Из чего чурбаны пытаются шить уголовку (небольшой комментарии по факту возбуждения уголовного дела № 403520)

May 19, 2016

ЧУРКА,  чурбак, чурбан буквально — "обрубок" (дерева).
                                                                       Этимологический словарь. — 2004

        23  июля  2015 года  и.о. руководителя  Главного  следственного  управления  Следственного  комитета  Российской  Федерации по городу  Москве генерал-майор Дрыманов  А.А.  возбудил  в  отношении меня уголовное  дело  по  ст.310  УК  РФ  («Разглашение данных предварительного расследования»).
       Поводом  для  проведения  доследственной  проверки  послужило   заявление  старшего  следователя по  особо  важным  делам  3-го  следственного  отдела  следственного  управления  Главного  военного  следственного  управления  Следственного  комитета  Российской  Федерации Багирова  Т.С.   (который  искал  повод,  как  бы  отвести  меня  от  защиты  Мурашкина  С.А.,   которого по  его ходатайству  под  стражу  взяли  незаконно,  при  отсутствии  признаков  состава преступления,  о  чем  я  стал  сразу  же  писать  жалобы  во все  инстанции) послужил мой  комментарий по  телефону  к  статье  в  газете  «Коммерсант» под названием   «Следствие  завершает  недоделанный  ремонт».  При этом  в  комментариях  не  содержалось никаких  ДАННЫХ  предварительного расследования,  а  содержалась  информация  о  вмененном  моему  подзащитному  Мурашкину  С.А.  преступлении  и  об  ошибках  следователя,  свидетельствующих  не  только  о  безграмотности следователя, но и о  том, что он  к  судьбе  человека  подошел  поверхностно,  безответственно.
       Тагиров  Т.С.  не  очень то разбирается  в   таких юридических  терминах,  как  «данные  предварительного расследования»  и  «информация  о  совершенном  преступлении»  и, наверное, не  читал разъяснений  Председателя  Верховного Суда  Российской  Федерации Лебедева  В.М.,  что «Обязательными условиями для наступления уголовной ответственности по комментируемой статье являются: 1) отнесение разглашаемых сведений не просто к информации о преступлении, а к данным именно предварительного расследования…»,  поэтому  и  начал кричать,  что  сообщенная  «Коммерсанту»  информация (комментарий на  их  же  информацию  о  предъявлении  Мурашкину  С.А. обвинения  по  ч.4  ст.159  УК  РФ)  об  ошибках  следователя -  это  и  есть  ДАННЫЕ  ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ, что  адвокат  Трепашкин  нарушил  подписку  о  неразглашении  данных  предварительного расследования  от  2  февраля  2015 года.  Однако,  за  тупым  пошел  еще  тупее,  и  так  по  возрастающей  до  генерала Дрыманова.  
       Я  вступил  в  процесс  2  февраля  2015 года,  когда  Мурашкин  С.А.  уже  находился  под  стражей  по постановлению  судьи  Хамовнического  районного суда города  Москвы  Лутова  А.В. 27  января  2015 года.  Из  судебных  материалов,  а  не  от  следователя  Багирова,   я  уже получил и  копию  постановления  о возбуждении  уголовного дела и  копии  протоколов  допросов  свидетелей,  и  справок  ФСБ  РФ  и других  материалов дела.  Разглашение  тех  сведений,  которые  мне  стали известны  не  от  следователя,  а  из судебных   (открытых)  материалов  и до  подписки  -  не  образуют  состава  преступления,  предусмотренного  ст.310  УК  РФ.  Этого не  учли  малограмотные  полковник Багиров и генерал  Дрыманов.
    
       Доследственную  проверку    выходец  из  Дагестана  Багиров Т.С. поручил  провести  своему  земляку  из  Чечни,  следователю  по Тверсокму  району ГСУ  СК  РФ  по  городу  Москве,  а  потом  через  своего начальника СУ  Барсукова  С.В.  (известен  расследованием  уголовного дела  в  отношении  убитого  в  Лондоне  А.Литвиненко)  попросил Дрыманова  А.А.   подписать   решение  о  возбуждении  в  отношении  меня  уголовного дела. 
  
