Некоторые судьи считают провокацию законной!



Калимулин Б.М.

«Бывают заблуждения, имеющие видимость истин»

Сенека

Во все времена и во всех странах провокация осуждалась. И морально, и юридически. В уголовном праве она рассматривается еще и как «подстрекательство» либо «организация» преступления. Преступления, которого не могло быть без этих провокационных действий. В России провокация, к сожалению, пока в почете. Об этом свидетельствуют уголовные дела и судебные процессы, прокатившиеся по России за последние три года от Магадана до Москвы. В основном это процессы на чиновников не мелкого полета либо иных публичных людей. Граждане были осуждены, ибо провокаторы оказались скрыты. Но правильно говорит пословица: «Сколько веревочке не виться…». Вот в ряде уголовных дел о них стало известно. Способствовало этому то, что увеличилось число пользователей Интернета, интересующихся происходящем в мире и пишущих о том, что происходит рядом. Именно таким образом стали достоянием широкой общественности сведения о провокационных действиях сотрудников ОРБ № 3 ДЭБ МВД России (http://www.mk.ru/editions/daily/article/2010/03/28/456904-mvd-razdaet-falshivyie-pasporta-operam.html). Правда, это только малая часть айсберга беззаконий, творимых высокими чинами МВД России. Надеюсь, что прочитав эту заметку, мы получим дополнительные материалы из регионов России, на основании которых необходимо будет добиваться детального расследования всех этих провокаций.

22 марта 2010 года приговором Тверского районного суда гор.Москвы к 5 годам 6 месяцам лишения свободы за покушение на мошенничество (ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ) был осужден житель гор.Москвы Кузнецов Владимир Михайлович, руководитель общественного объединения «Рабочая группы по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти», созданной при Государственной Думе ФС РФ еще в 2000 году депутатами Шашуриным С.П., а затем Черепковым В.И. в соответствии со своим статусом. Уголовное дело в отношении Кузнецова В.М. было возбуждено после того, как им был направлен обширный доклад Президенту России Медведеву Д.А.

Уже в конце судебного разбирательства было установлено, что Кузнецов В.М. стал жертвой преступной фабрикации сотрудников ОРБ № 3 ДЭБ МВД России.

Схема провокации была такова. Два сотрудника ОРБ (предположительно Калимулин Б.М. и Пирожков С.А.) с фиктивными паспортными данными и с поддельными документами на Каримова Юсупа Миннигалиевича (якобы проживающего по адресу: гор.Москва, ул.Клары Цеткин, дом 19, общежитие) и Гридасова Сергея Александровича (якобы проживающего в общежитии гор.Санкт-Петербурга по Набережной реки Фонтанки, дом 6) выступили в качестве предпринимателей, представляющих интересы ЗАО «МостИнжСтрой». Предоставив Кузнецову В.М. фиктивные документы о якобы проводимых в ЗАО «МостИнжСтрой» без санкции прокуратуры внеплановых проверках и заявив, что с них систематически сотрудники правоохранительных органов требуют большие суммы денег за возврат изымаемых бухгалтерских документов, они попросили организовать депутатские запросы в Генеральную прокуратуру и СКП для того, чтобы эти безобразия прекратились. Кузнецов В.М., действуя в соответствии с законами РФ, оказал помощь в подготовке таких запросов. За это, как утверждают Каримов и Гридасов, он запросил деньги в сумме 1 млн.600 тыс. рублей, которые они положили в банковскую ячейку, получив их до этого от оперативников МВД РФ. В момент, когда Кузнецов В.М. передал Гридасову С.А. копию направленного в СКП запроса депутата ГД от «Единой России» А.Козерадского, получив от первого ключ от банковской ячейки, его задержали сотрудники ДЭБ МВД РФ. При этом не было учтено, что Кузнецов В.М. ранее никогда не занимался подобными деяниями, в данном случае никого не обманул, признаков мошенничества не имеется. В то же время, со стороны сотрудников МВД РФ:

была совершена провокация,

использовался обман о якобы проводимых в коммерческой структуре проверках, под видом предпринимателей выступили сотрудники милиции с поддельными паспортами.

Несмотря на очевидность и доказанность этих фактов, судьями умышленно был вынесен, по мнению защиты, заведомо неправосудный приговор.

В последующем было установлено также:

  1. следователя 2 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Кудакова А.В. находится уголовное дело по обвинению Базановой Елены Юрьевны, в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 290 УК РФ, возбужденное 05.10.2009 года. С 06.10.2009 года и по настоящее время Базанова Е.Ю. содержится под стражей.

Уголовное дело в отношении Базановой Е.Ю. было возбуждено по заявлению Каримова Ю.М., якобы представителя уже другой коммерческой структуры - ООО «Компания ГПР ИНЖСТРОЙ».

В целях установления личности и места проживания заявителя Каримова Ю.М., адвокатами обвиняемой были направлены адвокатские запросы с паспортными данными Каримова в МВД и ФМС России. На запрос, направленный в МВД, на имя адвоката Вдовина В.А. поступил ответ следующего содержания:

«На ваш запрос от 20.01.2010 года по факту постоянного или временного регистрации в период с 2000 года по 2010 год по адресу: г. Москва, ул. Клары Цеткин, д-19, (квартира неустановлена) гражданина Карима Юсуп Миннигалиевича, 11.11.1959 года рождения, сообщаем, что в указанный период данный гражданин по вышеуказанному адресу не регистрировался».

Информация аналогичного содержания поступила в ответе из ФМС:

«На Ваш запрос сообщаю, что по учётам отделения по району Коптево ОУФМС России по г. Москве в САО гр-н Каримов Ю.М. 11.11.1959г. рождения, уроженец Узбекской ССР, Чимкетской обл. г. Сары-Арчаг не значится. Паспорт серии 45 08 № 020914 от 21.12.2004г. ОВД района Коптево г. Москвы не выдавался, так как данный номер паспорта в ОВД не поступал»

2. В производстве следователя по ОВД СЧ СУ при УВД по СЗАО гор.Москвы подполковника юстиции Шибаева А.Н. находится уголовное дело № 225063 в отношении Камалдинова В.В. и др., где в качестве потерпевшего проходит вице-президент группы компаний «Бауфлекс» Гальяров Борис Ринатович, 11.11.1959 г.рождения, зарегистрированный по адресу: гор.Москва, ул.Вешняковская, дом 8, корпус 1, общежитие, тел.8-965-297-67-51.

Вот выдержки из постановления о возбуждении уголовного дела:

«29.09.2009 г. примерно в 18 часов 20 минут Ахматов Магомет Идирисович и Камалдинов Виктор Викторович, находясь по адресу: г.Москва, ул.Народного Ополчения, дом 23, корп.1 в помещении ресторана «Ченто Перченкто», реализуя свой преступный умысел, направленный на завладение денежными средствами путем обмана под предлогом обеспечения победы вице-президенту группы компаний «Бауфлекс» Гальярову Б.Р., на якобы предстоящем аукционе Росимущества по продаже федерального имущества - здания расположенного по адресу: г.Москва, ул.Большая Татарская, д.38, не имея возможности и намерения способствовать Гальярову Б.Р. в приобретении указанного выше здания, обманным путем завладели денежными средствами последнего, в размере 150000 долларов США, что составляет особо крупный размер, однако довести свой преступный умысел до конца не смогли, т.к. сразу же были задержаны сотрудниками милиции, и денежные средства были изъяты».

Обвиняемый Камалдинов В.В., а также его родные, присутствовавшими при задержании и при некоторых других следственных действиях, утверждают, что Гальяров Б.Н. это и есть полковник Калимулин Б.М., фотография которого им предъявлялась. Причем, в момент задержания Камалдинова он был в черных очках и с бородой, которые потом снял.

3. В 2008 году в Самарской области были арестованы руководители министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Кадрия Коровяковская и Валерий Шашкин.

В ходе судебного следствия было установлено, что к ним обратился исполнительный директор коммерческой организации ООО «Геология-С» Борис Гальяров с заявлением о получении лицензии для геологического изучения и добычи строительного песка в Ставропольском районе области. А потом написал заявление, что с него требуют взятку в сумме 1 млн.500 тыс. рублей. При передаче денег Гальяровым Борисом указанные выше чиновники были задержаны с поличным.

Коровяковская была осуждена на 8 лет колонии общего режима, Шашкин - 7 лет колонии строго режима.

У меня есть основания считать, что в этом деле в качестве провокатора выступал тот же полковник ОРБ № 3 ДЭБ МВД России полковник Калимулин Б.М., так как схема «работы» похожая и используются везде полтора миллиона рублей (с незначительными изменениями), чтобы квалифицировать деяния по признаку особо крупного размера, то есть тяжкого либо особо тяжкого преступления.

4. Гридасов Сергей, фигурировавший в качестве советника (помощника) генерального директора ЗАО «МостИнжСтрой» в деле Кузнецова В.М. (предположительно сотрудник ОРБ № 3 ДЭБ МВД России Пирожков С.А.), участвовал в оперативной подставе в качестве уже советника коммерческого банка в дела Трифоновой Веры, умершей в СИЗО в мае этого года.

5. Каримов Юсуп выступал в качестве заявителя-предпринимателя («лжепредпринимателя») в деле Брянского губернатора Николая Денина и его заместителя.

Данному делу была посвящена статья Дмитрия Смирнова под заголовком «Коррупция по провокации», размещённая на сайте www.ekonbez.ru/news/cat/5034.

Автор статьи отмечает, что:

«… комплекс оперативно-розыскных мероприятий и материалы доследственной проверки основывались на заявлении финдиректора ООО «Компания ГПР ИНЖСТРОЙ» Юсупа Каримова. Именно с Каримова и его партнёра (некоего Саввы Баренца) губернатор с депутатами якобы вымогали взятку. И именно со слов Каримова, давшего согласие на участие в оперативном эксперименте, оперативникам ОРБ-3 стало известно о готовящемся беззаконии».

Это не полный список дел с признаками фальши и провокационной деятельности сотрудников ОРБ № 3 ДЭБ МВД России.

Очевидная схожесть отведённых «ролей» Калимулина Б.М. (Каримов Юсуп, Гальяров Борис) во всех перечисленных делах даёт веское основание убедиться в том, что данное лицо является «агентом-провокатором», действующим в обход закона и создающим видимость совершения преступления. Однако, по таким «преступлениям» явно провокационного характера ряд лиц незаконно осуждены.

Незаконность данной деятельности органами, осуществлявшими оперативно-розыскную деятельность, так же подтверждается и практикой Европейского суда по правам человека, а так же Верховного суда РФ, а именно:

В соответствии с п. 1 статьи 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года: «каждый <…> при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Одним из первых решений ЕС, констатировавших неправомерность вышеуказанных действий правоохранительных органов, было решение по делу «Тейшейра де Кастро против Португалии» от 9 июня 1998 года. Как показывает фабула дела, сотрудники милиции Португалии действовали по той же схеме, что и псевдо-Каримов:

«В связи с проведением операции по выявлению незаконного оборота наркотиков, двое переодетых в гражданскую одежду полицейских из Полиции Общественной Безопасности <…> неоднократно подходили к гр-ну В.С. <…> Они надеялись, что через В.С. смогут выйти на его поставщика и попросили приобрести для них несколько килограммов гашиша. <…>

Около полуночи 30 декабря 1992 года два полицейских пришли домой к В.С. и сказали, что теперь они желают приобрести героин. В.С. упомянул имя Франсишку Тейшейра де Кастро, сказав, что может быть он сможет достать немного наркотиков; однако он не знал адреса последнего и предложил узнать его у Ф.О. Все четверо приехали к дому истца на машине предполагаемых покупателей. Истец вышел на улицу по просьбе Ф.О. и сел в машину, где его ожидали двое полицейских и В.С. Полицейские заявили, что они хотят приобрести 20 граммов героина за 200 000 эскудо (PTE) и показали ему свернутые банкноты Банка Португалии.

Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро согласился достать героин <…> Затем истец привез наркотики домой к В.С.; В это время В.С. вернулся в дом, а двое полицейских ожидали снаружи. Сделка должна была быть совершена в доме. Полицейские по приглашению В.С. вошли в дом; истец затем вытащил один из пакетиков из кармана и в это время полицейские раскрыли себя и арестовали истца...»

Как видно из приведённой фабулы, полицейские сами создали условия для совершения преступного деяния: вошли в доверие к предполагаемому перевозчику наркотиков, через него вышли на истца, предложили ему деньги, демонстрируя тем самым намерение совершить сделку, после чего «раскрыли» преступление. Иными словами, полицейскими было совершено подстрекательство, т.е. склонение лица к совершению преступления.

Давая правовую оценку действиям полицейских, ЕС отметил следующее:

«Правительство в меморандуме заявило, что большое количество государств (включая государства-члены Совета Европы) допускает использование специальных оперативных действий, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. <…> Конвенция ООН о «Незаконном обороте наркотиков и психотропных веществ от 1998 года, а Конвенция Совета Европы от 1990 «Об отмывании, розыске, изъятии и конфискации доходов, добытых преступным путем» - также позволяет использование «негласных агентов», чья роль не имеет ничего общего с «агентами- провокаторами». <…> Разница между двумя видами агентов состоит в том, что в случае с провокацией, действия таких агентов создают преступное намерение, которое до их действий отсутствовало, а во втором случае у правонарушителя уже существовало намерение совершить преступление.»

Далее, устанавливая взаимосвязь между действиями агентов-провокаторов и нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции, т.е. права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, Европейский суд констатирует недопустимость использования доказательств, полученных благодаря подобным действиям:

«Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом, <…> который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокаций полиции».

Таким образом, Европейский Суд признал действия полицейских выходящими за рамки разрешённых действий «негласных агентов», а собранные таким образом доказательства – недопустимыми.

Что касается деяния, совершённого непосредственно истцом, ЕС дал ему следующую правовую оценку:

«Таким образом, полицейские спровоцировали совершение преступления, которое в противном случае не имело бы место. Такая ситуация незамедлительно отразилась на справедливости судебного процесса. <…>

Не имеет под собой оснований утверждение Правительства, что истец был расположен совершить преступления. Из этого следует вывод, что сотрудники полиции не расследовали преступную деятельность г-на Франсишку Тейшейра де Кастру, а оказывали на него такое влияние, чтобы он совершил преступление. <…>

В свете всего вышеизложенного Суд делает вывод, что действия сотрудников полиции не подпадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом имеет место нарушение статьи 6 п.1 Конвенции.»

Изложенная позиция ЕС была подтверждена и в других его решениях, в частности, в тех, где заявители выступали против Российской Федерации.

Так, аналогичный правовой подход использовался судьями ЕС при вынесении решения по делу «Ваньян против Российской Федерации» от 15 декабря 2005 года. Фактическая сторона данного дела сводилась к следующему. Милиция располагала оперативными данными о том, что заявитель Ваньян сбывает наркотики. Для проверки этой информации была выбрана О.З., которая общалась с заявителем и могла приобрести у него наркотики. О.З. согласилась участвовать в "проверочной закупке" наркотиков, организованной отделом у