Специзолятор «Лефортово» подлежит закрытию.



«От великих порядков остались беспорядки»

Русская пословица

Как поступают нынешние власти, когда видят незаконную деятельность какого-либо коммерческого предприятия или физического лица? - Разумеется, закрывают это предприятие либо запрещают деятельность физлица. Деятельность, если она осуществляется во вред интересам государства и людей, нарушает их права и законные интересы, не имеет права на существование. Это, думаю, приветствуется всеми. Однако, совершенно по иному властные чиновники поступают тогда, когда обнаруживают незаконную деятельность государственного учреждения и их чиновников.

Всем известная Лефортовская тюрьма или спецтюрьма для государственных преступников, которая в настоящее время функционирует как СИЗО-2 ФСИН России (находится в прямом подчинении Директора ФСИН Калинина Ю.И., минуя УФСИН по гор.Москве), в настоящее время подлежит закрытию, так как не соответствует установленным для такого учреждения стандартам, ибо не может обеспечить права содержащихся в нем лиц - подследственных и осужденных, а также их защитников. О каком праве и о каких стандартах идет речь?

Во-первых, о нарушениях прав. В соответствии со ст.5 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, ч.3 ст.47 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ каждый обвиняемый должен иметь время и возможность для подготовки к защите. В соответствии с ч.1 ст.48 Конституции РФ, п.п.8 и 9 ч.4 ст.47 УПК РФ, ст.12 и 89 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ обвиняемые и осужденные имеют право на помощь защитника, на встречи с ними без ограничения их числа и продолжительности (либо продолжительностью не менее 4 часов). Такое право основано на общепринятых нормах и принципах международного права и, как видим из выше перечисленных и иных норм, конкретно расписано в российском законодательстве.

Во-вторых, о стандартах. Общеизвестно, что следственный изолятор должен вмещать в себя столько лиц, чтобы полностью обеспечить права осужденных, гарантированные общепринятыми нормами международного права, Конституцией РФ и иными федеральными законами России. В СИЗО и других местах лишения свободы должно быть столько мест для встреч, чтобы они обеспечивали законное право обвиняемых и осужденных на встречи с адвокатами, защитниками.

В настоящее время специзолятор «Лефортово» (СИЗО-2 ФСИН России) не соответствует указанным стандартам и по этой причине не обеспечивает права подследственных и осужденных на встречи с адвокатами без ограничения их количества (прежде всего) и хотя бы четырех часовой продолжительности. Причина таких грубых прав человека кроется в том, что в СИЗО выделено лишь порядка 5 кабинетов для встреч с адвокатами. Кроме того, в этих же кабинетах проводятся следственные действия. Ясно, что при таких условиях к подзащитному иногда невозможно попасть в течение недели. Невозможно готовиться к судебным заседаниям, а тем более, если они идут часто. Встречи с подзащитными осуществляются при унизительных для адвокатов обстоятельствах, сопряженных с откровенными издевательствами. Конечно, следователи, которые проводят следственные действия в тех же кабинетах, имеют преимущество по очереди. Можно сказать, они идут без очереди (их же дела важнее). А адвокаты должны действовать по следующей схеме: организовать у входа в СИЗО-2 пост для записи очередников, желающих на следующий день попасть на встречу с подзащитным. При этом, даже если ты запишешься третьим-четвертым, то это дает тебе мизерный шанс на попадание. Всегда большие шансы тех, кто входит в тройку первых записавшихся. Однако, если будут проводиться следственные действия сразу по нескольким делам, то и в этом случае попасть на встречу с подзащитным невозможно и все может быть пустой тратой времени, ведь следователи могут проводить работу до конца дня. Я был свидетелем, когда адвокат Кузьминых, прибывший из гор.Санкт.Петербурга для встречи с осужденным Шутовым Ю.Т., так и не смог попасть в СИЗО. В отчаянии он сказал: «Надо на них в суд подавать и закрывать этот следственный изолятор!». Сам я также неоднократно пытался пройти обычным путем к своим подзащитным, однако в лучшем случае мог попасть туда после трех попыток, после трех потерянных рабочих дней ожидания в очереди. И это в лучшем случае, когда попадешь на перерыв в следственных действиях, а, следовательно, кабинетов для встреч будет больше. Почти все адвокаты, также выжидающие в очереди и гадающие: «Попадем сегодня к подзащитному или нет?», полностью согласились с высказанной мною идеей, что такой изолятор нужно закрывать, пока он не наладит работу так, чтобы права содержащихся в нем подследственных и осужденных были обеспечены в соответствии с требованиями федеральных законов и Конституции России. Однако, в суд почему-то никто жалобу не подал (допускаю, что мне неизвестно об этом). Одной из причин можно назвать существующую, как я слышал, негласную установку в судах: все споры с государственными учреждениями и их чиновниками должны решаться в пользу последних. Может, поэтому адвокаты и не тратят время зря. Однако, время, которое они сидят в очередях в СИЗО-2 ФСИН РФ занимает значительно больше времени. И надо бы уделить время для разрешения столь насущной проблемы, прекратить не только нарушения прав своих подзащитных, но и свои унижения и издевательства. Необходимо либо через суды либо путем жалоб в вышестоящие контролирующие инстанции добиваться устранения причин, препятствующих реализации права на встречи с подзащитными без ограничения их количества (сейчас они очень ограничиваются) и продолжительности, либо требовать закрытия СИЗО-2 ФСИН России как не соответствующего стандартам, то есть не имеющего возможности для реализации конституционных прав лиц, содержащихся под стражей, а также их защитников. Могу ответственно заявить, что в советские времена в Лефортовском следственном изоляторе было больше порядка и больше возможностей для встреч адвокатов с подзащитными. Почему же, как гласит русская пословица: «От великих порядков остались беспорядки»? Не связано ли это с тем, что у ФСБ РФ ограничены возможности для тотального контроля с помощью оперативно-технических средств всех встреч адвокатов с подзащитными, содержащимися в указанном СИЗО?

Надеюсь получить на эту проблемную заметку отклики адвокатов и защитников, уже столкнувшихся с описанными нарушениями в Лефортовском СИЗО-2 ФСИН России, чтобы в последующем выработать совместные меры и предложения по устранению возникших проблем. Помните, равнодушие и оставление без разрешения одной проблемы порождает массу новых проблем.

Возможно, что сотрудники ФСИН РФ отзовутся, почему так происходит и из-за чего возникают трудности в организации встреч адвокатов с подзащитными в Лефортовском СИЗО.

Адвокат М.И.Трепашкин

30 декабря 2008 года.

Лефортовский изолятор (вид сверху).



Фотоснимок плана из коллекции профессора Peter Reddaway, которую он передал фонду Андрея Сахарова


Избранные посты
Недавние посты
Архив
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
Поиск по тегам
  • Facebook App Icon