  суде 1  инстанции как  на «правильный», не  приведено  обоснования  касательно  исключения  формулировки  «причинение  значительного  ущерба»,  что  противоречит  положениям  ст.7  УПК  РФ.

     24   сентября  2009  года  был  оглашен  приговор,  где  этот  квалифицирующий  признак  присутствовал,  а   копия  этого  текста  была  вручена  моему  подзащитному  Ерох  М.В.   с датой  на  приговоре  «24  сентября  2008  г.»   (копия  прилагается).

       Позже  ему  был  направлен  уже  иной  текст  приговора,  не  соответствующий  оглашенному  в  суде.

       Судья  Рольгейзер  В.Э.  написал  фальши  в  постановлении  от  31  мая  2010  года,  что  Ерох  М.В.  был  направлен  якобы  «черновой  вариант».  Моему  подзащитному  был  направлен  тот  вариант  текста  приговора,  который  оглашался  в  суде.  В  последующем  текст  был  изменен  вне  судебного заседания  и  Ерох  М.В.  был  прислан  тот  текст,  который  в  суде  не  оглашался.

        Судебная  практика  Верховного суда  Российской  Федерации  однозначно  указывает,  что  при  таких обстоятельствах  приговор  подлежит  отмене  с  направлением  дела  на новое  судебное  разбирательство.        

         25  января  2010  года  в  судебной  коллегии  по  уголовным делам оставили  в  силе  приговор,  однако  до  настоящего  времени  мы  не  можем  разобраться,  какой  из 2-х  выше  упомянутых  текстов  приговора был рассмотрен. Сложившаяся  ситуация  компрометирует  российское  правосудие, обоснованно  превращая  его  в  объект  насмешек.

 

       В  связи  с  циничным  игнорированием  уголовно-процессуального  закона,  в  целях  подтверждения  доводов  защиты,  в  соответствии  с  УПК  РФ  было получено  Заключение  эксперта «Независимого  экспертно-правового  совета»  кандидата  юридических наук А.Т.Гольцова,  из  которого  следует,  что  выводы  суда  об  особо  крупном  размере  мошенничества,  вмененного  Ерох  М.В.  нельзя  признать  обоснованными.  Заключение эксперта  прилагается.  К  мнению  ученых  необходимо  прислушиваться,  как  и  выполнять  требования  законов  и  разъяснений  Пленума  Верховного суда  Российской  Федерации.

 

 

 

                                                   П Р О Ш У:

 

  1. Отменить  постановление  судьи  Московского  городского  суда  Рольгейзер  В.Э. от  31  мая  2010  года  от  отказе  в  передаче  надзорной  жалобы  в  президиум  Московского  городского  суда.

  2. Удовлетворить  надзорную  жалобу от  14  мая  2010 года и  возбудить  по  ней  надзорное  производство

  3. Запросить  материалы  уголовного  дела   из  Симоновского  районного  суда  гор.Москвы

  4. Отменить  приговор Симоновского  районного  суда  гор.Москвы   от 24  сентября 2009  года  и  кассационное  определение  судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Московского  городского  суда  от  25  января  2010  года в  отношении  Ерох  Михаила Валерьевича по  изложенным  в  жалобе  основаниям  и направить уголовное  дело  на  новое  рассмотрение

Приложение:  

 

1) заверенные Симоновским райсудом гор.Москвы копии приговора от 24 сентября 2009 года и кассационного определения от 25 января 2010 года, на 12 листах;

 

2) копия приговора, который был вручен Ерох М.В. после его оглашения 24 сентября 2009 года, на 8-ми листах;

 

3) заявление Григорьевой Е.А. и Григорьевой Л.А. от 25 января 2010 года, на 1 листе;

 

4) заключение эксперта «Независимого экспертно-правового совета» от 16 июля 2010 года, на 4-х листах;

 

5) ордер № 1243 от 06.09.2010 г. на имя адвоката Трепашкина М.И., на 1 листе.

 

                  Адвокат                                                      М.И.Трепашкин

 

 

 

 

 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив