• Facebook App Icon
Please reload

Недавние посты

Банкрот - Шеваров Анатолий Филиппович, полковник центрального аппарата МВД России (или учитесь воровать у сотрудников полиции)

February 15, 2017

1/6
Please reload

Избранные посты

Изучают ли судьи уголовное право?

May 19, 2016

 

     Судебные  прения  по  делу  в  отношении  Сальникова  В.Ю.,  обвиняемого  в  совершении  преступления,  предусмотренного  п. «а» ч.3  ст.111,  п.«г» ч.2  ст.112  и ч.2 ст.139  УК  РФ   в  Чертановском  районном  суде  города  Москвы   могли  занять  не  более  5  минут  времени.  После  этого он  был  бы  выпущен на  свободу.  Однако  этого не  произошло.  И  выступать  пришлось   очень  долго.  И  Сальников  В.Ю.  не  был отпущен на  свободу.  Почему?  Попробуем  разобраться.

      Первая  причина:  не  знание  нынешними  судьями  положений  уголовного права.  
      В  период  обучения  на  Следственном  факультете  ВКШ  КГБ  СССР  им.Дзержинского  один  из  очень  уважаемых преподавателей  криминалистики  рассказал   забавную  историю  о  том,  как  он  оказался  на следствии  в  органах  НКВД  сразу  после  Великой  Отечественной  войны.  
     Он  работал  в  колхозе  ветеринаром.  И  вдруг  приходит  повестка  о вызове  в  Управление  НКВД.   Собрал  узелок,  не  рассчитывая  вернуться  обратно,  и  поехал.  Однако,  в  НКВД  ему  предложили работу  следователем.  
      « - Я  же  ветеринар  и  у меня  всего  лишь 2  курса ветеринарного техникума,  как  же  я  работать следователем буду? 
      -   Возьмёшь  любое   подобное уголовное  дело  и  будешь  записывать,  как  в  том  деле».
       И  работал  много лет.
       Создается  впечатление,  что   нынешним  судьям  тоже не  преподавали  основ  российского  уголовного права,  а ориентировали  их  на  работу  по  такой же  аналогии.  Мол,  берешь похожее  дело  и  все  переписываешь  оттуда.  А  еще  лучше  переписать  с флэшки  обвинительное заключение у  следователя,  заложить  текст  в  форму  обвинительного приговора и  приговорить  человека  от  имени  Российской  Федерации  к  длительному  сроку  лишения  свободы.  В  том  числе  и  тогда,  когда  он  явно  невиновен  в  совершении  преступления.

      Когда  в  суде  начинаешь  пытаться  донести  до  сознания  судьи,  что  уголовный  закон  применен  не  правильно,  что на  основании исследованных доказательств  можно  сделать  вывод  
       - об  «эксцессе  исполнителя»,
       -  о  «внезапно возникшем  умысле»,
       -  «о  неосторожном  причинении  вреда здоровью»  вместо  умышленного   нанесения  телесных  повреждений,
           и других  понятиях  уголовного  права,  они  смотрят на  тебя  так,  словно  им  рассказываешь  об  инопланетных  явлениях.   Сразу  вспомнился  один  анекдот  по  теме: 
       «Жена  мне говорит:  -  Сходи  в  библиотеку,  возьми  Фейхтвангера.
       Как  же  я  могу  пойти  туда,  не знаю  куда,   и принести то, не знаю  что».

       Именно  по  такому  сценарию  развивались  события  в  Чертановском  районном суде  города  Москвы  в  ходе судебного разбирательства  по  уголовному  делу  в  отношении  Сальникова  В.Ю.   Обычная  бытовая  история,  безусловно,  трагическая,  но была  так  обвешена  обвинительными   сказками-предположениями,  что  возникли  мысли  о  том,  что  обвинители  и  их начальники  вообще  никогда  не  видели  учебника  уголовного  права.   Однако,  коснемся  непосредственно  материалов  дела.       

      Как  показали  в  судебном  заседании  потерпевшие  (!) и  свидетели  обвинения, события  развивались  следующим образом:     
       
         26  февраля  2013 года в  гости  к  жителю города  Москвы  Подрезову  А.В.   приехал  его знакомый  из  Архангельска.    Вместе  с  ним,  а  также   еще  с  одним  своим  товарищем  «по  политическим  тусовкам»  Леонтьевым  Дмитрием  они решили  пойти  к  знакомому  последнего  -  Ковалеву  Павлу,   проживавшему  на  улице  Кировоградская  в  Москве, чтобы  «попить  водочки»  и  обсудить  вопросы небольшого конфликта   между  Леонтьевым   Дмитрием  и  Ковалевым  Павлом,  возникшего 23  февраля  2013 года из-за  подозрения  последнего  в  «стукачестве  на  однопартийцев».  
       Примерно  в  17  часов  5  минут  они  подошли  к  квартире Ковалева  Павла,  в  которой ранее  неоднократно  Леонтьев Д.А.  и  иные  лица   организовывали  «дружеские  застолья  под  водочку».   На  звонок им  открыл  дверь  отец  Ковалёва  Павла  -  Ковалев  Е.В.  и   оказавшаяся  там квартирантка из  Молдавии  Иванова  Т.В.,  которые,  не  пропустив  «гостей»  в  квартиру, ответили,  что  Павла  дома  нет.  Так  как  Подрезов  А.В.  услышал  какое-то движение  в  квартире,  то  он  решил,  что  Павел  все  же  дома,  а  их не  хотят  пустить  в  квартиру,  чтобы  не  устраивали  очередную попойку.  По  этой  причине, он  и  Леонтьев,  при  попытке  Ивановой  Т.В.  закрыть  дверь,  надавили  на  дверь   и  вошли  в  квартиру.  Ковалев  Е.В. при этом  ушёл на кухню, Леонтьев  вступил  в  перебранку  с  Ивановой, а Подрезов А.В.  быстро  двинулся  к  дальней  комнате,  проверить,  не  там  ли  Ковалев  Павел.   По  пути  ему  попался  брат  Ивановой Т.В. -  ранее  никому  из  прибывших  не знакомый  Иванов  М.В.,  который  шёл на  встречу  ворвавшимся,  услышав  перебранку.  Подрезов,  решив,  что  Иванов  М.В.  будет  препятствовать  проходу,   тлкнул  его,  сбив   с  ног,   и  заскочил в дальнюю  комнату.   Туда  же  проследовал  поднявшийся  с  пола  Иванов  М.В. и  между  ними  в  дальней  комнате  завязалась  драка  с  обменом  ударами.  На  помощь  брату  побежала  Иванова  Т.В.,  закрыв  дверь  комнаты  изнутри,  чтобы  никто  больше  туда не  вошёл.  Вот  как  описывает  в  своих  показаниях Иванова  Т.В.  происходящее:
     «…забежала  в  комнату  и заперла  дверь на  замок.  Мужчина  №  1 (в очках)  наносил  Иванову  М.В.  удары  руками,  а  она (Иванова  Т.В.)  в  этот момент кидалась  на  мужчину  сзади  и  вцепилась  ему  (мужчине  № 1) руками  в  лицо,  как она помнит,  у  мужчины  остались  следы на  лице,  особенно  у  мужчины  № 1  был поврежден  правый  глаз,  как  раз  в  этот момент  у  мужчины №  1  упали очки.  Мужчина  крикнул  своим  товарищам,  чтобы  те  помогли  ему и  оттащили  ее (Иванову  Т.В…».
       Леонтьев Д.А.  с  другом пытались  придти на  помощь Подрезову  А.В.,  однако  дверь в комнату  сразу  открыть не  смогли,  чтобы  помочь другу.  Оказавшись  из-за  поспешности  в  капкане  и  получив  массу  ударов,  Подрезов  А.В.,  как  заявил  в суде   потерпевший Иванов  М.В.,  распылил  в  сторону  Ивановой  Т.В. (чтобы  остановить  ее  нападение)  газ  из  баллончика,  а  когда  это  не  помогло,  вынул  из  кармана  нож  в  чехле,  достал  его и  несколько   раз  ударил  этим  ножом  Иванова  М.В.   Следует  обратить  внимание,  что  Подрезов  А.В.  состоит на учете  у  психиатра,  ему  показалась,  что  его  могут  убить,  поэтому  применил  нож  (в  последующем  было подтверждено  судебно-психиатрической  экспертизой,  что Подрезов  А.В. действлвадл  в  состоянии  невменяемости).  Через  несколько минут  дверь  была  открыта.  Леонтьев  Д.А.,  увидев  в  проём,  что  Иванов  М.В.  порезан,  в  крови,  сказал  товарищу  Подрезова,  что нужно  срочно  уходить.  В  это  время зазвонил  телефон  Иванова  М.В.,  Подрезов  забрал  у  него  телефон,  чтобы не  звонил  в  полицию,  и  отдал  своему  товарищу,  чтобы  вызвали  «Скорую».  После  этого  Леонтьев,  за  ним  друг  Подрезова,  а  потом  и  сам Подрезов  покинули  квартиру.   Как  показывают  потерпевшие,  всё  это происходило  на  протяжении  примерно  5  минут.  Выйдя  на  улицу,  Леонтьев  и  друг  Подрезова А.В.  позвонили  с  телефона  Иванова М.В.  в  «Скорую  помощь»,  после  чего  телефон  выбросили  в  сугроб  рядом  с  подъездом  и  ушли.    
       В  последующем  оказалось,  что  Подрезов  А.В.   при  ударах  ножом  причинил   Иванову  М.В.  тяжкие  телесные  повреждения,  а  Иванова  Т.В.  во  время  царапанья  Подрезова  А.В.  получила  перелом  фаланги  пальца.

      Согласно  положениям  науки  уголовного  права,  при  квалификации  действий  всех  ворвавшихся  в квартиру,  необходимо  было  учесть  следующее:
     а)   в  действиях  Подрезова  А.В.  усматривался  «эксцесс  исполнителя»,  то  есть  он  достал нож  и  нанес  тяжкие телесные  повреждения  Иванову  М.В.  без  ведома остальных  участников  как  о наличии ножа,  так  и  об  его  использовании  в  драке  с  Ивановым  М.В.; 
     б)  перелом  фаланги  пальца  руки  Иванова  Т.В.  получила  случайно,  без  умысла  кого-либо из  ворвавшихся  в  квартиру  причинить  ей  какие-либо  повреждения;    
     в)  по  факту  незаконного вторжения  в квартиру  срок  уголовного  преследования  истёк  26  февраля  2015 года  и  Сальников  В.Ю. не  возражал  против  прекращения  уголовного  дела  в  связи  с  истечением срока  давности.   
      Из  этого  следует,  что  Сальникова  В.Ю. необходимо  было  оправдать.  
      Однако  ни  помощник  прокурора,  выступавшая  в  качестве  государственного обвинителя  (об  этой  малограмотной  категории я  писал немало),  ни  судья  Ермишина  И.А.  не  только  не  отреагировали  на требования  уголовного закона  и   невиновность  Сальникова  В.Ю.   в  нанесении  тяжких  телесных  повреждений  Иванову  М.В.  и  перелома  фаланги  пальца  Ивановой  Т.В.,  но  и незаконно  осуществляли  преследование  Сальникова  В.Ю.  по  ч.2  ст.139  УК  РФ  в  период  с  26  февраля  2015 года  по  29  апреля  2015 года  (более  2-х  месяцев),  несмотря на  истечение с рока  давности  уголовного  преследования  по  этому  составу  преступления.  

        Теперь  о  второй  причине  такого  юридического  бардака  в  отечественном  правосудии:  судьи не несут  ответственности  за  незаконные   обвинительные  приговоры   и  в  этом  их  всячески  прикрывают  вышестоящие  инстанции.  
      Есть  веские основания считать,  что  обвинительный  приговор  в  отношении  Сальникова  В.Ю.  так  и останется  обвинительным, хотя любой  грамотный  юрист  однозначно  увидит  его незаконность.  Таких  примеров  беспредела уже набралось немало.  Возможно,  что  кто-то  когда-нибудь  начнет  расследовать  преступления  судей  и  тогда  эти дела  снова  поднимут из  архива.  Пока  такой  надежды  нет.  Таково,  к сожалению,  остается нынешнее  правосудие  в  России:  тупое,  человеконенавистническое  и  безответственное.  

        Адвокат
                                                            М.И.Трепашкин

30  апреля  2015 года
        
      P.S. Подробнее  о  прениях   по делу  Сальникова  В.Ю.  можно  прочитать  ниже:  

                                                         В  Чертановский  районный  суд города  
                                                         Москвы  
                                                         председательствующей  по делу 
                                                         судье  Ермишиной И.А.  
                                                         ---------------------------------------------  
                                                               117556, гор.Москва, ул.Артековская, дом 3 А

от  адвоката коллегии  адвокатов  «Трепашкин  
    и  партнеры»  города  Москвы                                                                    Трепашкина  Михаила Ивановича,  рег.№  77/5012 в реестре  адвокатов  гор.Москвы, адрес  коллегии  адвокатов:  125047, гор.Москва, Триумфальная пл.,   дом 1,  стр.1, офис 316,  тел. 8 (499) 250-85-30,   …

                                                       в  защиту  интересов  обвиняемого  Сальникова 
                                                          Вадима  Юрьевича  (ордер  в  деле  имеется).


Речь  в  прениях
(тезисы)
и  формулировки  решений  по  вопросам,  указанным 
в  пунктах 1-4  части  первой статьи  299 УК  РФ
(в соответствии со  ст.292  УПК РФ)


Город Москва                                                                              23 апреля  2015 года

         Ваша  честь! 

     Я  прошу  оправдать  моего  подзащитного  Сальникова  Вадима  Юрьевича в совершении  преступлений,  предусмотренных: 
                   п. «а» ч.3  ст.111  УК  РФ,  
                   п.«г» ч.2  ст.112   УК  РФ  и
                   ч.2 ст.139  УК  РФ 
        за  непричастностью  к  указанным  преступлениям.  

         Мой  подзащитный  Сальников  В.Ю.  утверждает,  что он  не  присутствовал  на  месте  совершения  преступления,  а,  следовательно,  не  мог  совершить  вменяемые  ему  деяния.   

        Как  усматривается  из  обвинительного заключения  и  исследованных  в судебном  заседании  доказательств,  представленных  стороной   обвинения:
       -  на  месте  преступления не  обнаружено  каких-либо  биологических  следов,  подтверждающих  присутствие  там  Сальникова  В.Ю.;
      -  не  обнаружено  отпечатков пальцев  рук  Сальникова  В.Ю.,  хотя  по  версии  следствия,  он  якобы  ломал  дверь  комнаты,  где  в  это  время  дрались   с  Подрезовым  А.В. квартиранты   из  Молдавии  Ив