Рассмотрение уголовного дела с нарушением права подсудимого пользоваться помощью защитника нар



Законодатель не на голом месте, а с аргументированным обоснованием ввел в 2002 году в ст.49 УПК РФ право обвиняемого (подсудимого) ходатайствовать о допуске наряду с адвокатом защитника из числа близких родственников либо иных лиц, которому он доверяет. В настоящее время это стало очень актуальным, например, из-за больших очередей на вход в следственные изоляторы и на встречи там с подзащитными. Адвокаты иногда за целый день могут не попасть к подзащитному. Это лишь по основному делу. Но у подзащитных, находящихся под стражей в изоляции, возникает еще очень много вопросов, связанных с бытовыми проблемами, с гражданско-правовыми сделками (которые не запрещены в условиях СИЗО) и пр. Последние группы проблем вполне могли бы решать защитники, допущенные к делу наряду с адвокатом.

С июля 2002 года особых проблем с допуском защитников в соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ не было. Допускали и близких родственников (жен к мужьям, мужей к женам, родителей к детям) и хороших знакомых, не являвшихся родственниками обвиняемых. Таких случаев было множество. Но продолжалось это не долго, а потом пошли сплошные отказы к допуску таких защитников. Мотивы отказов были разные:

- «допустить это право, а не обязанность суда»;

- «имеются профессиональные защитники из числа адвокатов»;

- «лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, не имеет юридического образования»,

- «допуск защитника наряду с адвокатом приведет к затягиванию процесса» (все эти отказы фигурировали в деле Вахонина И.А., которое рассматривалось судьей Шипиковым А.И. в Пресненском районном суде города Москвы),

- «лицо, о допуске которого ходатайствует подсудимый, не зарегистрирован на постоянной основе в городе Москве» (так мотивировала совсем недавно отказ судья Тимирязевского районного суда города Москвы Лифанова О.Н., отказывая в допуске Мелиховой С.Г., имеющей высшее юридическое образование и фактически проживающей в Москве).

Очевидно, что такие отказы противоречили УПК РФ, люди обращались с жалобами в различные инстанции, в связи с чем были даны разъяснения не только Верховным Судом Российской Федерации, но и Конституционным судом РФ (см. ниже в тексте образца ходатайства). В частности, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своём Определении от 7 июня 2012 года № 46-О12-23СП констатировала, что «немотивированный отказ суда в допуске к участию в деле в качестве защитников наряду с адвокатами иных лиц признан нарушением права на защиту». Как известно, нарушение права на защиту должно влечь отмену приговора.

Конституционный суд Российской Федерации разъяснил, что суд не вправе произвольно отказывать в допуске защитника наряду с адвокатом в силу прямого указания в законе на это право обвиняемого. Основаниями отказа могут быть те обстоятельства, которые указаны в ст.72 УПК РФ. Очевидно, что ни одно из перечисленных выше обстоятельств не попадает под действие ст.72 УПК РФ, и, следовательно, должны признаваться незаконными основаниями отказы в допуске.

Адвокат

М.И.Трепашкин

14 июля 2016 года.

======================================================

В Тимирязевский районный суд города Москвы

Председательствующей по делу

федеральному судье Лифановой О.Н.

от подсудимого Борисова Александра

Александровича

(адвокат коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

Х О Д А Т А Й С Т В О

о допуске по делу защитника

(повторное)

Город Москва « » июля 2016 года

В целях эффективной юридической защиты по делу, в соответствии с общепринятыми нормами международного права, ст.48 Конституции Российской Федерации, а также ч.2 ст.49 и ч.1 ст.50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прошу обеспечить мое конституционное право на защиту и допустить в качестве защитника по делу наряду с адвокатом Мелихову Светлану Геннадьевну, имеющую высшее юридическое образование, которой я доверяю. Она присутствует в суде.

Основание ходатайства:

  1. Часть 1 ст.48 Конституции Российской Федерации гласит:

«Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи».

Часть 1 ст.50 УПК РФ указывает:

«Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников».

Мне необходима помощь в подготовке к защите в соответствии с ч.3 ст.47 УПК РФ, в оформлении в письменном виде моих показаний, поскольку они могут быть записаны в судебном заседании не полно при изложении их устно, а также в сборе доказательств моей невиновности.

Часть 2 ст.49 УПК РФ гласит:

«По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый».

Обстоятельств, по которым Мелихова С.Г. не может быть допущена в качестве защитника, в том числе обстоятельств, указанных в ст.72 УПК РФ, - не имеется. Она не является свидетелем по делу.

В официальном комментарии к УПК РФ указывается, какие обстоятельства могут служить препятствием в допуске защитника:

«При этом лицо в силу ч. 6 к.с. и ст. 72 УПК не вправе участвовать в деле в качестве защитника, если оно по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого (обвиняемого и др.) либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, или если оно ранее участвовало в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого, а также если оно является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или другого лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты. Несоблюдение этого требования признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона и может являться основанием отмены приговора.

8. Не является основанием отвода защитника незнание им языка, на котором ведется уголовное судопроизводство».

Отказ суда в допуске защитника при отсутствии препятствий, предусмотренных законом - является нарушением моих конституционных прав, Конституции России и может влечь отмену приговора.

Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2009 года № 152-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ежкова Сергея Валерьевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняет:

«…Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который не только не запрещен, но и прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника одного из его близких родственников или иного лица; отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом и тем самым - ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2005 года N 208-О, от 11 июля 2006 года N 268-О, от 15 ноября 2007 года N 928-О-О и от 18 декабря 2007 года N 917-О-О). Наделение суда правомочием решать вопрос о допуске в качестве защитников иных, помимо адвокатов, лиц, избранных самим обвиняемым, как вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 28 января 1997 года N 2-П, обусловлено тем, что на судебных стадиях уголовного судопроизводства именно суд обеспечивает условия для реализации сторонами своих прав, в том числе права обвиняемого пользоваться помощью защитника и защищаться всеми не запрещенными законом способами. Норма части второй статьи 49 УПК Российской Федерации не предполагает право суда произвольно - без учета иных положении данного Кодекса, а также обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица - отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 года N 268-О)».

Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2005 г. N 208-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корковидова Артура Константиновича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 49 и частью седьмой статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняет:

«…Приглашение по ходатайству обвиняемого для участия в судебном заседании в качестве защитника одного из близких родственников или иного лица прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом, в частности оспариваемой заявителем нормой, как один из способов защиты. Поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий, в том числе в связи с наличием предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. Во всяком случае решение о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, об участии которых ходатайствует обвиняемый, не может быть произвольным, не учитывающим требований закона, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника лица. При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона, не может признаваться обстоятельством, препятствующим допуску в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, участие в деле профессионального адвоката, поскольку ни Конституция Российской Федерации, ни уголовно-процессуальный закон не ограничивают число защитников, могущих участвовать в деле, а также поскольку в силу части второй статьи 49 УПК Российской Федерации участие в деле адвоката, напротив, является одним из условий допуска в качестве защитника иного, наряду с адвокатом, лица.

Таким образом, оспариваемая А.К. Корковидовым норма уголовно-процессуального закона по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает право суда произвольно отклонять ходатайство обвиняемого о допуске в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, и не препятствует осуществлению защиты интересов обвиняемого в суде близким родственником или иным лицом наряду с защитником-адвокатом».

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений».

Общепринятая точка зрения ученых-юристов о приоритете разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации и общеобязательность этих разъяснений для всех судов изложена, в частности в книге «Вопросы уголовного судопроизводства в решениях Конституционного Суда Российской Федерации» доктора юридических наук, заслуженного юриста России Еникеева З.Д. и др. В частности, указывается:

«…общеобязательность решений Конституционного Суда РФ, признаваемая самим законодателем, позволяет говорить о том, что они имеют значение несколько большее, чем просто точка зрения юристов-практиков или некая правовая доктрина».

Обязан ли районный суд исполнять решения Конституционного Суда РФ? - Ответ на этот вопрос прямо указан в ст.6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изменениями от 8 февраля, 15 декабря 2001 года, 7 июня 2004 года, 5 апреля 2005 года, 5 февраля 2007 года, 2 июня 2009 года:

«…Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений».

Являются ли Определения Конституционного Суда РФ его решениями? - об этом разъясняется в ст.71 указанного Федерального конституционного закона:

«Статья 71. Виды решений

Решение, принятое как в пленарном заседании, так и в заседании палаты Конституционного Суда Российской Федерации, является решением Конституционного Суда Российской Федерации.

Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу любого из вопросов, перечисленных в пунктах 1, 2, 3 и 4 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.

Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления именуется заключением.

Все иные решения Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями».

Статья 81 упомянутого ФКЗ указывает:

«Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом», т.е. ст.315 УК РФ.

Я прошу суд обеспечить мое конституционное право на эффективную защиту и во исполнение требований указанных выше Федеральных законов, Федерального конституционного закона и Конституции Российской Федерации допустить в качестве моего защитника Каменеву Ирину Валерьевну.

Предыдущие отказы в допуске в качестве защитника, наряду с адвокатом, Мелиховой Светланы Геннадьевны - не основаны на законе, не содержат указанных в законодательстве Российской Федерации оснований для отказа в допуске защитника, противоречит решениям Конституционного Суда Российской Федерации.

В заключение ходатайства я хотел бы сослаться на Бюллетень ВС РФ № 5 за 2013 года, где разъясняется:

«…8. Немотивированный отказ суда в допуске

к участию в деле в качестве защитников

наряду с адвокатами иных лиц признан

нарушением права на защиту

Определение Судебной коллегии

по уголовным делам Верховного Суда РФ

от 7 июня 2012 г. N 46-O12-23СП

(Извлечение)

По приговору Самарского областного суда от 16 марта 2012 г.,

вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей, К. и Д.

осуждены по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и по пп. "ж", "з" ч. 2

ст. 105 УК РФ.

К. и Д. признаны виновными в разбойном нападении на

потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору,

с применением предметов, используемых в качестве оружия, с

причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в его

убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с

разбоем.

В кассационных жалобах осужденные и адвокаты в защиту их

интересов оспаривали законность и обоснованность приговора,

полагали, что суд необоснованно отклонил ходатайство К. о допуске к

участию в деле защитника наряду с адвокатом и ходатайство Д. о

допуске лица в качестве защитника наряду с адвокатом, участвовавшим

в деле по назначению суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 июня

2012 г. приговор отменила по следующим основаниям.

Суд отказал в удовлетворении ходатайств: Д. - о допуске к

участию в деле наряду с адвокатом защитника Е.; К. - о допуске в

качестве защитника Г., мотивируя принятые решения тем, что

"подсудимые обеспечены профессиональными адвокатами".

По смыслу нормы ч. 2 ст. 49 УПК РФ защитник из числа

родственников или иных лиц допускается к участию в деле по

ходатайству подсудимого не вместо, а наряду с профессиональным

адвокатом.

Судом нарушены конституционные права подсудимых и, в

частности, положения ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации,

согласно которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми

способами, не запрещенными законом.

Одним из способов защиты от предъявленного обвинения, прямо

закрепленным в ч. 2 ст. 49 УПК РФ, является участие в судебном

заседании в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких

родственников обвиняемого или иного лица, допущенного к участию в

деле по его ходатайству.

Наделение суда правомочием решать вопрос о допуске в качестве

защитников иных, помимо адвокатов, лиц, избранных самим обвиняемым,

как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 28 января

1997 г. N 2-П, обусловлено тем, что в стадии судебного производства

именно суд обеспечивает условия для реализации сторонами своих прав

(ч. 3 ст. 15 УПК РФ), и на него возложена обязанность обеспечивать

обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещенными законом

способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК РФ).

При этом содержащаяся в ч. 2 ст. 49 УПК РФ норма не

предполагает право суда произвольно - без учета других норм

Уголовно-процессуального кодекса РФ, в частности ч. 1 ст. 50 УПК

РФ, предоставляющей обвиняемому право пригласить для участия в

уголовном деле нескольких защитников, - отклонять соответствующее

ходатайство обвиняемого.

Принятое по ходатайству о допуске близких родственников или

иных лиц к участию в деле в качестве защитника решение должно

соответствовать ч. 4 ст. 7 УПК РФ и отвечать требованиям

законности, обоснованности и быть мотивированным.

Решения, принятые председательствующим судьей по ходатайствам

осужденных Д. и К. о допуске в качестве защитников Е. и Г., не

отвечают этим требованиям закона, а ссылка суда на недопустимость

участия названных лиц в судебном заседании на том лишь основании,

что в деле участвует профессиональный адвокат, противоречит ч. 2

ст. 49 УПК РФ, которая содержит прямое указание на то, что эти лица

могут быть допущены к участию в деле наряду с адвокатом.

Поскольку рассмотрение уголовного дела с нарушением права

осужденного пользоваться помощью защитника является основанием для

отмены судебного решения, Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда РФ приговор отменила и дело направила на новое

судебное рассмотрение». Копия кассационного определения от 7 июня 2012 года № 46-О12-23СП прилагается.

Я прошу суд принять решение в соответствии со ст.7 УПК РФ и обеспечить мое конституционное право на эффективную защиту - во исполнение требований указанных выше Федеральных законов, разъяснений Верховного суда РФ, Федерального конституционного закона и Конституции Российской Федерации - допустить в качестве моего защитника Мелихову Светлану Геннадьевну.

Подсудимый Борисов А.А.

Поддерживаю: адвокат

М.И.Трепашкин


Избранные посты