Выносится ли предостережение о недопустимости экстремистской деятельности частному лицу, без



Вопросы, с которыми ко мне обращаются частные лица (не должностные, не руководители каких-либо организаций, движений, не организаторы акций) вызывают определенные трудности их разрешения в связи с неконкретностью норм федеральных законов, позволяющих их трактовать по разному, в зависимости от интересов читающего эти нормы.

Оказываю юридическую помощь конкретному лицу, жителю Тульской области Лукашевичу А.Ю., получившему предостережение в порядке ст.25.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (текст см. ниже), решил обсудить публично некоторые проблемные обстоятельства.

Обстоятельство первое: Предостережение прокурором не может быть вынесено без предварительной прокурорской проверки поступивших из подразделений по борьбе с экстремизмом материалов, то есть по результатам этой проверки.

Обстоятельство второе: Предостережение может быть вынесено только при установлении конкретных экстремистских действий, которые намеревается совершить лицо (лица) в период проведения публичных мероприятий. Абстрактные предположения недопустимы.

Обстоятельство третье: Предостережение о недопустимости нарушения закона применяется только к должностным лицам. Оно не может быть адресовано гражданам и юридическим лицам.

Вынесенное Лукашевичу предостережение мы решили оспорить в суде кассационной инстанции (см. текст жалобы ниже).

Надеюсь увидеть комментарии и мнения специалистов в этой сфере, а также тех, кто уже на практике столкнулся с подобными обстоятельствами.

Адвокат

М.И.Трепашкин

10 ноября 2016 года.

=======================================================================

В Тульский областной суд

(через Советский районный суд города Тулы –

300034, город Тула, ул.Демонстрации, дом 25)

Заявитель: Лукашевич Андрей Юрьевич, проживающий

по адресу: Тульская область,

п.Заокский, …

Апелляционная жалоба

на решение Советского районного суда города Тулы

от 13 октября 2016 года

(в порядке ст.299 КАС РФ)

13 октября 2016 года судья Советского районного суда города Тулы Радченко С.В. вынесла решение, которым было отказано в моем исковом заявлении о признании незаконным предостережения, вынесенного мне как физическому лицу прокурором города Тулы 8 мая 2016 года о недопустимости нарушений законодательства о собраниях, демонстрациях, шествиях и пикетировании при проведении публичного мероприятия, об экстремистской деятельности.

Кроме того, судом признана неуважительной причина пропуска 3-х месячного срока обжалования.

Считаю решение от 13 октября 2016 года незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим причинам:

1. При вынесении решения созданы все те основания для отмены или изменения решения суда, которые перечислены в ч.ч.2 и 3 ст.310 КАС РФ, в частности:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

3. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Прокуратура города Тулы объявила мне как частному физическому лицу предостережение со ссылкой на ст.25.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», гласящую:

«Статья 25.1. Предостережение о недопустимости нарушения закона

В целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона»,

расширительно и неправильно истолковав ее по субъектам применения.

Как следует из официального комментария к указанной статье (постатейный, Кузьмин В.А., Китрова Е.В., подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2007):

«Предостережение о недопустимости нарушения закона применяется только к должностным лицам. Оно не может быть адресовано гражданам и юридическим лицам. Предостережение следует объявлять должностным лицам государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, органов военного управления, воинских частей и учреждений. Оно может объявляться также руководителям и другим работникам коммерческих и некоммерческих организаций, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Установлено, что применению предостережений должна в обязательном порядке предшествовать проверка сведений о готовящихся противоправных деяниях конкретными должностными лицами с истребованием от них письменных объяснений.

Предостережение объявляется на основании результатов проведенных проверок, в том числе по заявлениям и обращениям граждан, информациям контролирующих органов и иным конкретным сигналам, содержащим достоверные сведения о готовящихся противоправных деяниях, и оформляется в виде специального прокурорского акта в письменной форме.

Предостережение должностному лицу объявляется под расписку непосредственно в прокуратуре. В целях обеспечения гласности и повышения профилактического воздействия предостережения оно может быть объявлено и по месту работы виновного лица, в том числе в процессе рассмотрения результатов проверки на собрании трудового коллектива либо при рассмотрении коллегиальным органом акта прокурорского реагирования.

Должностным лицам должно быть разъяснено, что согласно требованиям настоящего ФЗ предостережение о недопустимости нарушения закона может быть обжаловано вышестоящему прокурору либо в суд. В случае удовлетворения жалобы предостережение признается недействительным, о чем сообщается заявителю органом, принявшим такое решение».

Судом первой инстанции было установлено, что:

я не являюсь должностным лицом какой-либо организации,

я не являясь иным лицом, наделенным организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями.

Судом установлено, что я являюсь обычным гражданином, частным лицом. А, следовательно, в отношении меня не может быть вынесено официальное предостережение в соответствии с положениями ст.25.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Суд применил закон, не подлежащий применению.

2. Суд первой инстанции не запросил и не проверил отсутствие требуемой по закону и по приказам Генерального прокурора Российской Федерации прокурорской проверки.

Предостережение объявляется только на основании результатов проведенных проверок, а применению предостережений должна в обязательном порядке предшествовать проверка сведений о готовящихся противоправных деяниях конкретными должностными лицами с истребованием от них письменных объяснений.

Я не совершил ни одного действия, которое попадало бы под понятие «экстремизм» и в суд не было представлено ни одного доказательства того, что я собираюсь совершить конкретное противоправное деяние, ответственность за которое предусмотрена законами Российской Федерации.

Статья 1 («Основные понятия») Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности» гласит:

«Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия:

1) экстремистская деятельность (экстремизм):

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг;».

О том, что я якобы совершил хотя бы одно из перечисленных действий или намеревался совершить - судом не установлено, органами прокуратуры и подразделения «Э» таких материалов не представлено. Суд вынес решение по голословным предположениям о каких-то абстрактный приготовлениях чего-то, чего в действительности и не было.

Я и экстремизм – понятия не совместимые. Имея законное конституционное право обратиться путем видеообращений, я как раз таки и хотел обратить внимание руководства нашей страны и правовых структур Тульской области, на конкретных сотрудников ОБОП НОН УВД Тульской области (Сильков Александр, Самойлов Николай, Глинский Константин, Абиев Артур, Сычев Евгений, Толмачев Евгений, Мельников Алексей, Сафарян Гарик), которые своими действиями и порождают экстремизм среди населения: подрывают устои государства и права. В данной ситуации не я нарушитель закона, а те, кто должен стоять на его страже.

Во время проведения общественного мероприятия «Бессмертный полк» я не собирался предпринимать какие-либо незаконные действия вообще, что подтверждается показаниями свидетелей, допрошенных в суде, и иными доказательствами.

Мои доводы о том, что вынесения официального предостережения необходимо было установить, какие конкретные действия экстремистского характера, противоправные действия я якобы намеревался (готовил) совершить, и чего не сделано в суде первой инстанции, - подтверждаются разъяснениями не только рядом приказов прокуратуры РФ (Приказ Генерального прокурора от 19 ноября 2009 г. № 362 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремисткой деятельности" и др.), но Постановлениями Конституционного суда Российской Федерации, в частности:

а) КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Именем Российской Федерации. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 февраля 2015 г. N 2-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6, ПУНКТА 2 СТАТЬИ 21 И ПУНКТА 1 СТАТЬИ 22 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ АССОЦИАЦИИ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ "АГОРА", МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ", МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "МЕЖДУНАРОДНОЕ ИСТОРИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ, БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЕ И ПРАВОЗАЩИТНОЕ ОБЩЕСТВО "МЕМОРИАЛ", РЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПОМОЩИ БЕЖЕНЦАМ И ВЫНУЖДЕННЫМ ПЕРЕСЕЛЕНЦАМ "ГРАЖДАНСКОЕ СОДЕЙСТВИЕ", АВТОНОМНОЙ НЕКОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАВОВЫХ, ИНФОРМАЦИОННЫХ И ЭКСПЕРТНЫХ УСЛУГ "ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР", РЕГИОНАЛЬНОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ФОНДА "МЕЖДУНАРОДНЫЙ СТАНДАРТ" В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН И ГРАЖДАНКИ С.А. ГАННУШКИНОЙ:

«Из положений пунктов 1 и 2 статьи 1, статей 4, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" во взаимосвязи с положениями его статей 23 - 25.1 следует, что проведение прокурорской проверки призвано устранить неопределенность в отношении имеющихся у органов прокуратуры конкретных сведений, указывающих на наличие в деятельности некоммерческой организации признаков нарушений законов, и вынести по ее итогам - в случае подтверждения наличия соответствующих нарушений - акт прокурорского реагирования в виде протеста, представления, постановления или предостережения о недопустимости нарушения закона. При этом пункт 16 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 7 декабря 2007 года N 195 обязывает прокурора формулировать в документах прокурорского реагирования правовую сущность выявленных нарушений законов с указанием на их негативные последствия, причины и условия, которые им способствовали, ставить вопрос об их устранении и ответственности виновных лиц, а также принимать участие в рассмотрении внесенных актов прокурорского реагирования».

б) такое же разъяснение содержится:

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Именем Российской Федерации. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 8 апреля 2014 г. N 10-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТА 6 СТАТЬИ 2 И ПУНКТА 7 СТАТЬИ 32 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ", ЧАСТИ ШЕСТОЙ СТАТЬИ 29 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ" И ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 19.34 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ФОНДА "КОСТРОМСКОЙ ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНИЦИАТИВ", ГРАЖДАН Л.Г. КУЗЬМИНОЙ, С.М. СМИРЕНСКОГО И В.П. ЮКЕЧЕВА.

Из текста указанных Постановлений Конституционного суда РФ не следует, что предостережение выносится частным физическим лицам.

3. Мною были предоставлены в суд доказательства того, что в установленный законом срок