• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

      В  марте-мае  2011 года   в  Уголовный  кодекс  Российской  Федерации  были  внесены  многочисленные  изменения   в  соответствии  с  высказываниями  Президента  России  Д.А.Медведева  о необходимости либерализации  в  нынешних  условиях наказаний  за  экономические  преступления.  Значительная  часть этих  изменений  была  связана  с  уменьшением  низшего  предела  санкций,  то  есть  смягчились наказания  за  те  деяния,  которые  карались  более  строго.  Государством  деяния  были  признаны  менее общественно опасными,  чем  считалось ранее. 

 

         Статья 15  Международного  пакта о гражданских и политических  правах  указывает:

           «Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

 

        Часть  2  статьи  54  Конституции  России  гарантирует:

«Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

 

        Статья  10  Уголовного кодекса  Российской  Федерации  гласит:

«..Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».

 

         Пункт  3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года   №  4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других"  поясняет:

      «Ни статья 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, ни пункт 1 статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах не содержат норм, которые допускали бы возможность ограничения действия закрепленных в них правил в зависимости от видов правонарушений, категорий лиц, их совершивших, или каких-либо иных обстоятельств. Так же и по буквальному смыслу части первой статьи 10 УК Российской Федерации закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

     То же относится и к части второй статьи 10 УК Российской Федерации. Содержащееся в ней предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса Российской Федерации - не только Особенной его части, но и Общей».

 

     Таким  образом,  федеральными  законами  Российской  Федерации  и  общепринятыми нормами  международного  права  четко  закреплены  права обвиняемых  (подсудимых,  осужденных)   на  применение  той нормы  права,  которая  предусматривает более  мягкие  санкции и  обязанность   смягчить  им  наказание.   

 

     Пункт  4.3  указанного Постановления  Конституционного  Суда  РФ  указывает:

 

     «Императивное по своему характеру правило статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предписывающее применять новый закон в случаях, когда после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий, которые позволяли бы ему в таких случаях игнорировать действие этого закона. Следовательно, государство, обязанное в силу статьи 2 Конституции Российской Федерации признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, должно обеспечить на практике действие механизма приведения в соответствие с ним ранее принятых судебных решений независимо от наличия просьбы со стороны заинтересованных лиц.

     С учетом этого положение Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания в связи с изданием уголовного закона, имеющего обратную силу, решается судом по ходатайству осужденного (пункт 2 части первой статьи 399), не может рассматриваться как освобождающее уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности самостоятельно инициировать применение нового уголовного закона. Такое истолкование названного законоположения вытекает не только из Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2 и статья 45, часть 1), но и из отраслевого законодательства, возлагающего на прокурора обязанность осуществлять надзор за законностью исполнения наказания и принимать необходимые меры в целях устранения выявленных нарушений (статьи 32 и 33 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации"), а на администрацию учреждений и органов, исполняющих наказание, - обязанность охранять права, свободы и законные интересы осужденных (статья 1 УИК Российской Федерации, статьи 1 и 13 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы")».

 

      В  соответствии  с  УПК  РФ  смягчение  срока наказания  для  осужденных осуществляется  судом  по  месту  отбывания  наказания.  При этом,  в  соответствии  с  ч.4  ст.399  УПК  РФ  свои  права  осужденный  может осуществлять  через  адвокатов.

      Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года   №  4-П  довольно таки  понятно  разъясняет,  что  снижение  срока  должно  быть соразмерным  с  ранее назначенным наказанием.

 

     Таким  образом,    Конституционным  Судом  России  и  иными  законами  определено:

     а)   осужденный  (я  не  касаюсь пока  иных  категорий  граждан)   имеет  право на  снижение  срока  в  случае  смягчения  санкции  статьи  УК  РФ,  по  которой он  отбывает наказание;

     б)  снижение  срока  должно быть соразмерно  с  новой  санкцией.  Если раньше  было  назначено наказание  ближе  к  низшему  пределу,  то  и  снижение должно  оставаться  около низшего предела.

 

     К  сожалению,  как  показывает  практика  рассмотрения  ходатайств  о  смягчении  срока  наказания  в  связи  с  изданием  закона,  снижающего  низший предел  санкции,  суды  не  исполняют  указания  Конституции  России  и  Постановления  Конституционного Суда  РФ  от  20  апреля  2006  года  №  4-П  в  части  соразмерности  старого и нового наказания. Есть  вообще  вопиющие  случаи,  когда  наказание  оставляют  прежним,  ухудшая  тем  самым  положение  осужденных,  что недопустимо!  При  это  судьи  пишут:  «Наказание назначено  в  пределах  санкции,  действующей  в настоящее время,  поэтому  в  смягчении срока наказания  - отказать».  Такая  формулировка  явно  указывает, что  судья  не  читал  указанного  выше  Постановления  КС  РФ  или  просто  плюет на  Конституцию  России.  Чаще  можно  встретиться  со  случаями,  когда  судьи, словно рассматривают  УДО,  снижают  1-3  месяца  от  огромных  сроков  наказания  по  старой  редакции  уголовного закона  (рассмотрение  ходатайств  Токарева  И.Г.,  Кузнецова  В.М.  и др.).  Такая  ситуация  тоже не соответствует  закону  и  является  ухудшающей  положение  осужденного.  Судьи  на  это заявляют,  что  есть  указания  по  судам – «больше не  скидывать».

 

     Встает  вопрос:  Как  же  определить ту  соотносимость  наказаний  при  смягчении  санкции,  о  которой  говорит Конституционный  суд  Российской  Федерации?    На  какой  срок  должно  быть снижено наказание,  скажем,  по  ч.4  ст.159  УК  РФ, если низший  предел  санкции  снижен  с  5  лет  до  2  месяцев лишения  свободы?

     Для  грамотного  юриста  вопрос  не  такой  уж  сложный.    В науке  используются  такие  методы,  как:

     -  «медиана  санкций»  и 

     -  бальная  система  подсчета.

     Об этих  методах  можно  посмотреть  в известных  работах ученых   юристов,  в  числе  которых  хотел  бы назвать  следующие:   монография  доктора  юридических наук,  профессора  С.И.Дементьева  «Построение  уголовно-правовых  санкций в  виде лишения  свободы»;  работа  доктора  юридических наук  А.П.Козлова  «Механизм  построения  уголовно-правовых  санкций»  и  др.  Эти  методики  применялись  при  изменении  Уголовного кодекса  РСФСР  на  УК  РФ  и  во  многих  других  случаях.

     В  чем  суть этих  методик?  Начну  с  «медианы  санкций»  на примере,  как  указал  выше,  санкций  ч.4  ст.159  УК  РФ.  Вначале  складывается  верхний  и нижний  пределы  санкции  старой  редакции  закона,  после  чего  делим полученную величину  пополам: 

     10  + 5 =  15; 

     15 :  2 =  7,5  лет  или 7  лет  6  месяцев.

 

     Затем  те же операции  проводим  с  низшим  и  верхним  пределом  санкции  новой редакции  более  мягкого закона:

     10 лет  +  2  месяца =  10  лет  2  месяца;

     10  лет  2  месяца : 2 =  5 лет 1  месяц.

 

     Получив  указанные  величины,  нужно  от  7  лет  6  месяцев  отнять  5  лет  1  месяц.  Получится  2  года  5  месяцев.   Именно на  такой  срок  должно  быть  снижено наказании  для тех,  кто осужден  по  ч.4  ст.159  УК  РФ  к  реальному  сроку лишения  свободы  с  отбыванием наказание  в  исправительной колонии,  без  учета  смягчающих  и отягчающих обстоятельств,  то  есть  без  учета  того,  к  низшей  или  верхней  планке  санкции  ранее  склонялось обвинение.  Последние обстоятельства  могут  определяться  баллами,  то  есть  используется  бальная  методика  подсчета   срока наказания.  О ней  я  здесь  писать не  буду  по причине  её  большого объема.  Такова наука  уголовного  права.

     Однако,  нынешние  судьи, начиная  от  мировых  и заканчивая  судьями  Верховного Суда  России,  в  большей  своей  части науку  уголовного права   постигали поверхностно.  Поэтому  не могут разобраться  даже  с  институтом  соучастия  при  групповых преступлениях,  а  уж  о таких понятиях,  как  «мнимая  взятка»,  «медиана  санкций»  в  подавляющем  большинстве  даже не  слышали.

 

     1  августа  2011 года  в  Сенежском  городском  суде  Республики  Карелия  рассматривалось   ходатайство  осужденного  по  сфабрикованным  обвинениям  по   ч.3  ст.30,  ч.4  ст.159  УК  РФ  Кузнецова  Владимира  Михайловича  (http://delo-kuznetsova.blogspot.com/; http://delo-kuznetsova.livejournal.com/2958.html).  Помимо    обоснованного ходатайства (см. ниже),  в  суд  были представлены  справки  о  тяжелейших  заболеваниях   Кузнецова, а  также  заключение  специалиста -  ученого в  сфере  уголовного  права,   эксперта  в  области  права,    Князькина  С.А.  (http://www.slideshare.net/CommitteeRight/20110511-8459514), где  были  изложены  все  научные  методики подсчета того  срока, на  который  должно  быть  снижено наказание  Кузнецову  В.М.  с  учетом  смягчения  санкции  за  деяния,  в  покушении на которые  он был осужден.    В  поддержку  ходатайства  о  смягчении Кузнецову  В.М. срока наказания  выступили  в суде   известные  и  уважаемые люди:  Тарасов  Марат  Васильевич,  народный  писатель  Республики  Карелия,  председатель Карельского  союза  писателей,  председатель Карельского  отделения  Р