        Посмотрим,  какие  же  «данные  предварительного расследования» по  делу  Мурашкина  С.А.,   причинившие  якобы  вред  расследованию  этого  дела,  были  изложены  мною  в  комментариях  к  публикации  в  «Коммерсанте»?  Приведу  полный  текст  этих  комментариев:  
         «Защита Сергея Мурашкина настаивает на его невиновности, утверждая, что обвинение построено лишь "на не подкрепленных доказательствами догадках". Адвокат арестованного Михаил Трепашкин, кроме того, заявил в беседе с "Ъ", что в материалах дела имеются грубые процессуальные нарушения и ошибки. В частности, отметил защитник, следователь несколько раз в своем постановлении о предъявлении обвинения указывает, что договор между ПРП и Армейским "был заключен в ноябре 2011 года, хотя это было за два года до этого". Кроме того, по словам адвоката, господин Мурашкин не подписывал этот контракт, не участвовал в судебных заседаниях и не был получателем денег от ПРП, а значит, не мог совершать никаких мошеннических действий».
      http://www.kommersant.ru/Doc/2661256
       Перепепчатки:    http://www.militarynews.ru/Story.asp?rid=1&nid=365652 ,
      http://echo.msk.ru/news/1487966-echo.html      и
        http://www.vpk.ru/cgi-bin/uis/w3.cgi/CMS/Item/crt65549bfc58f7da6f2c28bea02970656154f0fb68e7c16d2d23c3ff5c597b3a36d8ad16eacf6c2c25e5d85d73471920e1bc1cf8e25d0819d6e040447c232b90bb24a5ec5f2a72dcdd7e1d541805e1a026fba944111be5da70634b1b20cffc1fd6c8110f23fbfc407d7c3e2dc2b966dbce7c2f05e6d3204c636959a2c064f4961d722befa72d1301615091ac61f19114742bedf12c19066c5dcbac61f0.

        Разобьем   высказывания  (комментарии)   по  частям:
     1) «обвинение построено лишь "на не подкрепленных доказательствами догадках".
      Есть ли  здесь  данные  предварительного расследования? -  Нет.  Эти  сведения  мне  были известны  еще  до принудительного  предупреждения  следователем  Тагировым  Т.С.  о  недопустимости разглашения  данных  предварительного расследования,  то  есть  еще  до  2  февраля  2015 года.   Подзащитный Мурашкин  С.А.  в  ходе  беседы  с ним  и  в  суде  27 января  2015 года рассказал  о  том,  что  его  посадили на  предположениях  и в  дальнейшем  нам,  защитникам,   действительно не  было  предъявлено  каких-либо данных  предварительного  следствия,  которые  эту  информацию  опровергали  бы.  Кроме  того, из  материалов  судебного дела суда  при  помещении  Мурашкина  С.А.  под  стражу  я  знал  и  о  содержании постановления о возбуждении  уголовного дела и  о  имеющихся  свидетельских  показаниях; 

     2) «в материалах дела имеются грубые процессуальные нарушения и ошибки».
     Это  констатация  фактов,  без  приведения  каких-либо  ДАННЫХ  предварительного расследования;  

     3)  «следователь несколько раз в своем постановлении о предъявлении обвинения указывает, что договор между ПРП и Армейским "был заключен в ноябре 2011 года, хотя это было за два года до этого".
           Это  констатация  фактов,  без  приведения  каких-либо  ДАННЫХ  предварительного расследования;  

     4)  «господин Мурашкин не подписывал этот контракт, не участвовал в судебных заседаниях и не был получателем денег от ПРП, а значит, не мог совершать никаких мошеннических действий»
        Это  констатация  фактов, в  том  числе  известных  мне  от  подзащитного,  без  приведения  каких-либо  ДАННЫХ  предварительного расследования.  

