• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

Обвинение и контробвинение в судебном процессе

 

 

                                              «Не  велик  клочок,  да  в  суд волочет»

                                           (русская  пословица  об  обвинительном  заключении).

 

        В данной  своей  заметке  я  хотел  бы  поделиться  одним  из  способов    адвокатской защиты,  который,  как  мне  кажется,  не  всеми  защитниками  еще  используется   в  судах. 

         Современный  уголовно-процессуальный  закон  позволяет  обвиняемому  или  его защитнику  выразить  свое  отношение  к   предъявленному  обвинению,  которое  оглашается  прокурором  в начале  судебного  следствия  (ч.2  ст.273  УПК  РФ).  Это  право  исходит  из  давнего  принципа  «Audiatur  et  altera  pars» (лат., означает «Пусть  будет  выслушана вторая  сторона»)  и  является  обеспечительной  мерой  принципа  равноправия  сторон  в  уголовном  процессе. 

       Высказать  отношение  к  предъявленному  обвинению  в  начале  судебного следствия  очень  важно.  Дело  в  том,  что  сама  фабула обвинения  (формула  обвинения)  следователями  не всегда  излагается  на  основе  исследованных  материалов  и  имеющихся  доказательств.  Чаще  всего   следователь излагает  свою  позицию  с  домысливанием  и  предположениями.  Еще  в  19  веке известный московский  адвокат  Плевако Ф.Н.  писал,  что  нельзя  верить  тому,  что написано  в  обвинительном  заключении. И  вот  об  выявленных  несуразностях   обвинения  очень  кстати  и  эффективно  для  всего процесса  можно  сказать  на  начальной  стадии  судебного  следствия  -  в  отношении  к  обвинению.  Я  рассматриваю  это  как   контробвинение.  При этом  всегда свое  отношение   излагаю  в  письменном  виде,  что  вынуждает  суд  задолго  до прений  производить    разбирательство  по  двум  направлениям  -  не  только  обвинения,  но и  защиты.

       В  практическом  смысле  это  отношение,   после  исследования  доказательств  в суде,  может  быть  положено  в  основу  прений  с  добавлением  анализа  исследовавшихся  в  судебном  заседании доказательств. 

       По  опыту  могу  сказать,  что  суд  невольно,  но  все же вынужден  придерживаться  в  ходе  судебного  заседания  и  высказанной  в  отношении  версии  защиты,  учитывать  и проверять  ее  в  ходе  исследования  доказательств.  Суд  уже  не  может  слепо  скопировать  обвинение  с  флэшки  следователя  и  готовить на  его основе  приговор.  Письменное отношение  мешает  этому.   Есть немало  положительных  примеров  использования  письменного отношения,  что  поворачивало ход  судебного разбирательства  совершенно  в  иное  русло,  чем  было предложение  обвинением.

       Если  же  оставить  свои  доводы  по незаконности  обвинение  на  стадию  прений,  то  суд  уже  вряд  ли  будет перепечатывать  заранее  приготовленный   (к  этой  стадии)   текст  приговора.  Ведь не  секрет,  что  он  судьями  пишется  заранее,  а  не  после  прений.  После  прений,  в  лучшем  случае,  могут  быть  проведены  «косметические»  корректировки,  да  и  только.

        Как  это  все  выглядит,  можно  увидеть   на  примере  уголовного  дела  в  отношении  Краснова  А.В.  (см.  ниже).

 

      Адвокат,  к.юр.наук

 

                                                                 М.И.Трепашкин

 

    24  марта  2013 года.

 

===================================

       Судебное  следствие  начинается  с  оглашения  обвинения  по  делу:

      Защита  по  поручению  обвиняемого   высказывает  свое  отношение  к  этому  обвинению:

 

                                                                     В  Симоновский  районный  суд города 

                                                                     Москвы 

                                                                     -----------------------------------------------------

                                                                           115280, город Москва, ул.Восточная, дом 2, 

                                                                           стр.6

 

                                                                от адвоката КА «ТитулЪ» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича,

 рег.  № 77/5012   в  реестре  адвокатов  

 гор.Москвы,  адрес  коллегии  адвокатов: 115280, гор.Москва, ул.Ленинская Слобода, дом 9, офис 7А,  адрес  для  корреспонденции:  117452,  …

 

в  защиту интересов Краснова  Артура 

Вальдемаровича   (ордер в  деле  

имеется).

 

 

«Audiatur  et  altera  pars» (лат.,  аудиатур эт альтэра парс)

«Пусть  будет  выслушана вторая  сторона»

 

Отношение

к  предъявленному  обвинению

(в  порядке  ч.2  ст.273  УПК  РФ)

 

 

Город  Москва                                                                                28  марта 2013  года

 

       По  поручению  своего подзащитного  хочу  выразить  в  соответствии  с  ч.2  ст.273  УПК  РФ  свое  отношение  к  обвинению  Краснова Артура  Вальдемаровича  в  совершении преступления,  предусмотренного  ч.3  ст.30, п.«г» ч.3  ст.228.1  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации в редакции  Федерального закона  от  27  июля  2009 года  №  215-ФЗ.

 

         Мой  подзащитный,  не  будучи  юристом,   признал  свою  вину  по  предъявленному  обвинению,  искренне раскаялся  в  содеянном.

 

        Вместе  с  тем,  я  как  адвокат  и  защитник  обвиняемого,  в  обязанности  которого  входит  оказание  правовой  помощи  подзащитному  в  соответствии  с  законодательством  России,  и  как юрист,  уважающий   уголовное законодательство,  прошу  Вас  обратить внимание  на  неправильное  применение  закона  и  на нарушение  уголовно-процессуального законодательства,  которые  выражаются  в  следующем:

         Пункт 3  ч.4  ст.6  Федерального закона  от  31  мая  2002 года №  63-ФЗ  «Об  адвокатской  деятельности  и  адвокатуре  в  Российской  Федерации»  гласит: 

 

«…4. Адвокат не вправе:

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;…»

 

   По  этой  причине  моя  позиция  направлена  на  корректировку  отношения  Краснова  А.В.  к  предъявленному  обвинению,  ибо  имеет  место  быть  самооговор    по  причине  того,  что  Краснов  А.В.,  не  отрицая  сути  происходящего,  не  может  дать  юридическую  оценку  своим  действиям  и  действиям  сотрудников  полиции   из-за  отсутствия  юридического образования.

При  этом,  моя  позиция  изложена  в  соответствии  с  показаниями  Краснова  А.В.,  данными  с  первых  минут  задержания  и  до  окончания  предварительного расследования,  без  каких-либо изменений.

 

           Предъявленное  обвинение  по  ч.3  ст.30,  п.«г»  ч.3  ст.228.1  УК  РФ  -  НЕЗАКОННО.

          «Contra legem»  (лат.) -  «Вопреки  закону».

 

 

I.       Неправильно применен уголовный закон

        

          Во-первых,  в  нарушение  Постановления  Правительства  Российской  Федерации  от  1  октября  2012 года  № 1002  (в  ред.  от  23  ноября  2012 года  № 1215)   и  примечания 2  к  статье  228  УК  РФ,  а  также  ст.10  УК  РФ  и  ст.54  Конституции  России  неправильно  вменен  признак «в особо  крупном  размере». 

 

          Общеизвестно,  что  с  1  января  2013 года  в  Уголовном  кодексе  РФ  начали  действовать  новые  размеры   «крупного»  и  «особо  крупного»  размеров  наркотических веществ  и  психотропных  средств. 

 

         Прежде  всего,  если  исходить  из  написанного  в  постановлении  о  привлечении  Краснова  А.В. в  качестве  обвиняемого  от 22  января  2013 года,  то  неправомерно   вменено покушение  на  сбыт  психотропного  вещества  в  особо  крупном  размере  (ч.3  ст.30,  п. «г» ч.3  ст.228.1  УК  РФ  в  редакции  Федерального закона от 27 июля 2009 года  № 215-ФЗ,  т.е. якобы действовавшего на  момент  совершения  преступления),  так  как   с  1  января  2013  года  изменилось  понятие  «особо  крупный  размер»  психотропного  вещества амфетамина,  особо  крупным  принято  считать  вес от  200  гр.  и выше. 

 

         Краснов  А.В.  купил  по  просьбе   своего знакомого  Гутмана В.В.  у  другого знакомого  «Рафа»  1,59 гр.  смеси  с  незначительным  содержанием  психотропного  средства  -  амфетамина,  которую  передал  Гутману  В.В. 26  ноября  2012 года.   На  момент  предъявления  обвинения  (22  января  2013 года)  и на  момент  утверждения  обвинительного заключения (31 января  2013 года)  уже  действовало  Постановление  Правительства  Российской  Федерации    от  1  октября  2012 года  №  1002  в  редакции  от  23.11.2012 года  №  1215,  согласно  которому  особо  крупный  размер  амфетамина  сотавлял от  200  гр.,  а  крупный  -  от  1  гр., поэтому  указание  в обвинении на  то,  что  1.59 гр.  является  особо  крупным  размером  психотропного  средства  - незаконно.

 

 Вот  выдержка  из  нового  нормативного  акта:

 

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