Даст ли кассационная инстанция правовую оценку фабрикациям апелляционного определения?



В президиум Московского окружного военного

суда

-------------------------------------------------------------

119002, город Москва, ул.Арбат, дом 37

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин

и партнеры» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича, рег.№

77/5012 в реестре адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов осужденного

Чекрыгина Дмитрия Игоревича

(ордер № 000788 прилагается).

Суд апелляционной инстанции сфабриковал выводы,

которые опровергаются материалам уголовного дела

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор Реутовского гарнизонного военного суда

от 19 июля 2016 года и апелляционное определение

судебной коллегии по уголовным делам

Московского окружного военного суда от 30 августа 2016 года

в отношении Чекрыгина Д.И.

(в порядке ст.401.2 УПК РФ)

Город Москва 5 октября 2016 года

19 июля 2016 года приговором судьи Реутовского гарнизонного военного суда Какадеева А.И. (единолично) подполковник войсковой части 32679 Чекрыгин Дмитрий Игоревич признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ (хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения), и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 120.000 (сто двадцать тысяч) рублей.

30 августа 2016 года судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда в составе Кудашкина М.В. (председательствующий), Логачева Д.А. и Белоусова О.А. своим апелляционным определением № 22А-280/2016 приговор Реутовского гарнизонного военного суда от 19 июня 2016 года оставила без изменения, а апелляционную жалобу защиты - без удовлетворения.

Считаю указанный приговор от 19 июля 2016 года в отношении Чекрыгина Д.И., а также апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от 30 августа 2016 года незаконными и необоснованными по следующим основаниям:

I. Суд апелляционной инстанции сфабриковал выводы, которые опровергаются материалами уголовного дела

Защита прежде всего просит обратить внимание суда кассационной инстанции и, запросив уголовное дело, исследовать материалы дела в той части, где суд апелляционной инстанции, опровергая доводы защиты о неправомерности вменения признака «с использованием своего должностного положения», сфабриковал выводы, вопреки материалам данного уголовного дела. В частности, ложно записаны следующие выводы:

1) « - показания свидетеля Гусельникова о том, что в ноябре 2014 года он поручил Чекрыгину, исполняющему по его указанию обязанности начальника организационно-планового отдела, подготовить проект приказа…»

лист 5 абзац 3 апелляционного определения

Во-первых, Гусельников ни в своих показаниях, ни в ходе очной ставки с Чекрыгиным никогда не показывал, что он давал указание Чекрыгину исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела. Отсутствие такого указания исследовалось в суде первой инстанции. Ни письменного, ни устного указания не было. Это следовало и из показаний Гусельникова.

Во-вторых, Гусельников не мог давать указание Чекрыгину Д.И. исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела, так как образование Чекрыгина не позволяло ему занимать указанную должность.

В-третьих, судом было установлено на основании материалов уголовного дела, что с октября по декабрь 2014 года обязанности начальника организационно-планового отдела в соответствии с приказом Главкома ВВС РФ исполнял полковник Булатников, который в указанное время не находился ни в отпуске, ни в командировке, ни на больничном. Он исполнял по приказу свои должностные обязанности начальника организационно-планового отдела, которому подчинялся также строевой отдел (начальник Баканов), готовивший в соответствии со штатным расписанием проекты приказов. Чекрыгину не подчинялся строевой отдел и он не имел полномочий готовить проекты приказов. Гусельников вызвал в середине ноября 2014 года Чекрыгина и попросил организовать (не подготовить) изготовление проекта приказа. Установлено, что проект приказа готовил именно начальник строевого отдела Баканов, после чего отдал Чекрыгину, чтобы тот отнес проект этого приказа Гусельникову для внесения данных, полученных от руководителей отделов с фамилиям поощряемых офицеров и суммами выплат.

Только в суде апелляционной инстанции появился ложный вывод, не основанный на материалах уголовного дела (опровергаемый материалами уголовного дела), что Гусельников якобы давал указание Чекрыгину исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела;

2) «Вопреки утверждению автора жалобы, суд первой инстанции правильно положил в основу приговора последовательные показания Врио командира войсковой части 32679 Гусельникова, оснований не доверять которым не имелось, о том, что в соответствии с его приказом Чекрыгин в течение 2014 года, в том числе в октябре и ноябре, исполнял обязанности начальника организационно-планового отдела, то есть являлся должностным лицом, ответственным, за составление проектов приказов…»

лист 5 абзац 6 апелляционного определения

Никогда Гусельников не показывал, что он давал какой-либо приказ Чекрыгину исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела.

Я участвовал в деле в качестве защитника Чекрыгина еще со стадии предварительного расследования и не видел ни одного протокола допроса, не видел опроса, не видел иных документов, где Гусельников давал бы показания об отдаче приказа Чекрыгину исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела.

Гусельников не имел полномочий отменить приказ Главкома ВВС РФ о том, что начальником организационно-планового отдела назначен был в указанный период времени полковник Булатников.

Врио командира войсковой части Гусельников и врио начальника строевого отдела Баканов вообще не знали обстановку в войсковой части, поэтому они не знали, кто и какую конкретно должность занимает.

Прошу суд кассационной инстанции дать правовую оценку заведомо ложным формулировкам, а точнее фабрикациям выводов в целях признать Чекрыгина виновным именно по ч.3 ст.159 УК РФ. Судьям фальсифицировать материалы уголовного дела недопустимо;

3) «…Эти показания Гусельникова согласуются с пояснениями допрошенных в судебном заседании потерпевших Смирнова, Нижегородова и свидетеля Баканова, рассказавших, что именно на Чекрыгина Врио командира войсковой части 32679 возложил своим приказом в 2014 году исполнение вышеуказанных обязанностей начальника отдела…»

лист 6 абзац 2 апелляционного определения

Нет в материалах уголовного дела таких показаний названных 3-х лиц.

Смирнов никогда, в том числе в судебном заседании, не показывал, что был приказ Гусельникова о возложении обязанностей начальника организационно-планового отдела на Чекрыгина.

Нижегородов никогда, в том числе в судебном заседании, не показывал, что был приказ Гусельникова о возложении обязанностей начальника организационно-планового отдела на Чекрыгина.

Баканов никогда не показывал, в том числе в судебном заседании, что был приказ Гусельникова о возложении обязанностей начальника организационно-планового отдела на Чекрыгина.

Ни один из свидетелей не п оказывал, что было устное распоряжение, что был устный приказ о возложении на Чекрыгина обязанностей начальника организационно-планового отдела.

До судебного заседания следователь умышленно скрывал факт того, что согласно приказу Главнокомандующего ВВС исполнять обязанности начальника организационно-планового отдела были возложены на полковника Булатникова, который и в октябре и в ноябре находился на службе. Врио Гусельникова беспричинно не имел полномочий отменить приказ Главнокомандующего ВВС. Все эти обстоятельства выяснились в ходе судебного заседания, когда были запрошены и приобщены к материалам уголовного дела соответствующие приказы.

Статья 389.16 УПК РФ («Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела») гласит:

«Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда;

3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания».

Суд апелляционной инстанции не учел также, что оба потерпевших - Смирнов и Нижегородов не только дали показания, но и письменно написали заявления о том, что им никакого ущерба действиями Чекрыгина не причинено. Вопреки их заявлениям, с уд апелляционной инстанции записал, что потерпевшим «был причинен имущественный вред» (лист 6 абзац 6 апелляционного определения). Ни один из начальников этих лиц не показал, что он вносил Смирнова и Нижегородова в список с завышенным размером выплат. Наоборот, указывалось органами предварительного расследования, что сумму с завышением, вопреки воли начальников отделов этих лиц, якобы завысил сам Чекрыгин. Поэтому потерпевшие Смирнов и Нижегородов в судебном заседании четко и понятно для всех пояснили (многократно): деньги по 80.000 рублей им не принадлежали, поэтому они вернули их обратно в соответствии с договоренностью.

Суды первой и апелляционной инстанции в нарушение ст.ст.14 и 302 УПК РФ изложили не доказанное предварительным следствием предположение, что деньгами завладел Чекрыгин. Все это записано только по той причине, что Чекрыгин не стал давать показания, кому эти деньги были переданы и с какой целью. Хотя в войсковой части все осведомлены, а также следователь и прокурор, что Чекрыгин из этих денег не взял ни копейки.

Суд апелляционной инстанции не дал должной оценки доводам защиты, изложенным в апелляционной жалобе, в частности:

II. Неправильное применение уголовного закона.

Чекрыгину Д.И. незаконно вменён признак «с использованием своего служебного положения».