       Публикация  на  сайте  коллегии  адвокатов  «Трепашкин  и  партнеры» http://www.trepashkin.com/news/articles?id=147  -  основана  на  судебных  материалах,  ставших известными  не  от  следователя,  а  в  судах,  где проходили открытые  заседания  и  присутствовали зрители.
      Еще  одна  публикация  на  том  же  сайте:  http://www.trepashkin.com/news/articles?id=172  - также основана  на  судебных  материалах,  ставших известными  не  от  следователя,  а  в  судах,  где проходили открытые  заседания  и  присутствовали зрители.
       Все    сведения,  изложенные  в  публикациях, -   были известны  до подписки  о  неразглашении  данных  предварительного расследования. 

Статья 310  УК  РФ («Разглашение данных предварительного расследования»)  гласит:
«Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание, -
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев».

       Из  официального  комментария  по  ст.310  УК  РФ под редакцией  Председателя  Верховного Суда  РФ  Лебедева  В.М.  следует:
       1. Объектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие тайну предварительного следствия и дознания в целях недопущения помех при осуществлении процессуальной деятельности, в том числе при собирании и фиксации доказательств и защиты интересов и безопасности участников предварительного расследования.
Предметом разглашения данных могут быть любые сведения, полученные в ходе досудебного производства: о собранных доказательствах, об источниках этих доказательств, о примененных мерах процессуального принуждения, о планируемых следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях, об участвующих в производстве предварительного расследования лицах и т.д. Преждевременное, до завершения предварительного расследования, ознакомление участников процесса или лиц, имеющих в уголовном деле непроцессуальный интерес, может привести к уничтожению доказательств, устранению лиц, владеющих ценной для следствия информацией, оказанию незаконного воздействия на участников судопроизводства, подключению различных рычагов влияния на следователя, оперативных сотрудников, прокурора.
Устанавливаемый следователем или дознавателем запрет на разглашение данных может касаться как каких-то определенных сведений, так и любой информации, которая стала или еще станет лицу известной в связи с его участием в предварительном следствии или дознании.
2. Данное преступление может быть совершено только путем действия - передачи другим лицам вербальной информации об уголовном деле, копий каких-либо процессуальных документов или иных материалов из дела, распространения своих выписок из материалов дела и других записей.
Обязательными условиями для наступления уголовной ответственности по комментируемой статье являются: 1) отнесение разглашаемых сведений не просто к информации о преступлении, а к данным именно предварительного расследования; 2) наличие предупреждения следователем, дознавателем или иным уполномоченным лицом о недопустимости разглашения указанных данных; 3) отсутствие согласия следователя или дознавателя на разглашение данных; 4) данные сообщаются лицу, не участвующему в предварительном расследовании либо, хотя и участвующему в нем, но не допущенному к конкретной информации.
При этом в соответствии с ч. 2 ст. 161 УПК предупреждение прокурором, следователем, дознавателем участника уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших ему известными данных предварительного расследования под угрозой уголовной ответственности по комментируемой статье оформляется в письменном виде и удостоверяется подписью участника судопроизводства. Согласие же следователя или дознавателя на разглашение данных может быть как письменным, так и устным.
3. Преступление признается оконченным в случае передачи данных предварительного расследования хотя бы одному лицу, не уполномоченному на обладание ими. Последующее использование или неиспользование им этих данных, а также сообщение о них другим лицам на квалификацию содеянного не влияют.
4. Исходя из сопоставительного анализа комментируемой статьи и ст. 161 УПК, закрепляющей недопустимость разглашения данных предварительного расследования, субъектом рассматриваемого преступления может быть только участник уголовного судопроизводства. При этом, как указывал КС РФ в Определении от 21.12.2004 N 467-О "По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 86 и 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", запрет неразглашения данных предварительного расследования не может быть распространен на подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, и они не подлежат уголовной ответственности за разглашение таких данных.
5. Рассматриваемое преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, с учетом того, что лицо может не всегда в полной мере осознавать недопустимость разглашения ставших ему известными данных предварительного следствия и относиться к этому безразлично.
По неосторожности данное преступление, в силу ч.2 ст. 24 УК, не может быть совершено».

