Судьи должны отвечать за фальсификации доказательств обвинения по обвинению в тяжких прес


Против беззакония и произвола судьи Пресненского районного суда гор.Москвы Шипикова А.И. в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Вахонина И.А. и Герасимовича В.В. открыто выступили даже эксперты государственных учреждений, которые обычно поддерживают правоохранительные органы, даже если те совершают т.н. «подтяжки» доказательств в целях создания криминального фона действий обвиняемых (см. материалы пресс-конференции «Эксперты против обвинения Вахониных в деле «ВИП-насильников», http://blog-trepashkin.livejournal.com/). И дело не в том, что судья в приговоре унизил в какой-то степени честь и достоинство ученых - докторов и кандидатов медицинских наук, имеющих огромнейший стаж экспертной практической работы. Судья цинично отрицал очевидное, искусственно создавая доказательства обвинения, фальсифицируя их, вопреки здравому человеческому смыслу, выполняя фактически негативные функции обвинителя (http://advokat-ko.ru/2012/03/sudija-obvinitel/), а доказательства невиновности подсудимых Вахонина И.А. и Герасимовича В.В. отбрасывал, вопреки требованиям федеральных законов, не утруждая себя мотивацией таких действий.

Мы в ближайшее время разместим весь приговор, чтобы наглядно можно было увидеть «художества» судьи Шипикова А.И., умудрившегося приговорить Вахонина И.А. к 11 годам лишения свободы за изнасилование Волобуевой А.И. и совершение в отношении нее принудительных действиях сексуального характера, несмотря на то, что 31 заключение экспертов и специалистов указывают на то, что признаков данных преступлений в отношении Волобуевой А.И. - нет. Ни одно заключение экспертов не указывает на наличие признаков таких преступлений. Возникает вопрос: На основании чего тогда судья Шипиков А.И. вынес обвинительный приговор? - На основании показаний лишь одной потерпевшей Волобуевой А.И. При том, многократно меняющихся, изобилуемых фантазиями и выдумками (достаточно упомянуть о переломанных ногтях, из-под которых текла кровь, что сразу было опровергнуть фотоснимками и ее осмотрами). Правда, судья Шипиков А.И. и здесь умудрился схитрить, записав, что она «давала последовательные и непротиворечивые показания». Поскольку я лично читал ее показания в ходе предварительного расследования и 2-х судом, то могу назвать такую формулировку «бредом».

Разумеется, что все несуразности приговора-фальшивки описать в одной заметке невозможно. Поэтому сейчас я решил показать, как судьи Шипиков А.И. «обыграл» ситуацию с единственным независимым свидетелем по делу - Кристиной Байло.

Из материалов уголовного дела бесспорно усматривается, что с этой московской девушкой незадолго до происшествия познакомился Вахонин Антон (брат подсудимого по данному делу Вахонина И.А.) и пригласил ее в ночной клуб «BlackOktober», расположенный в кинотеатре «Октябрь на ул.Новый Арбат. И только в день происшествия, то есть 12 июня 2007 года с нею познакомились уже на Новом Арбате Герасимович В.В., Волобуева А.И. и Вахонин И.А. Вместе они провели время до 4 часов 30 минут на Новом Арбате, потом вместе поехали в снимаемую Герасимовичем В.В. квартиру по ул.Зоологическая. После поступления заявления Токарева О.В., написанного от имени Волобуевой А.И. о якобы изнасиловании последней, Байло К.Н. была установлена органами предварительного расследования и допрошена. С нею были проведены очные ставки. Это независимый от кого бы то ни было свидетель и смысла говорить не правду для нее не было. Она подробно описала происходящее 12 июня 2007 года, в том числе в квартире, где якобы была «изнасилована студентка Волобуева». Это был человек обвинения - правоохранительных органов. Однако, Байло К.Н. давала показания, подтверждающие показания Вахонина И.А., Вахонина А.А., Герасимовича В.В., но не показания Волобуевой А.И. Показания Байло К.Н. подтверждались биллингом телефонных соединений и местом нахождения фигурантов. Все доказательства и показания многочисленных лиц опровергали показания (версию) потерпевшей Волобуевой А.И. И тогда следователь Сучкова принимает решение не указывать показания Байло К.Н. как свидетеля обвинения, а отнести ее показания к доказательствам защиты. Правда, показания других свидетелей, где можно было выбрать хотя бы какие-то фактики, подтверждающие версию обвинения, они так и оставили свидетелями обвинения, хотя эти лица в еще большей степени показывали о невиновности Вахонина И.А. и Герасимовича В.В. Однако, показания о невиновности просто умалчивались. К сожалению, судья Шипиков А.И. пошел по такому же пути. Он выбирал крохи из показаний этих свидетелей в пользу обвинения и лепил обвинительный приговор, а показания этих же лиц о невиновности подсудимых не указывал. Словно они об этом и не говорили. Основного же и единственного очевидца происходящего - свидетеля Байло К.Н. судья Шипиков А.И. решил даже не вызывать в суд. Он решил отвергнуть ее показания ибо они не вкладывались в схему обвинительного приговора. Шипиков А.И. даже не стал себя утруждать обоснованиями, почему он не хочет принимать показания свидетеля Байло К.Н. Если она врет, значит нужно направлять материалы для возбуждения уголовного дела за заведомо ложные показания. Судья не делает этого, так как сам прекрасно знает, что Байло К.Н. дает правильные показания. И тогда судья начинает писать явную ложь, что якобы «Байло К.Н. является знакомой Герасимовича В.В. и Вахонина И.А.». Откуда он берет эти сведения? - Просто придумывает. Так же, как и с показаниями свидетеля Мауриной З.И., которая показывала, что не видела, сколько лиц заходило в подъезд, но слышала женский голос, а в некоторых показаниях «голоса». Это не значит, что обе должны были разговаривать в этот момент. Кроме того, по этим разногласиям в показаниях защита намеревалась задать вопрос Мауриной, однако суд не стал вызывать ее в суд, а огласил старые показания, несмотря на возражения защиты.

И вот, как по тексту приговора излагаются показания единственного независимого свидетеля-очевидца Байло К.Н. и как суд их опрокидывает:

«Из показаний свидетеля защиты Байло К.Н., оглашённых в порядке ст.281 УПК РФ, усматривается, что примерно в 01 час 12.06.2007 г. ей позвонил знакомый по имени Антон, с которым она познакомилась накануне в ночном клубе «Ангар18» и дала ему номер своего мобильного телефона, и пригласил ее в ночной клуб «BlackOktober», расположенный в здании кинотеатра «Октябрь» г.Москвы. Примерно в 01 час 30 минут того же дня она на такси приехала к кинотеатру «Октябрь», где ее встретил Антон, вместе с которым были ранее ей не знакомые мужчина по имени Влад и девушка по имени Алиса, которые находились в кальянной. Вскоре к ним присоединился ранее знакомый ей мужчина по имени Илья. О том, что Илья и Антон родные братья она не знала. В ходе общения все, за исключением Влада, употребляли спиртные напитки. Через некоторое время они перешли в караоке-бар, который находится в этом же здании, где продолжали употреблять спиртные напитки, причем Алиса выпила в общей сложности около 400 граммов виски, и, так же как и Илья, находилась в сильной степени алкогольного опьянения, В караоке-баре они танцевали, причем Алиса вела себя очень раскрепощено и вызывающе, даже предложила ей поцеловаться с ней, на что Байло К.Н. согласилась. После караоке-бара они все вместе направились домой к Владу на автомашине последнего, кто предложил к нему поехать, Байло К.Н. не помнит. По пути в автомашине Алиса сказала, что не будет возражать против группового секса со всеми присутствующими лицами. При входе в подъезд консьержку Байло К.Н. не видела, шторы в служебном помещении были задвинуты. Они все вместе поднялись на лифте на этаж, где расположена квартира Влада, причем Алиса к этому моменту находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения, ее речь была невнятной, в то время как все ребята были в нормальном состоянии. От выпитого алкоголя Байло К.Н. стало плохо, и она легла на кровать. К ней подошел Илья, лег на нее сверху, стал гладить руками по бедрам. Байло К.Н. оттолкнула его и пошла на кухню, где легла на пол, так как часто лежит на полу, когда ей жарко. Затем к Байло К.Н. подошла Алиса, которая начала ласкать и целовать ее, разорвала ей лямку бюстгальтера и кофточки, но Байло К.Н. оттолкнула Алису обеими руками и попросила отойти. При этом присутствовали Антон и Влад. В ответ на ее отказ вступить с Алисой в лесбийские отношения последняя сказала об этом Илье, который находился в комнате, и попросила чтобы Илья, Антон и Влад изнасиловали ее, Байло К.Н. Вскоре Байло К.Н. попросила Влада отвезти ее домой, но он предложил ей поехать на такси. Байло К.Н. предложила Алисе уехать с ней, но она ответила отказом. Из квартиры Байло К.Н., Влад и Антон вышли на улицу, и через 20 минут она и Антон, которому нужно было забрать автомашину из не известного ей места и затем вернуться, сели в попутную автомашину и уехали. Перед расставанием Байло К.Н. с мобильного телефона Влада позвонила на свой номер телефона. В пути следования Антон ни с кем по мобильному телефону не общался, а из общения с ним она поняла, что он собирается вернуться домой к Владу. Проехав примерно 5-10 минут, Антон попросил водителя остановить автомашину, вышел, после чего водитель отвез Байло К.Н. домой, где она была примерно в 06 часов 30 минут 12.06.2007 г. (т.З л.д.228-232, 236-242, 260-262).