С октября 2014 года и на время вменяемых ему деяний подполковник Чекрыгин Д.И. исполнял обязанности (согласно приказа командующего военно-воздушными силами Вооруженных Сил России) заместителя начальника организационно-планового отдела войсковой части 32679 и в его обязанности, согласно должностной инструкции, не входило изготовление проекта приказа по войсковой части. Согласно должностным обязанностям, утвержденным приказом командующего военно-воздушными силами Вооруженных Сил России) проекты приказа готовил начальник строевой части, каким являлся в ноябре 2014 года Баканов В.В., а за организацию подготовки проекта приказа должен был отвечать начальник организационно-планового отдела, каким являлся согласно приказа командующего военно-воздушными силами Вооруженных Сил России № 185 от 28 октября 2014 года полковник Булатников Олег Викторович (не Чекрыгин Д.И.).

Таким образом, Чекрыгину Д.И. незаконно вменено использование чужого (не своего) служебного положения, ибо согласно служебным обязанностям, определенным ему приказами, он не был наделен организационно-распорядительскими функциями, за исключением руководства по старшинству в своей группе, и не являлся по изданным приказам начальником организационно-планового отдела на период вменяемых деяний.

Именно по этой причине действия Чекрыгина Д.И. при написании рапортов об обнаружении признаков преступления следователь старший лейтенант М.Д.Мори (том 1 л.д.5) и следователь по ОВД КМО ВСУ СК России по городу Москве подполковник юстиции А.В.Смирнов (том 1 л.д.7-10) квалифицировали по ч.1 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции указал в приговоре, что Чекрыгин Д.И., «используя свое служебное положение, связанное с подготовкой проекта приказа по распределению премий военнослужащим войсковой части 32679…, совершил мошенничество с использованием своего служебного положения, т.е. хищение чужого имущества - денежных средств, принадлежащих военнослужащим войсковой части 32679 майору Смирнову А.А. в размере 80.000 рублей и лейтенанту Нижегородову Н.С. в размере 80 000 рублей… ».

В этой формулировке приговора есть 2 (два) обстоятельства, опровергаемые материалами уголовного дела и приказами командующего военно-воздушными силами Вооруженных Сил России:

- действия Чекрыгина Д.И., связанные с подготовкой проекта приказа, - не являлись его должностными обязанностями. Вывод суда сделан на основании показаний Врио командира войсковой части 32679 полковника Гусельникова В.В. о том, что он поручил Чекрыгину Д.И. как наиболее ответственному и грамотному офицеру подготовить проект приказа, на основании рапортов начальников отделов, в которых указывались фамилии поощряемых офицеров части и суммы выплат. Поручил подготовить проект приказа, не доверяя Булатникову О.В. и Баканову В.В. (в чьи обязанности это входило) - это не значит, что при этом Чекрыгин Д.И. был наделен какими-то дополнительными служебными полномочиями, так как это противоречило бы нескольким приказам командующего военно-воздушными силами Вооруженных Сил России. Это было временное поручение командира части выполнить чужие обязанности, не связанное с наделениями полномочий начальника отдела;

- деньги, которые были проведены майору Смирнову А.А. в размере 80.000 рублей и лейтенанту Нижегородову Н.С. в размере 80 000 рублей - им не принадлежали. Сами эти оба офицеры показали, что указанные суммы денежных средств были начислены им сверх положенного (по предварительному устному соглашению с Чекрыгиным), поэтому они вернули их Чекрыгину Д.И. и не имеют к нему никаких претензий.

Органы предварительного расследования вменяли моему подзащитному Чекрыгину Д.И. то, что он:

- с 7 марта 2014 года по 14 июля 2015 года проходил военную службу по контракту в войсковой части 32679 и «фактически замещал» в указанный период должность начальника организационно-планового отдела, которая была вакантной (абзац 1 обвинения);

- на подполковника Чекрыгина Д.И. в указанный период времени были возложены должностные обязанности заместителя и начальника организационно-планового отдела войсковой части 32679, учитывая фактической отсутствие начальника отдела;

- на Чекрыгина Д.И. были возложены обязанности:

организовывать работу отдела и повседневно руководить ею, согласовывать работу подчиненного личного состава;

организовывать своевременное и правильное доведение всех приказов командира воинской части и старших командиров (начальников) до подразделений и служб, а также проверку их выполнения, лично передавать важнейшие приказы и проверять их выполнение;