Пособничество в сбыте наркотических средств необходимо отличать от непосредственно их сбыта

(вопросы применения норм уголовного права)




В Никулинский районный суд города

Москвы

председательствующей по делу

судье Фигуриной Н.Н.

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин

и партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов гор.Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …


в защиту интересов обвиняемого

Васильева Николая Николаевича


«Arbitrium liberum» («Доказательства взвешивают, а не считают»)




ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ

и формулировки решений по вопросам, указанным

в пунктах 1-4 части первой статьи 299 УК РФ

(в соответствии со ст.292 УПК РФ)

тезисы


Город Москва 3 ноября 2021 года


Ваша честь!

Подробно исследованными в судебном заседании доказательствами обвинения установлено, что фабула действий обвиняемых противоречит указанной в обвинительном заключении квалификации - ч.30 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ.


Согласно обвинительного заключения, Васильев Николай Николаевич обвиняется в том, что он «совершил

покушение на незаконный сбыт наркотических средств,

группой лиц по предварительному сговору,

в значительном и

особо крупном размере,

то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору, в значительном и особо крупном размерах, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам» (лист 32 обвинительного заключения).

Так определена квалификация действий Васильева Н.Н. органами предварительного следствия и надзирающей прокуратуры.


Подсудимый Васильевы Н.Н. признает свою вину полностью, искренне раскаивается в содеянном, оказывал активную помощь следствию, начиная с добровольной выдачи закладок с наркотическими средствами, и дал подробные показания о совершенном.

Позиция защиты не должна расходиться с позицией подзащитного. Вместе с тем, я хочу обратить внимание суда, что Васильев Н.Н. не имеет юридического образования, а в квалификации его действий защита видим не только сомнения, но и неправильное применение уголовного закона.


Понятие «незаконный сбыт» дано высшей судебной инстанцией в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»:

«…13. Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее - приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции…».


Соответствует ли фабула обвинения Васильева Н.Н. понятию «незаконный сбыт», данному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации на основании ст.126 Конституции России, во взаимосвязи с покушением на эти действия?


Не соответствует. Согласно фабуле обвинения и материалам уголовного дела, действия Васильева Н.Н. и Астафьева Р.Н. никак не связаны с какими-либо контактами с приобретателями.


Прежде всего нужно обратить внимание на следующие два аспекта:

- как понимать слово «реализация»?

- каким способом она совершается?

Реализация, согласно разъяснениям высшей судебной инстанции России, - это:

а) продажа непосредственно приобретателю;

б) дарение приобретателю;

в) обмен с приобретателем;

г) уплата долга;

д) дача взаймы и т.п.


Способы незаконного сбыта (реализации):

а) путем непосредственной передачи (из рук в руки);

б) путем сообщения приобретателю о месте хранения наркотических средств;

в) проведения закладки в обусловленном с приобретателем наркотических средств месте (именно так определяет Верховный Суд России);

г) путем введения инъекции (кроме введения инъекции владельцу наркотического средства по его просьбе).


Возникают сразу важные для квалификации вопросы:


Кто определял (кто придумал) способ реализации наркотических средств?

Все доказательства указывают на того, не установленного лица («Кот Базилио»), которое вовлекло в эту деятельность Васильева Н.Н. Вовлекло как пособника. Его роль ограничивалась лишь осуществлением «закладок».


«Закладки» Васильев Н.Н. либо Астафьев Р.Н. обуславливали когда-либо с приобретателями наркотических средств?

Бесспорно установлено: таких фактов не было. Найти места закладки поручало Васильеву Н.Н. и Астафьеву Р.Н. только неустановленное лицо («Кот Базилио») и ему же отправлялись данные о произведённых «закладках».


Васильев Н.Н. (как и Астафьев Р.Н.) является производителем наркотических средств?

Никем не оспаривается, что они не являются изготовителями либо производителями наркотических средств.


Васильев Н.Н. (как и Астафьев Р.Н.) являлся собственником наркотических средств?

Согласно обстоятельствам совершения преступления, изложенным в обвинении Васильева Н.Н. (листы 32-37 обвинительного заключения), он не являлся собственником обнаруженных наркотических средств и не мог распоряжаться ими по своему усмотрению.

Роль Васильева Н.Н. в преступлении описана следующим образом:

« - на Васильева Н.Н. возлагалось:

получение от неустановленного соучастника наркотических средств, расфасованных в удобную для незаконного сбыта упаковку;

незаконное хранение и обеспечение сохранности наркотических средств в целях незаконного сбыта;

как совместно с ним (Астафьевым Р.Н.) так и самостоятельное определение мест «закладок» наркотических средств;

осуществление «закладок» наркотических средств, их фиксация на камеру мобильного телефона и отправление изображений с указанием координат местности через мобильный телефон «Telegram» (Телеграм);

сообщение неустановленному соучастнику информации о местах «закладок» наркотических средств, а также покупателям наркотических средств;

получение незаконного вознаграждения за совершение действий, входящих в преступную роль

(листы 32-33 обвинительного заключения).


Совершенно идентичная роль по обвинительному заключению возлагалась на Астафьева Р.Н.

(лист 33 обвинительного заключения).


Согласно обвинительного заключения (лист 33), неустановленное лицо:

- организовало механизм деятельности по незаконному сбыту наркотических средств,

- осуществляло ПОИСК канала незаконного приобретения и незаконное ПРИОБРЕТЕНИЕ наркотических средств,

- осуществляло их расфасовку,

- ПРЕДОСТАВЛЯЛО наркотические средства для помещения в «тайник-закладку» Васильеву Н.Н. и Астафьеву Р.Н., чтобы потом сбыть приобретателю через эти «закладки»;

- приискивал субъектов (приобретателей) для незаконного сбыта, то есть только он договаривался с покупателями наркотических средств;

- получал от покупателей (приобретателей) денежные средства за проданные наркотики,

- договаривался с покупателями (приобретателями) об обстоятельствах получения ими сбываемых наркотических средств (способ оплаты, количество и стоимость наркотических средств, предоставление информации о месте «закладки» и др.).

- контролировал поступление денежных средств от покупателей (отслеживал их поступление от покупателей, «регулировал денежные потоки»),

- выплачивал Васильеву Н.Н. и Астафьеву Р.Н. денежное вознаграждение за их действия путем перевода на их банковские карты.


Можно предположить, что неустановленное лицо в самом начале требовало от Васильева Н.Н. оставить лишь определённый залог на случай утраты наркотического средства. Однако, это предположение оказалось не доказанным и исключено из обвинения еще на стадии предварительного следствия.


С конкретными приобретателями наркотических средств всегда контактировало только неустановленное лицо.


Кто подыскивал приобретателей наркотических средств?

- Исключительно неустановленное лицо.


Кто вел переговоры с приобретателями наркотических средств о сумме и весе реализуемого наркотика?

- Исключительно неустановленное лицо.

Таким образом, по результатам судебного разбирательства, можно сделать однозначные выводы:

Во-первых, из роли Васильева Н.Н., как она описана в обвинении и что нашло подтверждение в показаниях обвиняемых, свидетелей, следует, что он (поэтапно):

- получал от неустановленного лица наркотические средства в уже расфасованном виде,

- ХРАНИЛ их в определенных местах, пока выбирал безопасное для дальнейшего хранения (в «закладках») место;

- фотографировал место, куда помещал для хранения наркотики в «закладках»,

- после этого пересылал неустановленному лицу, от которого получал наркотики, фотографии мест хранения - «закладок» и их координаты,

и за эти действия в случае удачной реализации наркотика лицом, которое передавало наркотики Васильеву Н.Н. для закладок, получал от него после сбыта вознаграждение путем перечисления денежных средств на карту. Деньги Васильеву Н.Н. поступали не от покупателей, а от неустановленного лица - сбытчика, который определял размер вознаграждения за помощь после того, как сам сбывал конкретному покупателю конкретное количество наркотика на конкретную сумму (от этого зависел и размер вознаграждения).

Это четко следует из описанной в обвинении роли Васильева Н.Н. в совершении инкриминируемого преступления и из чистосердечных показаний подсудимого Васильева Н.Н. с самого начала предварительного следствия.

Такая же по сути роль определялась и Астафьеву Р.Н., который также, как следует из обвинения, получал наркотики, хранил их в «закладках», пока неустановленное лицо не находило покупателей, направлял неустановленному лицу фотографии мест «закладок» с координатами, а после нахождения неустановленным лицом покупателя и изъятия наркотика из мест хранения приобретателем, самостоятельно получал за свои действия вознаграждение от неустановленного лица - владельца наркотиков.


Согласно материалам данного уголовного дела половина наркотических средств из мест их хранения (из «закладок») были изъяты правоохранительными органами. Все они были добровольно выданы самими обвиняемыми, ибо вряд ли они были бы обнаружены с учетом рельефа местности и размеров лесопарка. Привлеченные к поиску собаки не обнаружили ни одной закладки.


Касательно изъятых по данному уголовному делу наркотиков:

- находящихся при себе у подсудимых и

- в местах их хранения, где они были приготовлены для сбыта,

никто еще не договаривался о их продаже какому-то конкретному лицу (приобретателю), так как сведения (фотографии закладок) еще не были направлены тому «неустановленному» лицу, которому подсудимые помогали в сбыте (продавцу). Тем более, что ни Васильев Н.Н., ни Астафьев Р.Н. не имели права договариваться о их продаже каким-либо лицам, ибо это была роль именно неустановленного лица - организатора преступного бизнеса.

Следовательно, неуместно с юридической точки зрения вести речь о покушении на сбыт наркотика Васильевым Н.Н. и Астафьевым Р.Н., так как нет в их действиях непосредственной направленности на сбыт наркотических средств какому-либо конкретному лицу (лицам). Даже неустановленное лицо еще не могло договариваться с кем-либо о сбыте, так как даже не было известно место «закладок» и их координаты, не говоря уже о той большой части расфасованных наркотических средств, которые были обнаружены при себе у Васильева Н.Н. и Астафьева Р.Н. при их задержании.


Часть 3 ст.30 УК РФ гласит:

«…3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».


Что нужно понимать под термином «действия, непосредственно направленные»?

Большинство ученых в сфере уголовного права считают, что это действия, связанные с попыткой передать наркотическое средство приобретателю. Подыскание приобретателя и договоренность с ним о реализации наркотического средства каким-либо способом - это лишь приготовительные действия. См.: Соисполнительство (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору): позиция высшего судебного органа. Данилов Д.О., Яни П.С., "Законность", 2020, №№ 1 и 2.

С учетом всех обстоятельств данного уголовного дела в действиях Васильева Н.Н. и Астафьева Р.Н. мы не увидели действий, непосредственно направленных на сбыт наркотических средств.

Не установлено ни одного факта:

а) контактов, в том числе посредством телефонной связи, подсудимых с конкретным приобретателем наркотических средств конкретной. Это даже не входило в их роли;

б) не установлено факта договоренностей «неустановленного лица» с приобретателем наркотических средств;

в) не установлено договоренностей о сбыте конкретного наркотика на конкретную сумму даже в части хотя бы одного свертка из обнаруженных наркотических средств;

г) сторона обвинения в обвинительном заключении четко констатирует, что ни Васильев Н.Н., ни Астафьев Р.Н. не уполномочены были контактировать с кем-либо из приобретателей наркотических средств.


Как четко обозначил Верховный Суд Российской Федерации: если не было даже предварительной договорённости с конкретным приобретателем, то нельзя говорить о покушении. Высшая судебная инстанция разъяснила, что в тех случаях, когда способом незаконного сбыта выбрана «закладка», необходимо установить факт «проведения закладки в обусловленном с ним» (с приобретателем наркотического средства) месте. В этом деле такого факта не установлено.

Непосредственной направленности на сбыт наркотического средства в этом деле не установлено.


Правомерно можно вести речь лишь о пособничестве в приготовлении к сбыту, то есть квалифицировать действия обвиняемых по ч.1 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ (если вести речь о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору).


Во-вторых, подсудимый Васильев Н.Н. как и подсудимый Астафьев Р.Н. не являлись владельцами наркотических средств ни на одном из звеньев цепочки их действий. Они лишь выполняли те пособнические действия, которые им поручало неустановленное лицо, занимавшееся сбытом наркотиков (организатор преступления). Васильев Н.Н. и Астафьев Р.Н. были привлечены организатором преступления в качестве пособников лишь в закладе пакетиков с наркотиками в определенные хранилища, то есть выполняли лишь пособнические действия, выступая даже не в качестве своеобразных посредников в сбыте, ибо сбытом наркотических средств конкретным лицам тоже занималось неустановленное лицо.

Пособничество - «Умышленные действия, направленные на оказание содействия исполнителю в совершении преступления», - так разъясняют ученые в своих официальных комментариях к ст.ст.228, 228.1 УК РФ.

«По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы (продажу, дарение, обмен, уплату долга и т.д.) их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам, которым они не принадлежат, при этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. Поэтому в случаях, когда виновный по просьбе другого лица приобретает наркотическое средство и передает его лицу, которое его попросило о приобретении, его действия образуют не сбыт наркотического средства, а пособничество в его приобретении независимо от того, на каких условиях он это делает и получает ли за это вознаграждение». См.: «Понятие и особенности квалификации действий соучастника преступления в форме пособничества», Долгих Т.Н., подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2021, http://www.consultant.ru/law/podborki/posobnichestvo_v_sbyte_narkoticheskih_sredstv/ © КонсультантПлюс, 1992-2021

Верховный Суд Российской Федерации в соответствии со ст.126 Конституции России неоднократно разъяснял, в том числе в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», что нужно четко установить, в чьих интересах действует посредник, в интересах сбытчика или в интересах приобретателя.

Из изложенного четко следует, что Васильев Н.Н. и Астафьев Р.Н., не являясь производителем наркотических средств, не имея права самостоятельно распоряжаться пакетиками с наркотическими средствами, действовали в интересах конкретного сбытчика, выступая в качестве пособников: помещали полученные пакетики в хранилища, о чем сообщали организатору сбыта наркотиков, за что получали вознаграждение после сбыта конкретного веса на конкретную сумму именно неустановленным лицом. Сами не имели права по своей инициативе предлагать кому-либо эти наркотические средства.

Общеизвестно, что такие действия квалифицируются как пособничество в сбыте наркотических средств, то есть по ч.5 ст.33, ч.5 ст.228.1 УК РФ (если рассматривать действия организатора как оконченное преступление).