Суд отклоняет показания свидетеля Байло К.Н. о том, что 12.06.2007 г. она в период времени с 03 часов до 07 часов 12.06.2007 г., совместно с Вахониным И.А., Герасимовичем В.В. и Волобуевой А.И., находилась по адресу: г.Москва, ул.Зоологическая, д.4, кв.25,

39

поскольку данные показания опровергаются показаниями потерпевшей Волобуевой А.И. о том, что Байло К.Н. в указанный период времени с ней не находилась, которые подтверждаются показаниями свидетеля Мауриной З.И. о том, что при входе в подъезд компании, она слышала только один женский голос, согласно протокола осмотра помещения от 12.06.2007 г. занавесок и иных приспособлений для завешивания окон в служебном помещении консьержки не имеется, кроме того Бойло К.Н. является знакомой Герасимовича В.В. и Вахонина И.А., с которыми она неоднократно созванивалась после совершения преступлений в отношении Волобуевой А.И., в связи с чем, суд считает, что показания Байло К.Н. в этой части являются неправдивыми и направлены на оказание Герасимовичу В.В. и Вахонину И.А. помощи с целью уклонения их от уголовной ответственности и избежания заслуженного наказания, в связи с чем, суд не может положить их в основу приговора» (листы 38-39 приговора).

Судья так и не указал, чем же опровергаются показания Байло К.Н. и не указал, что показания Байло К.Н. подтверждаются совокупностью многих доказательств. А отверг их лишь по той причине, что эти показаниям доказывают фальшь обвинения, предъявленного Вахонину И.А. Нельзя же просто сказать, что якобы человек хочет выгородить обвиняемых, надо же показать, в ч ем несостоятельность показаний свидетеля и чем они опровергаются.

Свидетель Байло К.Н. показала, что Волобуеву А.И. никто не тащил в квартиру и не избивал и не насиловал сразу с порога, как это следует из фабулы обвинения.

В заключении этой небольшой заметки снова хочу отметить, что обвинительный приговор фабриковался очень наглядно и цинично, что и вызывало у всех возмущение. Процесс шел вне рамок УПК РФ, нормы которых вообще не соблюдались. Председательствующему судье Шипикову А.И. не менее 16 раз заявлялись отводы, однако он же и отказывал в их удовлетворении. Дважды заявлялись отводы помощнику прокурора, которая не могла обеспечить законность процесса в соответствии с ч.3 ст.37 УПК РФ, а занималась откровенным укрывательством фактов фальсификаций материалов уголовного дела.

Я надеюсь, что приговор в отношении Вахонина И.А. и Герасимовича В.в. будет отменен. Однако, отмена это еще не главное. Главное состоит в том, что судьи должны нести уголовную ответственность за фальсификацию, подгонку доказательств обвинения в целях вынесения заведомо неправосудного обвинительного приговора. В противном случае эта система будет продолжать работать, а мы будем получать все новые жертвы этих фабрикаций.

Адвокат

М.И.Трепашкин

11 апреля 2012 года


Избранные посты