       В нарушение  положений  Конституционного  Суда  Российской  Федерации,  следователь  Багиров  Т.С.,  вынудил  подписать подписку  о неразглашении  данных  предварительного расследования  обвиняемого Мурашкина  С.А.
        Таким  образом,  с  учетом  приведенных выше  конкретных   сведений  и  предоставленной  журналисту  «Коммерсанта»  информации  о  преступлении,  в  совершении  которого  обвиняется  Мурашкин  С.А.   и  изложение  его  позиции  -  не  являются   какими-то  «данными предварительного расследовании»,  а  уголовное  дело  по  ст.310  УК  РФ  в  отношении меня  возбуждено  явно незаконно  лицами  с  деревянными  мозгами.
      Дрыманову  А.А.  следовало  бы  также  учесть,  что даже  в  случае  действительного  противоправного разглашения  данных  предварительного расследования,  то  есть  при наличии  признаков  состава  преступления,  необходимо  было  проверить,  а  не  попадают ли  деяния  под  амнистию.  Если  имеются  основания,  указанные  в  Постановлении  Государственной  Думы ФС  РФ  от  24  апреля 2015 года,  то  нужно  было  в  соответствии  с  требованиями  этого  закона  и  УПК  РФ  выносить  постановление  об отказе  в  возбуждении  уголовного дела и прекращении  уголовного преследования.  
    Если  признать,  что  в  моих  деяниях  имеется  состав  преступления,  предусмотренного ст.310  УК  РФ,  то  в  силу  акта  об  амнистии  (я  награжден  боевыми  правительственными  наградами)  нельзя  было  возбуждать  уголовное  дело.  Дрыманов  А.А.,  превысив  свои должностные  полномочия  незаконно  возбудил  уголовное  дело, проигнорировал  Постановление  ГД  об  амнистии.

      О  возбуждении  уголовного дела №  403520 генералом  Дрымановым  А.А.  23  июля  2015 года  мне  стало   случайно известно лишь  11  марта  2016 года (почти  через 8  месяцев)  от следователя  по  особо  важным  делам  отдела  по расследованию особо  важных  дел  следственного  управления  по  Центральному  административному  округу  Главного  следственного  управления  Следственного комитета Российской  Федерации  подполковника  юстиции  Зинеева  А.Н.,  который  тут  же  в  нарушение  решения  Конституционного  суда  РФ  от  21  декабря  2004 года  №  467-О  стал  требовать  с меня  как  уже  подозреваемого подписку  о неразглашении  данных  предварительного расследования.  Когда  я  отказался  и заявил,  что это  незаконно и противоречит решению Конституционного суда  РФ, что  я  обязательно опубликую  посьтановление  о возбуждении  уголвоного дела  в  СМИ,  чтобы  видели,  как  фабрикуют  дела,  чтобы  вывести  адвоката из  дела,  он  заявил,  что это  указание  сверху  (видимо  Дрыманова  А.А. и  Багирова  Т.С.),  что  постановление  о возбуждении  уголовного дела  якобы  утвердил  заместитель  Генерального прокурора  РФ  (неужели  и  там  с  такими  же  безмозглыми деревянными  головами-чурками  сидят?).  Более  2-х  часов  следователь  Зинеев  А.Н.  требовал от меня  подписать   подписку  о неразглашении  данных  предварительного расследования,  а  потом  вызвал  понятых из  числа  находившихся  там  же практикантов и  в  их присутствии  объявил,  что  мол  я  отказываюсь  подписать подписку  о неразглашении  данных  дела,  возбужденного против меня,  после  чего попросил  их своими  подписями  засвидетельствовать  факт отказа.  
       Я  считаю,  что здесь  также  имеются  признаки  превышения  своих должностных полномочий, ибо решения  Конституционного  Суда  РФ  следователь   Зинеев  А.Н. обязан  был  выполнить.

       После  3-х  часов  «случайного  знакомства»  (меня  следователь   пригласил на  этот день  как  представителя  интересов свидетеля  Бочаровой  В.А.,   вызванной  им   якобы по  делу  в  отношении  Мурашкина  С.А.),  Зинеев  А.Н.  попросил  прибыть  к нему  16  марта  2016 года  и  принести  государственные  награды.  

       Адвокат
                                                               М.И.Трепашкин

12  марта  2016 года.
 

 

Please reload

Избранные посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload