Поиск
  • Admin

об обвинительной логике прокуроров и судей

Куда смотрела судья Второго кассационного суда общей

юрисдикции Гончарова Л.А., когда изучала жалобу?


В современных судах нередко можно столкнуться с чудовищной логикой не только обвинителей, но и судей. Я решил написать и разместить этузаметку по конкретному уголовному делу,так как с момента создания отдельных апелляционных и кассационных судов была надежда на более справедливые и независимые судебные решения, однако заметного улучшения не произошло.


Суть дела:


Обвиняемый, бывший ВДВэшник ночью в состоянии алкогольного опьянения врывается в чужой дом и жестоко избивает находившегося там с семьей гражданина. В суде он признает вину и показывает, что в результате избиения нанес потерпевшему не менее 20 ударов по лицу, голове и другим частям тела.


Следователь пишет, что обвиняемый нанес не менее одного удара левой и право рукой по телу потерпевшего.


Потерпевший и свидетели: обвиняемый, ворвавшись в дом, сразу ударил по лицу потерпевшего, от чего тот упал, после чего еще наносил ему удары руками, ногами, стулом, тумбой от обуви (от удара по голове она сломалась) и другими предметами. Находящегося без сознания потерпевшего облил бензином и пытался поджечь, но прибыла полиция. По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему были причинены множественные телесные повреждения по всему телу, в том числе тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни (перечень повреждений на целую страницу), а также обнаружены ожоги.


Представитель потерпевшего утверждает, что обвинение - абсурд, ибо нанесение «не менее одного удара левой и правой руками» по телу потерпевшего (как пишет следователь) - это уже не менее 2-х ударов, и в основном по голове. Заявляется ходатайство о возврате уголовного дела прокурору, в связи с необходимостью конкретизации (уточнить какие повреждения от каких ударов получены потерпевшим) и увеличения объема обвинения. Судья до прений отказывает в удовлетворении ходатайств.


Судья первой инстанции, удалившись уже в совещательную комнату после прений, вдруг возобновляет судебное следствие и возвращает уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ в связи с необходимостью увеличения объема обвинения.


Государственный обвинитель в возражениях написал:


1) нанесение потерпевшему 20 ударов (что установлено в ходе судебного разбирательства и подтверждается показаниями обвиняемого, потерпевшего и свидетелей), не противоречит записи в обвинительном заключении, что было не менее 1 удара право и левой рукой (железная логика, не отражающая все же действительность события);

2) удары по голове потерпевшего не противоречат записи в обвинительном заключении о том, что был нанесен удар по телу Максаева А.Г., ибо голова является частью тела человека (железная логика, не отражающая все же действительность события).

Тем не менее, очевидна неконкретность обвинения, так как в таких делах необходимо указывать, в какую часть тела наносились удары и чем именно, от которых образовалось то либо иное телесное повреждение на теле потерпевшего, тем более тяжкие телесные повреждения.


Судья Московского городского суда Трубникова А.А. согласилась с этими «железными» доводами прокуратуры и отменила постановление судьи первой инстанции о возврате уголовного дела прокурору, оставив апелляционную жалобу представителя потерпевшего без удовлетворения.

Суд первой инстанции оказался после этого решения апелляционной инстанции в зажатом состоянии и вынужден будет писать ту же чушь в приговоре, которую записала в обвинении следователь, ибо вышестоящей инстанции необходимо подчиниться.


Решил обжаловать постановление судьи апелляционной инстанции Трубниковой А.А. во Второй кассационный суд общей юрисдикции, о котором последние месяцы писали немало положительного, мол, изменяют и отменяют несправедливые решения Мосгорсуда. Подал кассационную жалобу.


Ответ судьи судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции Гончаровой Л.А. поразил своей «логикой» еще больше, чем пояснения государственного обвинителя и судьи Мосгорсуда Трубниковой А.А.

Не знаю, куда судья Гончарова Л.А. смотрела в момент вынесения постановления об отказе в принятии кассационной жалобы к передаче для рассмотрения в суде кассационной инстанции, и о чем думала, но у нас в деле с ее подачи появились:

- обвинения еще каких-то лиц (она увидела, что в обвинительном заключении якобы указаны все, предусмотренные ст.220 УПК РФ обстоятельства: «существо обвинения каждого обвиняемого»);

- «описание действий и роль каждого из соучастников организованной группы»;

- якобы указан даже закон, «на основании которого квалифицированы действия каждого из обвиняемых», и еще масса обстоятельств не из нашего уголовного дела.

Вот фрагмент из постановления судьи Гончаровой Л.А. - основания отказа в принятии к рассмотрению нашей кассационной жалобы:


Ничего не остается делать, как подавать жалобу в Верховный Суд Российской Федерации, где, надеюсь, еще можно найти судей, внимательно относящихся к судьбам людей, к справедливости, мыслящих логически т в соответствии с Законом.



В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

-------------------------------------------------------------- ул.Поварская, дом 15, город Москва

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин и

партнеры» города Москвы Трепашкина

Михаила Ивановича, рег. № 77/5012 в

реестре адвокатов города Москвы, адрес

коллегии адвокатов: 119002, гор.Москва,

ул.Арбат, дом 35, офис 574, …

в защиту интересов потерпевшего Максаева Алексея

Геннадьевича (ордер № 002270 прилагается).



Решение суда вышестоящей инстанции фактически

ведет к сокрытию обстоятельств преступления



КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Второго кассационного суда общей юрисдикции

об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в

судебном заседании суда кассационной инстанции от 7 сентября

2020 года и апелляционное постановление судьи Московского

городского суда Трубниковой А.А. от 30 июля 2020 года

соответствии с п.2 ч.1 ст.401.3 УПК РФ)



Город Москва 7 декабря 2020 года


3 июня 2020 года постановлением судьи Троицкого районного суда города Москвы Рожкова А.В. уголовное дело в отношении Неткачева М.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б» и «в» ч.2 ст.111 Уголовного кодекса РФ, по результатам судебного следствия и исследования всех обстоятельств и доказательств в судебном заседании, было возвращено прокурору в порядке п.6 ч.1 и ч.1.2 ст.237 УПК РФ, в связи с установлением обстоятельств, влекущих необходимость увеличения объёма предъявленного Неткачеву М.В. обвинения (копия прилагается).

При вынесении приговора суд обязан отразить действительную картину происходивших событий, установленную в ходе судебного заседания. Однако, по результатам судебного разбирательства в суде первой инстанции суд вынужден увеличить объем обвинения, если записывать истинную картину. Увеличение объема недопустимо по УПК РФ. По этой причине суд первой инстанции вынужден был вернуть уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.

4 июня 2020 года и.о. первого заместителя прокурора прокуратуры Троицкого административного округа города Москвы юрист 2-го класса Н.В.Данилкин подал апелляционное представление № 12-06-2020 на указанное постановление суда (копия прилагается).

Прокуроры в апелляционном представлении и при выступлении в суде апелляционной инстанции указали следующие возражения:


1) нанесение потерпевшему 20 ударов (что установлено в ходе судебного разбирательства и подтверждается показаниями обвиняемого, потерпевшего и свидетелей), не противоречит записи в обвинительном заключении, что было не менее 1 удара право и левой рукой (железная логика, не отражающая все же действительность события);

2) удары по голове потерпевшего не противоречат записи в обвинительном заключении о том, что был нанесен удар по телу Максаева А.Г., ибо голова является частью тела человека (железная логика, не отражающая все же действительность события).

С этими «железными» доводами прокуратуры согласилась судья Московского городского суда Трубникова А.А., отменив постановление о возврате уголовного дела прокурору (см. прилагаемое апелляционное постановление от 3 июня 2020 года).

Тем не менее, очевидна неконкретность обвинения, так как в таких делах необходимо указывать, в какую часть тела наносились удары и чем именно, от которых образовалось то либо иное телесное повреждение на теле потерпевшего, тем более тяжкие телесные повреждения.


30 июля 2020 года судья Московского городского суда Трубникова А.А. апелляционным постановлением отменила постановление Троицкого районного суда города Москвы от 3 июня 2020 года о возвращении уголовного дела в отношении Неткачева М.В. прокурору Троицкого АО г.Москвы и возвратила уголовное дело в тот же суд для рассмотрения по существу со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.

Отменяя постановление Троицкого районного суда г.Москвы от 3 июня 2020 года, судья Турбникова А.А. указала, что судом якобы:

а) не было установлено в деяниях Неткачева М.В. обстоятельств, указанных в п.6 ч.1 ст.237 УПК РФ (с учетом указанных выше пояснений юриста 2 класса Н.В.Данилкина);

б) суд первой инстанции вынес постановление, не отвечающее требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

Проигнорирован был довод защиты о том, что потерпевшего Максаева А.Г. следователь не уведомила об окончании предварительного следствия и лишила его права на ознакомление с материалами уголовного дела. О том, что закончено предварительное следствие он узнал уже при вызове в суд.


Судом первой инстанции установлено, что следователем был записан в обвинительном заключении юридический абсурд в целях уменьшения криминальных действий Неткачева М.В., а также в целях сокрытия иного, помимо ст.111 УК РФ, преступления, совершенного 6 августа 2019 года Неткачевым М.В.

Я как представитель потерпевшего обжаловал незаконность апелляционного постановления судьи Московского городского суда Трубниковой А.А. во Второй кассационный суд общей юрисдикции.


К сожалению, судья Второго кассационного суда общей юрисдикции Гончарова Л.А. также не придала значения важному факту несоответствия написанного в обвинительном заключении реальным событиям совершения тяжкого преступления, совершенного Неткачевым М.В., указав в постановлении об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции № 7у-13023/2020 следующие основания отказа (цитирую фото фрагментом во избежание искажений):


Копия приобщается.


Предполагаю, что судья Второго кассационного суда общей юрисдикции рассматривала по ошибке жалобу по другому делу, где имеется несколько обвиняемых, сорганизовавшихся в преступную группу и т.д., ибо у нас по делу проходит лишь один обвиняемый Неткачев М.В. и в жалобе я не писал о какой-либо группе.

Возмутительно, что имеется такой подход при рассмотрения жалоб, касающихся судеб людей и считаю, что такое «грязное» постановление, где приводятся основания отказа из какого-то неизвестного нам другого уголовного дела, - не может считаться надлежащим судебным актом.


С учетом постановлений указанных выше судей апелляционной и кассационной инстанций, суд первой инстанции при вынесении приговора обязан будет писать те не конкретные формулировки обвинения, не соответствующие реальным событиям совершенного преступления, которые состряпал следователь, укрывая обстоятельства, влекущие необходимость увеличения объема обвинения.

Копия обвинительного заключения прилагается.

Считаю апелляционное постановление судьи Московского городского суда Трубниковой А.А. от 30 июля 2020 года и постановление судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Гончаровой Л.А. незаконными и необоснованными, подлежащим отмене, в том числе по следующим основаниям:


- бесспорно установлено в ходе судебного заседания суда первой инстанции, что 6 августа 2019 года после 22 часов Неткачев М.В. незаконно проник в частный дом гр-ки Молокановой Т.Н., с применением насилия, сломав в том числе замок на калитке, где сразу же совершил жестокое избиение потерпевшего Максаева А.Г., однако ему в ходе предварительного следствия так и не было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.139 УК РФ - незаконное проникновение в чужое жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц, с применением насилия и угроз его применения);


- бесспорно установлено, что Неткачев М.В. нанес потерпевшему Максаеву А.Г. не менее 20 ударов кулаком, в том числе по голове, а также стулом, музыкальным центром, тумбой для обуви (на этих предметах осталась кровь потерпевшего) и иными предметами, чем причинил ему по всему телу множественные, в том числе тяжкие телесные повреждения.

После избиения он тащил его полуголого по земле в сторону дома Молокановой Т.Н., где Максаев А.Г. и был обнаружен в крови, без сознания, облитый бензином и рядом стояла канистра с бензином.


Суд апелляционной инстанции, возвращая уголовное дело в суд первой инстанции, фактически вынуждает (чтобы не нарушать положения ст.252 УПК РФ) писать ту глупость из обвинения предварительного следствия, где указывается, что Неткачев М.В. нанёс потерпевшему Максаеву А.Г. правой и левой рукой не менее одного удара (по человеческой логике, это уже не менее 2-х ударов!).

Достаточно посмотреть заключение судебно-медицинской экспертизы (копия прилагается) и осмотр места происшествия, чтобы увидеть с какой жестокостью Неткачев М.В. избивал потерпевшего Максаева М.В. как руками, так и различными предметами (тумбой для обуви, музыкальным центром, стулом и т.п.), после чего облил его бензином и пытался поджечь (ожоги от бензина зафиксированы медицинскими работниками).

Судьи апелляционной инстанции Мосгорсуда и Второго кассационного суда общей юрисдикции так и не аргументировали, каким образом можно одним ударом буквально раскромсать потерпевшего.


Судьи апелляционной инстанции Мосгорсуда и Второго кассационного суда общей юрисдикции не дали оценку тому факту, что суд первой инстанции не может указать в приговоре дополнительные действия Неткачева М.В. (увеличить объем обвинения), которые бесспорно установлены в ходе судебного заседания, но не указаны в обвинении предварительного следствия.

Так, согласно показаниям:

- свидетеля Неткачевой А.В.,

- свидетеля Молокановой Т.Н.,

- потерпевшего Максаева А.Г., а также

осмотром места происшествия,

фотографиями с места преступления,

заключению судебно-медицинской экспертизы, -

Неткачев М.В., ворвавшись насильно после 22 часов 6 августа 2019 года в чужой дом, принадлежащий гр-ке Молокановой Т.Н., где находился Максаев А.Г., сразу начал избивать его в присутствии жены и малолетнего ребенка. Бил кулаками, ногами (не менее 20 ударов по показаниям самого обвиняемого), наносил удары стулом, музыкальным центром, тумбой от обуви (ударил по голове, от чего тумба сломалась), избивал другими предметами. Когда жена Максаева А.Г. с 9-летним сыном выскочили из комнаты, Неткачев М.В. вытащил находящегося без сознания Максаева А.Г. во двор, пошел за заранее приготовленной канистрой с бензином к автомашине, на которой добирался до дома Молокановой Т.Н., по пути собрал вещи в ее комнате, облил их бензином. После чего с этой же канистрой вернулся к очнувшемуся Максаеву А.Г., облил его бензином, однако не поджег, так как увидел приближающуюся автомашину полиции с включённой мигалкой, прибывшую по звонку Молокановой Т.Н. Максаев А.Г. в это время снова потерял сознание. Как утверждает Молоканова Т.Н. и сам Максаев А.Г., Неткачев М.В. за несколько дней до событий угрожал по телефону и в СМС-сообщениях, что придет и устроит пожар («пустит красного петуха»), то есть намеревался сжечь дом Молокановой Т.Н. и проживавшего там Максаева А.Г.

Большое количество ударов, нанесённых Максаеву А.Г. обвиняемым Неткачевым М.В., подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы о большом количестве телесных повреждений (см. прилагаемое обвинительное заключение и заключение судебно-медицинской экспертизы).

Неткачеву М.В. не нравилось, что его бывшая жена вышла замуж за Максаева А.Г. В этом был мотив его действий.


Довести до конца свои действия Неткачев М.В. не смог из-за быстро прибывшего наряда полиции, который вызвала Молоканова Т.Н. сразу после того, как Неткачев М.В. насильно ворвался в ее дом.

Экспертизой установлено, что помимо огромного количества телесных повреждений, в том числе тяжких, на теле Максаева А.Г. обнаружены ожоги (предположительно химические ожоги от бензина). Это указывает, как минимум, на то, что установлены признаки причинения Максаеву А.Г. тяжких телесных повреждений еще и общественно опасным способом (п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ), по которому расследования не было проведено в полном объеме.

А с учетом показаний жены Максаева А.Г. - Неткачевой А.В., а также свидетеля Молокановой Т.Н. и потерпевшего Максаева А.Г. в совокупности с иными доказательствами (СМС-сообщения с угрозами сжечь, обстоятельствами избиения Максаева А.Г. и наличие следов волочения к дому Молокановой Т.Н., где, как показала Молоканова Т.Н. была собрана одежда, облитая бензином) фактически доказано совокупностью доказательств, что Неткачев М.В. покушался на убийство, которое не было доведено до конца в связи с появлением наряда полиции (ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ), по которому расследования также не проведено, хотя начальник следственной группы МО МВД России «Куриловское» города Москвы майор юстиции Бражников Е.Е. по окончании предварительного следствия, с учетом собранных доказательств, указывал, что в действиях Неткачева М.В. содержатся признаки именно этого преступления - покушения на убийство (копия постановления о направлении уголовного дела по подследственной от 25 декабря 2019 года прилагается).

Все без исключения свидетели по делу (не менее 5 человек) утверждают, что:

- Максаев А.Г. был облит бензином,

- на месте происшествия оказалась канистра с бензином (фотография имеется в уголовном деле),

- от одежды шел сильный запах бензина (копия рапорта сотрудника полиции Бурутина С.В. - прилагается),

- на теле Максаева А.Г. (на шее и под мышками) обнаружены следы ожогов и др.

Обвинительное заключение по данному уголовному делу нельзя признать надлежащим документом, так как в нем имеются откровенные фальсификации.

Что это за фальсификации?

В обвинительном заключении написано, что Неткачев М.В. «06.08.2019 года в период времени с 22 часов 30 минут до 23 часов 41 минуты, находясь в хозяйственной постройке без номера, расположенного по адресу: Москва, пос.Роговское, ДСК «Каменка», вблизи реки Каменка, уч.37, в состоянии алкогольного опьянения, умышленно, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, на фоне внезапно возникших личных неприязненных отношений, подошёл к Максаеву А.Г. и нанес ему не менее одного удара правой и левой руками».

Судя по тексту обвинения, Максаев А.Г. и Неткачев М.В. более часа находились в некоей хозяйственной постройке, а потом вдруг поссорились и Неткачев М.В. нанес не менее одного удара левой и правой руками. Это явная фальсификация, не соответствующая действительности.


Во-первых, может ли быть один удар левой и правой руками?

Как минимум это должно быть не менее 2-х ударов.

В апелляционном представлении прокурор пишет, что если записано, что не менее одного удара, то это не противоречит установленному факту о нанесении не менее 20 ударов (!?). А дальше из текста его представления следует, что этим «не менее одного удара право и левой рукой» были причинены тяжкие телесные повреждения по всему телу и голове потерпевшего Максаева А.Г., в том числе переломы, которые перечисляются на целую страницу в заключении экспертов. И судья Мосгорсуда Трубникова А.А. с этим абсурдом соглашается (!?).

Во-вторых, указанное в обвинении как «хозяйственное строение» было обустроено для проживания в теплый период времени («садовый домик»), и там проживали летом потерпевший Максаев А.Г. с женой Неткачевой А.В. и ее малолетним сыном Неткачевым З.М. Откуда следователь взял, что садовый домик - хозяйственная строение? Сотрудники полиции в своих рапортах также пишут, что там был садовый домик (см. прилагаемый рапорт).

В-третьих, Неткачев М.В. сразу, как только открылась дверь, уже с порога начал избивать Максаева А.Г., поэтому циничной ложью (фальсификацией) является запись в обвинении, что между Максаевым А.Г. и Неткачевым М.В. ВНЕЗАПНО возникли личные неприязненные отношения в период пребывания в «хозяйственной постройке» якобы более часа.

В-четвертых, уже в 23 часа 40 минут (на вызов Молокановой Т.Н. в 23 часов 25 минут) в дом Молокановой Т.Н. прибыл наряд полиции, что отражено в рапорте полицейского ОППСП МО МВД России Куриновское города Москвы сержанта полиции С.В.Бурутина. Поэтому после 23 часов 40 минут никаких избиений не было. Время по обвинению определено не верно.


После прибытия сотрудников полиции и до прибытия «скорой помощи» Неткачев М.В. дважды звонил в МЧС по номеру 112 и снова угрожал сжечь Максаева А.Г., если они долго будут ехать. До отъезда с места происшествия Неткачев М.В. был без наручников, сидел за столом с сотрудниками полиции, чтобы смягчить участь Неткачева М.В. за совершенное звонил по 112 (возможно по совету сотрудников полиции), что позже было преподнесено следователем, мол, не Молоканова Т.Н. вызывала полицию, а Неткачев М.В. сам отказался сжигать Максаева А.Г. и вызвал «скорую» еще до прибытия сотрудников полиции, то есть якобы отказался добровольно от совершения убийства. Доказательств этому не получено.

Документально подтверждено, что именно Молоканова Т.Н. вызвала полицию.

Документально установлено, что Неткачев М.В. звонил по 112 уже после прибытия полиции, так как в одном случае, он даже передавал телефонную трубку для разговора сотруднику полиции.


Государственным обвинителем на основании ст.14 УПК РФ изложенные доводы не были опровергнуты.


Судьи апелляционной инстанции Мосгорсуда и Второго кассационного суда общей юрисдикции не дали оценку тому факту, что органы предварительного следствия обязаны были расследовать очевидный факт преступлений, предусмотренных ч.2 ст.139 и ч.1 ст.167 УК РФ.


Установлено, что 6 августа 2019 года Неткачевым М.В. совершено преступление на территории частного дома гр-ки Молокановой Т.Н., куда Неткачев М.В. проник незаконно, с применением насилия, сломав замок на калитке.

В обвинительном заключении не было указано:

- что местом преступления по адресу: Москва, пос.Роговское, ДСК «Каменка», вблизи реки Каменка, уч.37 является дом с участком и хозяйственными строениями, находящиеся в собственности Молокановой Татьяны Николаевны (документы о собственности в деле имеются);

- что т.н. «хозяйственное строение» было обустроено для проживания в теплый период времени («садовый домик»), и там проживали летом потерпевший Максаев А.Г. с женой Неткачевой А.В. и ее малолетним сыном Неткачевым З.М. Это подтвердили сотрудники полиции, прибывшие на место преступления;

- что Неткачев М.В. после 22 часов незаконно вторгся в дом Молокановой Т.Н., в отношении которой он ранее в том же 2019 году совершил насильственное преступление и был осужден (ст.112 УК РФ), вторгся помимо ее воли, с применением физической силы, сломав замок на калитке, то есть совершив преступление, предусмотренное ч.2 ст.139 УК РФ («Нарушение неприкосновенности жилища»), которое следователем не расследовалось и материалы не передавались по ведомственной подследственности, установленной ст.151 УПК РФ;

- в ходе избиения Максаева А.Г. было поломано (приведено в негодность, фактически уничтожено) чужое имущество:

замок на входной калитке во двор дома;

тумбочка для обуви, которой Неткачев М.В. бил по голове Максаева А.Г., стул, ведро пластмассвое и другие предметы мебели (окровавленные есть на фото);

колонка музыкального центра, которой Неткачев М.В. избивал Максаева А.Г. (окровавленная есть на фото).

Эти действия подпадают под признаки ч.2 ст.167 УПК РФ и не охватываются ст.111 УК РФ, образуя совокупность преступлений.

Суд апелляционной инстанции не отреагировал на нарушение положений п.7 ч.1 ст.220 УПК РФ.


В судебном заседании Неткачев М.В. пояснил, что ночью вторгся в дом Молокановой Т.Н. (в отношении которой накануне совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст.112 УК РФ) и совершил преступление, предусмотренное ч.2 ст.111 УК РФ в отношении Максаева А.Г., по той причине, что был пьян.

Изложенные обстоятельства, дают основания для признания отягчающим обстоятельством тот факт, что Неткачев М.В. совершил особо тяжкое преступление по причине нахождения в состоянии опьянения (ч.1.1 ст.63 УК РФ).

Как следует из материалов дела, Неткачев М.В. в течение одного года до совершения указанного преступления дважды был судим за умышленные преступления против личности:

- 11 сентября 2018 года по ч.1 ст.112 УК РФ,

- 30 января 2019 года по ч.1 ст.119 УК РФ (угроза убийством),


Эти отягчающие вину обстоятельства были установлены еще в ходе предварительного следствия, однако не указаны следователем в обвинительном заключении в нарушение положений п.7 ч.1 ст.220 УПК РФ.


Касательно наличия смягчающих обстоятельств - наличие малолетнего ребенка (п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ), то органом предварительного следствия не дана оценка следующим обстоятельствам:

малолетний сын подсудимого Неткачева М.В. длительное время не находится на его иждивении, ибо даже через вступившее в законную силу судебное решение с него не может мать ребенка - Неткачева А.В. взыскать деньги по алиментам;

проживает малолетний сын и находится на содержании у матери - Неткачевой А.В. и у потерпевшего Максаева А.Г.;

подсудимый Неткачев М.В., систематически находясь в состоянии алкогольного опьянения, подвергал избиению мать ребенка - Неткачеву А.В. на глазах ребенка, угрожал ее убить, избивал и самого малолетнего ребенка, в связи с чем подавались заявления в органы полиции;

Щербинском районном судом города Москвы принято решение о лишении Неткачева М.В. отцовства, которое поддержано было органами опеки и попечительства.


На досудебной стадии грубо было нарушено право потерпевшего ознакомиться с материалами уголовного дела. Следователь даже не уведомила Максаева А.Г. об окончании предварительного следствия, не разъяснила право потерпевшего на ознакомление с материалами уголовного дела.


Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" гласит:

«…14. Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пунктах 2 - 5 части 1 статьи 237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с частью 1 статьи 237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений. …

В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией Российской Федерации права обвиняемого на судебную защиту и права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

Следует также иметь в виду, что в таких случаях после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь статьями 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт…»


Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» определяет:

«…Конституционный Суд Российской Федерации исходил при этом из правовой позиции, в силу которой существенное процессуальное нарушение является препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, как повлекшее лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора и фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией Российской Федерации функцию осуществления правосудия; такие процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения; направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность - после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права - вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52


В постановлении Троицкого районного суда города Москвы о возвращении уголовного дела прокурору от 3 июня 2020 года четко обозначены и иные обстоятельства совершенного преступления, которые обязательно необходимо было учесть при предъявлении Неткачеву М.В. обвинения, однако они не были ему инкриминированы, а суд не может увеличить объем обвинения, так как при этом нарушаются положения ст.252 УПК РФ.


С учетом изложенного выше однозначно усматриваются основания для возвращения уголовному дела прокурору.


На основании изложенного, -


П Р О Ш У:


1. Запросить материалы уголовного дела из Троицкого районного суда города Москвы для проверки доводов данной кассационной жалобы.

2. Передать данную жалобу для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции вместе с материалами уголовного дела.

3. Отменить апелляционное постановление судьи Московского городского суда Трубниковой А.А. от 30 июля 2020 года и постановление судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Гончаровой Л.А. от 11 ноября 2020 года как незаконные и необоснованные, вынесенное с нарушением положений ч.4 ст.7 УПК РФ, - по изложенным в жалобе основаниям. Кроме того, в постановлении от 11 ноября 2020 года указаны основания отказа, взятые из другого группового уголовного дела, которое не имеет отношения к уголовном уделу в отношении Неткачева М.В.

4. Признать законным и обоснованным постановление Троицкого районного суда города Москвы от 3 июня 2020 года о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ.

5. Возвратить уголовное дело прокурору.


Приложение:

1) копия постановления судьи Троицкого районного суда

города Москвы от 3 июня 2020 года о возвращении

уголовного дела прокурору, на 4-х листах;

2) копия апелляционного представления прокуратуры от 4

июня 2020 года, на 3-х листах;

3) заверенная копия апелляционного постановления

Московского городского суда от 30 июля 2020 года, на 2-х

листах;

4) заверенная копия постановления Второго кассационного

суда общей юрисдикции от 11 ноября 2020 года, на 2-х

листах;

5) копии ходатайства о возвращении уголовного дела

прокурору от 2 марта 2020 года, на 10-ти листах;

6) копия заключения эксперта 1712 от 16 октября 2019

года, на 7-ми листах;

7) копия обвинительного заключения в отношении

Неткачева М.В. на 16-ти листах;

8) копия постановления руководителя СГ МО МВД России

«Куриловское» от 25 декабря 2019 года о направлении

уголовного дела по подследственности в связи с

необходимостью квалифицировать действия Неткачева

М.В. по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ, на 1 листе;

9) копия рапорта сотрудника полиции С.В.Бурутина, на 1

листе;

10) копия списка поврежденного Неткачевым М.В. имущества,

на 1 листе;

10) копии вступивших в законную силу приговоров в

отношении Неткачева М.В., совершившего в 2018 и 2019

гг. преступления по ст.ст.112 и 119 УК РФ, в том

числе в отношении Молокановой Т.Н., в дом которой он

вторгся для избиения Максаева А.Г., всего на 2-х листах;

11) копии тезисов выступления в прениях, на 7-ми листах;

12) копии возражения на апелляционное представление от 7

июля 2020 года и кассационной жалобы в судебную

коллегию по уголовным делам Второго кассационного

суда общей юрисдикции от 21 сентября 2020 года, всего

на 15-ти листах;

12) ордер № 002270 от 7 декабря 2020 года на имя

адвоката Трепашкина М.И., на 1 листе;


Адвокат

М.И.Трепашкин



Ждем, что ответит Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.


Просмотров: 22Комментариев: 2
  • Facebook App Icon